• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Постановление Московского городского суда от 07 февраля 2017 г. N 10-350/17

 

 

 

Московский городской суд в составе: председательствующего судьи Бобровой Ю.В., при секретаре Орловцевой Е.Ю.,

с участием:

прокурора апелляционного отдела уголовно-судебного управления прокуратуры г. Москвы Зайцева И.Г.,

осужденного Миндрина А.С.,

его защитника - адвоката Притулина Р.В., представившего ордер N ** от *** 2016 года и удостоверение N **,

рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе адвоката Притулина Р.В. в защиту осужденного Миндрина А.С. на приговор Перовского районного суда г.Москвы от *** 2016 года, которым

Миндрин А.С., ***, ранее не судимый,

осужден по ст.285 ч.1 УК РФ (4 преступления) к наказанию в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы за каждое. На основании ст.69 ч.2 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено наказание в виде 3 (трех) лет лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года с возложением обязанности по ежемесячной регистрации в специализированном государственном органе, осуществляющем контроль за поведением условно-осужденного и запрете на изменение своего места жительства без уведомления указанного органа.

Мера пресечения Миндрину А.С. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении до вступления приговора суда в законную силу оставлена без изменения.

Приговором разрешена судьба вещественных доказательств по делу и заявленных потерпевшими К О.К., Б Н.В. и ФГБНУ **** гражданских исков.

Заслушав доклад судьи Бобровой Ю.В., выступления осужденного и его защитника, поддержавших доводы апелляционной жалобы и просивших об отмене приговора суда, оправдании осужденного или направлении уголовного дела прокурору в порядке ст.237 УПК РФ, мнение прокурора Зайцева И.Г., полагавшего, что оснований для удовлетворения апелляционной жалобы защитника не имеется и полагавшего необходимым приговор суда оставить без изменения, суд апелляционной инстанции

установил:

Приговором Перовского районного суда г.Москвы от ** 2016 года Миндрин А.С. признан виновным в совершении четырех преступлений, предусмотренных ст.285 ч.1 УК РФ, а именно: в совершении злоупотребления должностными полномочиями, то есть в использовании должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы из корыстной заинтересованности, которое повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан Б Н.В., К О.К., Р А.Х. и организации - Федерального государственного бюджетного научного учреждения "****" (ФГБНУ **).

Преступления совершены в г.Москве при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании подсудимый Миндрин А.С. свою вину в предъявленном обвинении не признал и суду показал, что с К, Б, Р и ФГБНУ *** (в интересах Г) возглавляемым им Институтом были заключены договоры на экспертизу их научных работ; их диссертации были размещены на сайте ВАК еще до закрытия диссертационного совета и подлежали защите в заранее установленную дату. Полагает, что приказом Министерства образования и науки был закрыт "старый" диссертационный совет, образованный при Институте с прежним названием. В день защиты диссертаций он ни с кем из потерпевших не встречался, оформлением всех договоров занималась бухгалтерия и он приказов о защите диссертаций за деньги не издавал; сама возможность заключения гражданско-правовых договоров с соискателями на проведение экспертной оценки диссертаций предусмотрена Уставом института. Считает, что соискателям была проведена качественная экспертная работа, претензий по выполненным договорам от них не поступало, были подписаны акты приема-передачи.

В апелляционной жалобе адвокат Притулин Р.В. в защиту осужденного Миндрина А.С. просит приговор суда отменить, Миндрина А.С. - оправдать, ссылаясь на неправильное применение уголовного и уголовно-процессуального законов, несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела. В мотивацию своих доводов, ссылаясь на установленные судом обстоятельства, указывает, что суд необоснованно посчитал незаконным заключение договоров между ФГБНУ ***, (руководителем которого являлся Миндрин) и потерпевшими на выполнение работ по предоставлению научно-технических услуг по проведению экспертной оценки их диссертаций, придя к ошибочному мнению, что такая оценка фактически является их предзащитой, соответственно, взимание платы за такие услуги противоречит требованиям закона.

Ссылаясь на показания свидетеля защиты С Е.И., допрошенной в судебном заседании, обращает внимание, что подобного рода экспертные оценки проводятся во всех диссертационных советах и не связаны с защитой диссертации. Выражая несогласие с принятым судом решением о признании этих показаний необоснованными, указывает, что они не получили надлежащей судебной оценки, равно как и показания самого подсудимого Миндрина А.С. о законности заключения договоров с соискателями на оказание научно-технических услуг, в чем усматривает нарушение судом положений ст.87,88 УПК РФ. Считает, что показания потерпевших Б, Г, Р и К не содержат сведений о нарушении осужденным Миндриным Положения о присуждении научных степеней, Устава ФГБНУ *** и иных приказов.

Оспаривая выводы суда о фактическом понуждении потерпевших со стороны Миндрина к заключению указанных договоров и проведении защиты диссертаций на соискание научных степеней в диссертационном совете, который был закрыт приказом Минобрнауки России от *** 2015 года N **, указывает, что суд не проводил оценку данного приказа; не принял во внимание, что на его основании была прекращена деятельность диссовета, созданного на базе Государственного научного учреждения "Всероссийский научно-исследовательский институт организации производства, труда и управления в сельском хозяйстве РАСХН" (с прежним названием Института). О продолжении деятельности переименованного диссертационного совета, по мнению защиты, свидетельствуют внесенные в его состав персональные изменения, утвержденные приказом заместителя Министра образования и науки, в связи с чем, диссертационный совет *** 2015 года (в день защиты диссертаций соискателей К О.К., Б Н.В., Р А.Х. и Г Н.Н.) являлся действующим.

Считает, что в действиях Миндрина отсутствует состав преступления, предусмотренного ст.285 ч.1 УК РФ, а стороной обвинения неправильно определены обстоятельства дела, объективные и субъективные признаки состава преступления, предусмотренные ч.1 ст.285 УК РФ, поскольку руководством ФГБНУ ** на имя председателя Высшей аттестационной комиссии ** 2015 года было направлено письмо с просьбой продлить срок работы совета до ** 2016 года и разрешить провести защиту шести диссертационных работ (в том числе, и потерпевших), размещенных на сайте ВАК до ** 2015 года с объявленной датой защиты. Полагает, что защита диссертаций потерпевших была проведена в соответствии с установленными положениями и требованиями, так как срок прекращения деятельности совета не был установлен. Обращает внимание, что судом первой инстанции не приведены в приговоре объективные признаки состава преступления, предусмотренного ст.285 ч.1 УК РФ по каждому инкриминируемому эпизоду.

Ссылаясь на то, что защитой в ходе судебного разбирательства было заявлено ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием в действиях Миндрина состава преступления, предусмотренного ст. 285 ч.1 УК РФ, основанное на заключении научно-исследовательского центра судебной экспертизы и исследований, указывает, что судом не дана оценка данному доказательству стороны защиты, принятому им и приобщенному к материалам уголовного дела.

Также полагает, что приговор подлежит отмене в связи с наличием оснований для возвращения уголовного дела прокурору в соответствии с положениями ст.237 УПК РФ, поскольку поводом для возбуждения дела послужило сообщение о преступлении, поступившее из Перовской межрайонной прокуратуры г.Москвы ** 2016 года, тогда как, в соответствии с требованиями ст.140 ч.1 п.4 УПК РФ, таким поводом может являться постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Также обращает внимание, что уголовное дело в отношении Миндрина возбуждено ** 2016 года по ст.285 ч.1 УК РФ, в чем ему и предъявлено обвинение ** 2016 года, а ** 2016 года ему предъявлено обвинение уже по четырем эпизодам преступления, предусмотренного ст.285 ч.1 УК РФ, без возбуждения в отношении него иных уголовных дел, в связи с чем, находит постановление о привлечении Миндрина в качестве обвиняемого от ** 2016 года не соответствующим требованиям ст.171 и ст.175 УПК РФ.

Считает, что судом нарушен принципы презумпции невиновности Миндрина А.С. и равноправия сторон, поскольку обвинительный приговор постановлен без надлежащей оценки доказательств защиты, свидетельствующих об отсутствии в его действиях состава инкриминируемого преступления, в чем также усматривает и обвинительный уклон суда при рассмотрении данного дела.

Находя постановленный приговор несоответствующим положениям ст.297, ст.302 ч.4 УПК РФ, указывает, что он основан на предположениях и показаниях потерпевших, неосведомленных о соблюдении Миндриным требований закона при проведении экспертной оценки диссертаций соискателей К, Б, Р и Г; и о законности заключения им гражданско-правовых договоров на выполнение институтом, руководителем которого являлся Миндрин, работ по предоставлению научно-технических услуг (экспертная оценка научной работы).

Выслушав мнения участников процесса, проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционной жалобы адвоката Притулина Р.В., суд апелляционной инстанции приходит к следующему.

Вывод суда о виновности Миндрина А.С. в совершении четырех преступлений, предусмотренных ст.285 ч.1 УК РФ, вопреки доводам жалобы, соответствует фактическим обстоятельствам, установленным судом первой инстанции и подтверждается совокупностью всесторонне исследованных в судебном заседании доказательств, подробно приведенных в приговоре и признанных судом допустимыми и относимыми к существу рассматриваемого дела, в том числе, показаниями допрошенных по делу:

- представителя потерпевшего Н О.Н., потерпевших Б Н.В. и К О.К., оглашенными с согласия стороны защиты показаниями потерпевшего Р А.Х. об обстоятельствах заключения с ФГБНУ *** (директором которого являлся Миндрин) договоров, согласно которым соискателям должна быть проведена экспертная оценка их работ, при этом, сама защита диссертации Миндриным была постановлена под условие оплаты денежных средств: ** рублей - за докторскую диссертацию, ** рублей - за кандидатскую. Сведениями о проведении какой-либо экспертной оценки их диссертаций соискатели-потерпевшие не располагают, денежные средства ими перечислялись до защиты диссертации, а подписание договоров происходило позднее. Денежные средства, уплаченные потерпевшими, им не возвращены;

- оглашенными в порядке ст.281 УПК РФ показаниями свидетелей: А Р.Х. - заместителя директора Института Миндрина, сообщившего известные ему обстоятельства проведения защиты диссертаций соискателей К, Г, Б и Р после перечисления ими денежных средств на счет института и последующего принятия по ним ВАК отрицательного решения с мотивацией недействительности деятельности диссертационного совета ввиду его ликвидации на основании Приказа Минорбнауки России от ** 2015 года; Г Н.Н., согласно которым ** 2015 года на диссертационном совете ФГБНУ ** прошла предварительная защита его диссертационной работы и сама защита была назначена на ** 2015 года. После предзащиты Миндрин в своем служебном кабинете сообщил ему, что для защиты докторской диссертации он (Г) должен оплатить за услуги Института денежные средства в размере ** рублей, которые впоследствии за него оплатил институт, в котором он (Г) работал - ФГБНУ **. В назначенный день успешно состоялась его защита, однако, присуждение ему ученой степени доктора экономических наук ВАК утверждено не было; Т Н.П. - главного бухгалтера ФГБНУ ***, показавшей о том, договоры на выполнение работ по предоставлению научно-технических услуг с соискателями на присуждение научных степеней К, Г, Б и Р были заключены во исполнение внутреннего приказа, изданного Миндриным как руководителем Института в начале 2015 года, согласно которому за защиту работы по присуждению научной степени соискатель должен оплатить на расчетный счет Института денежные средства в размере ** рублей за защиту кандидатской работы и ** рублей - за защиту докторской. После поступления от указанных лиц денежных средств были проведены заседания диссертационного совета Института и потерпевшим К, Г, Б и Р были присвоены ученые степени, которые впоследствии были не подтверждены ВАК. После снятия Миндрина с должности из канцелярии исчезли папки с личными делами указанных соискателей, в которых находились заключенные с ними договоры и финансовые документы.

Вина осужденного также подтверждена исследованными судом письменными доказательствами, подробно изложенными в приговоре, подтверждающими факт заключения с соискателями указанных договоров, перечисление ими денежных средств на расчетный счет Института, а также - должностное положение Миндрина и содержание нормативных документов, регулирующих его деятельность как директора ФГБНУ **, по должности являющегося и председателем диссертационного совета, прямо запрещающих взимание денежных средств с соискателей на деятельность Института, связанную с подготовкой и защитой диссертаций. В своих признательных показаниях, данных в ходе предварительного следствия с участием защитника, обоснованно признанных судом допустимыми доказательствами по делу, Миндрин А.С., подтверждая незаконность своих действий по взиманию денежных средств с соискателей, сообщает о мотивах, побудивших его к совершению преступления - тяжелое материальное положение, в котором оказался возглавляемый им Институт.

Как следует из приговора, в соответствии с требованиями ст.87, ст.88 УПК РФ, суд первой инстанции проверил и оценил все представленные ему доказательства; проанализировал доводы стороны защиты, аналогичные изложенным в апелляционной жалобе; указал основания, по которым он принял вышеперечисленные доказательства стороны обвинения, признав их достаточными для постановления в отношении Миндрина А.С. обвинительного приговора. С учетом анализа исследованных судом доказательств, представленных сторонами в условиях состязательного процесса, в их совокупности, суд апелляционной инстанции, соглашаясь с выводами суда первой инстанции, изложенными в приговоре, не усматривает оснований для отмены приговора суда по доводам апелляционной жалобы защитника.

Оценивая изложенные доводы автора жалобы о неправильном применении уголовного закона, и соглашаясь с выводами суда первой инстанции о надлежащей квалификации действий Миндрина А.С. по четырем преступлениям, предусмотренным ст.285 ч.1 УК РФ, суд отмечает, что, исходя из установленных фактических обстоятельств дела, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о существующей взаимосвязи между заключением Миндриным, как руководителем научного института, на базе которого действовал диссертационный совет, возмездного договора на выполнение работ по предоставлению научно-технических услуг с каждым из потерпевших и последующей защитой последними диссертаций в указанном диссовете с проведением всех необходимых предшествующих этому действий. При этом, суд апелляционной инстанции отмечает, что само право осужденного на заключение гражданско-правовых договоров от имени возглавляемого им Института не ставится судом первой инстанции под сомнение, в то время, как злоупотреблением должностными полномочиями, совершенным вопреки интересов службы, судом признано заключение им конкретных договоров с потерпевшими на оказание тех услуг по защите диссертаций, которые должны предоставляться им на безвозмездной основе.

Как следует из представленных материалов дела, объективных сведений, ставящих под сомнение выводы суда первой инстанции, защитой не представлено; не установлены таковые и при апелляционном рассмотрении дела, в ходе которого осужденный Миндрин А.С. фактически подтвердил, что предмет заключенных договоров (экспертная оценка диссертаций) является аналогом деятельности диссертационного совета при проведении предварительной защиты представленных соискателями диссертаций.

Не соглашаясь с автором жалобы о ненадлежащей оценке судом представленных защитой доказательств, апелляционная инстанция обращает внимание, что суд первой инстанции, в соответствии с требованиями ст.271 УПК РФ, разрешил все заявленные сторонами ходатайства и мотивировал принятые по ним решения, в том числе, с учетом дополнительно представленных защитой письменных доказательств, не усмотрев оснований для прекращения уголовного дела в отношении Миндрина; дал оценку показаниям свидетеля защиты С Е.И., не являющейся участником рассматриваемых событий, носящим общий характер относительно существа уголовного дела.

Как следует из протокола судебного заседания, судебное разбирательство по делу проведено с соблюдением требований ст.252 УПК РФ. Исходя из содержания предъявленного обвинения, апелляционная инстанция отмечает, что доводы стороны защиты о продолжении деятельности переименованного диссертационного совета и действительности принятых им решений на день защиты диссертаций К, Б, Р и Г не имеют существенного значения для установления виновности Миндрина в совершении преступления, предусмотренного ст.285 ч.1 УК РФ при установленных судом фактических обстоятельствах дела и наличия в его действиях состава указанного преступления.

Находя необоснованными доводы жалобы о допущенных органом предварительного следствия нарушениях уголовно-процессуального законодательства при производстве по делу, влекущих за собой отмену постановленного приговора, суд апелляционной инстанции отмечает, что уголовное дело в отношении Миндрина А.С. возбуждено при наличии к тому законных оснований и имеющегося в деле постановления Перовского межрайонного прокурора г.Москвы от ** 2016 года о направлении материалов проверки в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании. Из содержания постановления о возбуждении уголовного дела очевидно следует, что оно возбуждено в отношении Миндрина А.С. по обстоятельствам совершения им преступных действий в отношении четырех потерпевших: К О.К., Б Н.В., Р А.Х. и Г Н.Н. Дальнейшее предъявление ему обвинения по четырем преступлениям, предусмотренным ст.285 ч.1 УК РФ, с описанием конкретно совершенных в отношении каждого из потерпевших последнего преступных действий соответствует требованиям закона, не нарушает право Миндрина на защиту, не ухудшает его положение и не увеличивает объем обвинения.

Нарушений требований уголовно-процессуального закона при разрешении вопроса о допустимости и относимости представленных доказательств, их оценки, равно как и ограничивших права участников судопроизводства и способных повлиять на правильность принятого в отношении Миндрина А.С. судебного решения, судом первой инстанции также не допущено; рассмотренные и оцененные судом доказательства содержат исчерпывающие сведения относительно обстоятельств, подлежащих доказыванию и имеющих значение для принятия правильного решения по настоящему делу.

Вопреки доводам жалобы, изложенные в приговоре выводы суда основаны только на исследованных в ходе судебного разбирательства доказательствах, им соответствуют. Указанные выше и иные доказательства, представленные сторонами в условиях состязательного процесса, полно и объективно исследованы в ходе судебного разбирательства с соблюдением принципов равноправия сторон; их анализ, а равно, и оценка, подробно изложены в приговоре. В этой связи, суд апелляционной инстанции находит несостоятельными доводы жалобы защитника о том, что приговор суда является незаконным и необоснованным, так как выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленными судом и что судом был допущен обвинительный уклон при рассмотрении дела.

Одновременно, учитывая вышеизложенное, суд апелляционной инстанции не находит оснований и для возвращения уголовного дела в отношении Миндрина А.С. прокурору в порядке ст.237 УПК РФ по доводам, представленным защитником, не находя для этого законных оснований.

Вместе с тем, суд апелляционной инстанции находит приговор суда подлежащим изменению по следующим основаниям.

Правильно квалифицировав действия Миндрина А.С. по четырем преступлениям, предусмотренным ст.285 ч.1 УК РФ, суд первой инстанции назначил ему наказание с учетом: фактических обстоятельств дела, степени общественной опасности совершенных преступлений, влияния назначаемого наказания на исправление подсудимого и на условия жизни его семьи, смягчающих обстоятельств, в числе которых: его положительные характеристики, состояние здоровья, наличие различных наград и пожилой возраст.

Оснований для применения ст.64 УК РФ, ч.6 ст.15 УК РФ судом обоснованно не усмотрено. Выводы о применении ст.73 УК РФ являются правильными.

Вместе с тем, поскольку в соответствии с требованиями ч.2 ст.73 УК РФ смягчающие наказание обстоятельства учитываются и при назначении условного осуждения. С учетом фактических обстоятельств содеянного Миндриным А.С., суд апелляционной инстанции считает необходимым снизить испытательный срок, приходя к выводу о том, что осужденный сможет доказать свое исправление ранее установленного судом первой инстанции трехлетнего срока. Снижение установленного судом первой инстанции испытательного срока до 1 года будет соразмерно содеянному, соответствовать личности осужденного, а также требованию о справедливости назначенного наказания.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

постановил:

Приговор Перовского районного суда г.Москвы от ** 2016 года в отношении Миндрина А.С. изменить, назначенный ему испытательный срок снизить до 1 года.

В остальном этот же приговор суда оставить без изменения, апелляционную жалобу адвоката Притулина Р.В. - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.