• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Постановление Московского городского суда от 13 февраля 2017 г. N 10-1511/17

 

 

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

председательствующего судьи Колесниковой И.Ю.

судей Тюркиной Г.М. и Манеркиной Ю.Н.

при секретаре Новиковой А.П.

с участием прокурора отдела прокуратуры г. Москвы Исаченкова И.В.

защитника - адвоката Айнетдинова Р.Т., представившего служебное удостоверение N *** и ордер N *** года

защитника - адвоката Бабаева Б.С., представившего служебное удостоверение N *** и ордер N *** года

защитника - адвоката Титова А.С., представившего служебное удостоверение N *** и ордер N *** года

защитника - адвоката Безвербной О.К., представившей служебное удостоверение N *** и ордер N *** года

осужденных Мишина В.Д., Хачатурова А.Ю.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы адвокатов Айнетдинова Р.Т., Титова А.С., Безвербной О.К. на приговор Савеловского районного суда города Москвы от 07 ноября 2016 года, которым

Мишин В.Д., ***, не судимый,

Хачатуров А.Ю., ***, не судимый,

каждый осужден за совершение преступления, предусмотренного ч.4 ст.159.1 УК РФ к лишению свободы на срок 5 лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В приговоре также содержатся решения по вопросу о вещественных доказательствах, о мере пресечения и сроке исчисления наказания в отношении осужденных.

Заслушав доклад судьи Тюркиной Г.М., пояснения осужденных Мишина В.Д. и Хачатурова А.Ю., защитников - адвокатов Айнетдинова Р.Т., Титова А.С., Безвербной О.К., Бабаева Б.С. по доводам апелляционных жалоб и поддержавших их, мнение прокурора Исаченкова И.В., полагавшего приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия,

установила:

Мишин В.Д. и Хачатуров А.Ю. признаны виновными в мошенничестве в сфере кредитования, то есть хищении денежных средств заемщиком путем представления банку заведомо ложных и недостоверных сведений, совершенное группой лиц по предварительному сговору, лицом с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере, а именно: Мишин В.Д. и Хачатуров А.Ю., используя свое служебное положение, действуя совместно с неустановленными соучастниками, в группе лиц по предварительному сговору, путем предоставления Банку заведомо ложных и недостоверных сведений, похитили денежные средства "***" (ЗАО) (в настоящее время ПАО) в сумме 66 087 291 рубль 99 копеек, чем причинили Банку материальный ущерб в особо крупном размере.

Преступление совершено в период с 17 февраля 2012 года по 04 июня 2012 года в г. Москве при обстоятельствах подробно изложенных в приговоре.

Мишин В.Д. и Хачатуров А.Ю. виновными себя не признали.

В краткой апелляционной жалобе адвокат Айнетдинов Р.Т. в защиту Хачатурова А.Ю. выражает несогласие с приговором суда, считает, что приговор вынесен с существенным нарушением норм и положений уголовно-процессуального кодекса, вследствие чего является незаконным и несправедливым. Указывает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда. Просит приговор отменить и вынести в отношении Хачатурова А.Ю. оправдательный приговор.

В апелляционной жалобе адвокат Айнетдинов Р.Т. в защиту Хачатурова А.Ю. выражает несогласие с приговором суда, считает, что приговор подлежит отмене, а уголовное дело возвращению прокурору в виду неправильного применения уголовного закона и выявления обстоятельств, указанных в ч.1 ст.237 УПК РФ. Указывает, что ст.159.1 УК РФ введена в Уголовный кодекс РФ Федеральным законом N 207-ФЗ от 29 ноября 2012 года. В ходе предварительного и судебного следствия был доподлинно установлен период времени, в течение которого было совершено преступление, а именно с 17 февраля 2012 года по 04 июня 2012 года.

Обращает внимание, что собранными по делу доказательствами, которые были рассмотрены в ходе судебного следствия было установлено, что Хачатуров А.Ю. по указанию Мишина В.Д. совместно с последним прибыл для проведения переговоров в феврале 2012 года в офис банка, после чего предоставил запрашиваемые банком документы, более никаких действий Хачатуров А.Ю, не предпринимал, на момент одобрения кредита, а именно 10 мая 2012 года Хачатуров А.Ю. не входил в состав учредителей ООО "***", распорядился полученными денежными средствами, направив их на погашение ранее полученного кредита и погашения долгов перед поставщиками, то есть пополнения оборотных средств ООО "***". Данных указывающих о том, что Хачатуров А.Ю., в результате получения ООО "***" кредита в размере более 60 млн. рублей, получил какие-либо выгоды материального или иного характера, в ходе предварительного и судебного следствия получено не было.

Обращает внимание, что в приговоре не указан мотив действий осужденных, не указано о наличии корыстного мотива и умысла на хищение денежных средств банка, при этом ООО "***" частично выполнило свои обязательства по кредитным соглашениям, совершая ежемесячные платежи, а полученные по кредитам денежные средства были израсходованы исключительно на нужды предприятия. Таким образом, по мнению автора жалобы, если бы было доказано совершение Хачатуровым А.Ю. и Мишиным В.Д. преступления, то действия Мишина В.Д. могли быть квалифицированы по ч.1 ст.176 УК РФ, а Хачатурова А.Ю. по ч.1 ст.30, ч.1 ст.176 УК РФ.

Однако защитник не согласен и с такой квалификацией, так как судом не учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда. Считает, что судом при вынесении приговора не установлена точная сумма ущерба потерпевшему. Ни в период предварительного, ни судебного следствия не были предприняты меры установлению обстоятельств погашения задолженности перед банком путем обращения взыскания и реализации недвижимого имущества, переданного в залог банку.

Обращает внимание, что судом первой инстанции не выполнены указания Московского городского суда, и при вынесении приговора суд ограничился перечислением протоколов выемок, протоколов осмотра, перечислением вещественных доказательств, но не привел содержание этих доказательств.

Автор жалобы считает, что справка об исследовании документов в отношении ООО "***" от *** года N *** является недопустимым доказательством и не отвечает требованиям УПК РФ, в связи с тем, что специалист, проводящий исследование, в нарушение ст.164 и 168 УПК РФ не предупреждался об ответственности, предусмотренной ст.307,308 УК РФ, следователем не удостоверялась его компетентность, не выяснялось его отношение к обвиняемому и потерпевшему. Указывает, что различия в бухгалтерской отчётности ООО "***", изъятой в ИФНС N3 по *** и представленной в БАНК "***" надлежало устанавливать путем назначения по делу судебно-бухгалтерской экспертизы. Передача вопроса об установлении указанных различий в бухгалтерской отчётности специалисту лишило осужденных права ознакомиться с направлением документации на исследование специалисту, заявить отвод специалисту, поставить перед специалистом дополнительные вопросы, привлечь в качестве специалистов указанных им лиц. Считает, что судом были нарушены основные принципы судебного производства, предусмотренные ст.ст.14,15,17 УПК РФ.

Считает, что в процессе судебного следствия не было достоверно установлено имело ли со стороны Хачатурова А.Ю. деяние, запрещенное уголовным законом, что является существенным нарушением при постановлении судьей приговора. Доказательств, подтверждающих, что Хачатуров А.Ю. совершил какие-либо противоправные действия, как в ходе предварительного, так и судебного следствия не добыто. Просит приговор суда отменить, уголовное дело в отношении Хачатурова А.Ю. прекратить в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

В апелляционной жалобе адвокат Титов А.С. в защиту Мишина В.Д. выражает несогласие с приговором суда, считает его незаконным, необоснованным, постановленным с существенными нарушениями норм материального права и подлежащим отмене. Указывает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дел, судом неправильно применен уголовный закон, приговор является несправедливым.

Защита полагает, что обвинительный приговор в отношении Мишина В.Д. основан на предположениях. Считает, что судом не была должным образом исследована субъективная сторона преступления и соответственно в мотивировочной части приговора не представлено доказательств, подтверждающих наличие умысла на хищение денежных средств. Указывает, что не имеется ни одного доказательства, ни прямого, ни косвенного, которое бы указывало, что получение кредита было связано не с необходимостью поддержания текущей деятельности и развития предприятия, а с целью хищения денежных средств. Суд не дал оценку и действиям Мишина В.Д., которые заключались в использовании кредитных денежных средств в целях, на которые они и были получены.

Судом также сделаны неверные выводы относительно объективной стороны инкриминируемого преступления, которая заключается в хищении денежных средств путем предоставления заведомо недостоверных сведений. В приговоре не приведено убедительных доводов, указывающих на то, что Мишин В.Д. знал о предоставлении в банк недостоверных сведений, непосредственно Мишин В.Д. документы в банк не передавал. Кроме того, ничем не опровергнут довод защиты о том, что Мишин В.Д. вполне мог и не знать, что аппарат *** не был оплачен в полном объёме.

Автор жалобы обращает внимание на показания свидетелей Ш., А., которые по его мнению отражены не полно и не точно, а иногда и вовсе искажены.

Указывает, что из представленных документов, в том числе справки об остатках продукции на складе, а также показаний свидетелей А. и Ю., предприятие активно работало, на складе находилась продукция в большом количестве. Незначительные расхождения в бухгалтерской отчетности за 2011 год, представленной в банк и отчётности, представленной в налоговую службу, связаны с тем, что отчетность, предоставленная в банк, сформирована по запросу банка и является предварительной, а отчётность, предоставленная в налоговую была сформирована позднее и в неё могли быть внесены коррективы с учетом поступления документов от контрагентов по сделкам, совершенным в 2011 году.

Считает, что судом не установлено на хищение какой суммы был направлен умысел подсудимых и какой фактически ущерб был причинен потерпевшему. В ходе судебного заседания представитель потерпевшего не смог указать, какую сумму денежных средств в настоящий момент Банк *** получил в ходе реализации залогового имущества, в приговоре данная сумма также не отражена и соответственно не выяснено причинен ли банку вообще какой-либо ущерб.

Автор жалобы выражает несогласие с выводом суда о том, что внесенный платеж в размере более 3 млн рублей, был сделан в целях создания видимости добросовестного заёмщика и введения в заблуждение работников банка, поскольку у Мишина В.Д. действительно имелось намерение исполнять взятые на себя обязательства, а невозможность их исполнения вызвана исключительно тяжелым заболеванием Мишина В.Д., лишавшим его возможности не только вести трудовую деятельность, но и реально угрожавшим его жизни. Защитник указывает, что никто из обвиняемых при получении кредита не имел намерения вводить банк в заблуждение и похищать денежные средства, полученные в кредит, указанные денежные средства были получены исключительно с целью поддержания текущей деятельности и развития ООО "***".

Защитник утверждает, что вопреки выводам суда, ни один из свидетелей, перечисленных в приговоре в подтверждение вины осужденных, не указывал в своих показаниях, что им было известно о наличии умысла у Мишина В.Д. на хищение денежных средств. Обращает внимание, что даже в том случае, если бы суд признал доказанным то обстоятельство, что Мишин В.Д. знал о том, что часть залогового имущества, переданного в банк, не принадлежит ООО "***", в действиях Мишина В.Д. формально мог быть усмотрен состав преступления, предусмотренного ч.1 ст.176 УК РФ, но ни преступления, предусмотренного ч.4 ст.159.1 УК РФ, поскольку в ходе судебного разбирательства не было представлено ни одного доказательства бесспорно подтверждающего заведомое намерение Мишина В.Д. не исполнить обязательства возникшие в связи с получением кредита. При этом защита настаивает, что не было доказано не только умысла Мишина В.Д. на хищение денежных средств, но и того обстоятельства, что Мишин В.Д. знал о том, что часть залогового имущества, переданного в банк, не принадлежит ООО "***". Таким образом, в действиях Мишина В.Д. отсутствует состав какого-либо преступления.

Кроме того, назначенное Мишину В.Д. наказание является несправедливым, вследствие чрезмерной суровости. Считает, что суд при назначении наказания в не полной мере учел смягчающие обстоятельства, а именно состояние здоровья подсудимого. Согласно представленным документам Мишин В.Д. является инвалидом *** группы, страдает рядом тяжких заболеваний, которые входят в перечень заболеваний, препятствующих его содержанию под стражей и соответственно отбыванию им наказания в виде лишения свободы. Просит приговор отменить и вынести в отношение Мишина В.Д. оправдательный приговор.

В апелляционной жалобе адвокат Безвербная О.К. в защиту Мишина В.Д. выражает несогласие с приговором суда, считает выводы, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а наказание, назначенное Мишину В.Д., является чрезмерно суровым. Считает, что назначенное наказание не соответствует тяжести совершенного Мишиным В.Д. преступления и личности самого осужденного, который имеет серьёзные заболевания, что требует незамедлительного лечения.

Обращает внимание, что тяжесть вреда от действий осужденного Мишина В.Д по материалам дела не усматривается, иски по делу не предъявлялись. И хотя Мишин В.Д. вину свою не признал, он подробно рассказал об обстоятельствах, которые ему помешали своевременно возвращать полученный кредит. Судом не был установлен прямой умысел Мишина В.Д. на совершение преступления, предусмотренного ст.159.1 УК РФ, суд этого факта не установил, а сам Мишин В.Д. говорил о том, что готов исполнять обязательства по договору. Также считает, что не нашел своего подтверждения квалифицирующий признак совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, поскольку в судебном заседании не добыто доказательств того, что Мишин В.Д. с кем-либо заранее договаривался о совершении преступления. Автор жалобы обращает внимание на плохое и некачественное проведение следствия по делу.

Считает, что стороной обвинения в суде не представлено достаточных и убедительных доказательств вины Мишина В.Д. в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.159.1 УК РФ, всё обвинение построено на показаниях лиц, заинтересованных в исходе данного дела, а именно на показаниях свидетелей представителей банка, которые формируя данный кредит, не смогли достоверно проверить и представить на кредитный комитет достоверные сведения о компании ООО "***", где учредителем был не только Мишин В.Д., но и другие лица, оставшиеся за кадром, а Мишин В.Д. лишь подписал документы для банка. При этом деньги Мишин В.Д. не присвоил себе и не распорядился ими по своему усмотрению на свои личные нужды. Считает, что приговор суда не отвечает требованиям закона, в том числе постановлению Пленума Верховного Суда РФ "О судебном приговоре". Также считает, что при назначении наказания суд не в полной мере учел личность осужденного, обстоятельства, смягчающие наказание, влияние назначенного наказания на исправление осужденного. Просит приговор суда отменить, дело производством прекратить.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, выслушав участников процесса, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных Мишина В.Д. и Хачатурова А.Ю. в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.159.1 УК РФ, не соответствующими фактическим обстоятельствам дела, в связи с чем приговор суда подлежит изменению.

В ходе предварительного и судебного следствия установлено, что Мишин В.Д. и Хачатуров А.Ю., используя свое служебное положение, действуя совместно с неустановленными соучастниками, в группе лиц по предварительному сговору, путем предоставления "***" (ЗАО) (в настоящее время ПАО) заведомо ложных и недостоверных сведений, получили в счет кредита денежные средства в сумме 66 087 291 рубль 99 копеек, которые впоследствии Банку возвращены не были, чем причинили "***" материальный ущерб в особо крупном размере.

Данный вывод суда подтверждается исследованными в ходе судебного разбирательства доказательствами, которые в необходимом объеме приведены в приговоре суда и соответствуют им, в том числе:

- показаниями представителя потерпевшего К. о том, что в 2012 году *** (ЗАО) ООО "***" был выдан кредит на общую сумму 69 926 421 рубль. В связи с просрочкой выплат по данному кредиту была проведена проверка, в ходе которой было установлено, что с заявками на заключение кредитных договоров обратился генеральный директор ООО "***" Мишин В.Д. Целью получения кредитных средств, указанными в заявках являлась необходимость погашения кредитных обязательств перед иным кредитором, а также для пополнения оборотных средств ООО "***". С представителями ООО "***" Мишиным В.Д. и Хачатуровым А.Ю. проводились переговоры, в ходе которых они представили в Банк необходимые документы. После рассмотрения заявки, с учетом представленных документов, кредит был одобрен, в связи с чем Банк заключил с ООО "***", в лице Мишина В.Д. два кредитных соглашения на общую сумму 69 926 421 рубль. В июне - июле 2012 года представители ООО "***" внесли платежи на общую сумму 3 839 129 рублей в счет погашения своих кредитных обязательств, однако начиная с августа 2012 года платежи по кредитам поступать перестали, в связи с чем образовалась просроченная задолженность. При выяснении причин ее образования были дополнительно проверены сведения, указанные клиентом при оформлении кредитных отношений с Банком. В ходе проверки было выявлено завышение стоимости залогового имущества, в Банк были предоставлены сфальсифицированные документы по залоговому оборудованию и заведомо ложные сведения о финансовом состоянии ООО "***", часть оборудования, предоставленного Банку в залог на дату оформления кредитных заявок не была приобретена ООО "***" и, соответственно, не принадлежала этому предприятию на праве собственности, большая часть товаров в обороте, переданных в залог Банку на склад предприятия не поступала. После выявления данных обстоятельств, Банк принял решение обратиться в правоохранительные органы;

- показаниями свидетеля К. о том, что она являлась сотрудником *** (ЗАО). В 2012 году она присутствовала на встрече с представителями ООО "***" генеральным директором Мишиным В.Д. и финансовым директором Хачатуровым А.Ю., в ходе которой последние поясняли схему бизнеса, рассказали об основных показателях деятельности компании. Кредит им был необходим для рефинансирования предыдущего кредита, а также для получения оборотных средств. Мишин В.Д. и Хачатуров А.Ю. рассказывали о наличии большого количества товаров, имеющихся на складе, дорогостоящего оборудования, которые могли бы выступать в качестве залогового имущества. По результатам встречи было принято решение о сборе документов для проведения финансового анализа ООО "***". В последующем ведение данного клиента было передано А., которая непосредственно занималась финансовым анализом деятельности ООО "***", по результатам которого ею было подготовлено резюме и комментарии для вынесения сделки на кредитный комитет Банка. А. готовила все необходимые документы по заявкам, контактировала с представителями компании, получала от них необходимые документы, готовила комментарии по заявкам, осуществляла выезд в г. Александров для осмотра бизнеса и проверила наличие залогового имущества (недвижимости, производственное оборудование и товары в обороте). После проверки и обсуждения сделки с кредитным аналитиком, получением всех ответов на заданные вопросы, Департаментом анализов риска было принято положительное решение по заявкам ООО "***". 10 мая 2012 года Банк заключил с ООО "***" в лице Мишина В.Д. два кредитных соглашения на общую сумму 69 926 421 рублей. В обеспечение исполнения обязательств Заемщика по соглашению были заключены договора об ипотеке и поручительстве. В качестве залога по кредитному соглашению залогодателями было предоставлено следующее имущество: земельный участок, нежилое помещение, товары в обороте, производственное оборудование в количестве 8 единиц. 16 и 17 мая 2012 года была произведена выдача кредитов ООО "***", а также подписание документов с участниками сделки. Примерно в середине июня 2012 года ООО "***" были своевременно погашены первые платежи по обоим кредитам, а согласно графикам 17 июля 2012 года очередного платежа от клиента ООО "***" не поступило. В день возникновения просрочки сотрудники Банка пытались связаться с Мишиным В.Д., однако последний на телефонные звонки не отвечал. В дальнейшем при проведении проверки в связи с неоплатами по кредиту было установлено, что ООО "***" скрыл реальную информацию, предоставив в Банк для одобрения кредита недостоверные сведения, касающиеся объема бизнеса ООО "***", с завышенными показателями результатов финансово-хозяйственной деятельности бизнеса, при этом представителями ООО "***" скрывались факты наличия возможных финансовых трудностей у компании. Уже после возникновения просроченной задолженности по кредитам ООО "***" от юристов Банка ей стало известно, что часть оборудования, предоставленного Банку в залог, на дату оформления кредитных заявок не была приобретена ООО "***" и, соответственно, не принадлежала этому предприятию на праве собственности, а литьевая машина для преформ марки *** принадлежит ООО "***" и, соответственно, документы, предоставленные в Банк представителями ООО "***", также являлись заведомо подложными;

- показаниями свидетелей А. о том, что она являлась сотрудником *** (ЗАО). В 2012 году она присутствовала на встрече с представителями ООО "***" Мишиным В.Д. и Хачатуровым А.Ю., в ходе который они поясняли, что им необходимо получения кредита для рефинансирования предыдущего кредита, а также для получения оборотных средств. Мишин В.Д. и Хачатуров А.Ю. сообщали о наличии большого количества товаров на складе, дорогостоящее оборудование, которые могли бы выступать в качестве залогового имущества. В дальнейшем в Банк Мишиным В.Д., Хачатуровым А.Ю., а также иными лицами предоставлялись документы ООО "***", необходимые для получения кредита. После того, как получила полный пакет документов от ООО "***", она подготовила финансовое заключение. С целью проверки бизнеса она выезжала непосредственно на место ведения бизнеса. По документам наличие товара было подтверждено полностью, ей были предоставлены все договора поставки с подтверждением оплаты и отгрузки, однако она не пересчитывала фактическое количество товара, не взвешивала мешки, а только визуально осмотрела слады и произвела фотосъемку. По результатам проверки служба проверки заемщика по ООО "***" дала положительное заключение и кредит данной организации был выдан. В дальнейшем ей стало известно, что кредит ООО "***" не погашается. Считает, что по представленным финансовым документам ООО "***" являлась платежеспособной компанией;

- показаниями свидетеля Ш. о том, что он являлся сотрудником *** (ЗАО). В 2012 году он совместно с К. присутствовал на встрече с представителями ООО "***" Мишиным В.Д. и Хачатуровым А.Ю., в ходе который они поясняли, что им необходимо получения кредита для рефинансирования предыдущего кредита, а также для получения оборотных средств. Мишин В.Д. и Хачатуров А.Ю. сообщали о наличии большого количества товаров на складе, дорогостоящего оборудования, которые могли бы выступать в качестве залогового имущества. В дальнейшем в Банк от представителей ООО "***" предоставлялись документы, необходимые для получения кредита. А. выезжала на место ведения ООО "***" бизнеса с целью проверки представленных документов. В последующем ему стало известно, что с ООО "***" было заключено кредитное соглашение на сумму примерно 70 000 000 рублей. Через несколько месяцев после получения кредита у ООО "***" образовалась просрочка по погашению кредита, в связи с чем ему было поручено выехать на место ведение бизнеса с целью фиксации объектов недвижимости ООО "***", оборудования Общества, в том числе входящее в состав залогового имущества, а также с целью проверки фактического функционирования деятельности ООО "***". Им был осуществлен выезд в г. *** области, где осуществлялась деятельность ООО "***". В ходе выезда им было установлено, что предприятие фактически функционирует, работы велись. Объекты недвижимости находились в соответствии с предоставленными ООО "***" документами. От представителей ООО "***" ему стало известно, что Мишин В.Д. заболел и находится на лечении в ***, в связи с чем управление бизнесом осуществлялось наемными рабочими, а так же, что в ближайшее время просрочка по оплате кредита будет устранена;

- показаниями свидетеля К. о том, что он являлся сотрудником *** (ЗАО). Ему известно, что в Банк обратились представители ООО "***" с целью получения кредитных денежных средств на ведение бизнеса. Интересы общества в Банке представляли Мишин В.Д. и Хачатуров А.Ю. В дальнейшем в банк были представлены финансовые документы. Им была проанализирована рентабельность бизнеса ООО "***" на основании отчета о прибылях и убытках, значение рентабельности укладывалось в норматив, чистой прибыли достаточно для обслуживания запрашиваемых кредитов. Согласно отчету о движении денежных средств ООО "***" ликвидных средств по бизнесу хватало для осуществления платежей по кредиту. На основании выводов по анализу резюме, а также предоставленной первичной документации им был сделан вывод о возможности принятия положительного решения, каких-либо критичных моментов, препятствующих согласованию данной сделки, не имелось, в связи с чем кредит ООО "***" был одобрен;

- показаниями свидетеля Ю. о том, что она являлась сотрудником *** (ЗАО) и сопровождала выдачу кредита ООО "***", при ней происходило подписание документов со всеми участника сделки. Кредитные договора от лица ООО "***" подписывались генеральным директором Мишиным В.Д. Кредит ООО "***" выдавался двумя платежами, 16 мая 2012 года был выдан кредит на рефинансирование ***, 17 мая 2012 года на пополнение оборотных средств. Первый платеж по кредиту, предоставленному ООО "***", поступил в Банк в полном объеме и в установленный срок, по первому платежу ей точно кто-то звонил со стороны ООО "***" и интересовались, как происходит погашение кредита и что для этого нужно. На второй платеж в июле 2012 года, в день планового платежа по кредиту, денежные средств на счете ООО "***" отсутствовали. Она пыталась связаться с Мишиным В.Д., но на телефонные звонки никто не отвечал. Она дозвонилась до бухгалтерии ООО "***", по возникшей задолженности ей ничего не пояснили, сказали, что Мишин В.Д. болен и уехал, на связь не выходит;

- показаниями свидетеля С. о том, что на момент рассматриваемых событий он являлся сотрудником *** (ЗАО). В ходе предварительного следствия ему предоставлялись два экземпляра бухгалтерской отчетности, один из которых был представлен представителями ООО "***" в Банк "***" (ЗАО) с целью получения кредита, а второй, представлен сотрудниками ООО "***" в налоговый орган. При сравнении указанных бухгалтерских отчетов ООО "***" установлено, что в них имеются существенные различия в основных оценочных нормативах. Имеются существенные различия в показателях дебиторской, кредиторской задолженности, показатели которых занижены, чистая прибыль - завышена в три раза, все вышеперечисленные показатели являются одними из основных, при оценке возможности получения кредита. В случае предоставления сотрудниками ООО "***" бухгалтерской отчетности, которая была представлена в налоговый орган, то скорее всего решение о предоставлении кредита ООО "***" было бы отрицательным, так как основные показатели на которые обращается внимание при анализе финансово-экономической составляющей компании были искажены в пользу ООО "***". Платежеспособность ООО "***" согласно представленной в налоговый орган бухгалтерской отчетности ниже чем, при ее определении согласно бухгалтерской отчетности представленной сотрудниками ООО "***" в Банк.

- показаниями свидетеля Ш. о том, что он является учредителем и генеральным директором ООО "***", которое взаимодействовало с ООО "***" по договорам купли-продажи, договорам комиссии (продажа продукции ООО "***", которая производилась в ***, договорам аренды (ООО "***" арендовало оборудование у ООО "***", представляло в аренду складское помещение). В апреле 2012 года к нему обратился генеральный директор ООО "***" Мишин с просьбой о поручительстве ООО "***" перед *** (ЗАО) по кредитному договору. В последующем ему звонили сотрудники Банка с предложениями подписать договор поручительства, уверяя, что ООО "***" не несет никаких рисков, а является чисто формальным поручителем, без которого Банк не выдаст кредит ООО "***", объясняя при этом, что в случаи невозврата ООО "***" кредита, Банк заберет имущество ООО "***а", товар, оборудование, здание и землю, принадлежащие ООО "***", чего будет достаточно для погашения задолженности, в связи с чем им был подписан договор поручительства. В последующем он узнал, что ООО "***" осуществил оплату кредита в Банке за 1 месяц и больше платить не стал. Он общался с Мишиным по поводу происходящего, на что тот пояснил ему, что оплачивать кредит он не собирается. В последующем он стал изучать балансы ООО "***" и понял, что размер прибыли ООО "***" не позволял покрывать ежемесячный платеж по кредиту. Товар, переданный в залог, на момент подписания кредитного договора с Банком, отсутствовал, в Банк были представлены фиктивные складские справки на товар стоимостью порядка 36 000 000 рублей. Согласно товарным накладным, поставщиками залогового товара являлись ООО "***", ООО "***", ООО "***", однако указанные компании не подтвердили отгрузку и продажу какого-либо товара в адрес ООО "***". Оборудование, которое было принято в залог Банком на 14 000 000 рублей, принадлежало ООО "***" и в собственности ООО "***" не находилось;

- показаниями свидетеля М. о том, что он является представителем ООО "***". Основным видом деятельности Общества является изготовление пластиковой упаковки и полуфабрикатов пластиковой упаковки. ООО "***" в 2010 году покупал у ООО "***" преформу, о чем с ООО "***" был заключен договор. Всего в 2010, 2011 годах ООО "***" продано преформы на сумму 5 690 882 рубля. Последняя поставка в ООО "***" была осуществлена 20 января 2011 года. Также 26 августа 2010 года между ООО "***" и ООО "***" заключен договор, по которому ООО "***" поставил в адрес ООО "***" ПЭТ-сырье для производства преформы. Товарная накладная N *** от 17 января 2012 года является сфальсифицированной, поскольку данный документ подписан главным (старшим) бухгалтером ООО "***" Т., который занимает должность финансового директора и никогда не подписывает товарные накладные. Товарные накладные на отгружаемую продукцию в ООО "***" подписываются диспетчерами склада. В 2012 году ООО "***" не имело взаимоотношений с ООО "***", и в их адрес никаких поставок не осуществляло;

- показаниями свидетеля Ш. о том, что он является генеральным директором ООО "***". На момент рассматриваемых событий у ООО "***" в собственности находилась инжекционно-литьевая машина для преформ, *** 120. 1 сентября 2010 года ООО "***" заключило с ООО "***" договор аренды с правом последующего выкупа указанной машины. Согласно договора по истечении срока действия договора через 17 месяцев с момента передачи оборудования и при условии внесения всей стоимости оборудования, ООО "***" - арендатор становится собственником Оборудования, однако до 5 января 2012 года арендатор - ООО "***" не расплатилось полностью за оборудование, акт приема передачи на переход права собственности на оборудование от ООО "***" к ООО "***" не подписывался. В период времени с января по ноябрь 2012 года он неоднократно встречался с руководством ООО "***", в том числе и Мишиным В.Д., при этом на встречах обсуждался вопрос о погашении полной стоимости по заключенному договору, в связи с чем он уверен, что Мишин В.Д. знал, что вышеуказанное оборудование не находится в собственности у ООО "***", а является собственностью ООО "***". 10 ноября 2012 года он уведомил ООО "***" о расторжении договора, а 21 ноября 2012 года составлено и подписано соглашение о досрочном расторжении договора. В январе 2013 года он узнал, что вышеуказанное оборудование заложено в *** (ЗАО). В последующем по решению суда за ООО "***" было признано право собственности на вышеуказанное оборудование;

- показаниями свидетеля А. о том, что на момент создания ООО "***", он совместно с Мишиным В.Д. и Хачатуровым А.Ю. являлся учредителем данной организации. Мишин В.Д. в данной организации являлся генеральным директором, а Хачатуров А.Ю. финансовым директором. Для развития бизнеса в 2012 году было принято решения о получении кредита в *** (ЗАО), при этом всеми вопросами получения кредита в *** ЗАО занимались Мишин В.Д. и Хачатуров А.Ю. Под обеспечение кредита в залог *** (ЗАО) было передано имущество ООО "***а" (земельный участок, помещение, оборудование), при этом оборудование для преформы марки "***" принадлежало на праве собственности ООО "***", о чем Мишин В.Д. знал. В помещении у ООО "***" на момент заключения договоров о залоге товара в обороте, товар в объемах, указанных в складских справках, представленных в Банк, и представленных на обозрение в ходе допроса, не находился, однако внешне склад был заполнен. На склад приезжали сотрудники Банка, однако фактически товар последними не пересчитывался, только был осуществлен визуальный осмотр;

- показаниями свидетеля Г. о том, что он является представителем ОАО "***". 29 июня 2010 года между ОАО "***" и ООО "***" был заключен договор поставки, согласно условиям, которого ОАО "***" осуществлял поставку Полиэтилентерефталат (***) ООО "***". 14 июля 2010 года ООО "***" была осуществлена поставка продукции. Иных договорных взаимоотношений между ОАО "***" и ООО "***" не было, иных поставок в адрес ООО "***" не производилось. ОАО "***" не осуществляет производство и поставку товара с наименованием *** марки Л;

- материалами уголовного дела: заявлением представителя ЗАО *** от 20 февраля 2013 года о проведении процессуальной проверки в отношении лиц, причастных к совершению хищения денежных средств, принадлежащих Банку "***"*** ЗАО, в рамках заключенных кредитных соглашений с ООО "***" на сумму

- договором аренды оборудования с правом последующего выкупа N *** от 01.09.2010 г., согласно которого между ООО "***" и ООО "***" был заключен договор, по условиям которого ООО "***" передает ООО "***" во временное владение и пользование "Технологическое оборудование система для производства проформ" с правом последующего выкупа в аренду указанное оборудование. Договор заключен сроком на 17 месяцев на сумму в размере 12 980 010 рублей;

- уведомлением ООО "***" от 10.10.2012 г., согласно которого ООО "***" уведомляет ООО "***" о неоднократном нарушением ООО "***" условий договора и необходимости выплаты всей суммы, предусмотренной условиями договора;

- решением Арбитражного суда г. Москвы от 19.07.2013 г. по делу N ***, согласно которого за ООО "***" было признано право собственности на инжекционно-литьевую машину для преформ *** 120;

- протоколом выемки от 03.03.2014 г., согласно которого в помещении Банка "***" (ЗАО) по адресу: г. Москва, ***, была произведена выемка документов, составляющих кредитное досье ООО "***" и протоколом осмотра этих документов от 04.03.2014 г.;

- протоколом выемки у генерального директора ООО "***" Ш. пакета документов от 07.04.2014 г. и протоколом осмотра этих документов, из которых следует, что между ООО "***" и ООО "***" имелись финансово-хозяйственные отношения, ООО "***" поставил ООО "***" товаров на сумму, которую ООО "***" перечислило из кредитных денежных средств, полученных в "Банке ***" (ЗАО), на расчетный счет ООО "***";

- протоколами выемок документов из ИФНС России по г. ***, из ИФНС России N5 по ***, из ИФНС России N3 по ***, и протоколами осмотра данных документов

- иными положенными в основу приговора доказательствами.

Положенные судом в основу приговора доказательства получены с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства РФ, приведены судом в полном объёме и обоснованно признаны судом допустимыми. Оснований для признания вышеприведенных доказательств недопустимыми, не установлено. При этом судебная коллегия отмечает, что в материалах дела не имеется, и в суд первой и апелляционной инстанции не представлено доказательств, свидетельствующих об искусственном создании органом уголовного преследования доказательств обвинения.

Вопреки доводам жалоб, что оснований для возвращения уголовного дела прокурору, а также для его прекращения, не имеется. При этом обвинительное заключение составлено в соответствии с требованиями ст. 220 УПК РФ, и препятствий для вынесения решения на основе данного обвинительного заключения, о чем указывается в жалобах, не имеется.

Суд первой инстанции, оценив показания потерпевшего и свидетелей, обоснованно пришел к выводу об их относимости, допустимости и достоверности, принимая во внимание, что они согласуются между собой, а также иными доказательствами по делу, исследованными в судебном заседании.

Каких-либо сведений о заинтересованности потерпевшего и свидетелей при даче показаний в отношении осужденных Мишина В.Д. и Хачатурова А.Ю., оснований для их оговора, равно как и существенных противоречий в их показаниях по обстоятельствам дела, ставящих эти показания под сомнение, и которые повлияли или могли повлиять на выводы суда о виновности Мишина В.Д. и Хачатурова А.Ю. не установлено, не находит таковых и судебная коллегия.

Суд не может согласиться с доводами защиты о том, что в протоколе судебного заседания суда первой инстанции неточно и неполно изложены показания свидетелей Ш. и А., поскольку изложенные в апелляционной жалобе защитника замечания на протокол судебного заседания рассмотрены судом первой инстанции в установленном законом порядке и отклонены как необоснованные.

Вопреки доводам жалоб, показания свидетелей обвинения, допрошенных в суде и изложенных в приговоре, не противоречат протоколу судебного заседания, а также показаниям свидетелей, данным ими на стадии предварительного расследования.

Судом первой инстанции дана оценка показаниям подсудимым Мишина В.Д. и Хачатурова А.Ю., в которых они излагают свою версию произошедшего, которые обоснованно признаны судом несостоятельными и опровергнуты, как собранными по делу доказательствами, так и установленными в ходе судебного следствия фактическими обстоятельствами.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами защитника о том, что справка об исследовании документов N *** от 5 ноября 2015 года, является недопустимым доказательством, поскольку данный документ соответствует требованиям, предъявляемым законом к данной категории доказательств.

Вопреки доводам жалоб, судом в соответствии с требованиями ст. 73 УПК РФ установлены все обстоятельства, подлежащие доказыванию, в том числе сумма ущерба, и в соответствии с положениями ст. 307 УПК РФ изложены в описательно-мотивировочной части приговора.

Не устраненных существенных противоречий в исследованных судом доказательствах, сомнений в виновности осужденных, требующих истолкования их в пользу последних, судебной коллегией по делу не установлено. Оснований для иной оценки доказательств не имеется.

Выводы суда о виновности Мишина В.Д. и Хачатурова А.Ю. в совершении преступления основаны на материалах дела и добытых по делу доказательствах, исследованных полно и объективно, носят непротиворечивый и достоверный характер, при этом суд не допускал каких-либо предположительных суждений.

Таким образом, вывод суда первой инстанции о том, что Мишин В.Д. и Хачатуров А.Ю. предоставили банку заведомо ложные и недостоверные сведения о хозяйственном положении фирмы, является правильным. Оснований не согласиться с данными выводами у судебной коллегии не имеется.

Нарушений норм уголовно-процессуального законодательства органами предварительного следствия при производстве расследования и судом первой инстанции при рассмотрении уголовного дела, как и принципа презумпции невиновности, равноправия и состязательности сторон, необоснованных отказов в исследовании доказательств, которые могли бы иметь существенное значение для исхода дела, влекущих отмену приговора, не допущено. При этом, вопреки доводам жалоб, уголовное дело расследовано и рассмотрено полно, всесторонне и объективно.

Вместе с тем приговор суда подлежит изменению по следующим основаниям.

Из представленных доказательств усматривается, что Мишин В.Д. и Хачатуров А.Ю. обратились в Банк с целью получения кредита для рефинансирования предыдущего кредита, а также для получения оборотных средств для чего предоставили запрашиваемые банком документы, которые были изучены и проверены сотрудниками банка, после чего кредит был одобрен и предоставлен. В установленный срок ООО "***" была произведена уплата первого взноса в счет погашения кредита в размере 3. 839. 129 рублей. Однако, впоследствии уплата кредитных средств прекратилась.

Осужденные последовательно поясняли, что кредит был израсходован на нужды предприятия, и не был возвращен по объективным причинам, в связи с изменившейся финансовой ситуацией и отсутствием Мишина В.Д. по состоянию здоровья, данные утверждения ничем не опровергнуты.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалоб о том, что Мишин В.Д. и Хачатуров А.Ю. не располагали информацией о том, что предоставляют в Банк заведомо ложные и недостоверные сведения относительно финансовой деятельности ООО "***", а также о том, что инжекционно-литьевая машина для преформ, *** в собственности у ООО "***" не находится, поскольку данные обстоятельства были предметом рассмотрения суда первой инстанции и обоснованно опровергнуты исследованными в судебном заседании доказательствами, в том числе показаниями свидетеля Ш. и А., которые показали, что подсудимые достоверно знали, о том, что указанная машина не была передана в собственности ООО "***", что размер прибыли ООО "***" не позволял покрывать ежемесячный платеж по кредиту.

В силу занимаемых должностей Мишин В.Д. и Хачатуров А.Ю. знали о реальном финансовом положения ООО "***" и предоставили в Банк такие сведения, которые позволили Обществу получить запрашиваемый кредит. Полномочия Мишина В.Д. и Хачатурова А.Ю., как руководителей организации (генеральный директор и финансовый директор), выполняющих финансово-распорядительные функции, подтверждаются учредительными, регистрационными и налоговыми документами ООО "***"

Судом первой инстанции бесспорно установлено, что представленная в Банк "***" (ЗАО) Мишиным В.Д. и Хачатуровым А.Ю. бухгалтерская отчетность ООО "***" не соответствует аналогичной отчетности представленной в территориальный налоговый орган, что свидетельствует о предоставлении в Банк "***" (ЗАО), заведомо недостоверных сведениях о финансово-хозяйственной деятельности ООО "***".

Мишин В.Д. и Хачатуров А.Ю. действовали умышленно, осознавали незаконный характер своих действий при получении кредита.

По смыслу закона к заведомо ложным сведениям о хозяйственным положении относятся: неверные данные об учредителях, руководителях, деловых партнерах, фиктивные гарантийные письма, поручительства, сфальсифицированные договоры, технико-экономическое обоснование получения кредита, данные складского и бухгалтерского учёта и другие.

К заведомо ложным сведениям о финансовом состоянии относятся: сведения о балансе предприятия, аудиторское заключение о проверке годового баланса, список кредиторов и должников и другие.

При таких обстоятельствах действия Мишина В.Д. и Хачатурова А.Ю. следует квалифицировать по ч.1 ст.176 УК РФ, как получение руководителем организации кредита путем предоставления банку заведомо ложных сведений о хозяйственном положении организации, с причинением крупного ущерба.

Согласно примечанию к ст.169 УК РФ крупным ущербом признается ущерб в сумме, превышающей один миллион пятьсот тысяч. Судебная коллегия считает, что квалифицирующий признак причинение крупного ущерба банку нашел своё подтверждение.

При назначении наказания Мишину В.Д. и Хачатурову А.Ю. по ч.1 ст.176 УК РФ, судебная коллегия учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, характер и степень фактического участия виновных в совершении преступления, значение этого участия для достижения цели преступления, его влияние на характер и размер причиненного вреда, данные о личности подсудимых, их возраст, состояние здоровья, семейное положение, отсутствие судимостей.

В качестве смягчающих обстоятельств судебная коллегия, как и суд первой инстанции признает состояние здоровья Мишина В.Д. и его родственников, наличие у Мишина В.Д. инвалидности, положительные характеристики, наличие на иждивении Хачатурова А.Ю. несовершеннолетней дочери и престарелой матери, состояние здоровья Хачатурова А.Ю. и его родственников, положительные характеристики. Отягчающих наказание обстоятельств не установлено.

С учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности Мишина В.Д. и Хачатурова А.Ю., конкретных обстоятельств дела, судебная коллегия приходит к выводу о назначении Мишину В.Д. и Хачатурову А.Ю. наказания только в виде реального лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Оснований для назначения иного вида наказания, применения положений ст.64, 73 УК РФ и для изменения категории преступления на менее тяжкую согласно ч.6 ст.15 УК РФ, судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389.13,389.20,389.28УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Савеловского районного суда г. Москвы от 07 ноября 2016 года в отношении Мишина В.Д. и Хачатурова А.Ю. - изменить, переквалифицировать действия Мишина В.Д. и Хачатурова А.Ю. с ч.4 ст.159.1 УК РФ на ч.1 ст.176 УК РФ и назначить каждому наказание в виде лишения свободы сроком на 3 три года, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В остальной части приговор оставить без изменения, апелляционные жалобы адвокатов Айнетдинова Р.Т., Титова А.С., Безвербной О.К. - удовлетворить частично.

 

Председательствующий:

Судьи:

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.