Апелляционное определение Московского городского суда от 28 февраля 2017 г. N 33-1335/17

 

 

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Владимировой Н.Ю. и судей Пильгановой В.М., Зыбелевой Т.Д., при секретаре Данильчик Ю.С., заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Пильгановой В.М. дело по апелляционной жалобе Д.а А.а И.а на решение Савеловского районного суда г. Москвы от 06 июля 2016 года, которым постановлено:

в удовлетворении исковых требований Д.а А.а И.а к АО РН "Менеджмент" и НПФ "Нефтегарант" об обязании произвести перерасчет негосударственной корпоративной пенсии, взыскании задолженности по выплате корпоративной пенсии, обязании производить выплату негосударственной корпоративной пенсии пожизненно отказать,

установила:

Истец Д. А.И. обратился в Савеловский районный суд г. Москвы с иском к ответчикам: ОАО "РН Менеджмент" об обязании произвести перерасчет размера негосударственной корпоративной пенсии, выплачиваемой из НПФ "Нефтегарант", установив его с 01 сентября 2014 года в сумме 17280 руб., взыскании задолженности по выплате данной пенсии за период с 01 сентября 2014 года по 31 марта 2016 года в сумме 300181 руб.; к НПФ "Нефтегарант" об обязани производить выплату негосударственной корпоративной пенсии с 01 апреля 2016 года в размере 17280 руб. в месяц пожизненно.

Требования мотивированы тем, что с 01 марта 2003 года по 13 сентября 2013 года состоял в трудовых отношениях с ОАО "РН Менеджмент", входящим в структуру ОАО "НК Роснефть". Уволен в связи с сокращением штата. 01 июля 2013 года между ОАО "РН Менеджмент" и НПФ "Нефтегарант" был заключен договор негосударственного пенсионного обеспечения. По достижении пенсионного возраста, ему была назначена корпоративная пенсия в размере 1481 руб., по его мнению, ее размер определен неправильно, а именно: при расчете не были учтены п.п. 4.8, 5.2 Стандарта компании "Негосударственное пенсионное обеспечение работников ОАО "НК "Роснефть" и его дочерних и зависимых обществ", утвержденного в 2011 году. Согласно данным пунктам на его именной пенсионный счет должна была быть зачислена сумма средств, исходя из средней заработной платы, определяемой за календарный год, предшествующий году, в котором работнику открывается именной пенсионный счет, увеличенной на коэффициент индексации. Указывал, что расчет корпоративной пенсии должен быть произведен исходя из суммы полного заработка за 2012 год, деленного на 12 месяцев, и умноженного на коэффициент замещения. При указанном расчете размер ежемесячной пенсии составит 17280 руб.

Суд постановил приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе Д. А.И. ставит вопрос об отмене решения, и принятии нового решения.

Истец, извещенный о времени и месте судебного заседания, в суд апелляционной инстанции не явился, просил о рассмотрении дела в его отсутствие (л.д.241), в связи с чем на основании ч. 5 ст. 167 ГПК Российской Федерации судебная коллегия определила рассмотреть дело в отсутствие истца.

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность постановленного по делу судебного постановления в соответствии с частью 1 статьи 327.1 ГПК Российской Федерации в пределах доводов апелляционной жалобы, выслушав возражения представителя ответчика НПФ "Нефтегарант" П. Е.К., АО "РН Менеджмент" Ж. К.Е., обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч. 1 ст. 330 ГПК Российской Федерации основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Таких оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного постановления в апелляционном порядке по доводам апелляционной жалобы, изученным материалам дела, не имеется.

Судом первой инстанции установлено и подтверждается материалами дела, что истец Д. А.И. состоял в трудовых отношениях с ОАО "РН Менеджмент" в период с 01 марта 2003 года по 13 сентября 2013 года.

В рамках корпоративной пенсионной программы 01 июля 2013 года между директором ОАО "РН Менеджмент" "Оренбург" и НПФ "Нефтегарант" был подписан договор, по условиям которого, вкладчик ОАО "РН Менеджмент" обязался уплачивать пенсионные взносы в Фонд в сроки, порядке и размерах, установленных договором в пользу работников филиала ОАО "РН Менеджмент" "Оренбург", а НПФ "Нефтегарант" обязался открывать именные пенсионные счета участникам, и при наступлении оснований, назначать и выплачивать негосударственные пенсии.

В 2014 году Д.у А.И. была назначена негосударственная пенсия в размере 1481 руб.

Руководствуясь п. 4.4 названного договора, согласно которому размер негосударственной пенсии определяется исходя из суммы денежных средств, учтенных на индивидуальном пенсионном счете работника на момент назначения пенсии, исходя из того, что по решению ОАО "НК "Роснефть" о сохранении уровня пенсионного обеспечения, достигнутого на момент интеграции обществ ТНК-ВР в ОАО "НК "Роснефть", за работником, не достигшим на момент ликвидации филиала пенсионных оснований, размер негосударственной пенсии истца составил 1481 руб., что в два раза превышает сумму, которая была бы рассчитана исходя из средств поступивших по договору от 01 июля 2013 года, а расчет истца исходя из суммы среднемесячного заработка противоречит п. 4.4 договора, суд пришел к обоснованному выводу об отказе в удовлетворении требований истца в полном объеме.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда, при этом исходит из того, что согласно п. 1.1 договора негосударственного пенсионного обеспечения от 01 июля 2013 года, данное обеспечение должно быть организовано в соответствии с Пенсионными правилами НПФ "Нефтегарант", Стандартом компании "Негосударственное пенсионное обеспечение работников ОАО "НК "Роснефть" и его дочерних и зависимых обществ", утвержденным в 2011 году.

В силу п. 3.5 Стандарта финансирование данного вида пенсионного обеспечения осуществляется за счет перечисленных в рамках заключенных корпоративных пенсионных договоров средств компании в виде регулярных пенсионных взносов и дохода от размещения пенсионных резервов.

Как предусмотрено п. 5.3 Стандарта размер средств, учитываемых на именном пенсионном счете для формирования корпоративной пенсии зависит от объемов финансирования данной программы Общества.

В связи с ликвидацией Филиала пенсионные взносы в бизнес-плане Филиала на 2014 год не были предусмотрены, что не противоречит указанным выше положениям Договора и Стандарта.

Согласно разделу Стандарта "Термины и определения" средняя заработная плата принимается для расчета суммы средств для формирования корпоративной пенсии, определяется за календарный год, предшествующий году зачисления денежных средств на именной пенсионный счет при наступлении пенсионных оснований, и ее расчет должен соответствовать ст. 139 Трудового кодекса Российской Федерации и Приложению N 2 к Стандарту.

Пунктом 5.2 Стандарта предусмотрено, что размер суммы средств, учитываемых на именном пенсионном счете работника, определяется уходом работника на пенсию в согласованные сроки, достигнутым работником уровнем заработной платы. Пенсия назначается на основании распорядительного письма Общества в Фонд.

Сумма средств на именном пенсионном счете работника рассчитывается по формуле, приведенной в Приложении N 1 к Стандарту (л.д.70), из которой следует, что при определении учитывается комплекс показателей, средняя заработная плата работника является лишь одним из них, при этом, как видно из раздела 2 договора от 01 июля 2013 года, сумма пенсионных взносов на корпоративную пенсию определяется в общем на ряд работников, указанных в реестре работодателем за определенный год (п. 5.2 Договора от 01 июля 2013 года), а не на конкретного работника, и распределяется на именные пенсионные счета работников с учетом названного Приложения N 1.

Из приведенных положений нормативных актов следует, что размер корпоративной пенсии конкретного работника определяется с учетом предусмотренных на эти цели работодателем взносов, которые распределяются по определенной схеме на ряд работников, определенных работодателем, в соответствии с целым рядом показателей, одним из которых является средняя заработная плата работника.

Из выписки о движении денежных средств на счете выплат (л.д.82) усматривается, что размер пенсии 1481 руб. состоит из выплат по двум именным пенсионным счетам истца, по одному из которых пенсия назначена по пенсионной схеме 3 и составляет 818 руб., по другому - 663 руб.

Из письменных пояснений ответчика, представленных в суд апелляционной инстанции, следует, что истцу назначена негосударственная пенсия на основании договора от 18 апреля 2014 года N 06-П/6-14 по пенсионной схеме 3 в размере 818 руб. и на основании договора от 01 июля 2013 года N 15-П/6-13 по пенсионной схеме 6 в размере 663 руб.

Указанные размеры пенсий рассчитаны по формулам, предусмотренным пенсионными схемами в Пенсионных правилах НПФ "Нефтегарант", зарегистрированных Службой Банка России по финансовым рынкам 23 декабря 2013 года; расчет ставится в зависимость от состояния именного пенсионного счета участника на момент назначения пенсии.

Учитывая, что работодатель самостоятельно определяет размер взносов и тех работников, на которых они будут распределены, а доказательств того, что взносы на именной пенсионный счет истца были неправильно распределены и сумма средств для формирования корпоративной пенсии рассчитана не в соответствии с приведенными нормами Стандарта, истец не представил, при том, что его расчет, основанный на средней заработной плате за 2012 год, не соответствует положениям ст. 139 Трудового кодекса Российской Федерации, Приложений N 1 и N 2 к Стандарту. Вывод суда о том, что расчет корпоративной пенсии следует исчислять из размера суммы денежных средств, учтенных на индивидуальном пенсионном счете работника на момент назначения пенсии, является законным и обоснованным.

Доводы апелляционной жалобы истца сводятся к иному толкованию норм, регулирующих назначение корпоративной пенсии, и потому не могут служит основанием для отмены решения суда.

Таким образом, оснований, предусмотренных ст. 330 ГПК Российской Федерации для отмены решения суда по доводам апелляционной жалобы не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

определила:

Решение Савеловского районного суда г. Москвы от 06 июля 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Д.а А.а И.а - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Судьи

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.