Апелляционное определение Московского городского суда от 30 марта 2017 г. N 33-6112/17

 

 

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Сергеевой Л.А.

и судей Вишняковой Н.Е., Смирновой Ю.А.

при секретаре Ч*А.А.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Вишняковой Н.Е. дело по апелляционной жалобе и дополнениям к ней Оболенцевой Д.И. на решение Никулинского районного суда г. Москвы от 30 ноября 2016 года, которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований Оболенцевой Д*И*к Оболенцевой А*В*, Оболенцеву И*А*, АО АКБ "Интерпромбанк" о признании договора последующей ипотеки (залога недвижимого имущества) частично недействительным - отказать.

установила:

Оболенцева Д.А. обратилась в суд с иском к Оболенцевой А.В., Оболенцеву И.А., АО АКБ "Интерпромбанк" о признании частично недействительным договора последующей ипотеки (залога недвижимого имущества) N *от 21 февраля 2013 года, заключенного АО АКБ "Интрепромбанк" с Оболенцевой А.В., в лице доверенного лица Оболенцева И.А., в части передачи в залог квартиры по адресу: *, мотивируя свои требования тем, что указанное спорное жилое помещение является для истца ее единственным жильем, также в квартире зарегистрирован и проживает брат истца 2003 года рождения, таким образом, указанным договором, в части обязательства о выселении, разрешены права и обязанности истца и ее брата. На момент заключения договора истица также являлась несовершеннолетней, однако Банк, при заключении договора залога, не проверил то обстоятельство, что квартира имеет обременение в виде регистрации несовершеннолетних детей. Также нарушено условие об обязательном предоставлении согласии супруги на сделку, поскольку Оболенцева А.В. не давала согласия своему супругу Оболенцеву И.А. на заключение договора залога. Кроме того, Оболенцев И.А. подписал данный договор от имени собственника квартиры Оболенцевой А.В. на основании отозванной доверенности. Истец полагает, что Оболенцев И.А. совершил данную сделку в своих интересах, при этом действуя от имени другого лица. Более того, Оболенцева А.В. не подписывала ни договор страхования заложенного имущества, ни анкету заемщика, что также свидетельствует о том, что Оболенцева А.В. не знала о совершаемой сделке, однако данная сделка была совершена, несмотря на вышеуказанные нарушения.

Представитель истца в судебное заседание явился, исковые требования, в том числе с учетом уточнений поддержал в полном объеме.

Представитель ответчика Оболенцевой А.В., ответчик Оболенцева А.В. в судебное заседание явились, возражали против требований в отношении себя, при этом не возражали против исковых требований о признании договора недействительным в части.

Ответчик Оболенцев И.А. в судебное заседание явился, исковые требования признал.

Представитель ответчика АО АКБ "Интерпомбанк" в судебное заседания явилась, возражала против удовлетворения иска, в иске просила отказать, по основаниям, изложенным в отзыве.

Суд постановил вышеуказанное решение, об отмене которого, как незаконного и необоснованного, просит Оболенцева Д.А. по доводам апелляционной жалобы.

Проверив материалы дела, выслушав представителя истца- Спасскую Д.В., ОТВЕТЧИКА Оболенцева И.А., представителя Оболенцевой Д.И.- Яшарова В.Г., представителя Оболенцевой А.В.- Яшарова С.Г., обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение суда первой инстанции по настоящему делу подлежит оставлению без изменения по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 195 ГПК РФ, решение суда должно быть законным и обоснованным.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ N 23 от 19 декабря 2003 года, решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Данным требованиям закона решение суда первой инстанции соответствует в полном объеме.

В соответствии с п. 1 ст. 166 ГК РФ, сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка), либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Как установлено судом и следует из материалов дела, 21 февраля 2013 года АКБ "ИНТЕРПРОМБАНК" (ЗАО) заключил с Оболенцевым И.А. кредитный договор о предоставлении Кредита в форме невозобновляемой кредитной линии (с физическим лицом) N *.

Согласно кредитному договору ответчику были предоставлены денежные средства в размере * долларов США со сроком окончательного возврата заемных средств и уплаты процентов - 20 февраля 2015 года.

Исполнение ответчиком Оболенцевым И.А. обязательств по Договору было обеспечено Договором последующей ипотеки (залога недвижимого имущества) N * от 21 февраля 2013 года, заключенным между АКБ "Интерпромбанк" с Оболенцевой А.В. в лице доверенного лица Оболенцева И.А.

Предметом Договора ипотеки является принадлежащее ответчику Оболенцевой А.В. на праве собственности недвижимое имущество, в том числе квартира N *, назначение: жилое, общей площадью 166,4 кв. м, находящаяся по адресу: *

На основании решения Никулинского районного суда г. Москвы от 29.06.2015 г. по делу N * по иску ЗАО АКБ "Интерпромбанк" к Оболенцеву И.А., Оболенцевой А.В. о взыскании задолженности, обращении взыскания на заложенное имущество, исковые требования банка были удовлетворены, в том числе и обращено взыскание на предмет залога - жилое помещение, расположенное по адресу: *.

Указанное решение вступило законную силу 14.03.2016 г.

Как следует из материалов регистрационных дел Договор последующей ипотеки (залога недвижимого имущества) N * от 21 февраля 2013 года на квартиры и машиноместа, был зарегистрирован 27 февраля 2013 года Управлением Федеральной регистрационной службы по г. Москве.

На государственную регистрацию указанного договора залога была представлена копия нотариально заверенной доверенности, выданная от Оболенцевой А.В. на имя Оболенцева И.А., которая соответствовала подлиннику документа, представленного для проведения государственной регистрации, о чем свидетельствует штамп Управления на указанной копии доверенности.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что ответчиком не представлено доказательств, подтверждающих извещение банка об отмене доверенности. При этом, отсутствие уведомления поверенного об отмене доверенности влечет действительность всех совершенных поверенным действий. Кроме того, суд указал на то, что Оболенцев И.А. и АКБ "Интерпромбанк" действовали добросовестно , т.к. не знали и не могли заведомо знать о несогласии Оболенцевой А.В. на заключение сделки, которой не было представлено доказательств, подтверждающих ее несогласие (отсутствие воли) на распоряжение спорной квартирой. При этом, у Бобленцевой Д.И. отсутствует право требования о признании недействительной сделки по основаниям ст. 35 СК РФ.

Судебная коллегия полагает возможным согласиться с выводом суда первой инстанции, поскольку он является законным и обоснованным и не противоречит нормам действующего законодательства.

В своей жалобе Оболенцева Д.И. выражает несогласие с решением суда, указывая на то обстоятельство, что договором разрешены права и обязанности в отношении третьих лиц, не являющихся сторонами по договору, а именно Оболенцевой А.В., а также не соблюдены права и интересы несовершеннолетнего Оболенцева М.И., 2003 г. рождения, поскольку в случае выселения спорная квартира является их единственным местом жительства.

С данным доводом судебная коллегия не согласна в силу следующего.

Согласно п. 2 ст. 1 ГК РФ, граждане и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

В силу ст. 421 ГК РФ, граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

В соответствии с п. 1 ст. 166 ГК РФ, сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка), либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Согласно ст. 168 ГК РФ, (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений) сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона от 16 июля 1998 года N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)" ипотека может быть установлена в обеспечение обязательства по кредитному договору, по договору займа или иного обязательства, в том числе обязательства, основанного на купле-продаже, аренде, подряде, другом договоре, причинении вреда, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Не допускается ипотека имущества, изъятого из оборота, имущества, на которое в соответствии с Федеральным законом не может быть обращено взыскание, а также имущества, в отношении которого в установленном Федеральным законом порядке предусмотрена обязательная приватизация либо приватизация которого прекращена.

В силу пп.1 п.3 ст.5 Федерального закона от 16 июля 1998 года N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)" , по договору об ипотеке может быть заложено недвижимое имущество, указанное в пункте 1 статьи 130 ГК РФ, права, на которое зарегистрированы в порядке, установленном для государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, в том числе: жилые дома, квартиры и части жилых домов и квартир, состоящие их одной или нескольких изолированных комнат.

В соответствии с п. 1 ст. 50 указанного закона, залогодержатель вправе обратить взыскание на имущество, заложенное по договору об ипотеке, для удовлетворения за счет этого имущества названных в статьях 3 и 4 настоящего Федерального закона требований, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обеспеченного ипотекой обязательства, в частности неуплатой или несвоевременной уплатой долга полностью или в части, если договором не предусмотрено иное.

На основании ст. 79 Федерального закона от 02.10.2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" взыскание может быть обращено на принадлежащее должнику-гражданину на праве собственности имущество, перечень которого установлен Гражданским процессуальным кодексом РФ.

В силу ч. 1 ст. 446 ГПК РФ, взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание.

Положения указанной статьи в их взаимосвязи с п. 1 ст. 78 Федерального закона "Об ипотеке" не исключают возможность обращения взыскания на заложенное жилое помещение при условии, что такое жилое помещение заложено по договору об ипотеке либо по ипотеке в силу закона в обеспечение возврата кредита на приобретение или строительство таких или иных жилых помещений, их капитальный ремонт или иное неотделимое улучшение, а также на погашение ранее предоставленных кредита или займа на приобретение или строительство жилого дома или квартиры.

П. 3 ст. 77 Федерального закона "Об ипотеке (залоге недвижимости)" предусматривает получение согласия органа опеки и попечительства при оформлении ипотеки квартиры или жилого дома, в котором проживают несовершеннолетние, оставшиеся без родительского попечении.

Однако данная норма права к спорным правоотношениям не применима, поскольку истица, будучи несовершеннолетней, на момент заключения договора, а так же ее несовершеннолетний брат, не находились под опекой и не лишены родительского попечения.

Таким образом, действующее законодательство допускает заключение договора залога (ипотеки) в отношении жилого помещения, являющегося единственным пригодным для постоянного проживания помещением для залогодателя и членов его семьи.

При этом, Оболенцева А.В. была привлечена к участию в деле в качестве соответчика.

В дополнениях к апелляционной жалобе Оболенцева Д.И. ссылается на то обстоятельство, что договор залога был заключен в отсутствии нотариально удостоверенного согласия супруга на заключение договора.

С данным доводом судебная коллегия не согласна в силу следующего.

В соответствии со ст. 35 СК РФ, владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов. При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга. Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки. Для заключения одним из супругов сделки по распоряжению имуществом, права на которое подлежат государственной регистрации, сделки, для которой законом установлена обязательная нотариальная форма, или сделки, подлежащей обязательной государственной регистрации, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга. Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки.

Таким образом, сделка по указанному основанию является оспоримой и может быть признана недействительной только по иску супруга. Однако, Оболенцева Д.И. таковым лицом не является.

Более того, судебная коллегия принимает во внимание то обстоятельство, что Оболенцева А.В., участвуя в деде N * , указанных доводов не заявляла, при этом в силу ст. 35 СК РФ, именно супруг, вправе требовать признание сделки недействительной.

Из пояснений представителя АКБ "Интерпромбанк" следует, что Оболенцевым И.А. была представлена доверенность от Оболенцевой А.В. на распоряжение имуществом, принадлежащим ей. В связи с чем, у Банка не было оснований полагать, что Оболенцева А.В. может выразить какое - либо несогласие на совершение сделки, в связи с чем, дополнительного согласия от Оболенцевой А.В. не требовалось.

В связи с чем, суд обоснованно пришел к выводу, что истец не обладает нравом оспаривать сделку по данным основаниям.

Далее в дополнениях к апелляционной жалобе Оболенцева Д.И. указывает на то обстоятельство, что у Оболенцева И.А. отсутствовали полномочия на заключение оспариваемого договора, поскольку доверенность от Оболенцевой А.В. на момент подписания договора была отозвана. Полагает, что Оболенцев И.А. при подписании договора действовал в своих интересах.

С данным доводом судебная коллегия не согласна в силу следующего.

В силу ст. 61 ч.2 ГПК РФ , обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда, Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 21 декабря 2011 года N 30-П, признание преюдициального значения судебного решение будучи направленным на обеспечение стабильности и общеобязательности судебного решения, исключение возможного конфликта судебных актов, предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу в этом же или ином виде судопроизводства, если они имеют значение для разрешения данного дела. Тем самым преюдициальность служит средством поддержания непротиворечивости судебных актов и обеспечивает действие принципа правовой определенности. Наделение судебных решений, вступивших в законную силу, свойством преюдициальности - сфера дискреции федерального законодателя, который мог бы прибегнуть и к другим способам обеспечения непротиворечивости обязательных судебных актов в правовой системе, но не вправе не установить те или иные институты, необходимые для достижения данной цели. Введение же института преюдиции требует соблюдения баланса между такими конституционно защищаемыми ценностями, как общеобязательность и непротиворечивость судебных решений с одной стороны, и независимость суда и состязательность судопроизводства - с другой. Такой баланс обеспечивается посредством установления пределов действия преюдициальности, а также порядка ее опровержения.

В материалы настоящего дела сторонами представлены доказательства, которые ранее рассматривались судом по делу N*, решение по которому вступило в законную силу.

Таким образом, суд приходит к выводу о том, что вышеуказанные судебные акты имеют преюдициальное значение для настоящего дела.

Как установлено ранее судом, в целях обеспечения кредитного договора, между АКБ "Интерпромбанк" и Оболенцевой А.В. был заключен Договор последующей ипотеки (залога недвижимого имущества) * от 21 февраля 2013 года (л.д. 27-32).

Данный договор со стороны Оболенцевой А.В. был подписан Оболенцевым И.А. на основании доверенности от 24 мая 2012 года бланк *, зарегистрированный в реестре за N *, удостоверенный нотариусом г. Москвы Щербаковой Е.Е.

В ходе судебного разбирательства 29.06.2015 г. по делу N* судом дана оценка возражениям ответчика Оболенцевой А.В., идентичным по своей сути требованиям истца по настоящему делу, о том, что 18 июля 2012 года указанная доверенность на основании распоряжения Оболенцевой А.В. была отменена, что удостоверено нотариусом Щербаковой Е.Е. в реестре за N *, суд не нашел оснований для отказа в удовлетворении требований об обращении взыскания на заложенное имущество, поскольку объективных доказательств, подтверждающих отзыв доверенности на момент заключения договора залога, материалы дела не содержат.

Как следует из материалов регистрационных дел Договор последующей ипотеки (залога недвижимого имущества) N * от 21 февраля 2013 года на квартиры и машиноместа, был зарегистрирован 27 февраля 2013 года Управлением Федеральной регистрационной службы по г. Москве.

На государственную регистрацию указанного договора залога была представлена копия нотариально заверенной доверенности, выданная от Оболенцевой А.В. на Оболенцева И.А., которая соответствовала подлиннику документа, представленного для проведения государственной регистрации, о чем свидетельствует штамп Управления на указанной копии доверенности.

По данному делу юридически значимым и подлежащим доказыванию обстоятельству, является выяснение волеизъявления ответчика Оболенцевой А.В. на отмену нотариально удостоверенной доверенности, выданной ею на имя Оболенцева И.А., а также извещения об этой отмене банка и Оболенцева И.А.

Вместе с тем, ответчиком не представлено доказательств, подтверждающих извещение банка об отмене доверенности.

Имеющееся в материалах дела телеграмма Оболенцевой А.В. направленная в адрес Управления Рорсеестра по Москве об отмене доверенности не подтверждает извещение банка об указанном обстоятельстве. Равно как и направленная 19.07.2012 г. телеграмма в отдел регистрации прав недвижимости по ЮЗАО г. Москвы по адресу: *, представленная истцом в материалы настоящего дела.

В силу п.1 ст. 189 ГК РФ, лицо, выдавшее доверенность и впоследствии отменившее ее, обязано известить об отмене лицо, которому доверенность выдана, а также известных ему третьих лиц, для представительства перед которыми дана доверенность.

В ходе судебного разбирательства не представлено доказательств того, что Оболенцева А.В. выполнила свою обязанность об оповещении Оболенцева И.А. об отмене доверенности, до того, как он заключил на основании данной доверенности оспариваемый договор.

Таким образом, отсутствие уведомления поверенного об отмене доверенности влечет действительность всех совершенных поверенным действий.

При этом, в силу ч. 3 ст. 182 ГК РФ, представитель не может совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично, а также в отношении другого лица, представителем которого он одновременно является, за исключением случаев предусмотренных законом. Сделка, которая совершена с нарушением правил, установленных в абзаце первом настоящего пункта, и на которую представляемы не дал согласия, может быть признана судом недействительной по иску представляемого, если она нарушает его интересы. Нарушение интересов представляемого предполагается, если не доказано иное.

В соответствии со ст. 183 ГПК РФ, при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени в интересах свершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии не одобрит данную сделку. До одобрения сделки представляемым другая сторона путем заявления совершившему сделку лицу или представляемому вправе отказаться от нее в одностороннем порядке, за исключением случаев, если при совершении сделки она знала или должна была знать об отсутствии у совершающего сделку лица полномочий либо об их превышении.

Из оспариваемого договора залога не следует, что Оболенцев И.А. совершил данную сделку по доверенности от Оболенцевой А.В. в отношении себя лично, поскольку фактически договор заключен между АКБ "Интерпромбанк" и Оболенцевой А.В. в лице доверенного лица Оболенцева И.А., а не между Оболенцевым И.А. и Оболенцевой А.В. в лице доверенного лица Оболенцева И.А., в связи с чем, вышеуказанный довод истца является несостоятельным и основан на неверном толковании норма права.

Ссылка Оболенцевой Д.И. на то, что Банк, действуя с разумной степенью осторожности был обязан удостовериться в отзыве доверенности не имеет для дела правового значения, поскольку данному доводу уже давалась оценка суда по ранее рассмотренному делу.

Ссылку в дополнениях к апелляционной жалобе на нарушение Банком Порядка выдачи кредита Оболенцеву И.А., в обеспечение которого был заключен оспариваемый договор залога, судебная коллегия находит несостоятельной, поскольку указанный Порядок является внутренним документов Банка, более того, к предмету настоящего спора, данный довод не относится, поскольку указанные обстоятельства могут являться предметом спора непосредственно между Оболенцевым И.А. и Банком, на права и обязанности истца, указанные обстоятельства по выдаче кредита Оболенцеву И.А. не влияют.

Ссылка в дополнениях к жалобе на то обстоятельство, что Оболенцева А.В. не подписывала анкету заемщика, а также договор страхования заложенного имущества является несостоятельной, поскольку не влечет признание договора залога недействительным по иску Оболенцевой Д.И., которая стороной указанной сделки не является и основной довод исковых требований сводится к тому, что родители истца- ответчики по делу, распорядились квартирой, которая является для нее единственным жильем.

При вынесении решения, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства. Установленные судом обстоятельства подтверждены материалами дела и исследованными судом доказательствами, которым суд дал надлежащую оценку в их совокупности. Выводы суда соответствуют установленным обстоятельствам. Нарушений норм процессуального и материального права, влекущих отмену решения , судом допущено не было.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Никулинского районного суда города Москвы от 30 ноября 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу и дополнения к ней - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

Судьи:

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.