Апелляционное определение Московского городского суда от 02 марта 2017 г. N 33-7753/17

 

 

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Владимировой Н.Ю. и судей Пильгановой В.М., Лобовой Л.В., при секретаре Романовой Е.В., заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Пильгановой В.М. дело по апелляционной жалобе Федерального государственного учреждения "Всероссийский научно-исследовательский институт лекарственных и ароматических растений" на решение Зюзинского районного суда г. Москвы от 20 сентября 2016 года, которым постановлено:

Исковые требования Д.а А.а А.а к Федеральному государственному учреждению "Всероссийский научно-исследовательский институт лекарственных и ароматических растений" о признании срочного трудового договора заключенным на неопределенный срок - удовлетворить.

Признать трудовой договор N ... от 01 октября 2014 года, заключенный между Федеральным государственным учреждением "Всероссийский научно-исследовательский институт лекарственных и ароматических растений" и Д.ым А.ом А.ем, заключенным на неопределенный срок,

установила:

Истец Д. А.А. обратился в Зюзинский районный суд г. Москвы с иском к ответчику Федеральному государственному учреждению "Всероссийский научно-исследовательский институт лекарственных и ароматических растений" о признании срочного трудового договора N ... от 01 октября 2014 года заключенным на неопределенный срок.

Требования мотивированы тем, что с 10 июля 2007 года он работал у ответчика по срочным трудовым договорам, которые по истечению сроков расторгались и по его заявлениям с ним вновь заключались срочные трудовые договоры. 01 октября 2014 года с ним был заключен очередной срочный трудовой договор N ... на срок с 01 октября 2014 года по 31 декабря 2015 года. Полагал, что при заключении данного срочного трудового договора была нарушена ст. 58 Трудового кодекса Российской Федерации, у ответчика не имелось оснований, предусмотренных ст. 59 Трудового кодекса Российской Федерации, для заключения с ним срочного трудового договора, его работа носила постоянный характер. Также ссылался на то, что указанный договор он подписал под давлением работодателя.

В суде первой инстанции представитель истца М. Е.С. исковые требования поддержал, представитель ответчика Раскатов В.В. иск не признал, поддержал доводы, изложенные в возражениях на иск Д.а А.А. (л.д. 55-57) и заявил ходатайство, изложенное в письменном виде, о применении срока исковой давности, установленного ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации (л.д. 233-234).

Суд постановил приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе Федеральное государственное учреждение "Всероссийский научно-исследовательский институт лекарственных и ароматических растений" ставит вопрос об отмене решения и принятии нового решения об отказе Д.у А.А. в удовлетворении исковых требований.

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность постановленного по делу судебного постановления в соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов апелляционной жалобы, выслушав объяснения представителя Федерального государственного учреждения "Всероссийский научно-исследовательский институт лекарственных и ароматических растений" Р В.В., возражения представителя истца по доверенности М Е.А., обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч. 1 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Такие основания для отмены обжалуемого судебного постановления в апелляционном порядке по доводам апелляционной жалобы, изученным материалам дела, имеются.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что 01 октября 2014 года между ГНУ ВИЛАР Россельхозакадемии и Д.ым А.А. 01 октября 2014 года заключен срочный трудовой договор N ..., на основании которого Д. А.А. был принят на работу в отдел медико-биологических проблем главным научным сотрудником на срок с 01 октября 2014 года по 31 декабря 2015 года (л.д. 34-35).

21 ноября 2014 года стороны подписали дополнительное соглашение к трудовому договору N ... от 01 октября 2014 года, которым преамбула трудового договора и реквизиты сторон трудового договора изложены в новой редакции: изменено название работодателя на Федеральное государственное учреждение "Всероссийский научно-исследовательский институт лекарственных и ароматических растений" (ФГБНУ ВИЛАР), в остальном трудовой договор не претерпел изменений (л.д. 36).

Приказом N ...к от 11 декабря 2015 года действие трудового договора N ... от 01 октября 2014 года прекращено, а Д. А.А. 31 декабря 2015 года был уволен по п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с истечением срока трудового договора (л.д. 68).

Удовлетворяя требования истца о признании трудового договора N ... от 01 октября 2014 года заключенным на неопределенный срок, суд первой инстанции исходил из того, что истцом не подавалось заявление о приеме на работу с указанием на срок действия трудового договора; ранее с истцом неоднократно заключались трудовые договоры N .. от 01 января 2007 года на срок с 01 января 2007 года по 31 января 2010 года, N _ от 01 февраля 2010 года на срок с 01 февраля 2010 года по 31 января 2013 года, N ... от 15 августа 2012 года на срок с 01 сентября 2012 года по 31 декабря 2013 года, N .. от 09 января 2014 года на срок с 01 января 2014 года по 31 декабря 2015 года и дополнительные соглашения к ним об изменении срока их действия для выполнения на одном предприятии одной и той же трудовой функции, которая является штатной, связанной с выполнением научно-исследовательских работ, предусмотренных для подразделения в тематическом плане института, осуществлением научного руководства, проведением исследований по важнейшим научным проблемам фундаментального и прикладного характера, в том числе по научно-техническим программам, непосредственного участия в их проведении. При этом суд первой инстанции пришел к выводу о том, что указанные трудовые договоры и оспариваемый трудовой договор N ... от 01 октября 2014 года заключены с нарушением ст. 57 Трудового кодекса Российской Федерации, поскольку в них не указаны обстоятельства (причины), на основании которых с истцом заключен срочный трудовой договор.

Между тем, согласно трудовым договорам N .. от 01 января 2007 года и N _ от 01 февраля 2010 года истец был принят на работу к ответчику на должность заведующего отделом морфологии (л.д. 94, 99); трудовыми договорами N ... от 15 августа 2012 года и N .. от 09 января 2014 года истец принимался на должность руководителя группы морфологии отдела медико-биологических проблем (л.д. 98, 97); а оспариваемым трудовым договором N ... от 01 октября 2014 года был принят на должность главного научного сотрудника отдела медико-биологических проблем. При этом должностные обязанности главного научного сотрудника отдела медико-биологических проблем отличаются от должностных обязанностей заведующего отделом (лабораторией, руководителя группы)

Таким образом, вывод суда о том, что истец принимался на работу для выполнения на одном предприятии одной и той же трудовой функции, не соответствует обстоятельствам дела.

Статьей 58 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что срочный трудовой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, а именно в случаях, предусмотренных ч. 1 ст. 59 настоящего Кодекса; условием считать трудовой договор, заключенный на определенный срок, заключенным на неопределенный срок, является отсутствие достаточных оснований к заключению срочного трудового договора (ч. 5).

В соответствии с абз. 8 ч. 1 ст. 59 Трудового кодекса Российской Федерации срочный трудовой договор заключается с лицами, принимаемыми для выполнения заведомо определенной работы в случаях, когда ее завершение не может быть определено конкретной датой.

В оспариваемом трудовом договоре N ... от 01 октября 2014 года действительно в нарушение требований ст. 57 Трудового кодекса Российской Федерации не изложены обстоятельства (причины), послужившие основанием для заключения срочного трудового договора.

Однако, как следует из выписки из протокола N 1 заседания Мавзолейной группы от 19 декабря 2013 года на Д.а А.А. была возложена ответственность за выполнение Контракта N _ от 28 октября 2013 года (СРВ) на 2014-2015 годы (л.д. 213).

Из выписки из Контракта N _ от 28 октября 2013 года, заключенного между Государственным научным учреждением "Всероссийский научно-исследовательский институт лекарственных и ароматических растений" Российской академии сельскохозяйственных наук (исполнитель) и Государственным комитетом Социалистической республики Вьетнам _ (заказчик) следует, что данный Контракт заключен в рамках Договора от 01 июня 2010 года о научном и медико-техническом сотрудничестве _, заключенного между этими же сторонами, на период с 2011 года по 2015 год; предметом Контракта является выполнение исполнителем в 2014-2015 годах комплекса совместных научно-исследовательских работ; срок действия Контракта установлен до 31 декабря 2015 года (л.д. 217-219).

При таком положении, исходя из характера предстоящей работы в рамках Контракта N _. от 28 октября 2013 года, а также исходя из условий выполнения работы, связанной с выездом истца в командировки во Вьетнам для проведения работ в _, у ответчика имелись основания для заключения с Д.ым А.А. срочного трудового договора на период действия Контракта N _ от 28 октября 2013 года.

Трудовой договор N ... от 01 октября 2014 года на изложенных в нем условиях о сроке подписан истцом, доказательств вынужденности его подписания истцом не представлено.

Как следует из копии акта сдачи-приемки работ по Контракту N _ от 28 октября 2013 года, составленному 26 октября 2015 года в г. Ханое, работы, предусмотренные Контрактом N _ от 28 октября 2013 года, выполнены в полном объеме (л.д. 59).

Кроме того, судебная коллегия не может согласиться с выводом суда первой инстанции о том, что истец, обратившись с иском в суд 31 марта 2016 года, срок, установленный ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации, не пропустил. При этом суд исходил из того, что обращение в суд последовало в течение трех месяцев со дня увольнения, произведенного 31 декабря 2015 года.

Придя к такому выводу, суд неправильно применил нормы материального права.

Поскольку истец оспаривает законность заключения срочного трудового договора, то в данном случае суду следовало руководствоваться положениями части 1 статьи 14 Трудового Кодекса Российской Федерации, в силу которой течение сроков, с которыми настоящий Кодекс связывает возникновение трудовых прав и обязанностей, начинается с календарной даты, которой определено начало возникновения указанных прав и обязанностей.

Суд первой инстанции данную норму материального права не применил.

Из Трудового договора N ... от 01 октября 2014 года, следует, что он вступает в силу со дня его подписания и заключен на срок с 01 октября 2014 года по 31 декабря 2015 года, дата начала работы определена 01 октября 2014 года.

Таким образом, с учетом положений ч. 1 ст. 14 Трудового кодекса Российской Федерации и факта возникновения трудовых отношений между сторонами с 01 октября 2014 года, этот срок должен исчисляться с момента возникновения трудовых отношений, то есть с 01 октября 2014 года.

В силу ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо выдачи трудовой книжки.

В данном случае спор не связан с увольнением истца с работы, поэтому, учитывая, что Д. А.А. о предполагаем нарушении своего права на заключение трудового договора на неопределенный срок должен был узнать в день подписания трудового договора, то есть 01 октября 2014 года, то соответственно с учетом положений ст. ст. 14, 392 Трудового кодекса Российской Федерации он должен был обратиться с настоящим иском в суд не позднее 31 декабря 2014 года, в то время как он обратился в суд 31 марта 2016 года, то есть со значительным пропуском срока, установленного ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации.

В силу ч. 3 ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации при пропуске по уважительным причинам срока, установленного ч. 1 настоящей статьи, он может быть восстановлен судом.

Материалы дела не содержат каких-либо сведений, подтверждающих уважительность причин пропуска установленного законом срока, имевших место в период этого срока, связанных с личностью истца, препятствовавших обратиться в суд. В суде апелляционной инстанции представителем истца также не указано на наличие уважительных причин и таких доказательств не представлено.

Учитывая указанные обстоятельства, а также положения абз. 2 п. 2 ст. 199 Гражданского кодекса Российской Федерации и абз. 3 п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", в силу которых истечение срока исковой давности без уважительных причин является самостоятельным основанием для отказа в иске, судебная коллегия приходит к выводу, что решение суда первой инстанции нельзя признать законным и обоснованным, в связи с чем оно подлежит отмене с принятием нового решения об отказе Д.у А.В. в удовлетворении исковых требований к Федеральному государственному учреждению "Всероссийский научно-исследовательский институт лекарственных и ароматических растений" о признании срочного трудового договора N ... от 01 октября 2014 года заключенным на неопределенный срок.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329, 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

определила:

Решение Зюзинского районного суда г. Москвы от 20 сентября 2016 года отменить, принять по делу новое решение, которым Д.у А.у А.у в иске к Федеральному государственному учреждению "Всероссийский научно-исследовательский институт лекарственных и ароматических растений" о признании срочного трудового договора N ... от 01 октября 2014 года заключенным на неопределенный срок - отказать.

 

Председательствующий

Судьи

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.