Апелляционное определение Московского городского суда от 16 февраля 2017 г. N 33-1996/17

 

 

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда,

в составе председательствующего Гербекова Б.И.,

судей Лебедевой И.Е., Самохиной Н.А.,

при секретаре Шибаевой Е.И.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Гербекова Б.И. дело по апелляционной жалобе представителя Матисон А.О. по доверенности Николаевой А.А. на решение Савеловского районного суда г. Москвы от 07 июля 2016 года, которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований Матисон А. О. к АО "Издательский дом "Комсомольская правда", Велигжаниной А. А. о защите права на неприкосновенность частной жизни, защите права на охрану изображения гражданина, компенсации морального вреда - отказать,

установила:

Матисон А.О. обратилась в суд с исковыми требованиями к АО "ИД "Комсомольская правда", Велигжаниной А.А. о защите права на неприкосновенность частной жизни, защите права на охрану изображения гражданина и взыскании компенсации морального вреда, мотивируя их тем, что в N 12 (26507-т) газеты "Комсомольская правда. Еженедельник" от 24-31 марта 2016 года на полосе 8 была опубликована статья "Сергей Безруков и Анна Матисон мечтают о ребенке" с анонсом на первой полосе "Бабушка Анны Матисон: Сережа Безруков и Аня мечтают о ребенке. Артист женился на своем режиссере. Стр. 8", в которой без согласия истца были распространены сведения о ее частной жизни, чем ей причинены нравственные страдания; статья проиллюстрирована фотографиями истца, чем нарушено ее право на изображение; истцом заявлено требование о взыскании денежных сумм в счет возмещения морального вреда в следующих размерах: за вмешательство в личную жизнь и распространение сведений о частной жизни с АО "ИД "Комсомольская правда" - .. рублей, с Велигжаниной А.А. - .. рублей; за нарушение права на изображение с АО "ИД "Комсомольская правда" - _ рублей.

Истец Матисон А.О. в судебное заседание не явилась. Извещенные о месте и времени судебного заседания представители истца в судебное заседание не явились. Представитель истца по доверенности Вешкурцева З.В. направила ходатайство об отложении судебного заседания в связи со своим нахождением в отпуске, занятостью двух других представителей в иных судебных процессах и нахождением одного из представителей в командировке. Определением суда от 07.07.2016 г., отраженном в протоколе судебного заседания, неявка представителей истца признана неуважительной, в связи с чем суд посчитал возможным рассмотреть дело в соответствии с пунктом 3 статьи 167 ГПК РФ в отсутствие истца и его представителей.

Представитель ответчика по доверенности Адамов В.Н. в судебное заседание явился, исковые требования не признал по основаниям, изложенным в письменных возражениях на иск.

Ответчик Велигжанина А.А. в судебное заседание не явилась, суд посчитал возможным рассмотреть дело в ее отсутствие.

Суд постановил указанное выше решение, об отмене которого просит представитель истца - Николаева А.А., ссылаясь на то, что выводы суда первой инстанции не соответствуют обстоятельствам дела, судом неправильно применены нормы материального права.

Истец Матисон А.О., ответчик Велигжанина А.А. в заседание судебной коллегии не явились, о дне слушания дела извещены надлежащим образом, руководствуясь положениями ст. 167 ГПК РФ, судебная коллегия рассматривала дело в отсутствии указанных лиц.

Проверив материалы дела, заслушав объяснения представителя Матисон А.О. - Вешкурцевой З.В., представителя АО "ИД "Комсомольская правда" - Адамова В.Н., обсудив доводы апелляционной жалобы и возражения на нее, исследовав новые доказательства по делу, судебная коллегия полагает, что решение суда отмене не подлежит, поскольку постановлено в соответствии с фактическими обстоятельствами дела при правильном применении и соблюдении норм материального и процессуального права.

Как определено частью 1 статьи 23 Конституции Российской Федерации, каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

Согласно части 1 статьи 24 Конституции Российской Федерации сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

В то же время в статье 29 Конституции Российской Федерации закреплено право каждого свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. При этом гарантируется свобода массовой информации, цензура запрещается.

Аналогичное правовое регулирование закреплено в Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года, которая, являясь международным договором Российской Федерации, наряду с общепризнанными принципами и нормами международного права являются составной частью ее правовой системы.

Так, статья 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года предусматривает, что каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

Статья 10 Конвенции устанавливает, что каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ.

Европейский суд по правам человека неоднократно отмечал, что по делам, связанным с осуществлением права на защиту частной жизни, государству и судам в каждом случае необходимо найти способ установить баланс между использованием двух фундаментальных прав, которые оба гарантируются Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод: право на защиту частной жизни и право на свободу выражения (п. 42 Постановления ЕСПЧ от 24.06.2004 "Дело "Фон Ганновер (Принцесса Ганноверская) (Von Hannover) против Германии" (жалоба N 59320/00).

При этом Европейский суд отметил значимость права каждого человека на неприкосновенность его частной жизни и права на свободу выражения мнения как основополагающих для демократического общества. Эти права не являются абсолютными, но и не превалируют одно над другим, так как являются равноценными.

Приведенные выше положения Конституции Российской Федерации находят свое развитие в нормах Гражданского кодекса РФ и федерального законодательства.

Так, согласно п. 5 ч. 1 ст. 49 Закона РФ от 27.12.1991 N 2124-1 "О средствах массовой информации" журналист обязан получать согласие (за исключением случаев, когда это необходимо для защиты общественных интересов) на распространение в средстве массовой информации сведений о личной жизни гражданина от самого гражданина или его законных представителей.

В соответствии с п. 7 ст. 3 Федерального закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" правовое регулирование отношений, возникающих в сфере информации, информационных технологий и защиты информации, основывается на принципе неприкосновенности частной жизни, недопустимости сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни лица без его согласия.

Пунктом 8 статьи 9 названного Закона запрещается требовать от гражданина (физического лица) предоставления информации о его частной жизни, в том числе информации, составляющей личную или семейную тайну, и получать такую информацию помимо воли гражданина (физического лица), если иное не предусмотрено федеральными законами.

В силу п. 1 ст. 152.2 ГК РФ, если иное прямо не предусмотрено законом, не допускаются без согласия гражданина сбор, хранение, распространение и использование любой информации о его частной жизни, в частности сведений о его происхождении, о месте его пребывания или жительства, о личной и семейной жизни (абз. 1). Не являются нарушением правил, установленных абзацем первым настоящего пункта, сбор, хранение, распространение и использование информации о частной жизни гражданина в государственных, общественных или иных публичных интересах, а также в случаях, если информация о частной жизни гражданина ранее стала общедоступной либо была раскрыта самим гражданином или по его воле (абз. 2).

Статья 152.1 ГК РФ в пункте 1 указывает, что обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина допускаются только с согласия этого гражданина. Такого согласия не требуется, в частности, когда использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах; изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования; гражданин позировал за плату.

Как указано в Определении Конституционного Суда РФ от 28.06.2012 N 1253-О право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну означает предоставленную человеку и гарантированную государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера; в понятие "частная жизнь" включается та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если носит непротивоправный характер.

В соответствии с п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" при разрешении споров, возникших в связи с распространением информации о частной жизни гражданина, необходимо учитывать, что в случае, когда имело место распространение без согласия истца или его законных представителей соответствующих действительности сведений о его частной жизни, на ответчика может быть возложена обязанность компенсировать моральный вред, причиненный распространением такой информации (статьи 150, 151 Гражданского кодекса Российской Федерации). Исключение составляют случаи, когда средством массовой информации была распространена информация о частной жизни истца в целях защиты общественных интересов на основании пункта 5 статьи 49 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации". Эта норма корреспондируется со статьей 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2010 г. N 16 "О практике применения судами Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации" определено, что пунктом 5 части 1 статьи 49 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации" предусмотрен запрет на распространение в средствах массовой информации сведений о личной жизни граждан, если от них самих или от их законных представителей не было получено на то согласие, за исключением случаев, когда это необходимо для защиты общественных интересов. Пункт 2 части 1 статьи 50 названого Закона допускает распространение сообщений и материалов, подготовленных с использованием скрытой аудио- и видеозаписи, кино- и фотосъемки, если это необходимо для защиты общественных интересов и приняты меры против возможной идентификации посторонних лиц.

В названном Постановлении Верховный Суд РФ также обратил внимание, что к общественным интересам следует относить не любой интерес, проявляемый аудиторией, а, например, потребность общества в обнаружении и раскрытии угрозы демократическому правовому государству и гражданскому обществу, общественной безопасности, окружающей среде. Судам необходимо проводить разграничение между сообщением о фактах (даже весьма спорных), способным оказать положительное влияние на обсуждение в обществе вопросов, касающихся, например, исполнения своих функций должностными лицами и общественными деятелями, и сообщением подробностей частной жизни лица, не занимающегося какой-либо публичной деятельностью. В то время как в первом случае средства массовой информации выполняют общественный долг в деле информирования граждан по вопросам, представляющим общественный интерес, во втором случае такой роли они не играют.

Понятие "публичных фигур" дано в п. 44 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 года N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", согласно которому без согласия гражданина обнародование и использование его изображения допустимо в силу подпункта 1 пункта 1 статьи 152.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, то есть когда имеет место публичный интерес, в частности если такой гражданин является публичной фигурой (занимает государственную или муниципальную должность, играет существенную роль в общественной жизни в сфере политики, экономики, искусства, спорта или любой иной области), а обнародование и использование изображения осуществляется в связи с политической или общественной дискуссией или интерес к данному лицу является общественно значимым.

Как следует из материалов дела, причиной обращения Матисон А.О. в суд послужило опубликование в N 12 (26507-т) газеты "Комсомольская правда. Еженедельник" от 24-31 марта 2016 года статьи "Бабушка Анны Матисон: Сережа Безруков и Аня мечтают о ребенке", сведения: "Сергей вступил в новый брак в 42 года. Анна моложе своего избранника на 10 лет", "Сергей Безруков узаконил свои отношения с Анной Матисон", "А вскоре появились слухи, что актер нашел новую любовь - режиссера из Иркутска Анну Матисон, у которой снимался в картине "Млечный путь", "Пара не афишировала своих отношений - скрыла и бракосочетание", "Свадьбы не устраивали и нас, родственников не пригласили", "_просто пошли и в перерыве между работой расписались. Да и не хотели они шумихи. Не выставляют свои чувства напоказ. К тому же это не первый брак у обоих - и у него, и у нее", "Разве у Анны это второй брак?!", "Вы новобрачным пожелали детишек?", "Может быть, уже ждут ребеночка?", "Анна хочет от Сергея ребенка? - Конечно", "Мечтает о дочке или о сыне? - Говорит, любой ребенок желанный", "Может, хочет стать многодетной мамой?- Возможно. Ее мама - многодетная, у нее трое детей", "_для брака с Анной Матисон Сергей купил простые обручальные кольца".

Статья проиллюстрирована фотографией с изображением А. Матисон и С. Безрукова. Автором текста статьи является Велигжанина А.А.

Разрешая спор, суд, применительно к положениям ст. 23 Конституции РФ, ст. ст. 152.2, 1100 ГК РФ и приведенным выше разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ, правильно исходил из отсутствия необходимых для удовлетворения иска фактических и правовых оснований, посчитав, что спорная публикация не может рассматриваться как нарушения неприкосновенности частной жизни истца.

Суд также принял во внимание, что истец Матисон А.О. является известным российским режиссером театра и кино, супругой народного артиста России Безрукова С.В. Таким образом, истец является публичной личностью, занимающейся творческой деятельностью на территории Российской Федерации.

Информация о бракосочетании истца, ее супруге, истории их знакомства и взаимоотношений, предыдущем браке истца, творческих планах на момент спорной публикации уже была распространена в средствах массовой информации, о чем свидетельствуют представленные стороной ответчика скриншоты публикаций в сети Интернет на сайте www.7days.ru от 18 марта 2016 года в статье "Сергей Безруков: "Да! Женился!" указана информация о возрасте А. Матисон (32 года) и С. Безрукова (42 года); фразы: "Сергей Безруков узаконил свои отношения с Анной Матисон", "А вскоре появились слухи, что актер нашел новую любовь - режиссера из Иркутска Анну Матисон, у которой снимался в картине "Млечный путь" содержат информацию, ранее сообщенную другими средствами массовой информации. В опубликованной 16 марта 2016 года на сайте www.7days.ru (издание "7 дней") статье "Сергей Безруков женился на Анне Матисон", имеющейся в материалах дела, содержится информация о браке Сергея Безрукова и Анны Матисон, в силу чего на момент их публикации в газете "Комсомольская правда. Еженедельник" от 24-31 марта 2016 года приведенные сведения были общедоступными.

Также судом отмечено, что темы, затронутые в спорной публикации, а именно о жизни популярного в обществе деятеля культуры и искусства, взаимоотношениях в семье, творческих планах, желании иметь детей вызывают определенный общественный интерес. Информация о взаимоотношениях в семье, знакомстве с будущим супругом и отношениях с ним после заключения брака, желании иметь детей, относящаяся к публичным фигурам, которыми истец и ее супруг являются, безусловно, представляет общественный интерес в качестве ориентира для формирования поведения людей, принятия либо непринятия тех или иных моральных ценностей и выбора образа жизни.

Разрешая заявленные исковые требования в части нарушения прав истца на неприкосновенность частной жизни, суд первой инстанции исходил из того, что спорная публикация не содержит каких-либо негативных сведений в отношении истца, требований о признании каких-либо сведений, содержащихся в публикации, порочащими, либо не соответствующими действительности, истцом не заявлялось.

В публикации не раскрываются интимные аспекты личной жизни истца, результаты медицинского вмешательства, не имеется ничего, что могло бы тем или иным образом причинить вред его нематериальным благам.

Проанализировав установленные обстоятельства дела и приведенные нормы права, судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что спорная публикация не может рассматриваться как нарушение неприкосновенности частной жизни истца, влекущее гражданско-правовую ответственность. Суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что в данном случае сбор, хранение, распространение и использование информации о частной жизни истца были осуществлены ответчиком в публичных интересах, в связи с чем не являются нарушением запрета, установленного абзацем первым пункта первого статьи 152.2 ГК РФ.

Кроме того, судом по делу установлено еще одно самостоятельное основание, предусмотренное абзацем вторым пункта первого статьи 152.2 ГК РФ, исключающее гражданскую ответственность за вмешательство в частную жизнь гражданина, а именно тот факт, что опубликованные ответчиком сведения ранее стали общедоступными вследствие их опубликования другими средствами массовой информации.

Представленные в материалы дела ответчиком копии публикаций иных средств массовой информации, из которых видно, что оспариваемые истцом сведения на момент их публикации в "Комсомольской правде. Еженедельник" были общеизвестными и общедоступными, свидетельствуют о том, что в данной ситуации установленный частью 1 ст. 152.2 ГК РФ запрет не был нарушен, что исключает возможность удовлетворения заявленных требований.

Отклоняя требования истца о нарушении его права на охрану изображения, суд первой инстанции также пришел к выводу об отсутствии в действиях ответчика нарушений норм действующего законодательства.

Соглашаясь с таким выводом, судебная коллегия принимает во внимание, что согласно п. 44 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" без согласия гражданина обнародование и использование его изображения допустимо в силу подпункта 1 пункта 1 статьи 152.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, то есть когда имеет место публичный интерес, в частности если такой гражданин является публичной фигурой (занимает государственную или муниципальную должность, играет существенную роль в общественной жизни в сфере политики, экономики, искусства, спорта или любой иной области), а обнародование и использование изображения осуществляется в связи с политической или общественной дискуссией или интерес к данному лицу является общественно значимым.

Следовательно, использование изображения гражданина в общественных, государственных и иных публичных интересах означает использование такого изображения в связи с тем, что такой гражданин является публичной фигурой, и информация о нем и его деятельности представляет общественный либо публичный интерес.

Суд обоснованно исходил из того, что использование ответчиком фотографии истца было вызвано публичным интересом; истец, будучи известным деятелем культуры и искусства, в силу своего положения является публичным человеком, поэтому он должен осознавать, что это автоматически влечет за собой усиление внимания в отношении его частной и публичной жизни. При таком положении использование ответчиком изображения истца, осуществленное в публичном интересе, не является нарушением требований пункта 1 статьи 152.1 ГК РФ.

Кроме того, как указано выше, согласно пункту 1 статьи 152.1 ГК РФ по общему правилу обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии) допускаются только с согласия этого гражданина.

В пункте 46 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" разъясняется, что согласие на обнародование и использование изображения гражданина представляет собой сделку (статья 153 ГК РФ). Форма согласия определяется общими правилами ГК РФ о форме сделки, которая может быть совершена в письменной или устной форме, а также путем совершения конклюдентных действий (статья 158 ГК РФ), если иное не установлено законом (например, использование в агитационных материалах кандидата, избирательного объединения изображения физического лица допускается только с письменного согласия данного физического лица в соответствии с пунктом 9 статьи 48 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации").

Действующее законодательство не содержит обязательного требования получить только письменное согласие деятеля культуры и искусства на использование его изображения.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" также разъяснил, что предусмотренное статьей 152.1 ГК РФ согласие гражданина может содержать ряд условий, определяющих порядок и пределы обнародования и использования его изображения, например, о сроке, на который оно дается, а также способе использования данного изображения. Если согласие на обнародование и использование изображения было дано в устной форме либо путем совершения конклюдентных действий, таким согласием охватывается использование изображения в том объеме и в тех целях, которые явствуют из обстановки, в которой оно совершалось (п. 47 Постановления). Ранее данное согласие гражданина на использование его изображения может быть отозвано в любое время. При этом лицо, которое обладало правом на использование данного изображения, может потребовать возмещения причиненных ему таким отзывом убытков (статья 15 ГК РФ) (п. 49 Постановления).

Разрешая спор в части требований о нарушении права на охрану изображения гражданина, суд установил, что права на фотографию А. Матисон и С. Безрукова, опубликованные в качестве иллюстрации к статье "Сергей Безруков и Анна Матисон мечтают о ребенке", были приобретены ответчиком АО "ИД "Комсомольская правда" у ФГУП "Международное информационное агентство "Россия сегодня" по Лицензионному договору N 14-321-0279/РС/2014 от 01.04.2014 г. Опубликованные фотографии снабжены подписями "Екатерина Чеснокова/ РИА Новости". В соответствии с Актом сдачи-приемки от 31.03.2015 г. ответчику были предоставлены неисключительные права на две фотографии А. Матисон и С. Безрукова (N 276705 фотобанка РИА "Новости").

Из описания к фотографиям следует, что они были созданы Е. Чесноковой на предпремьерном показе фильма А. Матисон "Млечный путь", прошедшем 24.12.2015 г. в кинотеатре "Москва". Предпремьерный показ фильма, режиссером которого была Матисон А.О., являлся публичным мероприятием с участием прессы. Из содержания фотографии видно, что истец не уклонялся от объектива фотоаппарата, позировал фотографу, позволил сделать фотоснимки своего изображения, данные обстоятельства свидетельствуют о совершении истцом конклюдентных действий, свидетельствующих о согласии на последующее использование его фотографий в средствах массовой информации.

При таком положении судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что фотография, которая была опубликована ответчиком, не относится к частной жизни истца, изображение истца было получено при съемке, которая проводилась в местах, открытых для свободного посещения, на публичном мероприятии, из обстановки совершения фотоснимка очевидно следовало согласие истца на дальнейшее использование его изображения.

Соглашаясь с выводами суда первой инстанции, судебная коллегия также учитывает, что в соответствии со ст. 55, 56 ГПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Каждая сторона должна доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

По смыслу приведенных норм в гражданском процессе действует презумпция, согласно которой на ответчика не может быть возложена ответственность, если истец не доказал обстоятельства, подтверждающие его требования. Решение об удовлетворении заявленных требований может быть принято судом в случае наличия достаточных, относимых, допустимых и достоверных доказательств, подтверждающих обоснованность заявленных требований.

В ходе рассмотрения настоящего дела истцом не было представлено доказательств, подтверждающих, что публикация ответчиком статьи "Сергей Безруков и Анна Матисон мечтают о ребенке" нарушила требования статьей 152.1 и 152.2 ГК РФ, а также что в результате данных действий ответчика истцу были причинены физические и нравственные страдания, влекущие необходимость денежной компенсации такого вреда.

Компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию (статья 1100 ГК РФ). Положение данной статьи в рассматриваемом споре не применимо, поскольку факт распространения ответчиком не соответствующих действительности и порочащих сведений об истце судом не установлен.

На основании изложенного судебная коллегия считает, что суд постановил решение в соответствии с нормами материального и процессуального права, и оно не подлежит отмене по доводам апелляционной жалобы, которые по существу сводятся к переоценке выводов суда, что в силу действия положений ст. 330 ГПК РФ основанием к отмене или изменению решения суда не является.

Доводы апелляционной жалобы о неправильном применении судом первой инстанции норм материального права со ссылкой на положения п. 5 ч. 1 ст. 49 Закона РФ от 27.12.1991 N 2124-1 "О средствах массовой информации", п. 7 ст. 3, п. 8 ст. 9 Федерального закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" основаны на ошибочном толковании норм права.

Из приведенных выше положений названных норм права следует, что изъятия из запрета на сбор и распространение сведений о частной жизни лица и использовании изображений могут быть установлены федеральным законом.

Именно такие изъятия, как верно указал суд, предусмотрены положениями пунктов первых статей 152.1 и 152.2 ГК РФ. Также является правильным вывод суда о наличии фактических оснований для применения положений статей 152.1 и 152.2 ГК РФ в настоящем деле.

Указания апелляционной жалобы на то, что суд неправомерно не применил положения статей 23 и 24 Конституции Российской Федерации фактически сводятся к утверждению о том, что примененные судом положения статей 152.1 и 152.2 ГК РФ противоречат Конституции Российской Федерации. Между тем такой довод апелляционной жалобы является ошибочным, поскольку упомянутые нормы Гражданского кодекса РФ изданы на основании и в развитие положений Конституции Российской Федерации, являются действующими и Конституции не противоречат.

Ссылка в апелляционной жалобе на то, что суд в обжалуемом решении привел фрагменты из пункта 25 Постановления Европейского Суда по правам человека от 24 июня 2004 года "Дело "Фон Ганновер против Германии", которые по сути являются не выводами Европейского Суда, а правовыми позициями судов Германии, основанными на нормах немецкого законодательства, не влечет отмену решения суда первой инстанции в связи со следующим.

Наличие в тексте решения суждений судов Германии о применении журналистами для привлечения общественного внимания такого приема как персонификация, а также о наличии интереса общественности к публичным лицам само по себе не повлияло на правильность выводов суда первой инстанции по существу спора.

Кроме того, вопреки приведенному доводу апелляционной жалобы, суждение суда первой инстанции о том, что истца можно отнести к категории публичных лиц, обосновывается в этой части решения ссылкой не на позиции судов Германии, а на выводы Европейского Суда по правам человека, который в пункте 42 постановления ЕСПЧ от 24.06.2004 "Дело "Фон Ганновер (Принцесса Ганноверская) (Von Hannover) против Германии" (жалоба N 59320/00), сославшись на Резолюцию N 1165 (1998) Парламентской Ассамблеи Совета Европы о праве на неприкосновенность частной жизни, указал, что публичными лицами являются лица, занимающие государственную должность и/или пользующиеся государственными ресурсами, и, в более широком смысле, все лица, играющие определенную роль в общественной жизни, будь то политика, экономика, искусство, социальная сфера, спорт или любая другая область.

Как указано выше, данная правовая позиция неоднократно подтверждалась в постановлениях ЕСПЧ, а также согласуется с приведенными выше разъяснениями п. 44 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 N 25.

В связи с этим судебная коллегия также отклоняет утверждения апелляционной жалобы со ссылкой на упомянутое постановление ЕСПЧ о том, что истец, не будучи государственным деятелем, не может быть отнесен к публичным лицам, сведения о которых представляют публичный интерес.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалобы о том, что судом первой инстанции дано неправильное толкование позиций, высказанных в названном постановлении ЕСПЧ.

При этом судебная коллегия принимает во внимание, что в пункте 58 Постановления ЕСПЧ от 24.06.2004 "Дело "Фон Ганновер (Принцесса Ганноверская) (Von Hannover) против Германии" (жалоба N 59320/00) указано на необходимость баланса между защитой частной жизни и свободой выражения мнения, гарантированной статьей 10 Конвенции.

В этой связи Европейский Суд напомнил, что свобода выражения мнения представляет собой одну из существенных основ демократического общества. При условии соблюдения пункта 2 статьи 10 Конвенции она применяется не только по отношению к "информации" или "идеям", которые благоприятно воспринимаются или считаются безобидными или незначительными, но и по отношению тем, которые являются оскорбительными, шокирующими или возмутительными. Таковы требования плюрализма, терпимости и либерализма, без которых невозможно "демократическое общество". В этой связи пресса играет существенную роль в демократическом обществе. Хотя она не должна преступать определенных границ, в частности, в отношении репутации и прав других лиц, тем не менее долг прессы - доносить информацию и идеи по всем вопросам, представляющим интерес для общества, так, чтобы это не противоречило ее обязанностям и ответственности. Журналистская свобода предполагает возможность прибегнуть к некоторой степени преувеличения или даже провокации.

Отклоняя утверждения апелляционной жалобы о противоречии выводов суда первой инстанции правовым позициям, содержащимся в упомянутом Постановлении ЕСПЧ, судебная коллегия исходит из того, что в спорах о праве на защиту частной жизни баланс между интересами лица и общественности следует устанавливать с учетом конкретных обстоятельств каждого отдельного случая.

По мотивам, изложенным выше, судебная коллегия считает, что в данном деле, правильно установив и оценив конкретные обстоятельства, суд первой инстанции нашел справедливый баланс между правом истца как публичного лица на охрану его частной жизни и изображения и публичными интересами.

По этим же причинам, учитывая индивидуальный характер каждого спора, судебная коллегия отклоняет ссылки апелляционной жалобы на иные решения, принимавшиеся по другим делам, рассмотренным в том числе и тем же составом суда.

Судебная коллегия также отклоняет доводы апелляционной жалобы о несоответствии закону и практике ЕСПЧ выводов суда в части отказа в исковых требованиях о защите права на охрану изображения.

Как указано выше, решение суда в данной части соответствует требованиям ст. 152.1 ГК РФ и разъяснениям Верховного Суда Российской Федерации, основано на правильной оценке установленных фактических обстоятельств.

Помимо этого судебная коллегия учитывает позицию, изложенную в пунктах 59 и 60 Постановления ЕСПЧ от 24.06.2004 "Дело "Фон Ганновер (Принцесса Ганноверская) (Von Hannover) против Германии" (жалоба N 59320/00), согласно которой, хотя свобода выражения мнения также распространяется на публикацию фотографий, в этой области защита прав и репутации других лиц приобретает особую важность. В делах, при рассмотрении которых Европейскому Суду пришлось установить баланс между защитой частной жизни и свободой выражения мнения, он всегда подчеркивал вклад, который фотографии или статьи в прессе внесли в обсуждение, представляющее интерес для общественности. В частности, в одном из дел Европейский Суд придал особое значение тому обстоятельству, что предметом рассмотрения являлось информационное сообщение, представляющее "большой общественный интерес" и что опубликованные фотографии "не раскрывали подробностей частной жизни" рассматриваемого лица (Постановление Европейского Суда по делу "Кроне Ферлаг ГмбХ унд Ко. КГ" против Австрии", § 37), и постановил вывод о правомерности использования фотографий.

Судебная коллегия при этом обращает внимание на характер использованного ответчиком фотографического изображения истца, которое также никаким образом не раскрывает подробностей его частной жизни.

Довод апелляционной жалобы о неправомерности ссылок суда на приведенное постановление ЕСПЧ ввиду того, что в суде первой инстанции стороны на него не ссылались, несостоятельно, поскольку в соответствии с п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2013 N 21 "О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней" правовые позиции Европейского Суда по правам человека, которые содержатся в окончательных постановлениях Суда, принятых в отношении Российской Федерации, являются обязательными для судов. С целью эффективной защиты прав и свобод человека судами учитываются правовые позиции Европейского Суда, изложенные в ставших окончательными постановлениях, которые приняты в отношении других государств - участников Конвенции. При этом правовая позиция учитывается судом, если обстоятельства рассматриваемого им дела являются аналогичными обстоятельствам, ставшим предметом анализа и выводов Европейского Суда.

Таким образом, основанием для применения судом правовой позиции ЕСПЧ является аналогичность обстоятельств дела, при этом ссылки сторон спора на данные позиции ЕСПЧ не обязательны.

Иные доводы жалобы были предметом изучения судом первой инстанции, им дана надлежащая правовая оценка. Несогласие с решением суда первой инстанции, другая точка зрения стороны по делу о результатах рассмотрения данного дела по смыслу ст. 330 ГПК РФ не является основанием для отмены или изменения судебного решения.

Ссылок на какие-либо процессуальные нарушения, являющиеся безусловным основанием для отмены правильного по существу решения суда, апелляционная жалоба истца также не содержит.

Руководствуясь ст.ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Савеловского районного суда г. Москвы от 07 июля 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

Судьи:

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.