Апелляционное определение Московского городского суда от 28 февраля 2017 г. N 33-7290/17

 

 

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Пашкевич А.М.,

судей Михалиной С.Е., Кирсановой В.А.,

при секретаре Нефедычевой Л.М.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Михалиной С.Е.

дело по апелляционной жалобе истца Кошелевой В.Б. на решение Троицкого районного суда города Москвы от 29 мая 2015 года, которым постановлено:

Исковые требования Кошелевой В.Б. к Шепиловой Л.Н. об устранении препятствий в пользовании, взыскании возмещения материального ущерба и компенсации морального вреда удовлетворить частично;

Обязать Шепилову Л.Н. восстановить смежную границу земельных участков с кадастровым N *** и с кадастровым N *** , переместив столб забора, установленный в характерной точке с координатами *** , на смежную кадастровую границу указанных участков;

Взыскать с Шепиловой Л.Н. в пользу Кошелевой В.Б. в счёт возмещения материального ущерба *** (*** ) рублей *** копеек;

В удовлетворении исковых требований Кошелевой В.Б. к Шепиловой Л.Н.в остальной части - отказать;

В удовлетворении исковых требований Кошелевой В.Б. к СНТ "Монтажник-81" о взыскании возмещения материального ущерба и компенсации морального вреда - отказать,

установила:

Кошелева В.Б. обратилась с иском к Шепиловой Л.Н. и СНТ "Монтажник - 81" об устранении препятствий в пользовании земельным участком, возмещения материального ущерба и компенсации морального вреда, ссылаясь в обоснование на то, что ей (истице) на праве собственности принадлежит земельный участок N *** с кадастровым N *** , расположенный по адресу: *** , СНТ "Монтажник-81". Собственницей соседнего участка N *** с кадастровым N *** является Шепилова Л.Н. Ответчик возвела разделительный забор между данными участками со смещением вглубь принадлежащего истцу участка, а также построила сооружение (совмещенные туалет и душ) в непосредственной близости от забора, тем самым создав повышенную пожарную опасность и нарушив инсоляцию. Кроме того, ответчик Шепилова Л.Н. совместно с членами правления СНТ "Монтажник-81" демонтировала принадлежащий истцу забор из профнастила, уничтожила деревья и кустарники на принадлежащем истцу участке, причинив тем самым истцу как материальный ущерб, так и моральный вред.

С учетом изложенного, истец просила обязать Шепилову Л.Н. восстановить границы принадлежащего ей земельного участка с кадастровым N *** в соответствии с данными ГКН, передвинув смежную границу с участком N *** в точке *** вглубь своего участка с кадастровым N *** на *** м. от фактического положения в точку с координатами *** , *** ; обязать Шепилову Л.Н. перенести принадлежащую ей нежилую постройку (совмещённый душ и туалет) на расстояние не менее *** м. от смежной границы вглубь участка с кадастровым N *** ; солидарно взыскать с Шепиловой Л.Н. и СНТ "Монтажник - 81" в счёт возмещения причинённого вреда в связи с повреждением забора, строений, садовых насаждений денежную сумму в размере *** рублей; солидарно взыскать с Шепиловой Л.Н. и СНТ "Монтажник -81" в счет компенсации морального вреда - *** рублей.

Истец Кошелева В.Б. и ее представитель Глущенко Т.А. в заседании суда первой инстанции исковые требования поддержали.

Представитель Шепиловой Л.Н. по доверенности Левинсон Л.В. в судебное заседание явилась, возражала против удовлетворения иска, указав, что никаких противоправных действий ответчик не совершала, забор в настоящее время установлен по кадастровой границе участков, элементы разобранного забора складированы в гараже и в любой момент могут быть переданы Кошелевой В.Б., спорное надворное строение возведено в соответствии с планировкой СНТ.

Дело рассмотрено в отсутствие представителя ответчика СНТ ""Монтажник-81" в порядке ст. 167 ГПК РФ.

Судом постановлено вышеприведенное решение, об отмене которого в части отказа в удовлетворении требований об обязании перенести нежилое строение, компенсации морального вреда и частичного удовлетворения требования о возмещении материального вреда по доводам апелляционной жалобы просит истец Кошелева В.Б.

Определением Троицкого районного суда города Москвы от 10.06.2016 г. произведена замена ответчика Шепиловой Л.Н. в связи со смертью последней на ее правопреемника Левинсон Л.В..

В силу ч.1 ст. 327.1 ГПК РФ, п.24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.06.2012 года N13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции", суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Выслушав истца Кошелеву В.Б., ее представителя Глущенко Т.А., ответчика Левинсон Л.В., ее представителя Стефаненкова А.Д., обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив материалы дела в пределах доводов апелляционной жалобы согласно ст. 327.1 ГПК РФ, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене в части отказа в удовлетворении требования о переносе нежилого строения в связи с неправильным применением норм материального права.

Как установлено судом и подтверждается материалами дела, Кошелева В.Б. является собственником земельного участка N *** с кадастровым N *** , расположенного по адресу: *** СНТ "Монтажник-81". Шепиловой Л.Н. на праве собственности принадлежит смежный участок N *** с кадастровым N *** Сведения о кадастровых границах указанных участков внесены в государственный кадастр недвижимости (ГКН). Данные обстоятельства подтверждены свидетельствами о государственной регистрации права, выписками из ГКН.

Кошелева В.Б. в 2010 году по периметру принадлежащего ей земельного участка установила забор. Ответчик Шепилова Л.Н., предполагая, что забор установлен с заглублением на принадлежащий ей на праве собственности земельный участок N *** , 19 мая 2012 года демонтировала ту его часть, которая располагалась на смежной границе участков сторон, и установив новое ограждение между участками.

Согласно заключению судебной землеустроительной экспертизы, проведенной ООО "Обследование зданий и сооружений экспертиза", возведенный Шепиловой Л.Н. забор установлен не на границе земельных участков с кадастровым N *** и с кадастровым N *** согласно сведениям ГКН, а заглублён на территорию земельного участка N *** с кадастровым N *** , принадлежащего истцу.

Учитывая выводы судебной землеустроительной экспертизы, суд первой инстанции, руководствуясь ст. 60 Земельного кодекса РФ, пришел к обоснованному выводу об удовлетворении иска в части требования о восстановления смежной границы указанных земельных участков согласно данным ГКН.

В указанной части решение сторонами не обжалуется.

Разрешая спор в части требования истца о возмещении материального ущерба, суд первой инстанции руководствовался подлежащими применению к спорным правоотношениям нормами права, ст. 15, 1064 ГК РФ, оценил представленные сторонами доказательства и пришел к обоснованному выводу о частичном удовлетворении данного требования.

В счет возмещения причиненного вреда вследствие демонтажа забора судом на основании представленного истцом заказ - наряда от 30 апреля 2015 года взыскана сумма в размере *** рублей *** копеек, представляющая собой стоимость работ и материалов по восстановлению забора, демонтированного ответчиком, поскольку ответчиком Шепиловой Л.Н. доказательств, подтверждающих, что снятые листы и опорные конструкции забора сохранили свои потребительские свойства и могут вновь быть использованы при возведении забора, представлено не было.

Суд первой инстанции обоснованно не принял во внимание при определении размера ущерба представленный истцом второй заказ-наряд от 30.04.2015 г., поскольку в него включены работы и элементы, отсутствовавшие на поврежденном заборе (ворота, стяжка под ворота, замок, засов и т.д.).

Оснований для взыскания в пользу истца в счет возмещения ущерба большей суммы суд первой инстанции не нашел, учитывая, что Кошелевой В.Б. не представлено доказательств, свидетельствующих о том, что Шепиловой Л.Н. был демонтирован забор, установленный также и по фасадной границе земельного участка с кадастровым N *** , а также доказательств, подтверждающих, что при демонтаже забора были повреждены находящейся на земельном участке дом, кустарники и деревья.

Вывод суда об отсутствии оснований для возложения обязанности по возмещению вреда на СНТ "Монтажник-81" является правильным, поскольку истцом не представлено доказательств в подтверждение того, что действиями СНТ "Монтажник-81" причинен какой - либо ущерб ее имуществу.

Выводы суда в указанной части основаны на материалах дела, представленных сторонами доказательствах, которым судом дана оценка в соответствии со ст. 59, 60, 67 ГПК РФ. С приведенной в решении оценкой доказательств судебная коллегия соглашается.

Поскольку истцом в ходе рассмотрения дела не было представлено доказательств причинения действиями ответчиков физических и нравственных страданий, суд первой инстанции обоснованно отказал истцу в удовлетворении исковых требований о взыскании компенсации морального вреда.

Кроме того, в силу ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Законом компенсация морального вреда, причиненного в результате действий, нарушающих имущественные права для данного случая, не предусмотрена.

Отказывая в удовлетворении иска в части требования об обязании Шепиловой Л.Н. перенести принадлежащую ей нежилую постройку (совмещённый душ и туалет) на расстояние не менее *** от смежной границы вглубь участка с кадастровым N *** , суд первой инстанции исходил из того, что доводы истца о нарушении ответчиком санитарных норм при возведении спорного объекта не нашли подтверждения.

При этом суд основывался на положениях п. 6.8 СНиП 30-02-97 "Планировка садоводческих (дачных) объединений граждан, здания и сооружения", согласно которому минимальные расстояния между постройками по санитарно-бытовым условиям должны быть от жилого строения (или дома) до уборной *** м, тогда как согласно заключению ООО "Обследование зданий и сооружений экспертиза" расстояние от жилого дома, расположенного на принадлежащем истцу земельном участке до надворной уборной, расположенной на участке Шепиловой Л.Н., составляет *** м.

Кроме того, суд первой инстанции учел, что при планировке территории СНТ установлена блочная застройка смежных участков (без сохранения противопожарных разрывов между строениями, расположенными на земельных участков сторон, а также прилегающих к ним земельных участков NN *** и *** ), что не противоречит положениям п. 6.5 СНиП 30-02-97, согласно которым допускается группировать и блокировать жилые строения (или дома) на двух соседних участках при однорядной застройке и на четырех соседних участках при двухрядной застройке. При этом противопожарные расстояния в каждой группе не нормируются.

Между тем, при вынесении решения в указанной части судом не было принято во внимание, что помимо требований относительно минимального расстояния от жилого строения (или дома) до уборной, СНиП 30-02-97 "Планировка садоводческих (дачных) объединений граждан, здания и сооружения" устанавливают и нормы, касающиеся минимальных расстояний от построек до границы соседнего участка.

Согласно п. 6.7 СНиП 30-02-97 "Планировка садоводческих (дачных) объединений граждан, здания и сооружения" минимальные расстояния до границы соседнего участка по санитарно-бытовым условиям должны быть от жилого строения (или дома) - *** м, постройки для содержания мелкого скота и птицы - *** м, других построек - *** м, стволов высокорослых деревьев - *** м., среднерослых - *** м, кустарника - *** м.

Как следует из заключения судебной землеустроительной экспертизы, расстояние от левого угла спорной нежилой постройки, расположенной на земельном участке ответчика, до границы соседнего участка истца составляет *** м., а от правого угла - *** м.

Учитывая изложенное, выводы суда о соблюдении ответчиком санитарных норм при возведении указанного нежилого строения являются ошибочными.

Принимая во внимание изложенное, судебная коллегия полагает решение в части отказа Кошелевой В.Б. к Шепиловой Л.Н. в иске о переносе нежилой постройки (совмещённого душа и туалета) вглубь принадлежащего ответчику земельного участка подлежащим отмене с принятием по делу в этой части нового решения.

Учитывая, что правопреемником Шепиловой Л.Н. является Левинсон Л.В., к которой в собственность перешел в порядке наследования земельный участок N *** с кадастровым N *** , обязанность по переносу нежилой постройки вглубь указанного земельного участка на расстояние не менее 1 м от границы с земельным участком N *** должна быть возложена на Левинсон Л.В.

В остальной части решение суда отмене или изменению не подлежит, как постановленное в соответствии с фактическими обстоятельствами и требованиями закона.

Довод апелляционной жалобы истца о необоснованном отказе в удовлетворении требования о компенсации морального вреда несостоятелен и повлечь отмену обжалуемого решения не может, поскольку в указанной части решение постановлено в соответствии с требованиями ст. ст. 151, 1099 ГК РФ, согласно которым моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом; в данном же случае возможность компенсации морального вреда законодательством не предусмотрена.

Доводы апелляционной жалобы о незаконности решения суда в части возмещения ущерба в размере *** руб. *** коп., а не в размере всей заявленной истцом суммы, выводов суда не опровергают и направлены на иную оценку имеющихся в деле доказательств. Вместе с тем, оценка имеющихся в материалах дела доказательств, в том числе и тех, на которые истец ссылается в апелляционной жалобе, судом произведена в соответствии с требованиями ст. 59, 60, 67 ГПК РФ при распределении бремени доказывания с учетом требований ст. 56 ГПК РФ.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. 328 - 330 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Троицкого районного суда города Москвы от 29 мая 2015 года отменить в части отказа в удовлетворении требования Кошелевой В.Б. об обязании перенести постройку вглубь земельного участка.

Принять по делу в указанной части новое решение.

Обязать Левинсон Л.В. перенести нежилую постройку (туалет) вглубь принадлежащего ей земельного участка с кадастровым N *** на расстояние не менее *** м от границы по данным ГКН с земельным участком N *** .

В остальной части решение Троицкого районного суда города Москвы от 29 мая 2015 года оставить без изменения, апелляционную жалобу истца Кошелевой В.Б - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Судьи

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.