• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Постановление Московского городского суда от 20 января 2016 г. N 10-505/16

 

 

 

Московский городской суд в составе:

председательствующего судьи Симарова А.В.,

при секретаре С.,

с участием:

старшего прокурора апелляционного отдела уголовно-судебного управления прокуратуры г. Москвы Махова А.М.,

защитника - адвоката А.В.В., предоставившего удостоверение N ****** ордер ****** от ****** года,

обвиняемого К.А.А.,

рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционные жалобы обвиняемого К.А.А. и адвоката А.В.В. на постановление судьи Гагаринского районного суда г. Москвы от 11 декабря 2015 года, которым в отношении

КАА, ******, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 30, п. "г" ч. 4 ст. 228-1; ч. 1 ст. 228 УК РФ,

продлен срок содержания под стражей на 1 месяца 29 суток, а всего до 06 месяцев 00 суток, то есть по 10 февраля 2016 года.

Заслушав доклад судьи Симарова А.В., изложившего обстоятельства дела и доводы апелляционных жалоб, выступление адвоката А.В.В. и обвиняемого К.В.В., поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Махова А.М., полагавшего постановление суда оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения, суд апелляционной инстанции-

установил:

Следователем СО ОМВД по Академическому району г. Москвы 21 марта 2015 года возбуждено настоящее уголовное дело в отношении К. А.А. по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ.

21 марта 2015 года в 12 часов 00 минут К.А.А. задержан по подозрению в совершении данного преступления в порядке ст. ст. 91, 92 УПК РФ, и в тот же день ему предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ.

21 марта 2015 года постановлением Гагаринского районного суда г. Москвы в отношении К.В.В. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Уголовное дело N 39308 возбуждено 14 мая 2015 года СО ОМВД России по Гагаринскому району г. Москвы по ст. 228 ч. 1 УК РФ в отношении К.А.А.

Уголовные дела NN 37284 и 39308, 22 мая 2015 года соединены в одно производство с присвоением N 37284.

К.А.А. 22 мая 2015 года предъявлено обвинение в окончательной редакции в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 30 ч. 1, 228-1 ч. 4 п. "г", 228 ч. 1 УК РФ.

Уголовное дело N 37284 28 мая 2015 года с обвинительным заключением направлено Гагаринскому межрайонному прокурору г. Москвы в порядке ст. 220 УПК РФ.

Уголовное дело N 37284 в порядке ст. 222 УПК РФ 23 июня 2015 года поступило в Гагаринский районный суд г. Москвы.

23 июля 2015 года Гагаринским районным судом г.Москвы в отношении К.А.А. постановлен приговор.

В соответствии с апелляционным определением Московского городского суда от 12 октября 2015 года приговор Гагаринского районного суда г. Москвы от 23 июля 2015 года в отношении К.А.А. отменен, уголовное дело возвращено в порядке ст. 237 УПК РФ Гагаринскому межрайонному прокурору г. Москвы для устранения препятствий рассмотрения дела судом.

Мера пресечения К.А.А. в виде заключения под стражу оставлена прежней сроком по 12 ноября 2015 года включительно.

Уголовное дело поступило в Гагаринскую межрайонную прокуратуру г. Москвы 27 октября 2015 года.

Уголовное дело поступило в СО ОМВД России по Гагаринскому району г. Москвы 12 ноября 2015 года.

В настоящее время срок предварительного следствия по делу продлен полномочным руководителем следственного органа по 12 февраля 2016 года.

Постановлением Гагаринского районного суда г. Москвы от 11 декабря 2015 года срок содержания К.А.А. под стражей в качестве меры пресечения продлен на 01 месяц 29 суток, а всего до 06 месяцев 00 суток, то есть по 10 февраля 2016 года.

В апелляционной жалобе защитник-адвокат А.В.В. считает постановление судьи незаконным, необоснованным и подлежащим отмене, приводя в обоснование следующие доводы и указывает, что судом изложены выводы, не соответствующие фактическим обстоятельствам дела, а именно, что приговором суда К. признан виновным по предъявленному ему обвинению и данное обвинение сохраняет свою, тогда как приговор был отменен. Автор жалобы считает, что К. в настоящее время незаконно находиться под стажей, без надлежащего постановления о привлечении в качестве обвиняемого; суд не принял во внимание замечание стороны защиты на повторное указание мотивов продления сроков следствия и меры пресечения.

Указывает, что судом вопреки разъяснениям Пленума Верховного суда РФ в постановлении от 19 декабря 2013 года N41 "О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста" не только не выяснено какие следственные действия проведены за месяц, но и дополнительно продлил на два месяца срок содержания под стражей.

При этом адвокат обращает внимание, что уголовное дело находиться у следователя с нарушением подсудности, считает, что судом неправильно исчислен срок содержания под стражей К., поскольку не учтен срок с 27 октября 2015 года по 12 декабря 2015 года, когда дело было возвращено прокурору. Обращает внимание, что при рассмотрении ходатайства не учтены данные о личности К., который имеет регистрацию в городе Москве, ранее не привлекался к уголовной ответственности, женат, имеет на иждивении двух малолетних детей, положительно характеризуется, отсутствуют доказательства, подтверждающие, что К. может скрыться, либо другим способом воспрепятствовать производству по делу, то судом учтено не было.

С учетом изложенного адвокат просит постановление судьи отменить и избрать К. иную меру пресечения.

В апелляционной жалобе обвиняемый К.А.А. также считает оспариваемое постановление судьи незаконным и необоснованным.

В обоснование этого обвиняемый указывает, аналогичные доводы своего защитника, считает, что избранная мера пресечения является слишком суровой; утверждает, что не намерен скрываться, препятствовать расследованию уголовного дела. С учетом приведенных доводов обвиняемый просит изменить избранную ему меру пресечения на домашний арест.

Изучив представленные материалы, выслушав стороны и проверив доводы жалоб, суд не находит оснований для их удовлетворения по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 2 ст. 109 УПК РФ в случае невозможности закончить предварительное следствие в срок до двух месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения срок содержания обвиняемого под стражей может быть продлен до шести месяцев судьей районного суда. Дальнейшее продление срока может быть осуществлено в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, только в случаях особой сложности уголовного дела и при наличии оснований для избрания этой меры пресечения судьей того же суда по ходатайству следователя, до 12 месяцев.

Согласно ч. 1 ст. 110 УПК РФ мера пресечения отменяется, когда в ней отпадает необходимость, или изменяется на более строгую или более мягкую, когда изменяются основания избрания меры пресечения, предусмотренные ст. ст. 97, 99 УПК РФ.

Как показало изучение материалов, ходатайство следователя СО отдела МВД России по Гагаринскому району г. Москвы о продлении срока содержания под стражей обвиняемого К. возбуждено перед судом с согласия надлежащего лица в установленные уголовно-процессуальным законом сроки и отвечает требованиям ст. 109 УПК РФ.

Возбужденное перед судом ходатайство должным образом мотивировано. В ходатайстве о продлении обвиняемому срока содержания под стражей следователь указал, что окончить предварительное следствие до истечения ранее установленного срока содержания обвиняемого под стражей не представляется возможным, поскольку по уголовному делу необходимо: предъявить К. обвинение в окончательной редакции; выполнить требования, предусмотренные ст. ст. 215 - 217 УПК РФ, составить обвинительное заключение и направить уголовное дело прокурору в порядке ст. 220 УПК РФ, с соблюдением требований Постановления Конституционного Суда РФ N 4-п от 22.03.2005 года, а для изменения меры пресечения на более мягкую, не связанную с содержанием под стражей, с учетом тяжести обвинения и личности обвиняемого, оснований, по мнению органов предварительного следствия, не имеется.

Как видно из представленных материалов, уголовное дело возбуждено при наличии достаточных к тому оснований уполномоченным должностным лицом, обвинение К. предъявлено в установленные сроки, а избрание меры пресечения произведено в установленном законом порядке судебным решением, вступившим в законную силу.

Удовлетворяя названное ходатайство следователя СО отдела МВД России по Гагаринскому району г. Москвы, суд первой инстанции, обоснованно признав ходатайство законным, а испрашиваемый срок разумным и достаточным для проведения намеченных следственными органами действий, продлил срок содержания обвиняемого под стражей, правильно указав, что К. обвиняется в совершении тяжкого преступления, направленного против здоровья населения и общественной нравственности, за которое уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех лет, с учетом обстоятельств, являющихся предметом расследования по уголовному делу, а также с учетом данных о личности обвиняемого, оснований для изменения меры пресечения не имеется, в то же время существует необходимость выполнения запланированных следственных и иных действий, направленных на окончание следствия по уголовному делу. Отмечено также, что на момент возбуждения ходатайства основания, которые учитывались при избрании в отношении К. меры пресечения в виде заключения под стражу, не изменились.

Вопреки доводам жалобы, при решении вопроса о продлении срока содержания под стражей в отношении обвиняемого К. судом первой инстанции приняты во внимание положения УПК РФ, регулирующие разрешение вышеназванного ходатайства, и в постановлении приведены конкретные фактические обстоятельства, на основании которых принято решение о продлении срока содержания под стражей. В том числе в постановлении суда приведены доводы, не содержащие каких-либо противоречий, обосновывающие продление срока содержания К. под стражей, обусловленная характером расследуемого преступления. Фактов волокиты, и нарушения территориальной подсудности, как об этом указывает в жалобе защитник, судом при рассмотрении ходатайства следователя и судом апелляционной инстанции не установлено.

При этом суд первой инстанции, обосновав свои выводы представленными на судебную проверку материалами уголовного дела, пришел к правильному выводу, что с учетом данных о личности обвиняемого, тяжести инкриминируемых преступлений, обстоятельств расследуемого уголовного дела, К., находясь на свободе, может скрыться от предварительного следствия и суда, иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу, в том числе, выполнению процессуальных действий с его непосредственным участием.

Вопреки доводам жалоб, постановление суда является обоснованным и мотивированным, содержит выводы об отсутствии оснований для изменения меры пресечения на более мягкую, решение об этом подробно мотивировано и подтверждается материалами уголовного дела, представленными в судебное заседание суда апелляционной инстанции. Не согласиться с данными выводами у суда апелляционной инстанции оснований не имеется.

Соглашаясь с решением суда о продлении срока содержания обвиняемого под стражей, суд апелляционной инстанции не находит новых оснований, не ставших предметом судебного разбирательства при решении вопроса о мере пресечения, которые могли бы послужить основанием для отмены или изменения ранее избранной меры пресечения, то есть, те обстоятельства, которые послужили основанием для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, в настоящее время не отпали, а объективных данных с учетом предъявленного обвинения для изменения меры пресечения на иную, не связанную с содержанием под стражей, не имеется.

Постановление суда первой инстанции основано на фактических обстоятельствах, на основании которых принято решение о продлении срока содержания обвиняемого под стражей, учтены данные о личности, состоянии здоровья и семейном положении, тяжесть инкриминируемых преступлений, объемы проведенных и запланированных следственных и иных действий.

Оснований, препятствующих содержанию К., в том числе и по медицинским показаниям, в условиях следственного изолятора, ни суду первой, ни суду апелляционной инстанции не представлено.

При этом, доводы стороны защиты о квалификации действий К. не могут являться предметом обсуждения при решении вопроса о продлении срока содержания под стражей, поскольку вопросы об обоснованности предъявленного обвинения, виновности или невиновности могут разрешаться только при рассмотрении уголовного дела по существу судом первой инстанции.

Каких-либо нарушений уголовного или уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену данного постановления не имеется.

Допущенные судом неточности в описательно-мотивировочной части приговора, где суд, констатировал о результатах рассмотрения уголовного дела указав, квалификацию действий осужденного К. по ст.ст.30 ч.1 228.1 ч.4 п. "г" УК РФ, ст.228 ч.1 УК РФ и сослался о продлении срока содержания под стражей обвиняемому на 02 месяца 00 суток, всего на 06 месяцев 29 суток, являются очевидной технической ошибкой, которые на существо принятого судом решения не влияет.

Кроме того, согласно ч. 9 ст. 109 УПК РФ срок содержания под стражей в период предварительного следствия исчисляется с момента заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу до направления прокурора уголовного дела в суд. Вопреки доводам жалоб, срок содержания К. под стражей в период нахождения уголовного дела в суде не входит в срок содержания обвиняемого под стражей при производстве предварительного следствия.

Вопреки апелляционным доводам, жалоб о неверном исчислении сроков содержания обвиняемого К.под стражей не имеется.

Согласно ст. 109 ч. 9 УПК РФ срок содержания под стражей в период предварительного следствия исчисляется с момента заключения обвиняемого под стражу до направления прокурором уголовного дела в суд.

В соответствии с п. 33 постановления Пленума Верховного суда РФ от 19 декабря 2013 г. N 41 "О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога", если уголовное дело возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в соответствии со ст. 237 УПК РФ, то в срок, продленный для производства следственных и иных процессуальных действий, не засчитывается время содержания лица под стражей со дня поступления уголовного дела в суд до возвращения его прокурору.

Как следует из представленных в суд материалов, данное уголовное дело было направлено в суд для рассмотрения по существу и возвращено прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ установив срок содержания под стражей К. А.А. по 12 ноября 2015 года. Исходя из указанных положений уголовно-процессуального закона, время содержания обвиняемого К. А.А. под стражей в указанный период не должно учитываться при определении сроков содержания обвиняемого под стражей после возвращения уголовного дела прокурору, поэтому принятое судом решение о продлении срока содержания обвиняемого К. А.А. под стражей соответствует требованиям ч. 2 ст. 109 УПК РФ.

Нарушений уголовного и уголовно-процессуального законодательства, а также норм международного права, влекущих изменение или отмену обжалуемого постановления, не имеется. Постановление суда первой инстанции соответствует требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ.

При таких обстоятельствах, оснований для отмены или изменения постановления, в том числе, исходя из доводов апелляционных жалоб, не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

постановил:

Постановление Гагаринского районного суда г. Москвы от 11 декабря 2015 года, которым продлен срок содержания под стражей на 1 месяц 29 суток, а всего до 6 месяцев 00 суток, т.е. по 10 февраля 2016 г. в отношении К.А.А - оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

 

Судья Симаров А.В.

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.