Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 10 мая 2017 г. по делу N 33-2128/2017

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

Председательствующего Дубовцева Д.Н.,

Судей Костенковой С.П., Нургалиева Э. В.,

с участием прокурора Борзенковой Т. А.,

при секретаре Рогалевой Н.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Ижевске 10 мая 2017 года гражданское дело

по апелляционной жалобе ФИО1

на решение Завьяловского районного суда Удмуртской Республики от 29 июня 2016 года, которым

исковые требования ФИО1 к Министерству социальной семейной и демографической политики УР и Бюджетному стационарному учреждению социального обслуживания Удмуртской Республики " ХХХ" о признании трудового договора N от 24.12.2013 года заключенным на неопределенный срок, признании приказа от 23.12.2015 года N незаконным и его отмене, восстановлении на работе в должности директора, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, взыскании компенсации морального вреда оставлены без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Удмуртской Республики Нургалиева Э.В., объяснения истца ФИО1 и ее представителя ФИО2, поддержавших доводы апелляционной жалобы, представителя Министерства социальной семейной и демографической политики Удмуртской Республики ФИО3 и представителя Бюджетного стационарного учреждения социального обслуживания Удмуртской Республики " ХХХ" ФИО4, возражавших против доводов апелляционной жалобы, заключение прокурора БорзенковойТ.А., полагавшей, что решение суда подлежит оставлению без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

истец ФИО1 обратилась в суд с иском к ответчикам Министерству социальной семейной и демографической политики УР(далее по тексту Минсоцполитики УР) и Бюджетному стационарному учреждению социального обслуживания Удмуртской Республики " ХХХ" (далее - БСУСО УР " ХХХ", учреждение) с иском о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

Требования мотивированы тем, что 10.10.2007 истец была принята на должность директора БСУСО УР " ХХХ".

Первоначально трудовой договор был заключен с ней сроком на 1 год, затем 09.10.2008 был заключен трудовой договор N на неопределённый срок, а также был издан приказ от 08.10.2008 N-к.

28.12.2013 истцу было предложено подписать срочный трудовой договор, который был уже подписан министром социальной защиты Удмуртской Республики. При этом приказ о назначении истца N-к был подписан уже 24.12.2013, то есть до надлежащего оформления срочного трудового договора. Первоначально истец отказалась подписывать данный трудовой договор, и вынуждена была подписать его только в январе 2014 года. Трудовой договор был заключен между истцом иМинистерством социальной защиты населения Удмуртской Республики (в настоящее время Министерство социальной, семейной и демографической политики Удмуртской Республики). Данный трудовой договор был заключен на определённый срок - с 24.12.2013по 24.12.2015 года. Экземпляр трудового договора был выдан истцу только 24.12.2015 года.

В нарушение статьи 57 Трудового кодекса РФ в трудовом договоре не указаны обстоятельства (причины), послужившие основанием для заключения срочного трудового договора в соответствии с Трудовым Кодексом РФ или иным федеральным законом, что является обязательным условием срочного трудового договора.

23.12.2015 истцу было вручено уведомление о расторжении срочного трудового договора, а 24 декабря истец получила копию приказа об увольнении от 23.12.2015 N-к, согласно которому действие трудового договора прекращается с 24.12.2015 в связи с истечением срока срочного трудового договора, пункт 2 части 1 статьи 77 Трудового кодекса РФ.

В приказе об увольнении указано, что основанием увольнения является соглашение о расторжении трудового договора. Однако никакого соглашения о расторжении трудового договора истец не подписывала, и с заявлением об увольнении по соглашению сторон трудового договора не обращалась.

Из данного приказа невозможно определить по какому основанию истец была уволена с должности директора учреждения.

В момент ознакомления с приказом истец указала, что не согласна с приказом об увольнении.

В нарушение статьи 79 Трудового кодекса РФистец была уведомлена об увольнении за 1 календарный день до увольнения.

Увольнение истец считает незаконным, чем причинен моральный вред истцу, который заключается в переживаниях по поводу потери работы и утраты постоянного заработка, который для истца имел существенное значение.

Истец просила признать трудовой договор N от 24.12.2013 заключенным на неопределённый срок, признать незаконным и отменить приказ Министерства социальной, семейной и демографической политики Удмуртской Республики от 23.12.2015 N-к, восстановить истца на работе в должности директора БСУСО УР " ХХХ", взыскать с ответчика БСУСО УР " ХХХ" в пользу истца средний заработок за время вынужденного прогула за период с 25.12. 2015 по день вынесения решения суда в размере 48314 рублей 45 копеек ежемесячно, взыскать с БСУСО УР " ХХХ" в пользу истца компенсацию морального вреда в сумме 20000 рублей.

В ходе судебного заседания истец представила заявление об изменении оснований иска, указав на то, что после дня увольнения истец фактически продолжала выполнять трудовые обязанности директора бюджетного учреждения, продолжала подписывать электронной подписью и на бумажных носителях, как платежные документы, так и договоры с контрагентами и другие документы. Данное обстоятельство, исходя из применения аналогии части 4 статьи 58 Трудового кодекса РФ, свидетельствует о том, что действие заключенного с ней трудового договора от 24.12.2013 продлилось на неопределенный срок.

Также истец уточнила требования в части взыскания среднего заработка за время вынужденного прогула.

В судебном заседании истец исковые требования поддержала.

В судебном заседании представитель ответчика Минсоцполитики УР исковые требования не признала, заявила ходатайство о применении срока исковой давности к требованиям о признании трудового договора N от 25.12.2013 заключенным на неопределенный срок.

Прокурор, давший заключение по делу, полагал необходимым отказать в удовлетворении исковых требований в полном объеме.

Суд постановилвышеуказанное решение. Определением суда от 20.02.2017 исправлена описка в решении суда в описательной, мотивировочной и резолютивной части решения в указании срока оспариваемого трудового договора от 24.12.2013 N, слова "на определенный" заменены словами "на неопределенный".

В апелляционной жалобе истец просила решение суда отменить и вынести новое решение, которым удовлетворить исковые требования в полном объеме.

В качестве доводов указано, что судом в решении на довод истца о нарушении статьи 57 Трудового кодекса РФ о неуказании обстоятельств (причин) для заключения срочного договора сделан вывод со ссылкой на часть 3 статьи 57 Трудового кодекса РФ, где указаны основания для признания трудового договора незаключенным. Таких требований истцом не заявлено. Следовательно, вывод суда противоречит части 3 статьи 196 ГПК РФ.

Судом сделан вывод, что трудовой договор подписан истцом добровольно, собственноручно, доказательств отказа от подписания не представлено. Однако судом не дана оценка показаниям свидетеля ФИО5, которая подтвердила, что трудовой договор от 24.12.2013 истцом был подписан позднее. Истец была вынуждена подписать договор, так как он уже был подписан министром.

Нарушение срока уведомления о прекращении трудового договора в совокупности со всеми обстоятельствами и нарушениями, допущенными работодателем, дают основания для удовлетворения требований.

Судом не учтены и не дана оценка обстоятельствам, свидетельствующим о фактическом продолжении работы истцом после увольнения.

При отсутствии возражений ответчика судом было отказано истцу в удовлетворении ходатайства об истребовании у ответчика табеля учета рабочего времени за декабрь 2013 года и ведомости по заработной плате за тот же период, из которых следует, что в декабре 2013 года трудовые отношения не прерывались и заключенный 09.10.2008 трудовой договор продолжил свое действие.

Увольнение истца в декабре 2013 года было согласовано с Министерством только в феврале 2014 года.

Судом не дана оценка заключению инспектора труда, считавшей исковые требования обоснованными и подлежащими удовлетворению, не указано, почему оно не принимается судом.

Судом удовлетворено ходатайство о применении срока исковой давности по требованиям о признании трудового договора заключенным на неопределенный срок, указано о том, что с указанным требованием истец должна была обратиться в течение трех месяцев с момента, когда узнала о нарушении права. С приказом истец ознакомилась 24.12.2015, тогда и узнала о нарушении своего права. С 09.10.2008 (даты заключения трудового договора на неопределенный срок) до ознакомления с приказом об увольнении истец выполняла те же должностные обязанности.

Считает, что срок обращения в суд не нарушен.

В возражениях на апелляционную жалобу ответчик Минсоцполитики УР, прокурор просили решение суда оставить без изменения, жалобу - без удовлетворения.

В силу ч.1 ст.327.1 ГПК РФ - суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Изучив материалы гражданского дела, проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции в пределах доводов апелляционной жалобы и возражений на нее, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены, изменения решения суда.

Суд первой инстанции правильно установилзначимые по делу обстоятельства, не допустил нарушений норм материального и процессуального права, влекущих за собой отмену судебного решения.

Как следует из материалов дела, трудовой договор между Министерством социальной защиты населения в УР и истцом, как руководителем учреждения, был заключен 10.10.2007 года сроком на 1 год - с 10.10.2007 по 09.10.2008 (л. д. 47-49).

По истечении срока действия этого трудового договора был заключен новый от 09.10.2008 N на неопределенный срок (л. д. 6-10).

Трудовой договор от 09.10.2008 N с истцомбыл расторгнут по соглашению сторон 23.12.2013 (л. д. 35). Соглашение о расторжении трудового договора от 23.12.2013 подписано истцом 23.12.2013 (л. д. 33), согласовано распоряжением Минимущества УР от 17.02.2014 N-р (л. д. 34).

В соответствии с приказомМинсоцзащиты УР об увольнении от 23.12.2013 N-к действие трудового договора от 09.10.2008 N прекращено, истец уволена с должности директора бюджетного стационарного учреждения социального обслуживания УР " ХХХ" 23.12.2013 по соглашению сторон, пункт 1 части 1 статьи 77 Трудового кодекса РФ года. Истцу выплачена денежная компенсация (л.д.35).

Приказ об увольнении от 23.12.2013 истцом не был оспорен.

Трудовой договор от 24.12.2013N 5 между истцом иМинсоцзащиты УР заключен на определённый срок - с 24.12.2013 по 24.12.2015 (пункт 2), подписан истцом и получен на руки 24.12.2013 (л. д. 42-46).

Указом Главы УР от 09.10.2014 N 327 "О формировании исполнительных органов государственной власти Удмуртской Республики" в соответствии с Конституцией Удмуртской Республики, Законом Удмуртской Республики "О системе исполнительных органов государственной власти Удмуртской Республики", Законом Удмуртской Республики "О Правительстве Удмуртской Республики" постановлено:создать Министерство социальной, семейной и демографической политики Удмуртской Республики путем слияния Министерства социальной защиты населения Удмуртской Республики и Комитета по делам семьи и демографической политике при Правительстве Удмуртской Республики.

Постановлением Правительства УР от 08.12.2014 N 510 "О Министерстве социальной, семейной и демографической политики Удмуртской Республики" Министерство социальной, семейной и демографической политики Удмуртской Республики является правопреемником Министерства социальной защиты населения Удмуртской Республики и Комитета по делам семьи и демографической политике при Правительстве Удмуртской Республики. Минсоцполитики УР зарегистрировано в ЕГРП 02.02.2015.

В соответствии с уведомлением о расторжении трудового договора от 21.12.2015 N Минсоцполитики УР сообщило истцу о прекращении трудового договора от 24.12.2013 года N по истечению его срока (л. д. 37). Экземпляр уведомления истец получила 23.12.2015.

В соответствии с приказом от 23.12.2015 N-к, подписанным Министром Минсоцполитики УР, прекращено действие трудового договора от 24.12.2013 N и истец уволена 24.12.2015 в связи с истечением срочного трудового договора, пункт 2 части 1 статьи 77 Трудового кодекса РФ (л. д. 38). На приказе поставлена истцом подпись о несогласии 24.12.2015.

Суд первой инстанции, принимая решение по делу, исходил из следующего.

В соответствии со статьей 58 Трудового кодекса Российской Федерации (далее -ТК РФ) трудовые договоры могут заключаться на неопределённыйсроклибо на определённый срок более пяти лет (срочный трудовой договор), если иной срок не установлен Кодексом и иными федеральными законами.

В случаях, предусмотренных частью второй статьи 59 ТК РФ, срочный трудовой договор может заключаться по соглашению сторон трудового договора с руководителями, заместителями руководителей и главными бухгалтерами организаций, независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности.

Особенности регулирования труда руководителя организации установлены главой 43 ТК РФ. Так, согласно статье 274 ТК РФ права и обязанности руководителя организации в области трудовых отношений определяются Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, нормативными правовыми актами органов местного самоуправления, учредительными документами организации, локальными нормативными актами, трудовым договором.

На основании статьи 275 ТК РФ в случае, когда в соответствии с частью второй статьи 59 ТК РФ с руководителем организации заключается срочный трудовой договор, срок действия этого трудового договора определяется учредительными документами организации или соглашением сторон.

Полномочия органов государственной власти Удмуртской Республики по владению, пользованию, распоряжению собственностью Удмуртской Республики установлены Законом Удмуртской Республики от 29.06.2011 N 29-РЗ, в силу статьи 8 которого исполнительные органы государственной власти Удмуртской Республики по согласованию с Министерством имущественных отношений Удмуртской Республики заключают, изменяют и расторгают срочные трудовые договоры с руководителями подведомственных государственных учреждений Удмуртской Республики и контролирует их исполнение.Распоряжением Правительства Удмуртской Республики от 24.01.2011 N 26-р утверждён примерный устав бюджетного учреждения Удмуртской Республики, согласно пункту 7.1 которого руководитель учреждения действует на основании срочного трудового договора, заключенного с ним учредителем учреждения по согласованию с Министерством труда Удмуртской Республики (в части условий оплаты труда) и Министерством имущественных отношений Удмуртской Республики. Срочный трудовой договор заключается на срок не более пяти лет. При заключении срочного трудового договора с лицом, ранее не исполнявшим обязанности руководителя государственного учреждения Удмуртской Республики, срок срочного трудового договора не может превышать одного года.

В соответствии с п.1.3 Устава БСУСО УР " ХХХ", утвержденного 20.02.2015 учредителем Учреждения является Удмуртская Республика, функции учредителя осуществляет Минсоцполитики УР.

В соответствии с ч.1 ст. 79 ТК РФ срочный трудовой договор прекращается с истечением срока его действия. О прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее чем за три календарных дня до увольнения, за исключением случаев, когда истекает срок действия срочного трудового договора, заключенного на время исполнения обязанностей отсутствующего работника.

В силу п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ истечение срока трудового договора является самостоятельным основанием прекращения этого договора.

В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 77 ТК РФ основанием прекращения трудового договора является истечение срока трудового договора (статья 79 настоящего Кодекса), за исключением случаев, когда трудовые отношения фактически продолжаются и ни одна из сторон не потребовала их прекращения.

В соответствии с ч.4 ст. 58 ТК РФ в случае, когда ни одна из сторон не потребовала расторжения срочного трудового договора в связи с истечением срока его действия и работник продолжает работу после истечения срока действия трудового договора, условие о срочном характере трудового договора утрачивает силу и трудовой договор считается заключенным на неопределенный срок.

Руководствуясь указанными положениями, суд пришел к выводу, что договор считается заключенным на неопределённый срок только в случае, если в трудовом договоре не оговорен срок его действия. В трудовом договоре от 24.12.2013 N срок действия определен.

Истец добровольно, собственноручно подписала трудовой договор от 24.12.2013 N, а значит согласилась с его условиями, которые сторонами исполнены. Данные условия свидетельствуют о наличии соглашения сторон при заключении срочного трудового договора.

Несоблюдение работодателем требований части 1 статьи 79 ТК РФ не может являться самостоятельным основанием для признания увольнения незаконным, указанная норма регулирует отношения, возникающие при наступлении определённого события - истечение определённого срока действия трудового договора, это обстоятельство не связано с инициативой работодателя и наступает независимо от его воли.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу, что истец уволена правомерно.

Рассматривая заявление представителя ответчика о применении срока обращения в суд, установленного ст. 392 ТК РФ,к требованиям истца о признании трудового договора от 24.12.2013 N заключенным на неопределенный срок, суд пришел к выводу, чтотрехмесячный срок обращения в суд по данному требованию подлежит исчислению с 25.12.2013, поскольку истцу о заключении срочного трудового договора стало известно в день его заключения, а именно 24.12.2013, срок истцом пропущен без уважительных причин, что является основанием для отказа в удовлетворении этих требований.

Исходя из вышеизложенного, суд пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска.

С выводами суда об отсутствии оснований для удовлетворения иска судебная коллегия соглашается.

Вопреки доводам жалобы ссылка суда на ч.3 ст. 57 ТК РФ не свидетельствует о нарушении судом положений ч.3 ст. 196 ГПК РФ. Решение судом принято по заявленным истцом требованиям.

Права и обязанности истца в области трудовых отношений, как руководителя организации, определяются главой 46 ТК РФ, Уставом учреждения, где предусмотрено заключение срочного трудового договора. Типовой Устав устанавливает заключение с руководителем исключительно срочного трудового договора на срок до пяти лет, это же установлено и в Уставе БСУСО УР " ХХХ", п.7.1 (л.д.62).

В настоящем случае не подлежат применению разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, данные в ч.4 п.14 Постановления от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации". Срочный трудовой договор, заключенный с истцом, не может трансформироваться в договор, заключенный на неопределённый срок.

Истец просила признать срочный трудовой договор заключенным на неопределенный срок.

Определенный истцом такой способ защиты нарушенного права не соответствует установленным законом способам защиты нарушенного трудового права, перечисленным в ст. ст. 9, 58, 59, 394 ТК РФ, что является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении такого иска.

Отсутствие в договоре причины заключения срочного трудового договора, предусмотренного ч.2 ст.57 ТК РФ в качестве обязательного условия договора, не может повлечь таких правовых последствий как признание его заключенным на неопределенный срок.

Законом таких правовых последствий не предусмотрено.

Трудовой договор, заключенный на определенный срок, при отсутствии достаточных к тому оснований, установленных судом, считается заключенным на неопределенный срок (часть 5 статьи 58ТК РФ).

Из смысла указанной нормы следует, что основания для заключения срочного трудового договора могут быть установлены судом, а само по себе отсутствие в трудовом договоре ссылок на обстоятельства (причины), послужившие основанием для заключения срочного трудового договора, не свидетельствует о заключении трудового договора на неопределенный срок.

В случае, когда в соответствии с частью второй статьи 59ТК РФ с руководителем организации заключается срочный трудовой договор, срок действия этого трудового договора определяется учредительными документами организации или соглашением сторон.

Срок действия трудового договора указан в самом договоре, то есть определен по соглашению сторон, что не противоречит ч. 1 ст. 275 ТК РФ. Соглашение сторон о сроке действия трудового договора подтверждается заключенным между истцом и ответчиком трудовым договором от 24.12.2013, где определен срок его действия с 24.12.2013 по 24.12.2015.

Вопреки доводам жалобы доказательств вынужденного характера подписания истцом трудового договора от 24.12.2013 ФИО1 не представлено. Показания свидетеля ФИО5 о том, что трудовой договор от 24.12.2013 истцом был подписан позднее этой даты и суждения апеллянта, что она была вынуждена подписать договор, который уже был подписан министром, не свидетельствуют об отсутствии соглашения относительно срока трудового договора.

В трудовом договоре от 24.12.2013 имеется дата подписания трудового договора ФИО1 24.12.2013 и получение ею в эту дату экземпляра трудового договора. Показания свидетеля ФИО5 при наличии письменных доказательств заключения трудового договора от 24.12.2013 являются недостаточными для вывода о подписании трудового договора в иную дату.

Кроме того, в соответствии с частью 2 статьи 67 ТК РФ (в ред. Федерального закона от 30.06.2006 N 90-ФЗ), действовавшей на момент возникновения трудовых отношений по трудовому договору от 24.12.2013, трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя. При фактическом допущении работника к работе работодатель обязан оформить с ним трудовой договор в письменной форме не позднее трех дней со дня фактического допущения к работе.

Стороны не оспаривают, что истец фактически допущена работодателем к работе, выполняла трудовые обязанности с 24.12.2013. Таким образом, трудовые отношения возникли с этой даты и оформление трудового договора в последующем с установленными в нем условиями относительно срока трудового договора также свидетельствуют о наличии соглашения между сторонами трудового договора о сроке его действия.

Поэтому доводы жалобы о том, что увольнение истца в декабре 2013 года было согласовано с Министерством только в феврале 2014 года, также не свидетельствуют о продолжении трудовых отношений, возникших в 2008 году.

Приказом от 23.12.2013 с истцом прекращен трудовой договор от 09.10.2008 по п.1 ч.1 ст. 77 ТК РФ с 23.12.2013, истцу выплачена компенсация за неиспользованный отпуск. Последующее заключение сторонами трудового договора от 24.12.2013 свидетельствует о том, что фактически трудовые отношения были прекращены 23.12.2013 и возникли вновь с 24.12.2013, а не продолжались с 2008 года до увольнения в 2015 году.

Доводы апеллянта о том, что судом не учтены и не дана оценка обстоятельствам, свидетельствующим о фактическом продолжении работы истцом после увольнения, не являются основанием для отмены решения.

Суд, действительно в нарушение норм ГПК РФ,не дал оценку этим доводам. Между тем это не повиляло на правильность решения.

Так, приказоб увольнении истца с 24.12.2015 издан 23.12.2015, с данным приказом истец ознакомлена 24.12.2015 под роспись. Поэтому использование электронной подписи, как директора, на платежных документах и договорах с контрагентами в период с 25.12.2015 по 11.01.2016, в отсутствие доказательств одобрения ее действий работодателем, не свидетельствует о продолжении трудовых отношений. Ответчик оспаривал продолжение отношений с истцом после увольнения 24.12.2015. Согласно приказуМинсоцполитики УР от 25.12.2015 с этой даты исполнение обязанностей по вакантной должности директораБюджетного стационарного учреждения социального обслуживания Удмуртской Республики " ХХХ" возложены на ФИО6 (л.д.123).То обстоятельство, что у истца при увольнении не была истребована электронная подпись, не свидетельствует о продолжении трудовых отношений после 24.12.2015.

Таким образом, после увольнения истца обязанности по занимаемой ею должности исполняло другое лицо, работодатель после увольнения не давал истцу поручений подписывать документы и исполнять трудовые обязанности по ранее занимаемой ею должности, поэтому трудовые отношения между сторонами после увольнения истца 24.12.2015 не продолжились и не возникли вновь.

Доводы жалобы о том, что судом было отказано истцу в удовлетворении ходатайства об истребовании у ответчика табеля учета рабочего времени за декабрь 2013 года и ведомости по заработной плате за тот же период, из которых следует, что в декабре 2013 года трудовые отношения не прерывались и заключенный 09.10.2008 трудовой договор продолжил свое действие, не свидетельствуют о продолжении трудовых отношений по трудовому договору от 09.10.2008 с 24.12.2013. Данное ходатайство судом разрешено, в его удовлетворении отказано. Судом апелляционной инстанции также отказано в удовлетворении вновь заявленного указанного ходатайства, как не относимого.

Запрашиваемые истцом документы не могут повлиять на выводы суда. Наличие непрерывной ведомости по выдаче заработной платы и табеля учета рабочего времени не может свидетельствовать о продолжении трудовых отношений по трудовому договору от 09.12.2008, поскольку трудовые отношения прекращены 23.12.2013 и вновь возникли, а не продолжились, с 24.12.2013, что правильно установлено судом.

Апеллянт указывает, что судом не дана оценка заключению инспектора труда, считавшей исковые требования обоснованными и подлежащими удовлетворению, не указано, почему оно не принимается судом.

Судом для дачи заключения вызван государственный инспектор по охране труда Государственной инспекции труда в УР(л.д.160). В заключенииинспектор согласилась с тем, что имеются нарушения трудового законодательства, на которые ссылается истец в иске, указала, что индивидуальный трудовой спор рассматривается только судом. Между тем заключение инспектора не является обязательным для суда. Выводы о необоснованности иска, а, следовательно и необоснованности заключения инспектора, в решении суда изложены.

Суд отказал в удовлетворении требования о признании трудового договора заключенным на неопределенный срок, в том числе, в связи с пропуском истцом трехмесячного срока обращения в суд, установленного ст. 392 ТК РФ.

С этим выводом судебная коллегия согласиться не может, он подлежит исключению из решения суда. Проверяя законность увольнения, суд проверяет обоснованность заключения срочного трудового договора. Поскольку истец оспаривает срочность трудового договора, заключенного 24.12.2013, то о нарушении своих прав истец должна была узнать при увольнении по истечении срока действия данного трудового договора 24.12.2015. Поэтому, обратившись с иском 22.01.2016, трехмесячный срок, установленный ст. 392 ТК РФ, по требованию о признании трудового договора заключенным на неопределенный срок истец не пропустила.

Прекращение трудового договора в связи с истечением срока его действия соответствует общеправовому принципу стабильности договора; работник, давая согласие на заключение трудового договора в предусмотренных законодательством случаях на определенный срок, знает о его прекращении по истечении заранее оговоренного периода.

Увольнение работника по п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ будет правомерным даже в случае нарушения работодателем срока предупреждения о прекращения срочного трудового договора, поскольку несоблюдение требований ст. 79ТК РФ о необходимости в письменной форме не менее чем за три календарных дня уведомить работника о расторжении трудового договора в связи с истечением срока его действия не может являться самостоятельным основанием для признания увольнения незаконным.

Порядок увольнения истца соблюден.

Доводы апелляционной жалобы нельзя признать состоятельными.

При таких обстоятельствах и в пределах доводов апелляционной жалобы решение суда не подлежит отмене.

Руководствуясь статьями 328-329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Завьяловского районного суда Удмуртской Республики от 29 июня 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий Д. Н. Дубовцев

 

Судьи С.П. Костенкова

Э. В. Нургалиев