Апелляционное определение Московского городского суда от 28 марта 2017 г. N 10-2645/17 (ключевые темы: Общество с ограниченной ответственностью - ст.159.4 УК РФ - ст.159 УК РФ - преступление - организованная группа)

Апелляционное определение Московского городского суда от 28 марта 2017 г. N 10-2645/17

 

 

 

Суд апелляционной инстанции Московского городского суда в составе:

председательствующего судьи Симагиной Н.Д.,

судей Молчанова А.В., Усова В.Г.,

при секретаре Бахвалове М.А.,

с участием: прокурора Яни Д.П.;

защитника - адвоката Сайгитова У.Т., представившего удостоверение N 11970, ордер N 1-639 от 29 сентября 2016 года,

осужденных Сергеевой Е.И., Сергеевой Л.В.,

рассмотрел в открытом судебном заседании 28 марта 2017 года апелляционные жалобы адвоката Сайгитова У.Т., осужденных Сергеевой Е.И., Сергеевой Л.В. на приговор Дорогомиловского районного суда г. Москвы от 28 сентября 2016 года в отношении

Сергеевой Е.И., не судимой,

осужденной по ч. 4 ст. 159 УК РФ (91 преступление), за каждое к наказанию в виде лишения свободы на срок 3 года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено наказание Сергеевой Е.И. в виде лишения свободы на срок 7 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Сергеевой Л.В., не судимой,

осужденной по ч. 4 ст. 159 УК РФ (91 преступление), за каждое к наказанию в виде лишения свободы на срок 2 года 6 месяцев.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено наказание Сергеевой Л.В. в виде лишения свободы на срок 6 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Мера пресечения Сергеевой Е.И. и Сергеевой Л.В., каждой в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении изменена на заключение под стражу, постановлено взять их под стражу в зале суда.

Срок отбытия наказания Сергеевой Е.И. и Сергеевой Л.В. постановлено исчислять с 28 сентября 2016 года, зачтено в срок отбытия ими наказания срок содержания их под стражей в период с 4 декабря 2012 года по 14 января 2015 года.

Приговором суда разрешены судьба вещественных доказательств и гражданские иски.

Заслушав доклад судьи Молчанова А.В., выслушав пояснение адвоката Сайгитова У.Т., осужденных Сергеевой Е.И., Сергеевой Л.В., подержавших доводы апелляционных жалоб, мнение прокурора Яни Д.П., полагавшего приговор оставить без изменения, апелляционные жалобы оставить без удовлетворения, суд апелляционной инстанции

установил:

Приговором суда Сергеева Е.И. и Сергеева Л.В. признаны виновными в совершении мошенничества, то есть в хищении чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенного лицом с использованием служебного положения, организованной группой, а также в хищении чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенного лицом с использованием служебного положения, организованной группой в крупном и особо крупном размере, то есть в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ (91 преступление).

Указанные преступления совершены Сергеевой Е.И. и Сергеевой Л.В. в период времени, месте и при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре суда.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней адвокат Сайгитов У.Т. просит приговор изменить, действия осужденных Сергеевой Е.И. и Сергеевой Л.В. переквалифицировать на ст. 159.4 УК РФ, и смягчить наказание, указывает на то, что выводы суда о том, что деятельность осужденных не была предпринимательской, несостоятельны, поскольку Сергеевы являлись учредителями зарегистрированных организаций, заключали договоры и платили налоги с ** года. Считает, что ответственность за неисполнение ими договорных обязательств в предпринимательской сфере предусмотрена ст. 159.4 УК РФ. Выводы суда о наличии у осужденных умысла на неисполнение договоров, поскольку они продавали продукцию ниже рыночной стоимости, не состоятельны, данное обстоятельство не исключает возможность получения ими прибыли и повышения оборота. Согласно выпискам банка осужденные закупили продукцию на сумму свыше 548 млн. рублей, а ущерб составил всего 80 млн. рублей, что свидетельствует о совершении осужденными о предпринимательской деятельности, поскольку деньги по договорам направлялись на закупку металла. Кроме этого Сергеевы также закладывали и свое имущество для закупки продукции. Указывает на то, что ООО "**" входит в состав Торгово-промышленной платы РФ, и Сергеева Л.В. имеет награды. Потерпевшим частично вернули их деньги и поставили продукцию по договорам. Считает адвокат, что суд не дал оценки доказательствам и доводам защиты, в том числе о наличии банковских выписок о закупке продукцию на сумму свыше 548 млн. рублей. Указывает на то, что суд необоснованно отклонил ходатайство защиты о признании недопустимым доказательством протоколов обыска и осмотра места происшествия, поскольку в данных протоколах не указаны все изъятые документы и их индивидуальные признаки, а также их упаковка. Не обоснованы выводы суда о руководителе организованной группой Сергеевой Е.И., и назначении ей более строгого наказания.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней осужденная Сергеева Л.В. просит приговор изменить, ее действия переквалифицировать на ст. 159.4 УК РФ, применить ст. 73 УК РФ, отменить ей меру пресечения в виде заключения под стражу, указывает на то, что доказательства по делу сфальсифицированы, что в судебном заседании не были допрошены потерпевшие и свидетели, и ей назначено не справедливое наказание. Просит учесть, что она содержится под стражей более 25 месяцев. Считает, что суд не принял во внимание и не дал надлежащей оценки данный из выписки из банка, согласно которой ими была закуплена продукция на сумму 549 млн. рублей, при этом ущерб составил 80 млн. рублей, что они также закладывали свое имущество для закупки продукции, и данное обстоятельство свидетельствует совершении ею предпринимательской деятельности, что деньги по договорам направлялись на закупку металла, и они вели законную деятельность, являлись учредителями зарегистрированных организаций, заключали договоры и платили налоги. Указывает и на то, что по делу не составлены акты сверок поставленной продукции между покупателями и продавцами. Она не скрывалась от потерпевших и пыталась разрешить их проблемы. Ходатайства Сергеевых и защиты о выдачи им документов для производства расчетов с потерпевшими, проведении очных ставок, следствием были отклонены. Не дал суд оценки факту не обращения потерпевших за судебной защитой своих прав, что потерпевшие сразу обратились с заявлениями в правоохранительные органы. Считает, что в данном случае имел место рейдерский захват ее предприятий. Просит признать недопустимыми доказательствами протоколы обыска и осмотра места происшествия, поскольку в данных протоколах не указаны все изъятые документы и их индивидуальные признаки, их упаковка. Сергеевы принимали меры по возмещению ущерба ГУП "**" на сумму 600000 рублей путем заключения договора цессии. Указывает на то, что она является гражданкой России, имела работу и награды.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней осужденная Сергеева Е.И. просит приговор отменить либо изменить, ее действия переквалифицировать на ст. 159.4 УК РФ, применить ст. ст. 64, 73 УК РФ, ч. 6 ст. 15 УК РФ и изменить категорию преступления на менее тяжкую, отменить ей меру пресечения в виде заключения под стражу, исключить квалифицирующий признак "в составе организованной группы", признать и исключить как недопустимые доказательства показания потерпевших, свидетелей, вещественные доказательства. Указывает на то, что с ** года по ** года она являлась учредителем и генеральным директором ОАО "**", вела законную финансово-хозяйственную деятельность, платили налоги, и умысла на хищение у нее не было, а его наличие не доказано. Не доказано совершение ею преступления в составе организованной группы. Она признает факт неисполнения ею договорных обязательств, носящих гражданско-предпринимательских характер, готова возместить причиненный ущерб. Просит учесть, что руководимые Сергеевыми фирмы имеют разные организационные формы, самостоятельные расчетные счета, разную бухгалтерию, свой штат и разных контрагентов, что фактов перечислений денег и взаиморасчетов между ними не было. Считает, что объединение указанных Обществ в одну группу органами следствия является необоснованным, что доказательства их объединения отсутствуют. Просит учесть, что на момент совершения ими деяний действовала ст. 159.4 УК РФ. Протоколы обыска и осмотра места происшествия являются недопустимыми доказательствами, поскольку в данных протоколах не указаны все изъятые документы и их индивидуальные признаки, их упаковка. Просит учесть, что изъятие бухгалтерских документов и носителей информации и блокирование расчетных счетов препятствовало ей исполнить договоры, погасить кредиторскую задолженность. Она и ее семья в связи с нарушениями уголовного и уголовно-процессуального закона необоснованно длительное время находится под стражей, более 27 месяцев, что по делу допущена волокита, что ходатайства защиты о переквалификации ее действий, о проведении сверки по взаиморасчетам, оставлены без удовлетворения. В ходе дополнительного расследования следственные действия не проводились, и повторном рассмотрении уголовного дела в суде вынесен незаконный приговор. В судебном заседании не были допрошены потерпевшие и свидетели, их показания не оглашались или были оглашены с нарушением ст. 281 УПК РФ. Не учёл суд наличие по делу постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела. Суд не принял во внимание наличие положительных остатков на счетах компаний, незаконную приостановку деятельности Обществ, наличие дебиторской задолженности контрагентов, а также данных выписки из банков и поступление денежных средств. Согласно выпискам банка осужденные закупили продукции на сумму свыше 548 млн. рублей, при этом ущерб составил 80 млн. рублей, что свидетельствует о совершении ею предпринимательской деятельности, при этом наличные денежные средства использовались для оплаты транспортных расходов. Не принял суд во внимание наличие дебиторской задолженности контрагентов, что потерпевшим частично вернули деньги и поставили по договорам продукцию, что Сергеевы намерены возместить ущерб потерпевшим. Считает, что наказание ей и ее дочери назначено не справедливое, а здоровье ее, дочери и мужа подорвано. Указывает на то, что ей ** лет, она ранее не судима, имеет награды, что ее дочь отмечена наградой **, и ее организация входит в состав Торгово-промышленной платы РФ.

Проверив материалы уголовного дела, выслушав участников процесса, обсудив доводы апелляционных жалоб защитника и осужденных, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению в связи с неправильным применением уголовного закона.

Выводы суда первой инстанции о виновности Сергеевой Е.И. и Сергеевой Л.В. в совершении хищения денежных средств потерпевших, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом, подтверждаются совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств: показаниями потерпевших, свидетелей, документами договорной и финансовой отчетности, заключениями экономических экспертиз, вещественными доказательствами и другими материалами уголовного дела, подробно изложенными в приговоре, которым дана надлежащая оценка в приговоре суда.

Так, из показаний свидетеля К. Л.И. следует, что генеральным директором ООО "**" являлась Сергеева Е.И., С. В.Ю. руководил работой менеджеров ООО "**". Металлопрокат закупали у других организаций, в том числе в ООО "**". Руководители ООО "**", в том числе С. В.Ю., давали ему указания о том, что клиентам, желающим купить металлопрокат более 20 т., необходимо указывать стоимость интересующего металлопроката на 500 рублей ниже, чем у закупочной компании ООО "**". Данное указание пояснили тем, что Сергеевы имеют хорошие отношения с руководством ООО "**", и их родственники работают в ** металлургическом комбинате. Деньги от клиентов он передал Сергеевой Л.В., и получал от нее кассовый ордер за подписью генерального директора ООО "**", которая и являлась генеральным директором ООО "**". Со слов Сергеевой Е.И. он узнал, что ООО "**" и ООО "**" являются группой компаний, входящих в один холдинг, и специфика работы ООО "**" и ООО "**" ничем не отличается, что их офисы располагались на том же этаже и в том же помещении. К финансово-хозяйственной деятельности ООО "**", а также к системе банк-клиент доступ имела только Сергеева Л.В.

Из показаний свидетеля К. Е.В. следует, что со слов Сергеевой Е.И. ей стало известно две компании ООО "**" и ООО "**" располагаются в одном и том же помещении, имеют общий "рецепшн", один и тот же номер телефона, и секретарю необходимо принимать звонки и переводить их либо на одну, либо на другую компанию, в зависимости от того, куда звонят клиенты. В ООО "**" генеральным директором значился З., заместителем - Сергеева Е.И., в кабинете последней работал С. В.Ю. При отсутствии на рабочем месте генерального директора ООО "**" Сергеевой Л.В. непосредственно компанией ООО "**" руководила Сергеева Е.И., которая подписывала за Сергееву Л.В. договоры и ставила на них печать. С июня 2011 года по указанию Сергеевой Л.В. она стала принимать от контрагентов наличные денежные средства, ставить печать ООО "**" на договорах и спецификациях, а также подписывать вышеуказанные документы.

Из показаний свидетеля К. Д.В. следует, что в компании ОАО "**" работали: учредитель и генеральный директор Сергеева Е.И.; учредитель и один из непосредственных руководителей С. В.Ю.; бухгалтер и менеджеры. Руководители компанией Сергеева Е.И. и С. В.Ю., они давали указание менеджерам при переговорах с контрагентами о занижении стоимости металлопроката с целью гарантированного получения денег, поскольку, якобы, Сергеева Е.И. имеет деловые отношения с руководством ООО "**", а также родственные связи с представителями ** металлургического комбината, а также имеет и долю акций дочернего предприятия ** металлургического комбината. Закупочная цена металлопроката превышала цену металлопроката, продаваемого компанией ОАО "**", поскольку, со слов Сергеевой Е.И., для ОАО "**" действуют скидки, которые возвращаются в конце месяца, квартала, года. В действительности ОАО "**", получив деньги по договорам, перечисляло деньги на расчетный счет ООО "**", где был номинальным директором Б. Н.В., но данной компаний по доверенности руководил С. В.Ю. В дальнейшем деньги переводились в метало-торгующие организации, которые отгружали товар в адрес ООО "**". Затем товар отгружался ОАО "**". Действовала также схема, согласно которой по указанию Сергеевой Е.И. клиентам, отказавшимся от оплаты выставленного счета ОАО "**", выставлялся счет от ООО "**", но уже по более низкой цене. Сотрудники ОАО "**" и ООО "**" располагались в одном офисном помещении и представлялись сотрудниками обеих компаний. В течение 6 месяцев его работы в компанию ОАО "**" поступали претензии о не поставке оплаченного металлопроката. Руководители Сергеева Е.И. и С. В.Ю. дали ему указание передавать указанным клиентам гарантийные письма, в которых указывались разные основания срыва сроков поставки по договорам, в том числе о поставке металлопроката на другую дату, об отсутствии товара на складе, о наличии технических проблем при отгрузке, об отсутствии денег на закупку товара. При этом С. В.Ю. ежедневно в банке обналичивал деньги.

Из показаний свидетеля К. О.А. следует, что при приеме ее на работу в ООО "**" Сергеева Е.И. и С. В.Ю. представились руководителями данной новой компании. Одним из руководителей компании была Сергеева Е.И., там же работала её дочь Сергеева Л.В., финансовым директором компании являлся С. В.Ю. Генеральным директором компании являлся З., которого она ни разу не видела, документы за него подписывали Сергеева Е.И., Сергеева Л.В. и С. В.Ю. Непосредственно компанией руководили Сергеева Е.И. и С. В.Ю. По указанию Сергеевой Е.И., а при ее отсутствии по указанию Сергеевой Л.В. и С. В.Ю., товар реализовывался ниже закупочной цены. Информацию об оплате счета клиентом она сообщала Сергеевой Е.И., Сергеевой Л.В. и С. В.Ю. При отсутствии Сергеевой Е.И. счета подписывал С. В.Ю. В течение рабочего дня Сергеева Е.И., Сергеева Л.В. и С. В.Ю. требовали от менеджеров устный отчет по звонкам от клиентов, и о получении оплаты от клиентов по выставленным счетам. Через месяц она узнала, что Сергеева Е.И. открыла офис ООО "**" с аналогичной деятельностью, который располагался в офисе ООО "**". От клиентов стали поступать претензии о не поставке оплаченного ими металлопроката, данные претензии передавались Сергеевой Е.И., Сергеевой Л.В. и С. В.Ю., которые дали указание менеджерам сообщать клиентам, что металл будет поставлен, и задержка связана с транспортом.

Из показаний Л. Н.М. следует, что на работу в ООО "**" его приняла генеральный директор Сергеева Л.В., которая сообщила, что она является членом **. Сотрудники ООО "**" располагались в одном офисе с ООО "**", работой которого руководили Сергеева Е.И. и С. В.Ю. Если звонили клиенты с претензиями по заказу, то клиентам сообщали недостоверную информацию о том, что Сергеевой Л.В. нет на месте, либо она в отпуске, либо просили позвонить Р., телефон которого не отвечал, при этом Сергеева Л.В. дала указание менеджерам о том, что в их обязанности входит подготовка и подписание договора, оформление счета, и получение по нему оплаты.

Из показаний свидетеля З. И.Г. следует, что учредителем ОАО "**" является С. В.Ю. Руководители данной компании Сергеева Е.И. и С. В.Ю. вели переговоры с клиентами. Часто приезжали клиенты с претензиями о не поставке оплаченного металлопроката, которым Сергеева Е.И. и С. В.Ю. сообщали, что деньги за продукцию перечислены на завод, и они ждут ее отгрузки. В некоторых случаях Сергеева Е.И. и С. В.Ю., уклоняясь от урегулирования ситуации и переговоров, через секретаря сообщали недовольным клиентам, что их нет на месте. В феврале-марте 2012 года ОАО "**" сменило адрес офиса, со слов Сергеева Е.И. и С. В.Ю., из-за высокой арендной платы и наличия задолженности перед арендодателем. В новом офисе был создано ООО "**", на которое выводились деньги с расчетного счета ОАО "**". Из документов он узнал, что товар реализовывался по заниженной цене (ниже закупочной цены), на что Сергеева Е.И. и С. В.Ю. ему пояснили, что они "где-то недопоставят, где-то позже привезут" и т.п.

Из показаний свидетеля А. В.Ю. следует, что его на работу в 2012 году в ОАО "**" принял С. В.Ю., который контролировал и руководил логистикой в компании. С. В.Ю. выдал ему доверенности на право представление интересов ОАО "**".

Из показаний свидетеля С. Н.С. следует, что при приеме его на работу в 2012 году в ОАО "**" собеседование провел С. В.Ю. В процессе работы он передавал сформированный заказ после его оплаты С. В.Ю. Часто после оплаты клиенты не получали продукцию, такие конфликты урегулировали Сергеева Е.И. и С. В.Ю. Ему известно, что многие клиенты ОАО "**" оплаченный ими товар не получили.

Из показаний свидетеля К. Г.Ю. следует, что ее приняла на работу генеральный директор ОАО "**" Сергеева Е.И. В офисе компании ОАО "**", расположенном по адресу: **, размещались иные юридические лица, в том числе ООО "**", фактическим руководителем всех юридических лиц, расположенных в офисе ОАО "**" являлась Сергеева Е.И. Учредителем и заместителем генерального директора ОАО "**" является С. В.Ю. Номинальным директором ООО "**" является Б. Н.В.

Судом установлено, что Сергеева Е.И., Сергеева Л.В., С. В.Ю. совместно с неустановленными соучастниками для совершения указанных преступлений учредили ООО "**" в 30.06.2009 году, ОАО "**" в 12.09.2011 году, ОАО "**" в 02.06.2011 году, также приискали до 01.11.2010 года ООО "**", до 08.12.2011 г. ООО "**", до 20.12.2011 г. ООО "**".

С учётом изложенного, следует признать, что тщательный анализ и данная в соответствии с требованиями закона оценка, исследованным в судебном заседании доказательствам в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенных Сергеевой Е.И. и Сергеевой Л.В. преступлений, прийти к правильному выводу об их виновности в совершении этих преступлений.

В том числе основаны на материалах дела, мотивированы в приговоре и поэтому признаются судебной коллегией правильными выводы суда о совершении Сергеевой Е.И. и Сергеевой Л.В. преступлений в составе организованной группы, а также о распределении Сергеевой Е.И. преступных ролей между членами организованной группы и осуществления ею общего руководства преступной группой, координации действия членов группы, даче ею распоряжений, что она участвовала в наборе наемных сотрудников, разработала преступную тактику и схему совершения мошенничеств, принимала непосредственное участие в обмане потерпевших, скрывала следы преступлений, принимала участие в распределении преступных доходов.

Судебная коллегия считает несостоятельными доводы апелляционных жалоб о том, что руководимые Сергеевыми фирмы не использовались ими для совершения преступлений, что эти фирмы не входили в одну группу, поскольку имели разные организационные формы, самостоятельные расчетные счета, разную бухгалтерию, свой штат и разных контрагентов, что перечислений денег и взаиморасчетов между указанными фирмами не было.

Вопреки утверждениям осужденных и их защитника, наличие умысла у Сергеевой Е.И. и Сергеевой Л.В. на завладение денежными средствами потерпевших путем мошенничества свидетельствуют установленные судом характер и способ совершенных Сергеевой Е.И. и Сергеевой Л.В. преступлений, а именно то, что хищения денежных средств граждан и организаций осуществлялось путем их обмана и злоупотребления доверием с использованием своего служебного положения организованной группой, под видом коммерческой деятельности, связанной с реализацией металлопродукции и строительных материалов ниже рыночной стоимости, при этом осужденные не имели намерения и возможности приобрести продукцию по предусмотренной договором цене. Осужденными в ходе преступной деятельности использовались организации, реализующие металлопродукцию и строительные материалы, формально независимые друг от друга, но подконтрольные членам преступной группы как непосредственно, так и через неосведомленных об их преступном умысле номинальных руководителей.

С учетом изложенного, суд пришел к обоснованному выводу о том, что до заключения с потерпевшими договоров на поставку металлопродукции и строительных материалов Сергеева Е.И. и Сергеева Л.В. вводили в заблуждение потерпевших, создавая видимость успешности и надежности, возглавляемых ими фирм, сообщали о наличии предусмотренных договором металлопродукции и строительных материалов на складах их Обществ, и в случае отсутствия продукции на складе на момент оплаты, продукция будет изготовлена на собственных предприятиях и поставлена покупателям в установленные договором сроки, сознательно умалчивая при этом об отсутствии у них возможность приобрести продукцию по цене, предусмотренной договором.

Судом также достоверно установлено, что полученные от потерпевших денежные средства осужденные обращали в свое безусловное распоряжение.

Таким образом, вопреки доводам апелляционных жалоб, вина осужденных Сергеевой Е.И. и Сергеевой Л.В. в совершении мошеннических действий в отношении потерпевших полностью доказана совокупностью надлежащим образом тщательно исследованных судом доказательств и правильно установленных на основе их анализа обстоятельств происшедшего.

При этом суд указал, по каким основаниям он принял приведенные в приговоре доказательства и отверг другие, не согласиться с выводами суда в указанной части у суда апелляционной инстанции также нет оснований.

Суд первой инстанции также дал оценку и позиции осужденных в судебном заседании об их непричастности к хищениям денежных средств потерпевших, поскольку они опровергаются показаниями потерпевших в совокупности с другими приведенными в приговоре доказательствами, из которых следует, что Сергеева Е.И. и Сергеева Л.В. получали от потерпевших денежные средства по договорам поставки, по которым продукцию не поставили или не полностью поставляли, полученные по договорам денежные средства не возвращали, использовали их по своему усмотрению, преднамеренно не выполняли надлежащим образом взятые на себя обязательства. При этом, не исполнив обязательств по договорам поставки, продолжали преступную деятельность, заключая новые договоры поставки и продолжая получать от потерпевших 100 % предоплату по данным договорам.

Суд первой инстанции обоснованно отверг доводы защиты о гражданско-правовом характере действий Сергеевой Е.И. и Сергеевой Л.В., поскольку они похитили денежные средства потерпевших и распорядились ими по своему усмотрению, данные денежные средства, полученные по договорам поставки, не были возращены, и были ими потрачены на личные нужды и на финансирование преступной деятельности, в том числе на оплату аренды офисов, на лизинговые платежи за автомашины, и оплату аренды дорогостоящего жилья.

Исследованными в судебном заседании доказательствами опровергаются доводы апелляционных жалоб о намерении осужденных исполнить договоры поставки, в том числе и путем поставки покупателям продукции ниже ее закупочной и рыночной стоимости.

Суд в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона правильно оценил все доказательства по делу с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности, а в совокупности их достаточности для правильного разрешения дела, и пришел к обоснованному выводу о виновности Сергеевой Е.И. и Сергеевой Л.В. в совершении мошеннических действий в отношении указанных потерпевших.

Положенные в основу приговора показания указанных потерпевших и свидетелей последовательны, не противоречивы, согласуются между собой и с другими доказательствами по делу.

Суд правильно установил, что обстоятельствами, подтверждающими умышленный характер указанных деяний, является то, что у Сергеевой Е.И. и Сергеевой Л.В. фактически не имелось и не могло быть реальной возможности исполнить обязательство, что подтверждается фактами сокрытия информации о наличии неисполненных договоров поставки, фактами распоряжения денежными средствами, полученными от потерпевших по договорам, в личных целях. Указанные выводы суда основаны на оценке всей совокупности доказательств.

Как установлено доказательствами, исследованными в ходе судебного заседания: протоколом обыска от 04 декабря 2012 г. в жилище Сергеевой Л.В. по адресу: **; протоколом обыска от 04 декабря 2012 г. в офисном помещении по адресу: **; протоколом обыска от 04 декабря 2012 г. в жилище Сергеевой Е.И. и С. В.Ю. по адресу: **, протоколами осмотра предметов и документов, порядок производства этих следственных действий, предусмотренный ст. 177, ч. 2 ст. 180 и ст. 182 УПК РФ, органами предварительного следствия нарушен не был, цель выяснения имеющих значение для уголовного дела обстоятельств, соблюдена, оснований сомневаться в зафиксированных в них обстоятельствах, в том числе, в части последовательности и места проведения оспариваемых следственных действий, привлечения лиц для участия в качестве понятых, а также соответствия действительности отраженных в протоколах обстоятельств, в том числе об упаковке изъятых предметов и опечатывании упаковки, у суда не имелось. Оснований ставить под сомнение фактическое участие в следственных действиях указанных в протоколах лиц, также не установлено. Все участвующие лица были ознакомлены с содержанием протоколов, о чем свидетельствуют их подписи. Изложенные обстоятельства подтверждены и тем, что названные протоколы не содержат замечаний по поводу участия понятых в проведении этих следственных действий, их объективности или поведения во время следственных действий.

Доводы осужденных об их невиновности и фальсификации доказательств, исследовались судом первой инстанции и были им обоснованно отвергнуты на основе оценки представленных доказательств в их совокупности.

Не подлежат удовлетворению доводы апелляционных жалоб о том, что показания потерпевших и свидетелей либо не оглашались, либо были оглашены с нарушением ст. 281 УПК РФ, поскольку согласно материалам уголовного дела судом были приняты исчерпывающие меры для установления местонахождения потерпевших и свидетелей, однако в судебное заседания они не явились, установить их местонахождение не представилось возможным, в связи с тем суд, с согласия сторон в соответствии с требованиями ст. 281 УПК РФ обоснованно огласил показания потерпевших и свидетелей, данные ими в ходе предварительного следствия. Доводы апелляционных жалоб о том, что показания указанных лиц в суде не оглашались, не основаны на материалах дела и противоречат данным, зафиксированным в протоколе судебного заседания.

Не основаны на материалах дела и не нашли своего подтверждения доводы осужденных о заказном характере уголовного дела и о рейдерском захвате предприятий осужденных, а также о том, что Сергеевыми принимались меры по возмещению ущерба ГУП "**" на сумму 600000 рублей.

Не основаны на материалах дела доводы апелляционных жалоб о том, что суд не учёл наличие по делу постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, поскольку указанные постановления были отменены соответствующим должностным лицом и материалы были направлены для проведения дополнительной проверки.

Судебная коллегия считает, что оспаривание в жалобах заключений экспертиз направлено на переоценку доказательств по делу. Оснований подвергать сомнению заключения экспертиз, проведенных в соответствии с требованиями закона, надлежащим экспертом, обладающим специальными познаниями и опытом работы в данной сфере, не имеется.

В соответствии с п. 10 ч. 1 ст. 308 УПК РФ при постановлении обвинительного приговора должно быть принято решение о мере пресечения в отношении подсудимого до вступления приговора в законную силу.

Согласно ч. 2 ст. 97 УПК РФ мера пресечения может избираться для обеспечения исполнения приговора.

Поскольку Сергеева Е.И. и Сергеева Л.В. признаны виновными в совершении тяжких преступлений, за которое им назначено наказание в виде лишения свободы, принятое судом при постановлении приговора решение об изменении Сергеевой Е.И. и Сергеевой Л.В. меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении на заключение под стражу, соответствует требованиям п. 10 ч. 1 ст. 308 УПК РФ.

То обстоятельство, что Сергеевой Е.И. и Сергеевой Л.В. изменялась ранее мера пресечения с заключения под стражу на подписку о невыезде и надлежащем поведении, не препятствовало суду при постановлении приговора избрать им наиболее строгую меру пресечения на основании ч. 2 ст. 97 УПК РФ для обеспечения исполнения обвинительного приговора.

Не обоснованы доводы апелляционных жалоб о том, что суд не принял во внимание наличие дебиторской задолженности контрагентов, положительных остатков на счетах компаний, и частичное возмещение потерпевшим ущерба и частичную поставку продукции по договорам поставки, наличия у осужденных намерения полностью возместить причиненный ущерб, поскольку судом достоверно установлена сумма причиненного ущерба потерпевшим, а также то, что Сергеева Е.И. и Сергеева Л.В. для создания видимости исполнения договоров поставки, поставляли потерпевшим незначительную часть продукции, купленной по стоимости выше заявленной у сторонних производителей или возвращали незначительную часть похищенных денежных средств. Факт наличия дебиторской задолженности у Обществ осужденных и намерения возместить причиненный ущерб не приравнивается к возмещению причиненного ущерба.

Доводы апелляционных жалоб о добровольном возмещении осужденными причиненного потерпевшим ущерба не основаны на материалах дела.

Согласно протоколу судебного заседания, судом надлежащим образом рассматривались и разрешались все ходатайства, заявленные участниками процесса, с приведением мотивов в обоснование принимаемых решений. Нарушений уголовно-процессуального закона по данному вопросу допущено не было.

Суд всесторонне, полно, объективно исследовал все обстоятельства дела, обоснованно признал виновными Сергееву Е.И. и Сергееву Л.В в совершении 20 преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ в отношении **, в совершении мошенничества, то есть хищения чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенного лицом с использованием своего служебного положения, организованной группой, в том числе: 4 преступления на сумму свыше 1000000 рублей в отношении ** - в особо крупном размере, 10 преступлений на сумму свыше 250000 рублей в отношении ** - в крупном размере.

Наказание Сергеевой Е.И. и Сергеевой Л.В. за преступления, предусмотренные ч. 4 ст. 159 УК РФ назначено судом первой инстанции в соответствии со ст. 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, которые относится к категории тяжких преступлений, и личности виновных, состояния их здоровья, наличия смягчающих наказание обстоятельств, а также суд учёл отсутствие отягчающего наказания обстоятельства.

Вместе с тем оснований к снижению назначенного наказания и применению ст. ст. 64, 73, ч. 6 ст. 15 УК РФ, суд апелляционной инстанции не находит. Вывод суда о назначении осужденным наказания в виде реального лишения свободы мотивирован.

Вид исправительной колонии для отбывания наказания - исправительная колония общего режима Сергеевой Е.И. и Сергеевой Л.В., осужденным за тяжкие преступления, назначен правильно на основании п. "б" ч. 1 ст. 58 УК РФ.

Вместе с тем, приговор суда подлежит изменению в соответствии со ст. ст. 389.15, 389.18 УПК РФ ввиду неправильного применения уголовного закона, поскольку уголовно-правовая квалификация действий осужденных дана судом без учета всех обстоятельств дела, в частности без учёта того, в какой сфере они совершены.

В случае, если хищение путем обмана или злоупотребления доверием совершено лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность или участвующим в такой деятельности, и непосредственно связано с предпринимательской деятельностью, оно, в соответствии с уголовным законом, действовавшим во время постановления обвинительного приговора по делу, подлежит квалификации не по ст. 159 УК РФ, как квалифицированы действия Сергеевой Е.И., Сергеевой Л.В., а по ст. 159.4 УК РФ, как мошенничество, совершенное в сфере предпринимательской деятельности.

В соответствии с п. 1 ст. 2 ГК РФ предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Согласно имеющейся в материалах уголовного дела ООО "**", ОАО "**", ОАО "**", ООО "**", ООО "**", которые возглавляли осужденные или подконтрольные им лица, заключали договоры поставки, причем, судя по материалам уголовного дела, по ряду договоров частично поставили продукцию индивидуальным предпринимателям и коммерческим организациям.

При таких обстоятельствах имеются все основания для того, чтобы признать осуществляемую ООО "**", ОАО "**", ОАО "**", ООО "**", ООО "**", деятельность относящейся к категории предпринимательской.

Согласно постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2014 г. N 32-П ст. 159.4 УК РФ была признана не соответствующей Конституции Российской Федерации и утратившей силу.

Согласно п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.11.2016 N 48 "О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности", к преступлениям совершенным в сфере предпринимательской деятельности, относятся преступления, совершенные индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, а также членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо при осуществлении коммерческой организацией предпринимательской деятельности.

Действующим законодательством установлено, что под преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности следует понимать умышленное полное или частичное неисполнение лицом, являющимся стороной договора, принятого на себя обязательства в целях хищения чужого имущества или приобретения права на такое имущество путем обмана или злоупотребления доверием, когда сторонами договора являются индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации.

Между тем названное решение Конституционного Суда Российской Федерации никоим образом не исключает возможность применения положений ст. 159.4 УК РФ, действовавшей как во время постановления приговора по делу, так и на момент вступления его в законную силу, к противоправным действиям, совершенным до принятия Конституционным Судом Российской Федерации его решения, и, соответственно, не влечет необходимость квалификации этих действий по более строгой ст. 159 УК РФ, поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 10 УК РФ уголовный закон, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.

Как обоснованно указано адвокатом Сайгитовым У.Т. и осужденными Сергеевой Е.И., Сергеевой Л.В. в апелляционных жалобах, действия осужденных Сергеевой Е.И., Сергеевой Л.В. в отношении индивидуальных предпринимателей и коммерческих организаций неправильно квалифицированы судом первой инстанции по ч. 4 ст. 159 УК РФ, поскольку, как следует из материалов уголовного дела и установленных судом первой инстанции фактических обстоятельств, Сергеева Е.И. и Сергеева Л.В., осуществляли предпринимательскую деятельность в качестве руководителей коммерческих организаций по договорам поставки с индивидуальными предпринимателями и коммерческими организациями, выплачивая налоги и отчисляя страховые взносы в пенсионный фонд, то есть являясь субъектом предпринимательской деятельности, в инкриминируемый им период времени путем обмана похитили денежные средства потерпевших, преднамеренно не исполнив договорных обязательств перед ними в сфере предпринимательской деятельности, то есть совершили преступления, предусмотренное соответствующими частями ст. 159.4 УК РФ.

С учетом данных обстоятельств судебная коллегия усматривает основания для изменения приговора ввиду неправильного применения при его постановлении уголовного закона, выразившегося в нарушении требований Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации и применении не той статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, которая подлежала применению (п. п. 1, 2 ч. 1 ст. 389.18 УПК РФ). Соответственно, действия Сергеевой Е.И., Сергеевой Л.В. в отношении индивидуальных предпринимателей и коммерческих организаций подлежат переквалификации с ч. 4 ст. 159 УК РФ на соответствующие части ст. 159.4 УК РФ с назначением им более мягкого наказания.

Учитывая, что в соответствии с Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2014 года N 32-П ст. 159.4 УК РФ с 12 июня 2015 года утратила силу, а Сергеева Е.И. и Сергеева Л.В. совершили мошеннические действия в сфере предпринимательской деятельности в отношении индивидуальных предпринимателей и коммерческих организаций в период с 2010 года по 2012 год, то их преступные действия не декриминализированы, и не могут быть квалифицированы по ст. 159 УК РФ в редакции ФЗ от 03.07.2016 года, не имеющей обратной силы как устанавливающей за них более строгое наказание.

С учетом изложенного и установленных судом фактических обстоятельств действия Сергеевой Е.И. и Сергеевой Л.В. в отношении ООО "**", квалифицированные по ч. 4 ст. 159 УК РФ, надлежит квалифицировать как мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, совершенное в особо крупном размере, по ч. 3 ст. 159.4 УК РФ в редакции Федерального закона от 29 ноября 2012 года N 207-ФЗ. При этом квалифицирующий признак в "особо крупном размере" выражается в том, что потерпевшему был причинен материальный ущерб на общую сумму, превышающую 6.000.000 рублей, что установлено примечанием к ст. 159.1 УК РФ, действовавшим на момент совершения преступления.

Действия Сергеевой Е. И. и Сергеевой Л.В. в отношении **, квалифицированные как 10 преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ, надлежит квалифицировать как мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, совершенное в крупном размере, т.е. как 10 преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 159.4 УК РФ в редакции Федерального закона от 29 ноября 2012 года N 207-ФЗ. При этом квалифицирующий признак в "крупном размере" выражается в том, что потерпевшим был причинен материальный ущерб на общую сумму, превышающую 1.500.000 рублей, что установлено примечанием к ст. 159.1 УК РФ, действовавшим на момент совершения преступления.

Действия Сергеевой Е.И. и Сергеевой Л.В. в отношении ** на сумму свыше 10000 рублей, квалифицированные как 60 преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ, надлежит квалифицировать как мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, т.е. как 60 преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 159.4 УК РФ в редакции Федерального закона от 29 ноября 2012 года N 207-ФЗ.

При таких обстоятельствах апелляционные жалобы защитника и осужденных в этой части подлежат удовлетворению.

В связи с переквалификацией действий Сергеевой Е.И. и Сергеевой Л.В. на менее тяжкие преступления подлежит пересмотру наказание, назначенное осужденным за указанные преступления по приговору суда.

При назначении Сергеевой Е.И. и Сергеевой Л.В. наказания судебная коллегия в соответствии со ст. 60 УК РФ учитывает характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности осужденных, которые ранее не судимы, влияние назначенного наказания на условия жизни их семей, смягчающие наказание Сергеевой Е.И. и Сергеевой Л.В. наказание: совершение ими преступлений впервые, положительные характеристики, состояние их здоровья и членов их семьи, наличие у Сергеевой Л.В. ** ребенка, осужденные на учете в ПНД и НД не состоят, а также отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, влияние назначенного наказания на исправление осужденных и на условия жизни их семей.

Вместе с тем, совершенное 21 декабря 2010 года, Сергеевой Е.И. и Сергеевой Л.В. преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 159.4 УК РФ в редакции Федерального закона от 29 ноября 2012 года N 207-ФЗ, является преступлением средней тяжести, со дня окончания которого 21 декабря 2016 года истек срок давности.

Совершенные в период с 2011 год по 2102 годы Сергеевой Е.И. и Сергеевой Л.В. 10 преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 159.4 УК РФ в редакции Федерального закона от 29 ноября 2012 года N 207-ФЗ, а также 60 преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 159.4 УК РФ в редакции Федерального закона от 29 ноября 2012 года N 207-ФЗ, являются преступлениями небольшой тяжести, роки давности привлечения к ответственности за которые составляют два года с момента совершения преступления, и которые истекли к моменту вынесения приговора, в связи с чем Сергеева Е.И. и Сергеева Л.В. подлежат освобождению от назначенного наказания за преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 159.4 УК РФ, за 10 преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 159.4 УК РФ, а также за 60 преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 159.4 УК РФ, за истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности, а назначенное им наказание по совокупности преступлений по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ подлежит смягчению.

Судом первой инстанции дело рассмотрено с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства РФ, в соответствии с принципами состязательности и равноправия сторон, иных нарушений уголовно-процессуального закона ни в ходе предварительного следствия, ни при проведении судебного разбирательства и постановлении приговора, влекущих отмену или изменение приговора, по делу не допущено, а поэтому в остальной части приговор суда является законным и обоснованным.

С учетом вышеизложенного, оснований для отмены приговора по доводам апелляционных жалоб адвоката Сайгитова У.Т. и осужденных Сергеевой Е.И., Сергеевой Л.В. и прекращения уголовного преследования в отношении Сергеевой Е.И. и Сергеевой Л.В. в связи с отсутствием в их действиях состава преступлений судебная коллегия не усматривает, в связи с чем апелляционные жалобы адвоката Сайгитова У.Т. и осужденных Сергеевой Е.И. в этой части удовлетворению не подлежит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

определил:

Приговор Дорогомиловского районного суда г. Москвы приговор от 28 сентября 2016 года в отношении Сергеевой Е.И. и Сергеевой Л.В. изменить.

Действия Сергеевой Е.И. и Сергеевой Л.В. в отношении ООО "**", квалифицированные по ч. 4 ст. 159 УК РФ, переквалифицировать на ч. 3 ст. 159.4 УК РФ в редакции Федерального закона от 29 ноября 2012 года N 207-ФЗ, по которой Сергеевой Е.И. назначить наказание в виде лишения свободы на срок 2 года, Сергеевой Л.В. назначить наказание в виде лишения свободы на срок 1 год 6 месяцев.

Действия Сергеевой Е.И. и Сергеевой Л.В. в отношении **, квалифицированные как 10 преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ, переквалифицировать на 10 преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 159.4 УК РФ в редакции Федерального закона от 29 ноября 2012 года N 207-ФЗ, за каждое назначить наказание Сергеевой Е.И. в виде штрафа в размере 100000 рублей, за каждое назначить наказание Сергеевой Л.В. в виде штрафа в размере 75000 рублей.

Действия Сергеевой Е.И. и Сергеевой Л.В. в отношении **, квалифицированные как 60 преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ, переквалифицировать на 60 преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 159.4 УК РФ в редакции Федерального закона от 29 ноября 2012 года N 207-ФЗ, за каждое назначить наказание Сергеевой Е.И. в виде штрафа в размере 75000 рублей, за каждое назначить наказание Сергеевой Л.В. в виде штрафа в размере 50000 рублей.

На основании п. "а" ч. 1 ст. 78 УК РФ освободить Сергееву Е.И. и Сергееву Л.В., каждую, от назначенного наказания за преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 159.4 УК РФ, за 10 преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 159.4 УК РФ и 60 преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 159.4 УК РФ.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности 20 преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ в отношении ** путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначить Сергеевой Е.И. наказание в виде лишения свободы на срок 4 (четыре) года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности 20 преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ в отношении ** путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначить Сергеевой Л.В. наказание в виде лишения свободы на срок 3 (три) года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В остальном этот же приговор в отношении Сергеевой Е.И. и Сергеевой Л.В. оставить без изменения, апелляционные жалобы адвоката Сайгитова У.Т., осужденных Сергеевой Е.И., Сергеевой Л.В. частично удовлетворить.

Апелляционное определение может быть обжаловано в кассационную инстанцию Московского городского суда в порядке, установленном главой 47.1 УПК РФ.

 

Председательствующий

Судьи

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.