Постановление Московского городского суда от 21 февраля 2017 г. N 10-2922/17 (ключевые темы: обвиняемый - предъявление обвинения - фракции - Коммерческое предложение - отчетность)

Постановление Московского городского суда от 21 февраля 2017 г. N 10-2922/17

 

 

 

Судья по уголовным делам апелляционной инстанции Московского городского суда Пронякин Д.А.,

с участием прокурора апелляционного отдела уголовно-судебного управления прокуратуры г.Москвы Юсуповой Ф.А.,

адвоката Давыдова В.А., представившего удостоверение и ордер;

при секретаре судебного заседания Переудиной М.А.,

рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционное представление прокурора Юрздицкого К.А., на

постановление Пресненского районного суда города Москвы от 19 декабря 2016 года, которым уголовное дело в отношении:

Гильфанова Р. Х., возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Мера пресечения Гильфанову Р.Х. изменена с заключения под стражу на подписку о невыезде. Подсудимый освобожден из-под стражи в зале суда.

Выслушав мнение прокурора Юсуповой Ф.А., поддержавшей доводы апелляционного представления, выступление адвоката Давыдова В.А., полагавшего постановление оставить без изменения, суд апелляционной инстанции

установил:

В Пресненский районный суд г.Москвы поступило уголовное дело в отношении Гильфанова Р.Х., обвиняемого с совершении преступлений, предусмотренных ч.4 ст. 159 УК РФ и п. "а" ч.2 ст. 174-1 УК РФ.

В ходе рассмотрения уголовного дела по существу, постановлением суда указанное уголовное дело было возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, поскольку обвинительное заключение составлено с нарушением закона, по делу не установлена сумма причиненного ущерба, нарушено право Гильфанова Р.Х. на защиту, что исключает возможность постановления приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Юрздицкий К.А., считает постановление суда незаконным и необоснованным, поскольку предъявленное Гильфанову Р.Х. обвинение не содержит противоречивых выводов о том, что состав поставляемой продукции должен соответствовать исключающим друг другу требованиям государственных контрактов и предшествующих ему коммерческих предложений и отчету о себестоимости. Кроме того, не согласен, что по делу не установлен фактический ущерб, поскольку сумма ущерба была изменена в гражданском иске и приведен подробный расчет. Несостоятельны заключения суда о том, что в деле отсутствует потерпевшая сторона и ей не причинен ущерб, поскольку уголовное дело возбуждено на основании закона, при наличии поводов и оснований, предусмотренных уголовно-процессуальным законом. Также незаконны выводы суда о нарушении прав Гильфанова Р.Х. при выделении материалов уголовного дела, поскольку его права не нарушены. Просит постановление суда отменить, уголовное дело направить в тот же суд на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на представление адвокат Давыдов В.А., защитник Ермаков С.А. и подсудимый Гильфанов Р.Х., считают постановление суда законным и обоснованным. Излагая обстоятельства дела, полагают, что выводы суда не противоречивы и основаны на материалах, подробно исследованных в ходе судебного следствия. Вопреки доводам представления, суд верно указал нарушения закона, препятствующие вынесению судебного решения на основании предъявленного обвинения. Просят оставить судебное решение без изменения, а апелляционное представление - без удовлетворения.

Выслушав мнения участников процесса, обсудив доводы апелляционного представления, а также изучив представленные материалы уголовного дела, апелляционная инстанция находит постановление суда законным и обоснованным, подлежащим оставлению без изменения по следующим основаниям.

В соответствии с положениями ст. 237 УПК РФ, судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом на любой стадии судебного разбирательства, если будут установлены обстоятельства, препятствующие постановлению законного и обоснованного судебного решения.

Суд первой инстанции, принимая решение о возвращении данного уголовного дела прокурору, указал, что Гильфанову Р.Х. предъявлено обвинение с нарушением уголовно-процессуального закона, что исключает возможность постановления приговора или вынесение иного решения. Кроме того, нарушен уголовно-процессуальный закон при выделении уголовного дела в отношении Гильфанова Р.Х., что также нарушает его право на защиту.

Согласно постановлению о привлечении в качестве обвиняемого, Гильфанов Р.Х. обвиняется в том, что он, путем обмана должностных лиц, ответственных за разработку и принятие "Технологии зимней уборки проезжей части магистралей, улиц, проездов и площадей с применением противогололедных реагентов и гранитного щебня фракции 2-5 мм. на зимние периоды 2009-2010 гг. и далее", организовал в марте 2011 г. направление в ДЖКХ и Б г.Москвы от ООО "УЗПМ" и ООО "Башхимпром" писем, содержащих сведения, о необходимости включения в "Технологию зимней уборки проезжей части магистралей, улиц, проездов и площадей с применением противогололедных реагентов и гранитного щебня фракции 2-5 мм. на зимние периоды 2009-2010 гг. и далее" ПГР (КР3тв), заведомо для соучастников не соответствующих техническим характеристикам. Это повлекло в августе 2011 г. внесение в "Технологию зимней уборки проезжей части магистралей, улиц, проездов и площадей с применением противогололедных реагентов и гранитного щебня фракции 2-5 мм. на зимние периоды 2009-2010 гг. и далее" сведений о необходимости применения КР3тв. Суд верно установил, что обвинение, предъявленное Гильфанову Р.Х., в этой части не конкретно, поскольку органами предварительного следствия в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого не указано, каким именно "техническим характеристикам" не соответствует предлагаемый ПГР КР3тв, и соответственно, в чем именно заключается обман при направлении этих писем адресату ДЖКХ и Б г.Москвы. Как изложено в предъявленном Гильфанову Р.Х. обвинении, технические характеристики ПГР КР3тв были установлены только в августе 2011 г. при принятии "Технологий зимней уборки проезжей части магистралей, улиц, проездов и площадей с применением противогололедных реагентов и гранитного щебня фракции 2-5 мм. на зимние периоды 2009-2010 гг. и далее". Таким образом, при направлении писем в марте 2011 г., каких-либо технических характеристик, которым бы не соответствовал предлагаемый в письмах ПГР, не существовало.

Согласно постановлению о привлечении в качестве обвиняемого, Гильфанов Р.Х. обвиняется в организации изготовления и поставке в г.Москву ПГР КР3тв не соответствующего заявленному в коммерческих предложениях составу и техническим требованиям государственных контрактов, что выразилось в недовложении в ПГР КР3тв хлоридов калия и кальция, карбоната кальция и формиата натрия в необходимых пропорциях, а так же в замене дорогостоящего формиата натрия более дешевым сырьем -хлористым натрием и карбонатом кальция, чем причинил Правительству г.Москвы имущественный вред в размере 2 504 151 480 рублей, что является стоимостью всей поставки массой 134 631,8 тонны.

Таким образом, по мнению органов предварительного следствия, поставленная продукция одновременно не соответствовала как требованиям государственного контракта, так и заявленному в коммерческих предложениях и приложенному к ним отчету о себестоимости процентного содержания компонентов. При этом, как следует из предъявленного Гильфанову Р.Х. обвинения, в состав ПГР КР3тв, поставленного в рамках заключенных государственных контрактов в период 2011-2012 г.г., содержание формиата натрия составило - 15,7 %, карбоната кальция - 31,1 %, хлористого кальция - 0,6%, хлористого калия - 0,4 %. Вместе с тем, согласно технических требований заключенных государственных контрактов содержание компонентов, в недовложении которых обвиняется Гильфанов Р.Х., составляет: формиата натрия - от 10 до 30 %, карбоната кальция - от 20 % до 50 %, хлористого кальция - от 0 % до 20 %, хлористого калия от - 0 % до 20 %. То есть, из текста предъявленного обвинения следует, что химический состав поставленной продукции укладывался в диапазоны, установленные требованием государственных контрактов и аукционной документации, при этом, Гильфанов Р.Х. обвиняется именно в поставке реагента не соответствующего требованиям государственных контрактов по химическому составу.

Кроме того, из предъявленного Гильфанову Р.Х. обвинения следует, что поставленная продукция не соответствовала по процентному содержанию химических компонентов, заявленному в коммерческих предложениях и прилагаемом к ним "Отчету о себестоимости ПГР КР3тв", в частности, содержание формиата натрия составило 15,7 % вместо 25 % , заявленных в "Отчете о себестоимости продукции ПГР КР3тв". Согласно техническим требованиям государственных контрактов (т.3 л.д.1) и аукционной документации, количество самой мелкой фракции менее 1 мм должно составлять не более 20 % от общей массы поставляемой продукции. Как следует из представленной производителем справки, формиат натрия - белый порошок, фракцией менее 1 мм. Из чего следует, что поставка по условиям коммерческого предложения и отчета о себестоимости с содержанием в продукции формиата натрия в количестве 25 % не соответствует требованиям государственного контракта в части ограничения на мелкую фракцию в 20 %.

Таким образом, вопреки представлению, предъявленное Гильфанову Р.Х. обвинение содержит противоречивые выводы о том, что состав поставляемой продукции должен был одновременно соответствовать исключающим друг друга требованиям государственных контрактов и предшествующих ему коммерческих предложений и отчету о себестоимости.

Кроме того, судом верно установлено, что по делу фактически не установлен ущерб, который причинен в результате действий вменяемых Гильфанову Р.Х. В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительном заключении указана сумма 2 504 151 480 рублей. В судебном заседании, в выступлениях в судебных прениях, государственный обвинитель, фактически не изменив объем предъявленного Гильфанову Р.Х. обвинения, изменил размер причиненного ущерба до 287 444 000 млн. руб., при этом каких-либо доводов в обосновании своей позиции в части определения размера причиненного ущерба не привел. При этом суд верно указал, что расчет о несоответствии поставляемых партий эталонному образцу и техническим требованиям, приведенный в исковом заявлении, не может быть принят во внимание, поскольку не соответствие эталонному образцу Гильфанову Р.Х. не вменялось, по каким критериям поставленная продукция не соответствует эталонному образцу и как это соотносится с обвинением Гильфанова Р.Х., государственный обвинитель не указал.

Кроме того, Гильфанову Р.Х. предъявлено обвинение в том, что его действиями причинен имущественный вред Правительству г.Москвы. Однако, как следует из материалов уголовного дела, Правительство г.Москвы, о совершении в отношении него преступления не заявляло, потерпевшим себя не считает, на что указывают письма заместителя мэра г.Москвы от 22 октября 2015 г. Горбенко А. Н. (том 1 л.д. 63-64 и том 1 л.д. 74-75). Аналогичная позиция заявлена заместителем руководителя ДЖКХ и Б г.Москвы О., который представителем потерпевшего себя не признает в связи с отсутствием ущерба. (том 1 л.д. 61, том 1 л.д. 98-105). Не содержится вывода о причинении ущерба бюджету города Москвы при закупке и применении противогололедных материалов в 2011-2012 г.г. в заключении контрольно-счетной палаты г.Москвы, содержащийся в ответе председателя палаты от 10 февраля 2015 г. N 205-6/01-44 Д. (том 1 л.д. 70-71). Также не нашла нарушений при выполнении контрактов на поставку ПГР Федеральная антимонопольная служба (том 1 л.д. 76-80). Эта же позиция содержится в письме, направленном в Московский городской суд Островским В.В.

Кроме того, из материалов уголовного дела усматривается, что 2 декабря 2014 года было возбуждено уголовное дело N 201/837181-14 в отношении Гильфанова Р. Х. по признакам преступлений, предусмотренных ч.4 ст. 159 УК РФ и п. "б" ч. 4 ст. 174-1 УК РФ. 22 октября 2015 года Гильфанову Р. Х. в рамках возбужденного дела было предъявлено обвинение по ч.4 ст. 159 УК РФ и п. "а" ч.2 ст. 174-1 УК РФ. 26 октября 2015 года из возбужденного в отношении Гильфанова Р.Х. уголовного дела N 201/837181-14 следователь выделил уголовное дело в отношении этого же лица - Гильфанова Р.Х., по тому же обвинению. Выделенному делу был присвоен N 201/404186-15.

Вместе с тем, согласно п.1 ч.1 ст. 154 УПК РФ следователь выделяет из уголовного дела в отдельное производство другое уголовное дело в отношении отдельных подозреваемых или обвиняемых по уголовным делам о преступлениях, совершенных в соучастии, в случаях, указанных в пунктах 1-4 части первой ст. 208 УПК РФ. Пункты 1-4 ст. 208 УПК РФ регламентируют порядок приостановления уголовного дела в случаях, если обвиняемый не установлен, либо он скрылся от следствия, либо реальная возможность его участия в деле отсутствует, либо у обвиняемого имеется временное тяжелое заболевание. Между тем, на момент выделения дела 26 октября 2015 года Гильфанову Р.Х. было предъявлено обвинение 12 декабря 2014 года и 22 октября 2015 года, он не скрылся от следствия, его местонахождение было установлено - он находился под стражей, временного тяжелого заболевания у него не было.

Кроме того, согласно п.3 ч.1 ст. 154 УПК РФ следователь вправе выделить уголовное дело в отношении иных лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления, не связанного с деяниями, вменяемыми в вину по расследуемому уголовному делу, когда об этом становится известно в ходе предварительного расследования.

Поскольку Гильфанову Р.Х. было предъявлено обвинение только по делу N 201/837181-14, в рамках расследования уголовного дела N 201/404186-15 ему обвинения не предъявлялось, то и оснований, предусмотренных п. 3 ч.1 ст. 154 УПК РФ для выделения из дела N 201/837181-14 в отношении него уголовного дела N 201/404186-15, не имелось.

Таким образом, вопреки представления, при выделении материалов уголовного дела в отношении Гильфанова Р.Х. в отдельное производство органом предварительного расследования было допущено существенное нарушение уголовно-процессуального закона, что препятствует постановлению по делу законного и обоснованного решения.

Согласно ст. 220 УПК РФ, в обвинительном заключении следователь обязан указать существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы и цели, а также другие обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, чего по данному уголовному делу выполнено не было.

Таким образом, суд верно указал, что выявленные в ходе судебного разбирательства существенные нарушения уголовно-процессуального закона, исключают вынесение приговора или иного судебного решения.

Вышеуказанное свидетельствует о том, что следователем при предъявлении Гильфанову Р.Х. обвинения, выделении в отношении него уголовного дела, допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые не могут быть устранены в ходе судебного разбирательства дела, не согласиться с чем суд апелляционной инстанции оснований не находит.

При таких обстоятельствах, апелляционная инстанция приходит к выводу, что судебное решение о возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом по существу, вопреки доводам представления, принято судом с соблюдением норм уголовно-процессуального законодательства, регламентирующих разрешение судом данного вопроса. При этом суд апелляционной инстанции не усматривает нарушений прав участников судебного разбирательства, в том числе нарушений ст. 6-1 УПК РФ.

Каких-либо нарушений норм уголовно-процессуального законодательства РФ, влекущих изменение или отмену данного постановления, в том числе по доводам представления, с учетом предполагаемых следственных действий по устранению нарушений закона, суд апелляционной инстанции не находит.

Вопрос о мере пресечения Гильфанову Р.Х. разрешен судом в соответствие с законом и оснований для ее изменения не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

постановил:

Постановление Пресненского районного суда г.Москвы от 19 декабря 2016 года о возвращении уголовного дела в отношении Гильфанова Р. Х., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч.4 ст. 159-5 УК РФ и п. "а" ч.2 ст. 174-1 УК РФ, прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом - оставить без изменения, а апелляционное представление - без удовлетворения.

 

Судья Д.А. Пронякин

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.