• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Апелляционное определение Московского городского суда от 23 мая 2016 г. N 10-5181/16

 

 

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

председательствующего судьи Цвелёвой Е.А.,

судей Симарова А.В. и Алисова И.Б.,

при секретаре П.,

с участием:

прокурора апелляционного отдела уголовно-судебного управления прокуратуры г.Москвы Хрипунова А.М.,

осужденных Г. А.Ю., Л. С.А.,

защитников-адвокатов Т. Д.В. (в защиту Г. А.Ю.), предоставившего удостоверение N****** и ордер N ****** от ****** года; К. Е.В. ( в защиту Л. С.А.), предоставившей удостоверение N****** и ордерN ****** от М года,

представителя потерпевшего Г. М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Л. С.А. и защитников- адвокатов К. Е.В. и Т. Д.В.

на приговор Гагаринского районного суда г.Москвы от 23 декабря 2015 года, которым

Г.А.Ю., ****** года рождения, не судимый;

осужден за совершение двух преступлений, предусмотренных ч.4 ст.159 УК РФ,

-по ч.4 ст.159 УК РФ (в отношении потерпевшего Г. М.А. ООО "******") назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 5 (пять) лет;

-по ч.4 ст.159 УК РФ (в отношении потерпевшего К. В.Ю.) наказание в виде лишения свободы сроком на 5 (пять) лет.

На основании ч.3 ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено наказание Г. А.Ю. 5 (пять) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Л.С.А., ****** года рождения, не судимый;

осужден за совершение двух преступлений, предусмотренных ч.4 ст.159 УК РФ,

-по ч.4 ст.159 УК РФ (в отношении потерпевшего Г. М.А. ООО "******") назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 5 (пять) лет;

-по ч.4 ст.159 УК РФ (в отношении потерпевшего К. В.Ю.) наказание в виде лишения свободы сроком на 5 (пять) лет.

На основании ч.3 ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено наказание Л. С.А. 5 (пять) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

До вступления приговора в законную силу мера пресечения в отношении Г. А.Ю. и Л. С.А. изменена с домашнего ареста на заключения под стражу, осужденные взяты под стражу в зале суда.

Срок отбывания наказания осужденным, исчислен с 23 декабря 2015 года. Зачтено в срок отбывания наказания время фактического задержания и предварительное содержание под стражей, а также нахождение под домашним арестом Г. А.Ю. и Л. С.А. со 02 сентября 2014 года по 22 декабря 2015 года.

Гражданский иск потерпевшей К. А.Ю. к Г. А.Ю. и Л. С.А. удовлетворен полностью, постановлено взыскать с осужденных Г. А.Ю. и Л. С.А. солидарно в пользу К. А.Ю. 1 964 000 долларов США, что по курсу ЦБ РФ на 02 августа 2008 года составляет 46 075 440 рублей в счет возмещения материального ущерба, причиненного преступлением.

Исковое заявление представителя потерпевшего ООО "******" Г. М.А. оставлено без рассмотрения, с сохранением права на обращение с исковым заявлением в рамках гражданского судопроизводства.

Приговором решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Симарова А.В., изложившего содержание приговора, доводы апелляционных жалоб и возражения прокурора, выслушав выступление осужденных Г. А.Ю. и Л. С.А., и адвокатов К. Е.В. и Т. Д.В., поддержавших доводы апелляционных жалоб, мнение прокурора Хрипунова А.М. и мнение представителя потерпевшего Г.М.А. полагавших необходимым приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

Г. А.Ю. признан виновным в совершении мошенничества, то есть приобретение права на чужое имущество путем обмана и злоупотребления доверием, группой лиц по предварительному сговору, с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере.

Он же (Г.) признан виновным в совершении мошенничества, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, группой лиц по предварительному сговору, с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере.

Л. С.А. признан виновным в совершении мошенничества, то есть приобретение права на чужое имущество путем обмана и злоупотребления доверием, группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере.

Он же (Л.) признан виновным в совершении мошенничества, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, группой лиц по предварительному сговору, в особом крупном размере.

Судом первой инстанции установлено, что Г. А.Ю., в неустановленное следствием время, но не позднее 15 декабря 2006 года, в неустановленном следствием месте, вступили в преступный сговор с Л. С.А. и совместно с соучастниками приискали сведения об установочных данных ООО "******", созданного с нарушением условий регистрации без реального волеизъявления единственного участника Общества К. Н.Э. на его создание, изготовили простой вексель ООО "******" N****** от ****** года на сумму 1 000 000 долларов США, договор мены простых векселей, заключенный между ООО "******" и Л. С.А., акт приема-передачи векселя от ****** года, заключенный между ООО "******" и Л. С.А., при этом заведомо знали об отсутствии у ООО "******" реальной финансовой возможности исполнения обязательств по векселю в случае предъявления его для погашения согласно заключению эксперта б/н от ****** года, соглашение от ****** года между ООО "******" и Л.С.А., о намерении заключить в будущем договор долевого участия в строительстве административно-жилого комплекса с подземной автостоянкой по строительному адресу: ****** и ******, на пять квартир общей площадью не менее ****** кв.м., места для стоянки автомашин на территории подземной автостоянки административно-жилого комплекса, из расчета два места для стоянки автомашин на одну квартиру, общее имущество административно-жилого комплекса с подземной автостоянкой. Указанные договор, акт и соглашение, а также вексель ООО "******" от ****** года, были подписаны вопреки интересам Общества генеральным директором Г. А.Ю. и с целью сокрытия своих преступных действий, а также действий соучастников, Г. А.Ю. не внес эмитированный ООО "******" вексель и полученный фиктивный вексель ООО "******" в соответствующие регистры бухгалтерского учета. После чего соучастники распорядились вышеуказанным векселем ООО "******" на сумму 1 000 000 долларов США по своему усмотрению. Затем неустановленный соучастник с целью сокрытия преступных действий и придания преступным действиям видимости гражданско-правовых отношений, подготовил соглашение от **** года, где сторонами выступали ООО "******" в лице генерального директора Ц. А.В. и Л. С.А., о намерении заключить в будущем договор участия в долевом строительстве квартир в вышеуказанном административно-жилом комплексе с подземной автостоянкой, закрепив таким образом, право Л. С.А. на заключение в будущем договора участия в долевом строительстве вышеуказанного комплекса.

После чего соучастниками для заключения соглашения о намерении заключить в будущем договор участия в долевом строительстве административно-жилого комплекса с подземной автостоянкой по строительному адресу: **** и улица ****, был привлечен потерпевший К. В.Ю., который имел намерение на заключение в будущем договора участия в долевом строительстве вышеуказанного административно-жилого комплекса с подземной автостоянкой, для чего соучастники изготовили документы от имени ООО "******", согласно которым право на заключение в будущем договора участия в долевом строительстве указанного административно-жилого комплекса с подземной автостоянкой по указанному адресу на три квартиры, принадлежащее ранее Л. С.А. передано К. В.Ю., без указания в документах на замену стороны. Затем находясь в офисе ООО "****", расположенном по адресу: ****, введя в заблуждение К. В.Ю., относительно названия офиса нахождения, соучастники сообщили, что находятся в офисе ООО "******", путем обмана и злоупотребления доверием К. В.Ю., неустановленный соучастник, не наделенный полномочиями от ООО "******", получил от К. В.Ю. денежные средства в сумме 1 964 000 долларов США, что по курсу ЦБ на 02 августа 2008 года составляет 46 075 440 рублей. После получения от К. В.Ю. денежных средств, последние ни в бухгалтерию ООО "******", а также на расчетный счет данного Общества, внесены не были, при том, что строительство вышеуказанного административно-жилого комплекса так и не началось, договор участия в долевом строительстве административно-жилого комплекса с подземной автостоянкой с К. В.Ю. заключен не был, денежные средства К. В.Ю. не возвращены.

Преступления совершены при обстоятельствах подробно изложенных в приговоре.

Г. А.Ю. и Л. С.А., в судебном заседании суда первой инстанции вину в предъявленном обвинении не признали.

В основной и дополнительной апелляционных жалобах защитник-адвокат К. Е.В., действующая в защиту осужденного Л. С.А., считает, что приговор Гагаринского районного суда города Москвы от 23 декабря 2015 года является незаконным и необоснованным, ввиду существенных нарушений уголовно-процессуального закона, а также несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, установленных судом, в связи с чем подлежит отмене. Считает, что вина Л. С.А. в инкриминируемых ему преступлениях не доказана. В ходе судебного следствия был нарушен принцип состязательности, суд необоснованно отказал в удовлетворении большого числа заявленных осужденным ходатайств, в том числе о приобщении документов имеющих значение для объективного рассмотрения уголовного дела, а также о назначении судебных экспертиз и вызове в суд свидетелей.

Автор апелляционных жалоб считает, что при постановлении приговора судом первой инстанции не учтены показания обвиняемого Л. С.А. о том, что он в 2006 году внес в проект по строительству обществом ООО "******" жилого комплекса по адресу: **** и ****, денежные средства в размере 1 000 000 долларов США, а затем при выходе из проекта с 2007 по 2009 год передал свое право на пять квартир, новым инвесторам: В. В.А., К. В.Ю., Л. М.Б., получив от риелторов ООО "****" вложенные им денежные средства с процентами. Также адвокат К. Е.В. считает, что судом первой инстанции в приговоре не приведено доказательств в подтверждение вывода о наличии у Л. С.А. корыстной цели при приобретении права на имущество ООО "******" и при совершении хищения денежных средств у К. В.Ю., как обязательного признака состава преступления - мошенничества.

Адвокат указывает, что Л. С.А. признан виновным в том, что он приобрел право требования с ООО "******" денежных средств в сумме 1000 000 долларов США, что на тот момент составляло 26 440 000 рублей.

Полагает, что судом, в нарушение ст. 90 УПК РФ, не приняты обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского делопроизводства. Так, возникновение права требования у Л. С.А. по вышеуказанному векселю 2006 года ООО "******" опровергается вступившим в законную силу решением Никулинского районного суда г.Москвы от 21 июля 2015 года по гражданскому делу N2-5044/2015 по иску ООО "******" к Г. А.Ю. и Л. С.А. о признании недействительными указанных договора мены векселей и акта приема-передачи векселей. Ссылается на положения ст. 167 ГК РФ, согласно которым недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и действительна с момента ее совершения, и говорит об отсутствии правовых оснований для принадлежности Л. С.А. простого векселя N**** от **** года ООО "******".

Также адвокат указывает, что в материалах дела отсутствуют доказательства того, что вексель N**** от **** ООО "******" физически находился в распоряжении Л. С.А., что подтверждается показаниями представителя потерпевшего Г. М.А., который пояснил в судебном заседании, что вексель ООО "******" не выпускался, ущерб обществу не причинен.

Адвокат считает, что в связи с признанием гражданским судом совершенной лицом сделки неправомерной и недействительной, уголовный суд в дальнейшем не вправе квалифицировать данные действия как действия, повлекшие правовые последствия.

Автор считает, что договор мены и акт приема передачи указанных векселей от **** г., заключенные между Л. и ООО "******" в лице генерального директора Г. А.Ю. не могут служить доказательствами вины ни Л. С.А., ни Г. А.Ю., являются недопустимыми доказательствами.

Ссылаясь на п.4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2007 г. N 51 "О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате" автор апелляционной жалобы указывает, что в случае совершения мошенничества в форме приобретения права на чужое имущество, преступление считается оконченным с момента возникновения у виновного юридически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным в частности, с момента совершения передаточной надписи на векселе.

Также адвокат К. Е.В. утверждает, что в связи с переуступкой права на три квартиры К. В.Ю., компания ООО "******" в лице Ц. А.В. заключило с Л. С.А. соглашение **** г. о намерениях уточнить договор участия в долевом строительстве административно-жилого комплекса по вышеуказанному адресу на оставшуюся квартиру, условный номер N 4 и два машиноместа. Подлинник этого соглашения передан Л. С.А. следствию при проведении допроса от 22 мая 2014 г. и имеется в материалах дела (т.3 л.д. 86). Указывает, что данное Соглашение свидетельствует о том, что между Л. С.А. и ООО "******" правоотношения на тот момент не закончились, а также доказывает, что эти правоотношения имели место быть и ранее, то есть до подписания данного Соглашения.

Адвокат утверждает, что в материалах дела отсутствуют доказательства того, что Л. С.А. получил от К. В.Ю. денежные средства.

Обвинение Л. С.А. в совершении второго эпизода преступления основано только на показаниях самого подсудимого, что, по мнению адвоката К. Е.В., недопустимо, т.к. он мог заблуждаться и оговорить себя и полагает, что данные обстоятельства дела свидетельствуют о невиновности Л. С.А. в совершении второго эпизода преступления, в отношении К.

Адвокат указывает на нарушение судом первой инстанции права Л. С.А. на защиту в связи с отказом в удовлетворении ходатайств стороны защиты о допросе свидетелей, о предоставлении потерпевшим К. В.Ю. оригиналов предварительных договоров между К. В.Ю. и ООО "******" и договоров поручения, а также отказом в проведении экспертиз, в том числе почерковедческой экспертизы подписей свидетеля Ц. А.В., на документах 2007 года, переданных в оригиналах защитой и приобщенных к материалам дела, бухгалтерской экспертизы.

Считает, что из мотивировочной части приговора по второму эпизоду не усматривается, каким образом Л. С.А. "обманул" или "ввел в заблуждение" К. В.Ю.

Адвокат К. Е.В. в апелляционных жалобах выражает несогласие с решением суда об удовлетворении исковых требований потерпевшего К. В.Ю., в связи с истечением срока исковой давности, а также несоблюдением необходимого оформления искового заявления.

Адвокат просит приговор отменить, указывает, что в действиях осужденного отсутствуют состав преступлений, за которые он осужден, и вынести в отношении Л. С.А. оправдательный приговор за отсутствием в его действиях состава преступления.

В основной и дополнительной апелляционных жалобах защитник-адвокат Т. Д.В., действующий в защиту осужденного Г. А.Ю., считает, что приговор Гагаринского районного суда города Москвы от 23 декабря 2015 года является незаконным и необоснованным, ввиду существенных нарушений уголовно-процессуального закона, а также несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, установленных судом, так как выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании; суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда; выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые могли повлиять на решение вопроса о невиновности осужденного, на правильность применения уголовного закона, в связи с чем подлежит отмене.

Адвокат считает, что суд первой инстанции, при рассмотрении уголовного дела по существу допустил существенные нарушения уголовно-процессуального закона, тем самым создал апелляционный повод к отмене судебного решения, в соответствии со ст. 389.17 УПК РФ, которые выразились в том, что суд ограничил права участников уголовного судопроизводства, а именно осужденного Г. А.Ю., Л. С.А. и их защитников гарантированных УПК РФ и Конституцией РФ, отошел от установленной УПК РФ процедуры судопроизводства, что повлияло на вынесение незаконного и необоснованного приговора.

Адвокат Т. Д.В. считает, что не доказана причастность Г.А.Ю. к инкриминируемым ему преступлениям и не имеется оснований привлечения его к уголовной ответственности, поскольку в судебном следствии сторона обвинения не представила ни одного доказательства, которое позволяло бы установить в его действиях все признаки состава преступления, предусмотренного ч.4 ст. 159 УК РФ, в том числе субъективную сторону. Указывает, что Г. А.Ю. совершил деяние невиновно, так как не осознавал и не мог осознавать общественной опасности своих действий и не предвидел возможности наступления общественно опасных последствий и не мог их предвидеть, так как был введен заблуждение со стороны председателя совета директоров ООО "******" Д. Д.Ю., не знал и не догадывался, что совершается преступления, в связи с чем невиновен в совершении инкриминируемых ему преступлений.

Также адвокат Т. Д.В. отмечает, что сторона защиты заявляла ходатайства о признании доказательств по делу недопустимыми доказательствами, об истребовании информации по инкриминируемому периоду по доходам Г. А.Ю. в Пенсионом фонде РФ и ФНС РФ, об исследовании вещественных доказательств, об истребовании детализации входящих и исходящих соединений между абонентами Г. А.Ю., Л. СВ., Ж., Д., об ознакомлении с протоколами судебных заседаний до прений сторон в порядке ч.7 ст. 259 УПК РФ, однако все ходатайства защиты необоснованно отклонялись, тогда как ходатайства государственного обвинения судом первой инстанции удовлетворялись. Что, по мнению стороны защиты, повлекло нарушение принципа состязательности сторон.

Ссылаясь на показания потерпевших Г. М.А., К. В.Ю., свидетелей А. Г.П., Л. М.Б., В. А.В.. В. А.С., П. М.Г., К. М.Г., Ф. А.В.. С. Е.Е., С. Д.Г., Е. Н.В., адвокат указывает, что суд первой инстанции, оценивая их показания, а также письменные доказательства по делу, положенных в основу приговора, необоснованно пришел к выводу о наличии в действиях Г. А.Ю. умысла на приобретение права на чужое имущество и хищения чужого имущества потерпевших при указанных в приговоре обстоятельств.Тогда как защита считает, что они не подтверждают причастность Г.А.Ю. к инкриминируемым ему преступлениям, все они указывают, что они ранее не были знакомы с Г. А.Ю., они не сообщают ни о каких фактических обстоятельствах причастности Г. А.Ю. к инкриминируемым деяниям, в виду чего они являются не относимыми к предъявленному Г. обвинению.

Сторона защиты указывает, что из обстоятельств установленных судом следует, что 02 августа 2008 года в отношении К. В.Ю. было совершено преступление, Г. А.Ю. в тот момент уже не занимал должность генерального директора ООО "******" и никакого отношения не имел к ****. В уголовном деле не имеется ни одного доказательства, которое указывало бы на причастность Г. А.Ю. к совершению преступления в отношении К.

Адвокат Т. Д.В. считает, что в основу приговора положены предположения и сомнения предварительного следствия, и просит приговор Гагаринского районного суда города Москвы от 23 декабря 2015 года отменить, направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение иным составом суда.

В апелляционной жалобе осужденный Л. С.А., не соглашаясь с приговором, находя его необоснованным и несправедливым, полагает, что при вынесении приговора суд первой инстанции основывался на недопустимых доказательствах, протоколы судебных заседаний содержат искаженную информацию, предварительное следствие изначально носило обвинительных характер и было необъективным, выражает несогласие с выводами эксперта, утверждает, что все его действия, связанные с работой с проектом строительства были законными. Всю документацию для подписания подготавливал представитель компании - застройщика ООО "****", просит пересмотреть приговор Гагаринского районного суда города Москвы от 23 декабря 2015 года отменить, его оправдать. В судебном заседании выразил несогласие с решением суда об удовлетворении исковых требований потерпевшего К. В.Ю.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель П. И.С. указывает, что приговор постановлен в соответствии с требованиями уголовного и уголовно-процессуального законодательства; назначенное осужденным наказание считает справедливым и соразмерным содеянному. Отмечает, что при назначении наказания судом в ной мере учтены характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, всесторонне оценены данные о личности подсудимых, обстоятельства совершенных преступлений. Считает, оснований для применений при назначении наказаний к подсудимым ст.ст.64,73 УК РФ не имеется. Просит приговор Гагаринского районного суда города Москвы от 23 декабря 2015 года в отношении Г. А.Ю. и Л. С.А. оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденного Л. С.А. и защитников - адвокатов К. Е.В. и Т. Д.В. - без удовлетворения.

Проверив представленные материалы уголовного дела, выслушав мнения участников процесса, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них государственного обвинителя, судебная коллегия приходит к следующему выводу.

Вывод суда о виновности Г. А.Ю. и Л. С.А. в совершении двух эпизодов преступлений, предусмотренных ч.4 ст.159 УК РФ, является обоснованным и подтверждается достаточной совокупностью допустимых и достоверных доказательств, собранных на предварительном следствии, исследованных в судебном заседании с участием сторон и подробно изложенных в приговоре:

- показаниями потерпевшего Г. М.А., о том, что в мае 2012 года он был назначен и.о. генерального директора ООО "******". При назначении на должность ему были переданы документы о компании, он начал проводить их анализ, и обнаружил, что есть документы, которые не были учтены, а именно по жилому комплексу, связанному с жилыми объектами - детский сад, медицинский комплекс. Поскольку на тот момент ещё даже земля не была им передана, а договоры на квартиры в этом комплексе были уже заключены, у него это вызвало вопросы и они стали с этим разбираться. В адрес организации, ещё на имя предыдущего генерального директора от группы граждан поступило обращение о передаче квартир и исполнении обязательств по договорам с ними, с которым также он стал разбираться, которое пришло в Общество по электронной почте. Он подготовили письмо, направив его также по электронной почте, и по адресу регистрации заявителей, которым было предложено представить документы об оплате за квартиры, поскольку документов о поступлении данных денежных средств на счет организации не было. Он обратились в правоохранительные органы с заявлением, по факту мошенничества. Фактически из-за этих договоров компания оказалась на грани банкротства. В группу лиц, которые обратились с заявлением входили К., два брата В., Р., Х.. Документов, связанных с отношениями с Л. С.А. не было, а с К. В.Ю. были, но документы вызывали сомнения. На расчетном счету компании, с момента передаче ему дел, а также ранее согласно выписке из банка, на расчетный счет денежные средства не поступали, в том числе от К. В.Ю. Движения денежных средств было по оплате каких-то услуг, но суммы, которые указывались в договорах с физическими лицами, на счет Общества не поступали. Также были обнаружены гарантийные письма на каждое физического лица о том, что ООО "******" вернет денежные средства, либо предоставит квартиру, но на Л. С.А. и К. В.Ю. таких писем не было. О существовании договоров мены векселей он узнал от следователя, который представил их ему на ознакомление. Всего к ним обратилось шесть человек, с которыми были заключены договоры. Каких-либо взаимоотношений между ООО "******" и К. В.Ю. по указанным обстоятельствам нет, ему об этом не известно. В ходе предварительного следствия обнаружены документы, связанные с договорами мены векселей. Денежные средства не были обнаружены на счете организации. В результате действий Л. компания понесла убытки. Появились два векселя, на крупную сумму, есть копии этих векселей, если они будут предъявлены, компания так же понесет убытки. Никакие денежные средства К. В.Ю. на счет ООО "******" не вносились, и ему никаких денежных средств не выплачивали. Также денежные средства Л. на счет ООО "****" не вносились, никаких квитанций не передавалось. Все переуступки оформляются договорами цессии, данные договоры никем не оформлялись. Никаких документов о том, что Л. что-то хотел купить, у них нет. На данный момент им только удалось выкупить землю, при этом ещё нет разрешения на строительство. Выдавалось разрешение только на краткосрочное строительство на три месяца, но соответственно оно уже истекло. Землю под строительство жилого комплекса они выкупили, когда он стал генеральным директором.

- показаниями потерпевшего К. В.Ю., о том, что в 2008 году он решил приобрести квартиру в г. Москве и узнал, что по адресу: **** и **** планируется строительство жилого дома. В начале августа 2008 года, он (К.) вместе со своим знакомым А. С., проследовал по адресу, указанному Д. А., как он узнал позже, данный офис принадлежал ООО "****", при этом Д. А.А. ему сообщила, что этот офис принадлежал ООО "******". В кабинете офиса Д. А. представила ему представителей от застройщика, их имена, фамилии он не помнит. Ему были предоставлены гарантийное письмо, предварительные договора на жилое помещение между ним как участником долевого строительства и застройщиком, при этом предварительные договора были на каждую квартиру отдельно, а именно три предварительных договора и одно общее гарантийное письмо. После подписания договоров он передал Д. А. коробку с деньгами в размере 1 860 000 долларов США для застройщиков и 100 000 долларов США за услуги риэлторов. При этом в гарантийном письме была указана сумма полученных ООО "******" денежных средств в сумме примерно 620 000 долларов США, на что Д. А. сообщила ему, что это сделано для минимизации налогов. На его неоднократные требования к Д. А. как к риэлтору и представителю застройщика вернуть его денежные средств в связи с неисполнением взятых на себя обязательств, ему отказывалось по различным надуманным мотивам и основаниям. Таким образом, преступными действиями Д. А.А., Ж. К.А., Л. С.А., а также руководства ООО "******" ему был причинен материальный ущерб на общую сумму 1 964 000 долларов США, что по курсу ЦБ РФ на 02 августа 2008 года составляло 46 075 440 рублей 00 копеек.

- показаниями свидетеля А. Г.П., о том, что ранее он являлся одним из собственников ГК "******". ООО "******" было одним из предприятий ГК "******", решение о создании было принято ее учредителями, это была афелированная компания. "******" был зарегистрирован в Австрии. С подсудимым Г. А.Ю. он знаком, который также был генеральным директором ООО "******" до него, со вторым подсудимым он не знаком. Г. А.Ю. работал в ГК "******", потом был назначен на должность генерального директора ООО "******", после ухода Г. А.Ю. с должности генерального директора, он (А.) тоже около двух лет был генеральным директором ООО "******". Также ему знаком Ж. К.А., являющийся риэлтором. Он занимался продажей квартир, в том числе по новому проекту, работал с новыми клиентами. Так, к нему обратился Ж. и сказал, что у ООО "******" существуют соинвесторы, у которых заканчивается срок действия документов по сделкам, и их надо пролонгировать, в связи с чем он (Ж.) принес ему документы, которые он (А.) подписал. Слова Ж. у него не вызывали сомнений, он ему доверял. Самих физических лиц он не видел, с ними не знаком, денежных средств от этих физических лиц он (А.) лично не получал, их фамилий он не помнит. Всеми финансовыми вопросами занимался бухгалтер, он ничего не принимал и не получал, поэтому через него денежные средства не приходили. ГК "******" занималась, в том числе и строительством жилых домов, которая сотрудничала с Ж., последний был также лицом организации. С Жаровым также работала Д.. После его (А.) ухода с должности генерального директора ООО "******" вся документация была передана новому генеральному директору Г. М.А. С Л. он не знаком и никаких документов и сделок с ним не заключал. Всю информацию по соинвесторам проекта жилого комплекса, он получал от Ж.. Однако никаких документов от Ж. по Л. он не получал. У ООО "******" не было совета директоров. В основном привлекал инвесторов и курировал проект по адресу: ******, Ж. К.А., который являлся генеральным директором ООО "******". Мог ли Ж. К.А., Д. А.А., либо компания, в которой они работали получать у инвесторов денежные средства он точно не знает, но если и могли, то это должно быть оговорено в договоре между компанией Ж. К.А. и ООО "******".

- показаниями свидетель Ц. А.В., о том, что он работал в одной из компаний группы "******" с 2001 по 2009 г.г., в том числе и в компании ООО "******", где был генеральным директорам. Общество занималось строительным проектом. Он был генеральным директором с конца 2007 по середину 2009 г.г., были заключены предварительные договора на заключение в будущем договоров на покупку квартир, которые были заключены с Л., К., В., были ещё и другие лица, их было порядка 5 или 6 человек. Соглашения с физическими лицами заключались, это были соглашения о намерение. На тот момент, когда он был генеральным директором, уже существовали договора, они были заключены на один год, и по окончанию этого срока, если не были заключены основные договора, соглашения переподписывались. После пролонгации соглашений по указанию руководства предыдущие редакции документов уничтожались и оставлялись только действующие. Сколько было подписано им векселей, он не помнит. Относительно перезаключения договоров с Л. в 2007 и 2008 году, документы готовились юридическим отделом "******", а также Ж. и Д., потом его руководством ему сообщалось, что документы готовы и они встречались с клиентом в банке. Л. изымались из ячейки старые документы и вкладывались новые. Старые документы по распоряжению руководства он уничтожил. В случае переподписания они должны были остаться в ООО "******" и не могли оказаться у Л.. В практике была переуступка прав от старого клиента новым. С К., В. и Р. заключались соглашения. Он перезаключал уже существующие договоры и кажется, заключил один договор. Денежные средства от братьев В., либо от других инвесторов он не получал, и при нем денежные средства никто никому не передавал. Отдельного помещения у ООО "******" не было, а бухгалтерией занимались бухгалтеры, которые относились к ГК "******", печати также лежали в этом кабинете.

-показаниями свидетеля Л. М.Б., о том, что он планировал в г. Москве купить жилье. В июле 2010 года им был осуществлен инвестиционный взнос по покупке жилья по ул. ******, компания ООО "******", из которого он впоследствии вышел. Риелтором ООО "******" Ж. К.А. ему было предложено поучаствовать в новом проекте ООО "******". Было принято решение о производстве частичного инвестирования для покупки двух квартир по проекту ООО "******". Они являлись второй очередью инвесторов и выкупали право у первоначальных инвесторов. Л. был первоначальным инвестором, такая же ситуация была и с Р. Он вносил оплату первоначального взноса первым дольщикам Л. и Р., был оформлен пакет документов ООО "******", а документы на Л. и Р. уничтожались. Им (Л.) было выплачено вознаграждение за выход первого участника и вхождение в сделку. Денежные средства передавались в размере 150 000 долларов США за каждое действие. Денежные средства передавались наличными в банке. Какие-либо векселя ему не передавались. В счет уплаты двух квартир он внес 1 300 000 долларов США. При оформлении сделки, были представлены предварительный договор, а также гарантийное письмо по каждой квартире. Данные документы им были заложены в банковскую ячейку. В банке также присутствовал Л., документы которого были уничтожены. Оставшаяся сумма, которую ему необходимо было заплатить, в размере 301 500 долларов США впоследствии была передана А. В. Вознаграждение выходило за пределы суммы, поэтому в гарантийном письме ООО "******" она не фигурировала. Впоследствии следователь у него изъял гарантийное письмо.

- показаниями свидетеля В.А., о том, что в 2008 году его семья хотела купить квартиру. Его родной брат В.А. рассказал ему, что он участвует в покупке квартиры для себя и предложил ему тоже поучаствовать в этом проекте. Дом был на улице ******в г. Москве. Его устроил этот район, поэтому он решил поучаствовать в этом проекте. С компанией ООО "******" он заключил договор, и представителям Общества передал денежные средства. У ООО "******" он получил договор. Денежные средства им вносились в 2 этапа, первый раз в 2008 году, а второй в 2010 году. На сумму, которая была внесена, начислялись проценты, потом документы каждый год переоформлялись и переподписывались, речь шла о процентах между ООО "******" и ними, но он этим особо не интересовался. Он (В.) знает фамилию А. В.Г., который в 2010 году принимал денежные средства. Тогда же он познакомился и с Ж., брат сказал, что он директор риэлтерской конторы, в которой работает Д.. К. И.В. ему известен, как адвокат. В 2012 году, когда стало понятно, что со строительством не все хорошо, и есть какие-то внутренние трения в компании ООО "******" появился адвокат К. И.В., который оказывал им юридическую помощь. Весной 2008 года он передавал денежные средства, при этом кому именно он их передал, не помнит. С Ж. К.А. на тот момент он знаком не был. Документы они переоформляли каждый год, изменялась сумма, поскольку на нее начислялись проценты. Ему не было известно о переуступке прав на приобретаемую квартиру, он об этом узнал в ходе очной ставки с Л., которого он видел в первый раз. Если бы он знал о том, что права на приобретаемую квартиру переуступались, он бы не стал даже участвовать в этом проекте.

- показаниями свидетель К. А.В., о том, что ему известна компания "******", первыми учредителями которой были он, имея 25% доли и А. Г.П. - 75 %. Данный компания включала в себя более 200 фирм, в том числе в России, СНГ и странах Европы. Компания "******" также входила в ГК "******", но не целиком. ООО "******" полностью принадлежала "******", также как и компания "******". ГК "******" осуществляла свою деятельность по ряду направлений - банковское дело, строительство жилья, хлопковая промышленность. ООО "******" занималось риэлтерской деятельностью, Ж. был человеком А.. ООО "******" был следующим проектом ГК "******", планировалось строительство жилого комплекса и центра мануальной терапии с названием "Красная роза". Этот проект готовился А. Г.П. совместно со Ш. В.В. По вопросам с наличными денежными средствами от физических лиц работал сын А. Г. - А. В. Ш. В.В. дружил с А. Г.П., у них вместе уже был во владении один медицинский центр. Они как раз собирались строить новый проект, но уже в проекте ООО "******". А. с Ж. хотели пойти в обход Ш. и воспользоваться привлечением средств от физических лиц. Ж. имел право вести переговоры по привлечению соинвесторов для ООО "******". С сотрудниками Ж. он практически не знаком, знает только Д.. У ООО "******" кассы не было. Вексельный оборот входил в его сферу контроля. В компаниях, которые участвовали в строительстве, векселя выписывались и выдавались инвестору, векселя всегда были гарантией возврата средств, либо гарантией возврата средств с упущенной выгодой. Но до февраля 2007 года по ООО "******" таких векселей не было. Выпуск векселей контролировал юридический департамент ГК "******". Вексельных оборотов с организациями не входящими в группу компаний "******" практически не было. Чтобы взять вексель сторонней компании, надо было изучить эту компанию, проверить её. Об обмене векселями между ООО "******" и ООО "******" он ничего не знает и не слышал. Ему компания ООО "******" не известна. Активы компаний входящих в "******", могли "перетекать" из одной компании в другую, но все это оформлялось соответствующими договорами. На период до 01 февраля 2007 года ООО "******" имело хороший актив, ждало инвестиций группы. Группа компаний "******" финансировала компанию, которой необходимы были средства. ООО "******" обладало активом, но не обладало денежными средствами. С Л. С.А. он (К.) не знаком, о нем он узнал от следователя. Компания ООО "******" не входила в ГК "******", ему о ней ничего не было известно. Он был бы против выдачи векселя такой компании, которая не была проверена службой безопасности.

- показаниями свидетель В.А., о том, что фамилия Л. С.А. ему стала известна во время следственных действий от следователя, до этого он ничего о нем не знал. В конце 2006 года он узнал от У. Д., что предстоит организация проекта по возведению жилого дома в районе ******. Он заинтересовался этим вопросом, через какое-то время У. предоставил ему брошюры, а потом познакомил с Д., которая работала риэлтором в ООО "******". Он согласился участвовать в проекте, с покупкой квартиры площадью 215 кв.м. Это должно было быть жилое здание в 10-11 этажей с каким-то медицинским центром на территории этого проекта. Сроки строительства документально не обозначались, но оговаривалось, что это будет в течение двух лет. Сначала он внес первоначальный взнос, вторую часть он должен был оплатить, когда квартира будет готова. В Банке "******" он передавал денежные средства, где также присутствовали Ж. и Д.. Денежные средства были пересчитаны, что происходило в депозитарии. После чего он (В.) получил какие-то документы. Указанные события происходили где-то в феврале 2007 года. Все документы при переоформление изымались и выдавались следующие. Задержку строительства им объяснили, что возникли трудности с переоформлением в связи со сменой мэра. Они обговаривали вопрос относительно процентов, говорили, что в окончательном платеже будет учитываться пользование деньгами с учетом ставки рефинансирования. Периодически от ООО "******" приходили какие-то документы, связанные с вопросом строительства. Ж. и Д. объясняли, что есть проблемы с началом строительства из-за расселения. Второй платеж был им внесен в "МКБ". Он внес вторую часть суммы, сумма в документах соответствовали внесенному платежу. Первые оформленные документы на денежные средства у брата не соответствовали внесенной сумме, речь шла о 400 тысячах долларов США. Им дали договор поручение и ещё какой-то документ, в котором говорилось о том, что они участвуют в проекте и вносили денежные средства. Денежные средства он при переподписании документов не вносил. Впоследствии, когда вносился окончательный платеж, ему выдавались новые документы. Денежные средства ему были возращены ООО "******" в лице гендиректора Г., это было в конце 2013 года, начале 2014 года. Г. и Л. ему до следствия были не знакомы. С эти люди он никак не соприкасался, а вот квартира, на которую претендовал его брат, якобы была переуступлена Л..

- показаниями свидетеля П. М.Г., о том, что она работала в ГК "******", числилась в ООО "******" кассиром, занималась получением заработной платы, ее выдачей, получением выписок в банках, отчетами. За время работы она слышала фамилию Г. А.Ю., но лично с ним знакома не была. С Л. С.А. она вообще не знакома. ООО "******" ей знакомо, поскольку она ездила за выписками в банк по этой организации.

- показаниями свидетель К. Н.Э., о том, что он никогда не был генеральным директором ООО "******", с данной организацией он не знаком. Он не знаком с Г. А.Ю., Л.С.А., Ж. К.А. и Д. А.А. Ранее он работал только курьером, а сейчас он вообще никуда не может устроиться на работу, поскольку на нем зарегистрированы несколько фирм. Об этом он узнал у следователя. За ним зарегистрированы какие-то фирмы, одна из которых "******", из-за чего его постоянно вызывают, то в полицию, то в суд, то в прокуратуру. Документов на регистрацию ООО "******", он (К.) не подавал и эту организацию он не знает. Каких-либо векселей он не выдавал, их не подписывал, он не знает вообще, что такое вексель.

- показаниями свидетеля А. В.Г., о том, что ранее он работал в разных компаниях входящих в группу компаний "******". Одним из руководителей группы компаний "******" являлся его отец А. Г.П. Ему ничего не известно о векселях ООО "******", он ими не занимался вообще, в том числе ни ООО "******", ни какой-либо другой компании. Л. М.Б. был инвестором в проекте по ул. ******, он с ним встречался, либо на встрече в банке, либо в офисе Ж. Фамилия Л. С.А. ему тоже знакома, при тех же обстоятельствах, либо в банке в районе станции метро "Сухаревская", либо в офисе Ж., в районе станции метро "Маяковская". К. В.Ю. был соинвестором в проекте, но он не помнит, передавал ли К. денежные средства, или они при встрече только обменялись документами. Об имеющихся претензиях он узнал, когда его попросили явиться на следствие. Он не смотрел, кто подписывал документы от ООО "******". Он брал пакет с документами, смотрел, что там имеется печать организации. Генеральным директором ООО "******" в то время был Ц. А.В., который при нем документы не подписывал. Документы он забирал в приемной на ул. ******.

- показаниями свидетеля Ф. А.В., о том, что ранее он работал следователем по ОВД 4 отдела СЧ по РОПД СУ УВД по ЮЗАО ГУ МВД России по г. Москве и у него в производстве находилось настоящее уголовное дело с момента возбуждения. За это время им неоднократно допрашивался Л. С.А. в качестве свидетеля и в качестве обвиняемого. Были проведены очные ставки с участием Л. С.А. Показания Л. С.А. периодически менялись. Сначала он чего-то не помнил, потом что-то корректировалось. Тоже было и при проведении очных ставок, сначала он отвечал по одному, после консультации с защитником отвечал уже по другому, четких ответов он не давал. В ходе допроса от 30 ноября 2014 года Л. пояснил, что денежные средства он получал от Ж. К.А., разными суммами. Также Л. С.А. представил таблицу, где были прописаны суммы, которые он получал от Ж. К.А., гонорар, стоимость квадратного метра. Синим красителем было указано, какие суммы он получил. Таблица была ему представлена Ж. К.А., и там указывалось, какие денежные средства получаются за отчуждение квартир. Указанная таблица находится в материалах дела. В части передачи денежных средств К. В.Ю. пояснил, что денежные средства были переданы им по адресу: ******, в офисе ООО "******", что также пояснял и Л. С.А. Кроме того, по этому вопросу был допрошен Ц. А.В., проведена очная ставка между Ц. А.В. и К. В.Ю. К. В.Ю. пояснил, что в офисе ГК "******" ему был представлен генеральный директор ООО "******" Ц. А.В. и Ж. К.А. с Д. А.А. К. В.Ю. во время очной ставки не узнал Л. С.А., последний сам задавал ему вопрос, помнит ли он его, на что он ответил, что нет. Также в ходе очной ставки было установлено конкретное место передачи денег К. В.Ю., это офис ООО "******". Денежные средства забирала Д. А.А., она их унесла, после чего все поехали в кредитное учреждение для закладки документов. В ходе допроса К. Н.Э., он пояснил, что никакую организацию, в том числе ООО "******" он не регистрировал, никогда не вел никакую документацию, про организацию ничего не знает. Как было установлено, Л. С.А. передает вексель ООО "******", получает вексель на сумму 1 000 000 долларов США ООО "******", а также соглашение на 5 квартир на участие в будущем в строительстве жилого дома. В мае 2014 года Л. С.А. представил пакет документов, многие из которых были в копиях и не подписанные, там же было соглашение от 2008 года. Со слов Л. С.А., данные документы переподписывались, подлежали новации, поскольку строительство не велось. Информацию он получал от Ж. К.А., с А. Г.П. он никогда не виделся. Векселя по делу установлены не были. Об их наличии говорил сам Л. С.А., но сами векселя следствию не предъявлялись. Л. С.А. представлял векселя, но это были другие векселя не по данному делу. Л. С.А. указывал, что он передал деньги, не сообщив, когда это произошло. В своих показаниях в качестве обвиняемого Л. С.А., ссылался на таблицу, которую приобщила адвокат К. Е.В., где и при каких обстоятельствах Л. С.А. получал денежные средства, он пояснял, что не помнит. Пояснял только, что денежные средства им получены за квартиры, в счет площадей за которые он вносил 1 000 000 долларов США. Как установлено в ходе следствия, с К. В.Ю. Л. С.А. никогда не виделся, никаких сделок с ним не заключал, никакие площади ему не передавал. Это подтверждается тем, что договоры между К. В.Ю. и ООО "******" были заключены напрямую. К. В.Ю. на очной ставке указал, что Л. С.А. он не помнит.

- показаниями свидетеля Ш. В.В., о том, что однажды к нему обратился Ж. К.А. с вопросом инвестирования, по поводу продаж квартир. Он (Ш.) был против, поскольку не было разрешения на строительство, сказал, что это противозаконно. Впоследствии, его поставили перед фактом Ж. К.А. и А. Г.П., что определенный сбор средств был в счет не построенного жилья. В 2013 году он виделся с К. В.Ю., это была единственная их встреча. К. В.Ю. на встрече сообщил, что инвестировал в данный проект несколько миллионов долларов США. На встрече также шел разговор относительно расписки Л. С.А. на сумму более миллиона долларов США по переуступке прав на квартиры. При встрече с К. В.Ю., его внимание фокусировалось на расписке, а не на передаче денежных средств. Его интересовал сам факт наличия задолженности в размере двух миллионов перед К., но доказательств предъявлено не было.

Кроме того, вина Г. А.Ю. и Л. С.А. объективно подтверждается письменными доказательствами:

-заявлением генерального директора ООО "******" Г. М.А. от 10 июля 2012 года, зарегистрированным в КУСП N8083, о причинении ООО "******" материального ущерба должностными лицами данного Общества, в результате финансово-хозяйственной деятельности последнего (т.2 л.д.23-49);

-заявлением представителя К. В.Ю. М. С.П. в адрес ООО "******" о возврате денежных средств, уплаченных в счет покупки жилья, с учетом штрафа в размере 2 272 873 долларов США, а также заявлением Г. М.А. о передаче заявления представителя К. В.Ю. в правоохранительные органы (т.2 л.д.144-146);

-заключением экспертов N 120 от 01 декабря 14 года, согласно выводам которого: подпись от имени Г. А.Ю., расположенная в графе "/А.Ю.Г./", в нижней левой части Акта приема-передачи векселя от 15.12.2006 г. и подпись от имени Г. А.Ю., расположенная в нижней левой части Договора мены от ******г., выполнены Г.А.Ю.; подпись от имени Л. С.А., расположенная в графе "/А.С.Л./", в нижней правой части Акта приема-передачи векселя от ******г. и подпись от имени Л. С.А., расположенная в нижней правой части Договора мены от ******г., выполнены Л.С.А.; время выполнения подписи от имени Л. С.А. в договоре мены от ******года, заключенном от имени ООО "******", в лице генерального директора Г. А.Ю. и гражданина РФ Л. С.А и в акте приема-передачи векселя от ******года, подписанном от имени ООО "******", в лице генерального директора Г. А.Ю. и гражданина РФ Л. С.А. может соответствовать дате, указанной в документах (т.3 л.д.22-51);

-заключением эксперта от 30 января 2015 года, согласно выводам которого: рыночная стоимость активов, принадлежащих ООО "******" по состоянию на 30 сентября 2006 года составила 10 000 рублей, без учета НДС по курсу доллара США на 30 сентября 2006 года (1$ = 26,7799 руб.) составляет 373 доллара США, без учета НДС; по состоянию на 30 сентября 2006 года финансово-хозяйственная деятельность ООО "******" характеризовалась отсутствием деловой активности, имущественного и финансового потенциала. У Общества отсутствовала возможность привлечения заемного капитала, поскольку финансовое и имущественное состояние на 30 сентября 2006 года не обеспечивало возврат заемных средств; рыночная стоимость активов, принадлежащих ООО "******" по состоянию на 31 декабря 2006 года составила 13 000 рублей, без учета НДС по курсу доллара США на 31 декабря 2006 года (1$ = 26,3311 руб.) 494 доллара США, без учета НДС; по состоянию на 31 декабря 2006 года финансово-хозяйственная деятельность ООО "******" характеризовалась отсутствием деловой активности, имущественного и финансового потенциала. У Общества отсутствовала возможность привлечения заемного капитала, поскольку финансовое и имущественное состояние на 31 декабря 2006 года не обеспечивало возврат заемных средств; по состоянию на 15 декабря 2006 года у ООО "******" отсутствовала реальная финансовая возможность выпуска (эмиссии) векселя номинальной стоимостью 1 000 000 (один миллион) долларов США; рыночная стоимость активов, принадлежащих ООО "******" по состоянию на 30 сентября 2006 года составила 177 640 000 рублей, с учетом округления, без учета НДС по курсу доллара США на 30 сентября 2006 года (1$ = 26,7799 руб.) 6 633 000 долларов США, с учетом округления без учета НДС; по состоянию на 30 сентября 2006 года финансово-хозяйственная деятельность ООО "******" характеризовалась деловой активностью, направленной на реконструкцию и проектирование объектов недвижимости, следовательно, на развитие имущественного и финансового потенциала. У Общества есть возможность привлечения заемного капитала, поскольку имущественное состояние на 30 сентября 2006 года обеспечивало возврат заемных средств; рыночная стоимость активов, принадлежащих ООО "******" по состоянию на 31 декабря 2006 года составила 187 670 000 рублей, с учетом округления, без учета НДС по курсу доллара США на 31 декабря 2006 года (1$ = 26,3311 руб.) 7 127 000 долларов США, с учетом округления без учета НДС; по состоянию на 30 декабря 2006 года финансово-хозяйственная деятельность ООО "******" характеризовалась деловой активностью, направленной на реконструкцию и проектирование объектов недвижимости, следовательно, на развитие имущественного и финансового потенциала. У Общества есть возможность привлечения заемного капитала, поскольку имущественное состояние на 30 декабря 2006 года обеспечивало возврат заемных средств; по состоянию на 15 декабря 2006 года ООО "******" имело реальную финансовая возможность выпуска (эмиссии) векселя номинальной стоимостью 1 000 000 долларов США (т. 3 л.д.182-314);

-протоколом осмотра предметов и документов от 08 сентября 2014 года, согласно которого осмотрены оригиналы, копии документов, выданных Л. С.А. в ходе допроса от 22 мая 2014 года (т.3 л.д.91-97);

-протоколом осмотра предметов и документов от 03 ноября 2014 года, согласно которого осмотрены бухгалтерские и налоговые документы ООО "******", изъятые в ходе выемки в ИФНС России N4 по г. Москве 21 октября 2014 года (т.3 л.д.117-127);

- протоколом осмотра предметов и документов от 13 января 2015 года, согласно которого осмотрены бухгалтерские и налоговые документы ООО "******" изъятых в ходе выемки в ИФНС России N6 по г. Москве 28 ноября 2014 г. (т.3 л.д.162-164);

- протоколом осмотра предметов и документов от 09 февраля 2015 года, согласно которого осмотрены в том числе таблица, с указанием денежных средств, представленная Л. С.А. в ходе допроса 30 октября 2014 года и копии договоров, заключенных между К. В.Ю. и ООО "******" изъятые в ходе выемки у ООО "******" Г. М.А. 06 февраля 2015 года (т.4 л.д.316-318).

- вещественными доказательствами (т.3 л.д.98-100, 128-149, 165-168; т.4 л.д.319-321).

Другими доказательствами, исследованными судом первой инстанции и подробно приведенными в приговоре суда первой инстанции.

Всем исследованным в ходе судебного разбирательства доказательствам, показаниям потерпевших, свидетелей, как на стадии предварительного расследования, так и в судебном заседании, заключениям экспертов, другим доказательствам по делу, а также показаниям осужденных, суд первой инстанции дал обоснованную и правильную оценку.

При этом суд подробно указал, по каким основаниям принял одни доказательства и отверг другие, и эти выводы мотивировал, в связи с чем доводы апелляционных жалоб в этой части судебная коллегия находит несостоятельными. Вопреки доводам осужденных и их защитников, судом установлены все фактические обстоятельства дела, подлежащие доказыванию в порядке ст. 73 УПК РФ, в том числе и рыночная стоимость активов юридических лиц, отражающая реальную финансовую возможность выпуска (эмиссии) векселя соответствующей номинальной стоимости, чья рыночная стоимость, с учетом проведенных экспертиз, определена правильно.

Доводы апелляционных жалоб о том, что суд проигнорировал доводы о нарушении требований закона при производстве предварительного расследования по делу, несостоятельны. Из материалов уголовного дела следует, что органами следствия в ходе предварительного расследования по настоящему уголовному делу нарушений требований уголовно-процессуального закона, в том числе при проведении допросов, иных следственных действий, влекущих отмену приговора, не допущено. Доказательства, на которых основаны выводы суда о виновности осужденного Г. А.Ю. и Л. С.А. получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона и являются допустимыми. Данных, свидетельствующих об искусственном создании органом уголовного преследования доказательств обвинения, в материалах дела не имеется и в суд не представлено.

Доводам осужденного Л. С.А. и его защиты о том, что имели место гражданско-правовые отношения и преступлений осужденный Л. С.А. не совершил, о том, что осужденный вел разрешенную законом предпринимательскую деятельность, о том, что ущерба коммерческим организациям и потерпевшему К. Л. не причинено, о том, что Л. С.А. имел законные права на объекты недвижимости и правоотношения носили длящийся характер, судом дана правовая оценка, исходя из анализа исследованных доказательств и действующего законодательства в предпринимательской деятельности, и эти выводы сомнений у судебной коллегии не вызывают.

Также судом оценены доводы о преюдиционном значении решения Никулинского районного суда г. Москвы и обоснованно сделаны выводы о том, что фактические обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом, разрешившим дело в порядке гражданского судопроизводства, не могут предопределять выводы о виновности или невиновности обвиняемого по уголовному делу, поскольку при рассмотрении дела в гражданском судопроизводстве не проверялось законность обстоятельства приобретения права на чужое имущество путем обмана.

Версия стороны защиты осужденного Г. А.Ю. о его невиновности, о том, что он не знал об умысле иных лиц и Л. С.А., на завладение денежными средствами потерпевших мошенническим способом, так как был номинальным директором временно и непродолжительный период времени и с Л. знаком не был, судом проверены, однако не нашли своего подтверждения и надлежащим образом судом в приговоре оценены и опровергнуты, при этом в обоснование мотивов принятого решения суд привел убедительные доводы, не согласиться с которыми оснований не имеется.

Вопреки доводам осужденного Г. А.Ю. и защиты суд обоснованно отказал в ходатайстве об истребовании детализации телефонных переговоров у оператора сотовой связи, поскольку, как усматривается из материалов дела, достоверно установить, сколькими сотовыми телефонами и с какими абонентскими номерами пользовались участники преступления при совершении мошенничества в отношении потерпевших, не представляется возможным, а поэтому истребование детализации телефонных переговоров у оператора сотовой связи по абонентскому номеру, указанному стороной, не может достоверно свидетельствовать о его невиновности в совершении мошенничества в отношении потерпевших, а также о том, что они согласовывали свои действия в ходе совершения преступлений посредством сотовых телефонов.

Утверждения в апелляционных жалобах о том, что суд неправильно оценил представленные ему доказательства, в том числе, доказательства стороны защиты, не устранил имеющиеся противоречия, недостоверны, так как оценка доказательств дана судом первой инстанции в соответствии с требованиями ст. 17, 88 УПК РФ.

Оснований ставить под сомнение данную судом оценку приведенным в приговоре доказательствам, судебная коллегия не находит, отмечая, что в показаниях потерпевших, свидетелей, письменных доказательствах, на которых основаны выводы суда о виновности осужденных Г. А.Ю. и Л. С.А. каких-либо противоречий, которые свидетельствовали бы об их недостоверности, о чем содержатся ссылки в апелляционных жалобах, не имеется. Указанная совокупность доказательств не содержит взаимоисключающих сведений относительно обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Противоречий в исследованных доказательствах, которые могут быть истолкованы в пользу осужденных Г. А.Ю. и Л. С.А., судебная коллегия не усматривает.

Какой-либо заинтересованности со стороны потерпевших и свидетелей при даче показаний в отношении Г. А.Ю. и Л. С.А., судом не установлено.

Доводы апелляционных жалоб не ставят под сомнение правильность оценки судом представленных ему доказательств, поскольку из материалов дела следует, что показания потерпевших и свидетелей дополняют друг друга и не содержат взаимоисключающих сведений относительно обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу.

Судебная коллегия не может признать обоснованными доводы апелляционной жалобы адвоката К. Е.В. о том, что судом не дано оценки исследованным в ходе судебного заседания представленным стороной защиты документов, признанных вещественными доказательствами, поскольку указанные доказательства, на которые ссылается сторона защиты, были исследованы в судебном заседании в числе доказательств представленных стороной обвинения, и которым судом дана правильная оценка, в ходе судебного разбирательства.

Ссылки в апелляционных жалобах на то, что суд необоснованно отклонил доводы стороны защиты осужденных Г. А.Ю. и Л. С.А. о непричастности к совершенным преступлений, о том, что никаких мошеннических действий путем обмана и злоупотребления доверием с векселями направленных на хищение имущества потерпевших в действиях осужденных не установлено, судебная коллегия находит необоснованными, поскольку в ходе судебного разбирательства суд тщательно проверил все доводы стороны защиты осужденных и мотивированно указал на их несостоятельность.

С доводами апелляционной жалобы о том, что судом неверно установлен размер рыночной стоимости активов ООО "******" и ******" согласиться нельзя.

Так, суд правильно согласился с выводами судебной экспертизы от 30 января 2015 года, и положил их в основу приговора, так как из материалов дела усматривается, что заключение эксперта соответствуют требованиям ст. 204 УПК РФ, экспертные исследования проведены на основании постановлений следователя, в пределах поставленных вопросов, входящих в компетенцию эксперта, которым разъяснены положения ст. 57 УПК РФ, перед началом проведения экспертизы он был предупрежден об уголовной ответственности. Выводы эксперта непротиворечивы, компетентны, научно обоснованы, объективно подтверждены исследованными в судебном заседании доказательствами.

Заключение эксперта соответствует требованиям ст. 204 УПК РФ. Нарушений Федерального закона РФ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" при проведении экспертизы не усматривается. Вопреки мнению стороны защиты, заключение эксперта соответствуют требованиям ст. 204 УПК РФ, экспертное исследование проведено в пределах поставленных вопросов, входящих в компетенцию эксперта. Защитникам и осужденном были разъяснены права, перечисленные в ст. ст. 198, 206 УПК РФ.

Представленные адвокатом К. Е.В. выводы изложенные специалистом К. В.В., согласно которым Заключение эксперта от 30 января 2015 года, нельзя признать достоверным.

Суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу, что исследование специалиста К. В.В., носит субъективный характер, поскольку на исследование специалисту было представлено только заключение судебной экспертизы, а непосредственно материалы уголовного дела экспертом К. В.В. не исследовались.

Подробная оценка заключению специалиста К. В.В. и ее показаниям, дана в приговоре суда первой инстанции и оснований с ней не соглашаться у судебной коллегии не имеется. Судебная коллегия также не усматривает оснований для назначения повторной экспертизы.

Все доводы об отсутствии между осужденными предварительного сговора у Г. А.Ю. и Л. С.А. аналогичные тем, что приведены в апелляционных жалобах, должным образом были проверены судом первой инстанции в совокупности с добытыми доказательствами им дана также надлежащая оценка.

Высказаны данные заявления вопреки материалам дела и фактическим обстоятельствам. Как не нашедшие своего подтверждения они обоснованно отвергнуты судом по мотивам, приведенным в приговоре.

Таким образом, приговор постановлен в соответствии с законом. В его основу положены допустимые доказательства, достаточные для признания Г. А.Ю. и Л. С.А., виновными в преступлениях, за совершение которых они осуждены.

Не установлено по делу и нарушения права осужденных на защиту, а также других основных принципов уголовного судопроизводства.

Г. А.Ю. и Л. С.А. инкриминировано совершение преступления в составе группы лиц по предварительному сговору, а также с использованием Г. А.Ю. своего служебного положения, что нашло свое подтверждение в ходе судебного разбирательства. Действия осужденных были согласованы и направлены на достижение единого преступного результата, Г. А.Ю. при совершении преступления воспользовался своим служебным положением, в связи с чем доводы защиты об отсутствии между осужденными предварительного сговора на совершение преступления и наличия при этом использования Г. А.Ю. своего служебного положения являются необоснованными.

Судебная коллегия также отмечает, что изложенные в апелляционных жалобах доводы были заявлены и в ходе прений сторон, суд первой инстанции в приговоре дал им надлежащую правовую оценку, с которой судебная коллегия соглашается.

Суд верно установил фактические обстоятельства, при которых осужденными были совершены преступления, и, с учетом размера причиненного ущерба и наличия предварительного сговора Г. А.Ю. и Л. С.А., правильно квалифицировал действия каждого из осужденных. Данная судом оценка их преступным действиям, является объективной, и оснований для какой-либо иной оценки содеянного, как об этом стоит вопрос в апелляционных жалобах Г. А.Ю. и Л. С.А., не имеется.

Судебное разбирательство по уголовному делу проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, с соблюдением всех принципов судопроизводства, в том числе состязательности и равноправия сторон, права на защиту, презумпции невиновности. В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства, в том числе письменные материалы уголовного дела. Все заявленные ходатайства в ходе судебного следствия разрешены судом в установленном законом порядке, в соответствии с требованиями ст. 271 УПК РФ и по ним приняты мотивированные решения.

Из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено в соответствии с требованиями ст. 273 - 291 УПК РФ. Нарушений процессуальных прав участников процесса, повлиявших или могущих повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, по делу не допущено.

При таких обстоятельствах, изложенные в жалобах доводы о недоказанности вины Г. А.Ю. и Л. С.А., в совершении инкриминируемых им преступлений, несостоятельны, и не основаны на материалах дела.

Фактические обстоятельства дела установлены правильно и основаны на анализе совокупности исследованных доказательств, который позволил суду первой инстанции прийти к обоснованному выводу о том, что вина Г. А.Ю. и Л. С.А., в совершении преступлений полностью доказана.

Подробно изложив в приговоре мотивы принятого решения на основе собранных по делу доказательств, суд правильно квалифицировал действия Г. А.Ю. и Л. С.А., учитывая, в том числе требования ст. 9 и 10 УК РФ, по ст. 159 ч. 4 УК РФ в отношении имущества ООО "******", по ст. 159 ч. 4 УК РФ в отношении имущества К. В.Ю.

Вопреки доводов жалобы адвоката Т. Д.В. о недопустимости показаний допрошенного свидетеля следователя Ф.А.В., сомневаться в относимости, допустимости и данного доказательства, у судебной коллегии не имеется оснований, так как в показания Ф. А.В. по свей сути построены на производных показаниях, допрошенных по делу в установленном законном порядке и не являются, сведениями о которых следователю, стало известно из бесед либо во время допроса подозреваемых (обвиняемых) или свидетелей, не отраженных в процессуальных документах настоящего уголовного дела. Вышеуказанное доказательство соответствует и правовой позиции, сформулированной КС РФ в Определении от 6 февраля 2004 г. N 44-О, согласно которой положения ст. 56 УПК, определяющей круг лиц, которые могут быть допрошены в качестве свидетелей, не исключают возможность допроса дознавателя, следователя, производивших предварительное расследование по уголовному делу, в качестве свидетелей об обстоятельствах производства отдельных следственных и иных процессуальных действий.

Нарушений требований уголовного и уголовно-процессуального закона, в том числе нарушения правил подсудности, влекущих отмену приговора, в ходе расследования уголовного дела и судом при его рассмотрении не допущено.

Судебное разбирательство по уголовному делу проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, с соблюдением всех принципов судопроизводства, в том числе состязательности и равноправия сторон, права на защиту, презумпции невиновности. В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства, в том числе письменные материалы уголовного дела. Все заявленные ходатайства, в том числе о признании доказательств недопустимыми, о приобщении документов, свидетельствующих о непричастности осужденных к инкриминированным деяниям, о вызове и допросе свидетелей защиты, назначения и проведения судебных экспертиз, возвращении уголовного дела прокурору, в порядке ст. 237 УПК РФ, в ходе судебного следствия разрешены судом в установленном законом порядке, в соответствии с требованиями ст. 271 УПК РФ и по ним приняты мотивированные решения. Каких-либо данных, свидетельствующих о незаконном и необоснованном отклонении ходатайств судом, судебной коллегией не установлено. Нарушений процессуальных прав участников процесса, повлиявших или способных повлиять на постановление законного и обоснованного судебного решения, по делу не допущено. При этом согласно протоколу судебного заседания судом были исследованы все представленные сторонами материалы дела.

Наказание Л. С.А. и Г. А.Ю., назначено в соответствии с требованиями уголовного закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, фактических обстоятельств дела, всех данных о личности осужденных, в том числе возраста, состояния здоровья, семейного положения.

Вывод суда о возможности исправления осужденных только в условиях реального отбывания наказания и отсутствии оснований для применения к осужденным положений ст. 73 УК РФ, судом мотивирован совокупностью фактических обстоятельств дела и данных о личности виновных, указанных в приговоре, и не согласиться с ними оснований не имеется.

Таким образом, все заслуживающие внимания обстоятельства, известные суду на момент постановления приговора, были надлежащим образом учтены при решении вопроса о виде и размере наказания, которое отвечает требованиям ст. 6, 60 УК РФ. С учетом изложенного, судебная коллегия находит назначенное Г. А.Ю. и Л. С.А., наказание справедливым. С учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности осужденных оснований для изменения категории совершенного преступления на менее тяжкую и применения к Г. А.Ю. и Л. С.А., положений ст. 73 УК РФ, судебная коллегия не находит.

Все смягчающие обстоятельства, приведенные, в том числе, и в апелляционных жалобах, в полной мере учтены судом, о чем прямо указано в приговоре.

Оснований для смягчения осужденным наказания и применения в отношении них ст. 64 УК РФ судебная коллегия не находит.

Вместе с тем, судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене в части удовлетворения гражданского иска о взыскании солидарно с Л. С.А. и Г. А.Ю. денежных средств в счет возмещения материального вреда в пользу: К. В.Ю., в сумме 1964000 долларов США, что по курсу ЦБ РФ на 02 августа 2008 года составляет 46075440 рублей, поскольку, в нарушение положений ст. 54 УПК РФ, суд не признал указанных Л. С.А. и Г. А.Ю. - гражданскими ответчиками, не довел до сведения участников процесса сущность исковых требований, содержание которых изложено в заявлении, имеющихся в материалах дела, не выяснил их мнение по существу исковых требований, предъявленных к ним потерпевшим.

В остальной части этот же приговор изменению не подлежит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Гагаринского районного суда г. Москвы от 23 декабря 2015 года в отношении Л.С.А. и Г.А.Ю. в части удовлетворения гражданского иска о взыскании солидарно с Л.С.А. и Г.А.Ю. денежных средств в счет возмещения материального вреда в пользу: К. В.Ю., в сумме 1964000 долларов США, что по курсу ЦБ РФ на 02 августа 2008 года составляет 46075440 рублей- отменить, передав его на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

В остальной части тот же приговор в отношении Л.С.А. и Г.А.Ю. оставить без изменения, апелляционные жалобы удовлетворить частично.

 

Председательствующий

Судьи

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.