• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Постановление Московского городского суда от 07 марта 2017 г. N 10-3856/17

 

 

 

Московский городской суд в составе председательствующего судьи Ткачука Н.Н.,

с участием прокурора Рыбака М.А.,

обвиняемого Ц.,

защитника - адвоката С., представившего удостоверение N * и ордер N * от 20 февраля 2017 года,

при секретаре Змазневе В.С.,

рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу защитника С. на постановление судьи Лефортовского районного суда города Москвы от 16 февраля 2017 года, которым

Ц., * года рождения, уроженцу *, гражданину *, *, *, несудимому, до задержания состоявшему в должности руководителя ФГБУ "*", зарегистрированному по адресу: *, *, обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 29 ноября 2012 года N 207-ФЗ), продлен срок содержания под стражей на 2 месяца, а всего до 12 месяцев, то есть до 21 апреля 2017 года.

Заслушав доклад судьи Ткачука Н.Н., выслушав выступления обвиняемого Ц. и защитника С., поддержавших доводы апелляционной жалобы, а также мнение прокурора Рыбака М.А., полагавшего постановление оставить без изменения, суд

установил:

14 марта 2016 года возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, в отношении П. и других лиц. В дальнейшем данное уголовное дело соединено в одном производстве с другими уголовными делами.

21 апреля 2016 года Ц. задержан в порядке ст. ст. 91, 92 УПК РФ.

22 апреля 2016 года постановлением судьи Лефортовского районного суда города Москвы в отношении подозреваемого Ц. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

26 апреля 2016 года Ц. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 29 ноября 2012 года N 207-ФЗ).

5 декабря 2016 года руководитель следственного органа продлил срок предварительного следствия по данному уголовному делу до 10 мая 2017 года.

22 декабря 2016 года Ц. предъявлено обвинение в окончательной редакции в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 29 ноября 2012 года N 207-ФЗ).

1 февраля 2017 года обвиняемый Ц. и его защитник уведомлены об окончании следственных действий.

16 февраля 2017 года на основании постановления суда первой инстанции срок содержания Ц. под стражей продлен до 12 месяцев, то есть до 21 апреля 2017 года.

В апелляционной жалобе защитник Сапронов просит постановление отменить и избрать в отношении обвиняемого более мягкую меру пресечения - домашний арест. Обосновывая жалобу, адвокат указывает на переквалификацию содеянного Ц., что существенно снижает степень общественной опасности преступления. К тому же Ц. активно содействует следствию и предпринял меры к возмещению причиненного ущерба. Кроме того, производство следственных действий окончено, а состояние здоровья Ц. резко ухудшилось, при этом в условиях следственного изолятора квалифицированная медицинская помощь ему не оказывается. В заключение автор жалобы заявляет, что в оспариваемом судебном решении не приведены доводы, подтверждающие намерение Ц. скрыться от предварительного следствия или каким-либо путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Проверив представленные материалы и выслушав мнения участников процесса, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о законности и обоснованности обжалуемого решения суда первой инстанции.

В силу ч. 2 ст. 109 УПК РФ в случае невозможности закончить предварительное следствие в срок до 2 месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения, этот срок может быть продлен судьей районного суда в порядке, установленном ч. 3 ст. 108 УПК РФ на срок до 6 месяцев. Дальнейшее продление срока может быть осуществлено в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, только в случаях особой сложности уголовного дела и при наличии оснований для избрания этой меры пресечения судьей того же суда по ходатайству следователя, внесенному с согласия руководителя соответствующего следственного органа по субъекту Российской Федерации, до 12 месяцев.

Согласно ст. 110 УПК РФ мера пресечения отменяется, когда в ней отпадает необходимость, или изменяется на более строгую или более мягкую, когда изменяются основания для избрания меры пресечения, предусмотренные ст. ст. 97 и 99 УПК РФ.

Ходатайство следователя о продлении срока содержания Ц. под стражей внесено с согласия надлежащего должностного лица.

Ц. обвиняется в совершении противоправного деяния, отнесенного федеральным законодателем к категории тяжких преступлений.

Значительный объем следственных действий, произведенных в ходе предварительного расследования, позволяет сделать вывод об особой сложности данного уголовного дела.

Основания для задержания Ц. в качестве подозреваемого наличествовали, порядок его задержания соблюден. Кроме того, соблюден порядок привлечения Ц. в качестве обвиняемого и предъявления ему обвинения, регламентированного главой 23 УПК РФ.

Обстоятельства, послужившие основанием для избрания Ц. меры пресечения в виде заключения под стражу, до настоящего времени не изменились. Наличие этих обстоятельств подтверждено вступившими в законную силу постановлениями о продлении срока содержания обвиняемого под стражей.

В материалах судебной проверки наличествуют конкретные фактические данные, подтверждающие причастность Ц. к инкриминируемому ему деянию, что является одним из необходимых условий законности продления срока содержания обвиняемого под стражей и соответствует правовым позициям Европейского Суда по правам человека.

С учетом приведенного выше суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что Ц., находясь на свободе, может скрыться от предварительного следствия и суда, а также иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Обжалуемое процессуальное решение в достаточной степени мотивировано.

Данные о личности Ц., его семейном положении и иные заслуживающие внимания сведения, включая приведенные в жалобе, в полной мере учтены при вынесении судом первой инстанции постановления о продлении срока содержания обвиняемого под стражей.

Обстоятельств, препятствующих содержанию Ц. в условиях следственного изолятора, из материалов проверки не усматривается.

Как видно из справки от 13 февраля 2017 года, составленной начальником медицинской части ФКУ СИЗО-2 ФСИН России, 6 декабря 2016 года Ц. проведено ультразвуковое исследование органов брюшной полости и забрюшинного пространства, в результате чего патологии не выявлено. К тому же при всех обращениях за помощью в медицинскую часть следственного изолятора Ц. оказывается необходимое медикаментозное лечение.

Продлевая срок содержания Ц. под стражей, суд первой инстанции учел не только тяжесть предъявленного ему обвинения, но и совокупность иных обстоятельств, значимых для правильного разрешения ходатайства следователя.

Исходя из изложенного выше, суд апелляционной инстанции не находит оснований для удовлетворения ходатайства защитника об изменении Цагараеву меры пресечения на более мягкую.

Руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд

постановил:

постановление судьи Лефортовского районного суда города Москвы от 16 февраля 2017 года о продлении срока содержания под стражей обвиняемого Ц. оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

 

Судья

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.