Апелляционное определение Московского городского суда от 12 декабря 2016 г. N 33а-32231/16

 

 

 

Судебная коллегия по административным делам Московского городского суда в составе председательствующего Д.В. Шаповалова, судей А.Н. Пономарёва, В.В. Ставича, при секретаре В.В. Сытине, рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи А.Н. Пономарёва административное дело по апелляционной жалобе представителя У. Шнайдера - И.В. Шикова на решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 30 августа 2016 года по административному иску У. Шнайдера к ИФНС России N 5 по г. Москве, УФНС России по г. Москве о признании незаконным решения о привлечении к налоговой ответственности

установила:

У. Шнайдер обратился в суд с указанным выше административным иском к ИФНС России N 5 по г. Москве, УФНС России по г. Москве, полагая незаконным решение налогового органа о доначислении ему НДФЛ за 2014 год по доходу от операций с ценными бумагами.

Требования мотивированы отсутствием события налогового правонарушения, так как при проведении операций по ценным бумагам административным истцом произведены расходы, которые необоснованно не приняты налоговым органом к расчёту, в результате чего последние завысили налоговую базу по НДФЛ и предъявили требование об уплате налога с дохода, который в действительности не был получен У. Шнайдером. По мнению административного истца, налоговые органы нарушили принципы налогового законодательства, поскольку одинаковым образом оформленные документы в одном случае - для определения размеров доходов - принимались во внимание, а в другом случае - для определения расходов - считались недопустимыми доказательствами. Также У. Шнайдер утверждает, что в отношении него нарушен порядок проведения налоговой проверки, так как налоговые органы лишили его возможности представлять доказательства своих расходов по операциям с ценными бумагами.

Решением Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 30 августа 2016 года в удовлетворении заявленных требований отказано.

В апелляционной жалобе представителя У. Шнайдера - И.В. Шикова. по доверенности от 21 сентября 2016 года, ставится вопрос об отмене решения.

В заседании судебной коллегии представитель У. Шнайдера - И.В. Шиков доводы апелляционной жалобы поддержал.

Представители ИФНС России N 5 по г. Москве - И.В. Гомбоева, по доверенности от 20 сентября 2016 года, А.Н. Гасинов, по доверенности от 22 июня 2016 года, представитель УФНС России по г. Москве - Д.А. Сыркин, по доверенности от 25 августа 2016 года, просили решение суда оставить без изменения с учётом представленных возражений.

Судебная коллегия на основании ст. 150, ст. 152 КАС РФ сочла возможным рассмотреть дело в отсутствие У. Шнайдера, извещённого о времени и месте судебного заседания.

Проверив материалы дела, выслушав представителя У. Шнайдера, представителей ИФНС России N 5 по г. Москве, представителя УФНС России по г. Москве, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии предусмотренных ч. 2 ст. 310 КАС РФ оснований для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке.

По смыслу ч. 1 ст. 218, ч. 2 ст. 227 КАС РФ необходимым условием для удовлетворения административного иска, рассматриваемого в порядке главы 22 КАС РФ, является наличие обстоятельств, свидетельствующих о нарушении прав административного истца, при этом на последнего процессуальным законом возложена обязанность по доказыванию таких обстоятельств, а также соблюдению срока для обращения в суд за защитой нарушенного права. Вместе с тем административный ответчик обязан доказать, что принятое им решение соответствует закону.

В силу п. 7 ст. 6, ст. 14 КАС РФ суд, проявляя активную роль, обеспечивает состязательность и равноправие сторон, проверяя, чтобы последние были извещены о месте и времени судебного заседания в соответствии с требованиями главы 9 КАС РФ.

В соответствии с этим суд согласно ч. 9, ч. 11 ст. 226, ч. 3 ст. 62 КАС РФ распределил бремя доказывания между сторонами и установил следующие обстоятельства, имеющие значение для дела, применительно к названным в судебном акте нормам права, регулирующим спорные правоотношения.

24 апреля 2015 года У. Шнайдер представил в ИФНС России N 5 по г. Москве налоговую декларацию по НДФЛ за 2014 год, в которой отразил свои доходы от источников за пределами России, полученные от *** от операций с ценными бумагами, обращающимися на организованном рынке ценных бумаг, в размере *** р., заявив о налоговом вычете в сумме расходов, связанных с приобретением, реализацией хранением и погашением ценных бумаг, в размере *** р., а также убытках прошлого налогового периода (2013 год) в размере *** р.

По итогам досудебного рассмотрения апелляционной жалобы У. Шнайдера на решение ИФНС России N 5 по г. Москве от 28 сентября 2015 года решением УФНС России по г. Москве от 30 декабря 2015 года за У. Шнайдером признано право на налоговый вычет в сумме заявленного убытка за 2013 год, в остальной части вышестоящий налоговый орган согласился с тем, что административным истцом не доказаны расходы, связанные с приобретением, реализацией хранением и погашением ценных бумаг.

В результате У. Шнайдер был привлечён к налоговой ответственности по п. 1 ст. 122 Налогового кодекса РФ за неполную уплату сумм НДФЛ за 2014 год, который ему был доначислен в размере *** р., кроме того, рассчитана пеня в порядке ст. 75 Налогового кодекса РФ по состоянию на 11 января 2016 года в размере *** р.

Решением ФНС России от 19 апреля 2016 года жалоба У. Шнайдера оставлена без удовлетворения.

Разрешая спор, суд применительно к общим и специальным нормам налогового законодательства, а именно п. 3 ст. 208, п. 1 ст. 210, ст. 214.1, ст. 228 Налогового кодекса РФ, исходил из того, что У. Шнайдер обязан самостоятельно производить исчисление и уплату налогов. При проведении камеральной налоговой проверки ИФНС России N 5 по г. Москве могло учесть только те из заявленных налогоплательщиков расходов, которые не только фактически совершены, но и подтверждены документально.

Однако, по мнению суда, таких документов У. Шнайдером представлено не было, несмотря на то, что такая возможность ему была предоставлена как в ходе камеральной проверки, так и в процессе апелляционного обжалования в вышестоящий в порядке подчинённости налоговый орган.

Суд при этом дал оценку как недостоверным банковским документам, поскольку часть из них не переведена на русский язык, а все представленные документы, в частности копии письма об открытии счетов, выписка "Прибыль и убытки по ценным бумагам 2014" с бесспорностью не свидетельствуют о понесённых административным истцом конкретных расходах, по поводу которых возник спор.

Дополнительно суд принял во внимание, что выписка "Прибыль и убытки по ценным бумагам за 2014" не подтверждает достоверность указанных в документе сведений, так как не оформлен на фирменном бланке ***, не удостоверена подписями уполномоченных лиц. Кроме того, по данному документу не представляется возможным идентифицировать приобретённые и реализованные ценные бумаги для определения суммы произведённых У. Шнайдером расходов.

Также суд проверил порядок привлечения У. Шнайдера к налоговой ответственности, соблюдение его прав при проведении камеральной проверки и установил, что его права соблюдены налоговыми органами.

Судебная коллегия находит приведённые выводы суда первой инстанции правильными, мотивированными, подтверждёнными имеющимися в деле доказательствами, получившими оценку по правилам ст. 84 КАС РФ.

В силу п. 1 ст. 82 Налогового кодекса РФ налоговым контролем признается деятельность уполномоченных органов по контролю за соблюдением налогоплательщиками, налоговыми агентами и плательщиками сборов законодательства о налогах и сборах в порядке, установленном настоящим Кодексом.

Налоговый контроль проводится должностными лицами налоговых органов в пределах своей компетенции посредством налоговых проверок, получения объяснений налогоплательщиков, налоговых агентов и плательщиков сбора, проверки данных учета и отчётности, осмотра помещений и территорий, используемых для извлечения дохода (прибыли), а также в других формах, предусмотренных настоящим Кодексом.

В соответствии с п. 1 ст. 88 Налогового кодекса РФ камеральная налоговая проверка проводится по месту нахождения налогового органа на основе налоговых деклараций (расчётов) и документов, представленных налогоплательщиком, а также других документов о деятельности налогоплательщика, имеющихся у налогового органа. Специальная декларация, представленная в соответствии с Федеральным законом "О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", и (или) прилагаемые к ней документы и (или) сведения, а также сведения, содержащиеся в указанной специальной декларации и (или) документах, не могут являться основой для проведения камеральной налоговой проверки.

Пунктом 1 ст. 101 Налогового кодекса РФ определено, что акт налоговой проверки, другие материалы налоговой проверки, в ходе которых были выявлены нарушения законодательства о налогах и сборах, а также представленные проверяемым лицом (его представителем) письменные возражения по указанному акту должны быть рассмотрены руководителем (заместителем руководителя) налогового органа, проводившего налоговую проверку. По результатам их рассмотрения руководителем (заместителем руководителя) налогового органа в течение 10 дней со дня истечения срока, указанного в пункте 6 статьи 100 настоящего Кодекса, принимается одно из решений, предусмотренных пунктом 7 настоящей статьи, или решение о проведении дополнительных мероприятий налогового контроля.

Согласно п. 8 ст. 101 Налогового кодекса РФ в решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения излагаются обстоятельства совершенного привлекаемым к ответственности лицом налогового правонарушения так, как они установлены проведённой проверкой, со ссылкой на документы и иные сведения, подтверждающие указанные обстоятельства, доводы, приводимые лицом, в отношении которого проводилась проверка, в свою защиту, и результаты проверки этих доводов, решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за конкретные налоговые правонарушения с указанием статей настоящего Кодекса, предусматривающих данные правонарушения, и применяемые меры ответственности. В решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения указываются размер выявленной недоимки и соответствующих пеней, а также подлежащий уплате штраф.

В соответствии с пунктом 14 статьи 101 Налогового кодекса РФ несоблюдение должностными лицами налоговых органов требований, установленных настоящим Кодексом, может являться основанием для отмены решения налогового органа вышестоящим налоговым органом или судом.

Нарушение существенных условий процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки является основанием для отмены вышестоящим налоговым органом или судом решения налогового органа о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решения об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения. К таким существенным условиям относится обеспечение возможности лица, в отношении которого проводилась проверка, участвовать в процессе рассмотрения материалов налоговой проверки лично и (или) через своего представителя и обеспечение возможности налогоплательщика представить объяснения.

Основаниями для отмены указанного решения налогового органа вышестоящим налоговым органом или судом могут являться иные нарушения процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки, если только такие нарушения привели или могли привести к принятию руководителем (заместителем руководителя) налогового органа неправомерного решения.

Между тем доводы апелляционной жалобы применительно к названным законоположениям не содержат указаний на обстоятельства, которые могли бы служить основанием для отмены решения налогового органа.

Напротив, в апелляционной жалобе не оспаривается, что У. Шнайдеру была обеспечена возможность участвовать в рассмотрении материалов налоговой проверки и представлять свои объяснения.

Доводы апелляционной жалобы о нарушении налоговым органом положений ст. 93 Налогового кодекса РФ, не могут быть приняты во внимание.

Названной нормой закона предусмотрено право налогового органа при проведении налоговой проверки истребовать у проверяемого лица необходимые для проверки документы.

Однако приведённые предписания закона не связывают реализацию налоговым органом своего права на истребование документов с освобождением налогоплательщика от налоговой ответственности за неисполнение им надлежащим образом обязанности самостоятельно исчислить суммы налога, подлежащие уплате в соответствующий бюджет, в порядке, установленном статьёй 225 Налогового кодекса РФ (п. 2 ст. 228 Налогового кодекса РФ).

Доводы апелляционной жалобы в этой части не учитывают, что в соответствии со ст. 23 Налогового кодекса РФ налогоплательщики обязаны, в частности, уплачивать законно установленные налоги; вести в установленном порядке учёт своих доходов (расходов) и объектов налогообложения, если такая обязанность предусмотрена законодательством о налогах и сборах; представлять в установленном порядке в налоговый орган по месту учета налоговые декларации (расчёты), если такая обязанность предусмотрена законодательством о налогах и сборах; нести иные обязанности, предусмотренные законодательством о налогах и сборах.

При этом никем из лиц, участвующих в деле, не оспаривается, что ИФНС России N 5 по г. Москве исполнила возложенные на неё ст. 32 Налогового кодекса РФ обязанности в отношении У. Шнайдера, включая обязанность бесплатно информировать (в том числе в письменной форме) налогоплательщиков, плательщиков сборов и налоговых агентов о действующих налогах и сборах, законодательстве о налогах и сборах и о принятых в соответствии с ним нормативных правовых актах, порядке исчисления и уплаты налогов и сборов, правах и обязанностях налогоплательщиков, плательщиков сборов и налоговых агентов, полномочиях налоговых органов и их должностных лиц, а также представлять формы налоговых деклараций (расчётов) и разъяснять порядок их заполнения.

Таким образом, названные выше обстоятельства, на которые ссылается заявитель апелляционной жалобы, не свидетельствуют о нарушениях существенных условий процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки и нарушении порядка привлечения административного истца к налоговой ответственности .

Доводы апелляционной жалобы о том, что предметом спора было не наличие документального подтверждения расходов, а надлежащая форма таких документов, сводятся к тому, что на каждом этапе обжалования налоговыми органами выдвигались все новые требования к документальному подтверждению расходов.

Между тем данное утверждение не позволяет сделать вывод о том, что налоговыми органами допущены нарушения, которые привели или могли привести к принятию руководителем (заместителем руководителя) налогового органа неправомерного решения.

Так, в апелляционной жалобе отсутствуют указания на доказательства, подтверждающие расходы У. Шнайдера по конкретным операциям с ценными бумагами, которые должны быть, но не были приняты во внимание налоговыми органами.

Доводы апелляционной жалобы о том, что Налоговый кодекс РФ не содержит требований о предоставлении подтверждающих расходы документов вместе с налоговой декларацией, что такие доказательства были представлены непосредственно в суд первой инстанции, но не получили оценки в судебном акте, не могут служить основанием для отмены решения суда.

Прежде всего, суд не подменяет налоговые органы в осуществлении налоговой проверки, тем более что по данной категории дел предусмотрен обязательный досудебный порядок разрешения спора.

Замоскворецкий районный суд г. Москвы и судебная коллегия по административным делам Московского городского суда вправе проверить выполнение налоговыми органами обязанности доказывания обстоятельств, послуживших основанием для взыскания НДФЛ, пени, правильность расчёта сумм налоговой недоимки, пени и штрафа.

Документы, имеющиеся у административного истца, которые не были им представлены налоговым органам при проведении камеральной проверки и в дальнейшем при обжаловании принятого по её результатам решения в апелляционном порядке вплоть до ФНС России, не могут быть приняты во внимание судом по вопросу правильности определения налоговой базы.

Такой вывод судебная коллегия по административным делам Московского городского суда усматривает из положений п. 1, п. 2, п. 4 ст. 140 Налогового кодекса РФ, а также требований ч. 9, ч. 11 ст. 226, ст. 62 КАС РФ.

В жалобе заявитель также апеллирует к тому, что налоговый орган принимает представленные У. Шнайдером документы в качестве подтверждения его доходов, но не учитывает те же документы при определении связанных с такими доходами расходов.

Однако в этой части апелляционная жалоба не обоснована ссылками на конкретные доказательства, а потому расценивается судебной коллегией как надуманная. Кроме того, в обязанности налоговых органов не входит опровержение заявленных У. Шнайдером в своей налоговой декларации доходов.

Наконец, в апелляционной жалобе заявитель ссылается на то, что при проведении налоговой проверки налоговый орган проявил дискриминационный подход к налогоплательщику исходя из его гражданства, в обоснование чего предлагается на обсуждение тезис, согласно которому "усилия, прилагаемые налогоплательщиком для сбора и надлежащего оформления документального подтверждения расходов, не сравнимы с теми усилиями, которые по общему правилу требуется приложить для подтверждения расходов от источников в РФ".

Однако, поскольку заявителем апелляционной жалобы обращено внимание на дискриминацию У. Шнайдера именно со стороны налоговых органов, предполагается, что в апелляционной жалобе должны быть приведены фактические данные, свидетельствующие о том, что со стороны ИФНС России N 5 по г. Москве либо УФНС России по г. Москве в отношении административного истца было допущено намеренное ограничение или лишение прав, преимуществ по признакам отсутствия у последнего гражданства Российской Федерации.

Вместо этого заявитель апелляционной жалобы ограничивается цитатой пункта 3 ст. 88 Налогового кодекса РФ, согласно которому если камеральной налоговой проверкой выявлены ошибки в налоговой декларации (расчёте) и (или) противоречия между сведениями, содержащимися в представленных документах, либо выявлены несоответствия сведений, представленных налогоплательщиком, сведениям, содержащимся в документах, имеющихся у налогового органа, и полученным им в ходе налогового контроля, об этом сообщается налогоплательщику с требованием представить в течение пяти дней необходимые пояснения или внести соответствующие исправления в установленный срок.

Между тем несогласие заявителя апелляционной жалобы с исполнением налоговыми органами нормативных предписаний действующего законодательства не может свидетельствовать о дискриминации У. Шнайдера.

Напротив, указанные доводы опровергают утверждения в апелляционной жалобе о том, что У. Шнайдеру со стороны налоговых органов не предлагалось представить каких-либо документов. Проверка же соответствия п. 3 ст. 88 Налогового кодекса РФ Конституции РФ не входит в компетенцию суда общей юрисдикции.

Таким образом, судебная коллегия применительно к частям 9, 11 ст. 226 КАС РФ приходит к выводу, что суд первой инстанции пришёл к правильному выводу о том, что ИФНС России N 5 по г. Москве, УФНС России по г. Москве доказано, что обжалуемые решения, действия (бездействие) совершены в рамках предоставленной им законом компетенции, порядок принятия оспариваемых решений, совершения оспариваемых действий (бездействия) соблюдён, основания для принятия оспариваемых решений, совершения оспариваемых действий (бездействия) имелись, содержание оспариваемых решений, совершенных оспариваемых действий (бездействия) соответствует нормативным правовым актам, регулирующим спорные отношения.

Напротив, У. Шнайдер не доказал факт нарушения своих прав, свобод и законных интересов.

Руководствуясь ст. 311 КАС РФ, судебная коллегия по административным делам Московского городского суда

определила:

решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 30 августа 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

 

Председательствующий

Судьи

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.