• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Постановление Московского городского суда от 23 марта 2017 г. N 10-5168/17

 

 

 

Московский городской суд в составе:

председательствующего судьи Андреевой С.В.,

с участием:

прокурора Мусолиной Е.А.,

защитника Бузиной О.В., предоставившего удостоверение N* и ордер N* от 23 марта 2017 года;

обвиняемого И.,

при секретаре судебного заседания Бурой М.С.,

рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу защитника Коваленко А.Л. на постановление Троицкого районного суда города Москвы от 15 марта 2017 года, которым продлен срок содержания под стражей до 4 месяцев 24 суток, т.е. по 23 мая 2017 г.

И., *. в *, зарегистрированному по адресу: *,

- обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного ст.162 ч.4 п.б УК РФ;

Заслушав доклад судьи Андреевой С.В., выслушав защитника Бузину О.В., обвиняемого И., поддержавших доводы апелляционной жалобы по тем же основаниям, мнение прокурора Мусолиной Е.А., полагавшей постановление суда оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения, суд

установил:

Настоящее уголовное дело возбуждено 23 декабря 2016 года по признакам преступления, предусмотренного ст. 162 ч.4 п.б УК РФ.

27 декабря 2016 года И. задержан в порядке ст. 91, 92 УПК РФ по подозрению в совершении указанного преступления.

28 декабря 2016 года постановлением Щербинского районного суда г. Москвы И. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

27 декабря 2016 года И. предъявлено обвинение по ст. 162 ч.4 п.б УК РФ.

22 февраля 2017 г. постановлением Троицкого районного суда г. Москвы срок содержания И. под стражей продлен до 2 месяцев 24 суток, т.е. по 23 марта 2017 г.

9 марта 2017 г. срок предварительного расследования продлен первым заместителя начальника ГСУ ГУ МВД России по г.Москве до 5 месяцев, т.е. до 23 мая 2017 г.

Постановлением суда удовлетворено ходатайство следователя, срок содержания обвиняемого И. под стражей продлен до 4 месяцев 24 суток, т.е. по 23 мая 2017 г.

В апелляционной жалобе защитник Коваленко А.Л. считает, что судом допущены нарушения уголовно-процессуального закона и не учтены разъяснения Постановлений ПВС РФ, не исследованы основания правомерности применения меры пресечения в виде заключения под стражу, не выполнены требования ст.99 УПК РФ, проигнорированы объяснения И. и аргументы защитника, ссылается на то, что И. обременен социальными связями и готов загладить свою вину перед потерпевшим как морально так и материально, что свидетельствует о том, что он не скроется. Защитник просит постановление суда отменить.

Суд апелляционной инстанции, выслушав мнение участников процесса, проверив представленные материалы дела, находит постановление суда подлежащим изменению, а апелляционную жалобу - не подлежащей удовлетворению, по следующим основаниям:

Судом первой инстанции установлено, что ходатайство следователя о продлении срока содержания обвиняемого И. под стражей подано в суд с согласия надлежащего руководителя следственного органа и соответствует требованиям уголовно-процессуального закона.

Судебное решение о продлении срока содержания под стражей И. основано на объективных данных, содержащихся в представленных суду материалах дела, и принято в соответствии с положениями статьи 109 УПК РФ, с соблюдением всех норм уголовно-процессуального законодательства, регламентирующих порядок и основания принятия данного решения.

Суд первой инстанции правомерно продлил срок содержания И. под стражей, приняв во внимание тяжесть предъявленного ему обвинения и отсутствие оснований для изменения или отмены избранной меры пресечения, установив невозможность закончить предварительное следствие по делу в связи с наличием необходимости для производства указанных следователем процессуальных и следственных действий.

Срок предварительного расследования продлен надлежащим должностным лицом и соответствует сроку содержания под стражей обвиняемого, определенного судом.

Фактов необоснованно длительного расследования и неэффективности организации предварительного расследования судом не установлено.

Каких-либо документов, свидетельствующих о наличии у И. заболеваний, препятствующих содержанию в условиях следственного изолятора, в материалах дела не содержится, суду не представлено.

Решение суда мотивировано и соответствует требованиям ст. 7 УПК РФ.

Принимая во внимание фактические обстоятельства, установленные в судебном заседании суда первой инстанции из представленных сторонами доказательств, поскольку стороны согласились рассмотреть дело без проверки доказательств судом апелляционной инстанции в соответствии с положениями ст. 389.13 ч.7 УПК РФ, суд не усматривает оснований не соглашаться с выводами суда первой инстанции о необходимости продления срока содержания И. под стражей, а доводы апелляционной жалобы суд находит несостоятельными.

Доводы апелляционной жалобы об отсутствии оснований для избрания И. меры пресечения в виде заключения под стражу, суд находит несостоятельными, т.к. наличие обстоятельств, дающих основания для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, и невозможность избрания иной меры пресечения, были установлены постановлением суда от 28 декабря 2016 года, которым обвиняемому была избрана данная мера пресечения, и которое не может быть обжаловано в данном апелляционном производстве, поскольку вступило в законную силу.

Отсутствие оснований для изменения избранной меры пресечения установлено судом, данный вывод мотивирован в постановлении и у суда апелляционной инстанции нет оснований не соглашаться с данным выводом суда первой инстанции, поскольку было установлено, что обстоятельства, послужившие основанием для избрания меры пресечения, не изменились и не отпали. В апелляционной жалобе также не приводится обстоятельств, свидетельствующих об изменении этих обстоятельств.

Суд апелляционной инстанции находит, что судом при рассмотрении ходатайства следователя в соответствии с положениями ст.99 УПК РФ в полной мере учтены данные о личности И.

Вопреки доводам апелляционной жалобы судом дана оценка доводам Ибрагимова и его защитника.

Ссылки в апелляционной жалобе на наличие у И. социальных связей и желания загладить свою вину перед потерпевшим как морально так и материально, суд апелляционной инстанции находит необоснованными, принимая во внимание, что не представлено доказательств заявленных обстоятельств, и данные доводы противоречат позиции, занятой обвиняемым по делу, не поддержаны обвиняемым в судебном заседании суда апелляционной инстанции.

Поскольку судом из представленных следователем материалов дела установлена невозможность закончить предварительное следствие по делу и отсутствие оснований для изменения меры пресечения, т.е. предусмотренные ст.109 УПК РФ основания для продления срока содержания под стражей, суд апелляционной инстанции находит несостоятельными доводы апелляционной жалобы об отсутствии оснований для продления срока содержания под стражей.

Доводы И. о его невиновности, высказанные в судебном заседании суда апелляционной инстанции, суд апелляционной инстанции находит несостоятельными, поскольку вопросы доказанности вины в совершении преступления подлежат разрешению судом по итогам судебного разбирательства при рассмотрении дела по существу, однако, суд апелляционной инстанции отмечает, что обоснованность подозрения в причастности И. к преступлению в рамках полномочий суда на данной стадии производства по делу установлена из представленных следователем материалов дела при избрании ему меры пресечения постановлением суда.

Суд апелляционной инстанции не усматривает существенных нарушений уголовно-процессуального закона, а также нарушений прав, предусмотренных Конституцией РФ и Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, разъяснений Пленумов ВС РФ, влекущих отмену постановления суда, как заявляет об этом в апелляционной жалобе защитник.

Однако, суд апелляционной инстанции находит, что при принятии решения о продлении срока содержания И. под стражей по 23 мая 2017 г. судом допущено нарушение закона, поскольку установление срока содержания обвиняемого под стражей по указанную дату с учетом правил исчисления срока содержания по стражей, установленных ст.109, 128 УПК РФ, и даты задержания И. означает продление срока его содержания под стражей до 4 месяцев и 27 суток, а, как усматривается из постановления следователя, он ходатайствовал о продлении срока содержания И. под стражей только до 4 месяцев 24 суток.

Таким образом, принятое решение о продлении срока содержания под стражей по указанную дату противоречит выводам суда об обоснованности ходатайства следователя, об общем сроке содержания под стражей и ухудшает положение обвиняемого.

Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции, руководствуясь ст. 389.17 УПК РФ считает необходимым постановление суда изменить, приведя решение суда в соответствие с запрошенным следователем общим сроком содержания под стражей обвиняемого: указать о продлении срока содержания И. под стражей по 20 мая 2017 г.

На основании изложенного, руководствуясь ст.389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, суд

постановил:

Постановление Троицкого районного суда города Москвы от 15 марта 2017 года, которым продлен срок содержания под стражей обвиняемому И., изменить:

указать о продлении срока содержания И. под стражей по 20 мая 2017 г.,

в остальной части постановление оставить без изменения, апелляционную жалобу защитника Коваленко А.Л.- без удовлетворения.

 

Судья:

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.