Апелляционное определение СК по административным делам Московского окружного военного суда г. Москвы от 02 марта 2017 г. по делу N 33а-282/2017 (ключевые темы: военный прокурор - предостережение о недопустимости нарушения закона - военнослужащие - военная служба - личное дело)

Апелляционное определение СК по административным делам Московского окружного военного суда г. Москвы от 02 марта 2017 г. по делу N 33а-282/2017

 

Судебная коллегия по административным делам Московского окружного военного суда в составе:

председательствующего - ФИО11,

судей: ФИО12 ФИО10,

при секретаре ФИО7 рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по апелляционной жалобе представителя административных истцов ФИО8 на решение Ярославского гарнизонного военного суда от ДД.ММ.ГГГГ, которым военнослужащим войсковой части N подполковникам ФИО1 и ФИО2 отказано в удовлетворении административных исковых заявлений об оспаривании действий военного прокурора Костромского гарнизона (далее - военный прокурор), связанных с применением предостережений о недопустимости нарушения закона.

Заслушав доклад судьи ФИО10, судебная коллегия

установила:

как видно из решения суда и материалов дела, ДД.ММ.ГГГГ военным прокурором в адрес ФИО3 и ФИО4 были вынесены предостережения о недопустимости нарушений закона.

Основанием к вынесению предостережения послужил тот факт, что, по мнению военного прокурора, начальник штаба войсковой части N ФИО13 и заместитель командира этой же воинской части по воздушно-десантной подготовке ФИО4 вопреки действующему законодательству не обеспечили безопасность военнослужащих при организации десантирования в неблагоприятных погодных условиях, что привело к небоевой потере ефрейтора ФИО9

Полагая, что военный прокурор должен был применить иной акт прокурорского реагирования и указать конкретный закон, предполагающий ответственность за конкретные неправомерные действия, истцы, через своего представителя обратились в суд с административными исковыми заявлениями, в которых, сославшись на решение военно-следственного органа, принятое по факту гибели военнослужащего ФИО9, в котором в отношении ФИО3 и ФИО4 отказано в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием в их действиях состава должностного преступления, просили признать незаконным и нарушающим права объявленные им военным прокурором предостережения о недопустимости нарушения закона от ДД.ММ.ГГГГ. Также просили обязать военного прокурора отозвать из войсковой части ФИО14 объявленные предостережения от ДД.ММ.ГГГГ как недействительные.

Суд первой инстанции в удовлетворения административных исковых заявлений ФИО1 и ФИО4 отказал.

В апелляционной жалобе представитель истцов, не соглашаясь с принятым судебным постановлением, просит его отменить и принять по делу новое решение об удовлетворении заявлений.

В обоснование жалобы указывает, что принимая решение, суд пришел к неверному выводу о соответствии избранной военным прокурором формы прокурорского реагирования на допущенные нарушения закона требованиям Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" и изданным в его развитие нормативным правовым актам Генеральной прокуратуры Российской Федерации и Главной военной прокуратуры.

По мнению автора жалобы, суд необоснованно согласился с выводами прокурора о наличии упущений в служебной деятельности, носящих длящийся характер, в связи с чем у военного прокурора имелись основания полагать, что подобные нарушения могут быть допущены административными истцами и впредь, в связи с чем, оспариваемые предостережения обоснованы.

Отмечает, что суд неверно указал в решении об отсутствии нарушений прав, свобод и законных интересов административных истцов применением меры прокурорского реагирования в виде объявленных предостережений о недопустимости нарушений закона.

Считает, что выводы суда о законности актов прокурорского реагирования не соответствуют нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, поскольку конкретные нарушения, которые уже были допущены со стороны истцов, а также сведения о том, что указанные должностные лица готовят противоправные деяния, в оспариваемых предостережениях не указаны.

Обращает внимание, что ссылка военного прокурора на общие нормы права о безопасности прохождения военной службы не дает оснований предполагать совершение какого-либо противоправного бездействия, вменяемого административным истцам, так как в соответствии с п. 1.2 Указания Генеральной прокуратуры РФ от ДД.ММ.ГГГГ N "О применении предостережения о недопустимости нарушения закона", предостережение объявляется во всех случаях, когда у прокурора имеются сведения о готовящихся противоправных деяниях, о чем должны быть достоверные сведения.

Суд не учел, что содержание оспариваемых предостережений в целом не соответствует требованиям закона и иных нормативных правовых актов, регулирующих данные правоотношения, так как не основано на законе, конкретных фактах,

Также указывает, что ФИО4 в период проведения прокурорской проверки находился в служебной командировке, в связи с чем был лишен возможности дать объяснения, сообщить дополнительные сведения, обжаловать вынесенное предостережение как вышестоящему прокурору так и в суд, с целью избежать принятия произвольного, необоснованного решения о наличии достаточных оснований для применения мер прокурорского реагирования.

Кроме того, отмечает, что из текста предостережения не усматривается ненадлежащее исполнение каких должностных обязанностей вменяется ФИО4, и каким он должен пересмотреть свое отношение, как исполняющий обязанности командира воинской части либо по его штатной занимаемой должности - заместителя командира полка - начальника воздушно-десантной службы.

Суд оставил без внимания то обстоятельство, что копия предостережения приобщается к материалам личного дела военнослужащего для учета при принятии решения о служебном предназначении, присвоении воинских званий и по другим вопросам прохождения военной службы. Приобщение предостережений о недопустимости нарушений закона к материалам личного дела военнослужащих предусмотрено приказом Министра обороны РФ от ДД.ММ.ГГГГ N

В заключение автор жалобы указывает, что право на обжалование предусмотрено законом и разъяснено административным истцам в самом предостережении.

Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции исходил из того, что военный прокурор, вынося оспариваемые предостережения, исходил из фактических обстоятельств и располагал объективными сведениями о наличии длящегося бездействия со стороны должностных лиц ФИО4 и ФИО3 в вопросах надлежащего обеспечения безопасности подчиненных при исполнении обязанностей военной службы, а потому указал в названных документах прокурорского реагирования о недопустимости нарушения закона конкретные требования о соблюдении действующего законодательства.

Более того, принимая во внимание превентивный характер принятой меры, суд пришел к убеждению, что объявленные административным истцам ДД.ММ.ГГГГ предостережения какие-либо их права не нарушают, так как предостережение о недопустимости нарушения закона никаких юридических последствий для лица, которому оно объявлено, не влечет.

Суд отверг и счел ошибочным суждение административных истцов и их представителя о том, что обжалуемые предостережения, повлекут негативные последствия в будущем и содержат угрозу привлечения к ответственности, нарушают их права, поскольку определенные правовые последствия могут возникнуть лишь в случае продолжения ФИО4 и ФИО15 противоправного поведения в дальнейшем, о недопустимости которого они предостерегались.

Вместе с тем, с данными выводами суда первой инстанции судебная коллегия не может согласиться, поскольку они не соответствуют обстоятельствам дела и основаны на неправильном определении обстоятельств, имеющих значение для дела.

В соответствии с ч. 2 ст. 1 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ N "О прокуратуре Российской Федерации" в целях обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства прокуратура Российской Федерации осуществляет надзор за исполнением законов федеральными министерствами, государственными комитетами, службами и иными федеральными органами исполнительной власти, представительными (законодательными) и исполнительными органами субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, субъектами осуществления общественного контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и содействия лицам, находящимся в местах принудительного содержания, органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций, а также за соответствием законам издаваемых ими правовых актов.

На основании п. 1 ст. 25.1 этого же Федерального закона в целях предупреждения правонарушений и при наличии сведений о готовящихся противоправных деяниях, прокурор или его заместитель направляет в письменной форме должностным лицам, а при наличии сведений о готовящихся противоправных деяниях, содержащих признаки экстремистской деятельности, руководителям общественных (религиозных) объединений и иным лицам предостережение о недопустимости нарушения закона.

Согласно материалам дела приказом командира войсковой части ФИО16 от ДД.ММ.ГГГГ N организовано проведение прыжков с парашютом из самолета Ил-76. Начальник штаба войсковой части N ФИО17 назначен руководителем прыжков. Наряд на организацию и проведение десантирования назначен из числа военнослужащих этой же воинской части.

Кроме того, из материалов дела видно, что ДД.ММ.ГГГГ военным прокурор вынесено предостережение ФИО1 и ФИО4 по факту гибели военнослужащего ФИО9 При этом указано, что в ходе проверочных мероприятий в работе командования войсковой части N выявлены упущения по вопросам соблюдения требований безопасности личным составом, положений ч. 3 ст. 37 Конституции РФ, п. 4 ст. 2 Федерального закона "О безопасности", ст.ст. 16, 26 и 27 Федерального закона "О статусе военнослужащих", ст.ст. 16, 20, 81, 95, 319, 321 и 322 Устава внутренней службы ВС РФ, что выразилось в неправильной оценке условий и возможности сворачивания антенного оборудования, целесообразности нахождения ФИО19 на крыше кунга автомобиля во время грозы. В соответствии с представлением военного прокурора от ДД.ММ.ГГГГ, приказом командира войсковой части N от ДД.ММ.ГГГГ N истцы привлечены к дисциплинарной ответственности с назначением наказания в виде выговора. Здесь же военным прокурором указано, что бездействие названных должностных лиц является недопустимым, совершено вопреки интересам службы и при его продолжении может повлечь за собой существенное нарушение прав других военнослужащих на безопасные условия военной службы и охраняемых законом интересов государства либо иные негативные последствия. С учетом изложенного военный прокурор предостерегает ФИО4 и ФИО3 о недопустимости указанных нарушений закона и разъясняет (предупреждает), что в случае непринятия мер по их устранению и продолжения противоправных действий они могут быть привлечены в установленном законом порядке к ответственности, в том числе уголовной, за совершение преступлений, предусмотренных ст. 293 УК РФ.

Согласно копиям сопроводительных писем N и N военный прокурор направил в адрес командира войсковой части N для учета в служебной деятельности и приобщения к личным делам оспариваемые предостережения. При этом из резолюций, исполненных на поступивших документах, видно, что решения по ним приняты командиром воинской части.

Вместе с тем, постановлением от ДД.ММ.ГГГГ старший следователь криминалист военного следственного отдела Следственного комитета Российской Федерации по Костромскому гарнизону отказал в возбуждении уголовного дела в отношении ФИО4 и ФИО3 по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 293 УК РФ по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, то есть в связи с отсутствием в их действиях состава преступления. При этом копия указанного постановления направлена в том числе военному прокурору.

Кроме того, из материалов дела видно, что в "Руководстве по эксплуатации радиостанции N отсутствует запрет на эксплуатацию указанной радиостанции в грозу или иные неблагоприятные погодные условия. Радиостанция N является всесезонной и всепогодной.

Гибель ФИО9 произошла из-за удара молнии, в период, когда грозы не было. Грозовой фронт был расположен на значительном удалении от площадки приземления. Молния поразила ФИО9, который находился на крыше кунга радиостанции уже после её сворачивания и перевода в походное положение, и он являлся самой высокой точкой на местности. Смерть ФИО9 наступила в результате стихийного явления природы - удара молнии. ФИО20 осуществляя руководство прыжков на площадке приземления, действовал в строгом соответствии с положениями "данные изъяты", его действия, в равно бездействие не состоят в причинно-следственной связи с наступившими последствиями. При тех же обстоятельствах действия ФИО4 не образуют состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 293 УК РФ.

Также оставлено без внимания суда первой инстанции то обстоятельство, что при проведении проверочных мероприятий военный прокурор привлекал специалистов из разных организаций для получения информации о правильности действий экипажа машины по свертыванию оборудования при грозовом фронте, откуда получил ответы об отсутствии таких нарушений. Запрещенные развертывание или свертывание антенны во время грозы или скорости ветра более 18 м/с к вышеуказанным обстоятельствам не относится, так как указанные природные явления в период гибели ФИО9 отсутствовали.

В соответствии со ст. 25.1 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ N "О прокуратуре Российской Федерации" в целях предупреждения правонарушений и при наличии сведений о готовящихся противоправных деяниях прокурор или его заместитель направляет в письменной форме должностным лицам, а при наличии сведений о готовящихся противоправных деяниях, содержащих признаки экстремистской деятельности, руководителям общественных (религиозных) объединений и иным лицам предостережение о недопустимости нарушения закона.

В соответствии с п. 2 и 2.1 Указаний Генпрокуратуры РФ от ДД.ММ.ГГГГ N применению предостережений в обязательном порядке предшествует проверка сведений о готовящихся противоправных деяниях конкретными должностными лицами с истребованием от них письменных объяснений. Предостережение объявляется на основании результатов проведенных проверок.

Таким образом, исходя из смысла приведенных положений Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" и Указаний Генпрокуратуры РФ, следует, что предостережение о недопустимости нарушения закона должно содержать указание на конкретный федеральный закон, который нарушило должностное лицо, либо собирается его нарушить. При этом его вынесению предшествует проверка, по результатам которой должно быть однозначно установлено, какие нормы законодательства нарушены либо ненадлежащим образом выполнены должностным лицом.

Пунктом 1.2 указаний Генеральной прокуратуры РФ предусмотрено, что предостережение объявляется во всех случаях, когда у прокурора имеются сведения о готовящихся противоправных деяниях. Основанием для предостережения должностного лица могут быть только достоверные сведения о готовящихся противоправных деяниях, могущих привести к совершению правонарушения и причинению вреда государственным или общественным интересам либо охраняемым законом правам и свободам граждан, не влекущих уголовную ответственность.

Согласно Указаний Генерального прокурора Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ N "О применении предостережения о недопустимости нарушения закона" для применения предостережения должна в обязательном порядке предшествовать проверка сведений о готовящихся противоправных деяниях конкретными должностными лицами с истребованием от них письменных объяснений.

Анализ приведенных выше норм позволяет прийти к выводу о том, что предостережение о недопустимости нарушения закона является одной из мер прокурорского реагирования при осуществлении надзора за исполнением законов и законностью правовых актов, принимаемое на основании результатов проведенных проверок, в том числе по заявлениям и обращениям граждан, информациям контролирующих органов и иным конкретным сигналам, содержащим достоверные сведения о готовящихся противоправных деяниях, влекущее для лица, в адрес которого оно объявлено, определенные правовые последствия в случае его неисполнения.

При этом, по смыслу данных законоположений, прокурор, исходя из располагаемых им сведений и фактических обстоятельств, указывает в предостережении о недопустимости нарушения закона конкретные требования о соблюдении действующего законодательства.

Вместе с тем, как усматривается из содержания оспариваемых предостережений военного прокурора "адрес" гарнизона о недопустимости нарушения закона, административные истцы, являясь должностными лицами войсковой части N, в нарушение ч. 3 ст. 37 Конституции РФ, п. 4 ст. 2 ФЗ "О безопасности", ст. 16, 26 и 27 ФЗ "О статусе военнослужащих" и изданных в развитие указанных норм права - ст. 16, 20, 81, 95, 319, 321 и 322 Устава внутренней службы Вооруженных Сил РФ, по мнению военного прокурора, не обеспечили безопасность военнослужащих ДД.ММ.ГГГГ, во время неблагоприятных погодных условиях, что привело к небоевой потере ефрейтора ФИО9

Конкретные нарушения, которые были допущены со стороны ФИО3 и ФИО4, а также сведения о том, что указанные должностные лица готовят противоправные деяния, в оспариваемых предостережениях не указаны.

Эти требования законодательства военным прокурором при вынесении оспариваемых предостережений соблюдены не были, поскольку предостережение по своему содержанию не соответствует требованиям законности и обоснованности.

Таким образом, с учетом заключений специалистов, полученных в ходе проверочных мероприятий, представленных доказательств по делу, сведений о погодных условиях и временных показателей действий присутствующих при трагическом случае военнослужащих, следует прийти к выводу, что в предостережениях от ДД.ММ.ГГГГ военный прокурор ссылается на общие нормы права о безопасности прохождения военной службы и названное содержание предостережения не дает возможности предположить совершение какого противоправного бездействия вменяется административным истцам.

На основании вышеприведенного оспоренные истцами предостережения от ДД.ММ.ГГГГ не могут быть признаны законными и обоснованными, а поэтому решение суда первой инстанции, в связи с неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствием выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела, и неправильным применением норм материального права подлежит отмене с принятием по делу нового решения об удовлетворении заявлений.

Приходя к такому выводу, следует учитывать, что вопреки указанному в решении суда первой инстанции, предостережения от ДД.ММ.ГГГГ нарушают права истцов, поскольку копии предостережений направлены в адрес командира воинской части, который в соответствии с действующим законодательством, должен приобщить их к материалам личных дел истцов для учета при принятии решения о служебном предназначении, присвоении воинских званий и по другим вопросам прохождения ими военной службы.

Руководствуясь ст. ст. 308, п. 2 ст. 309, ст. 310 и 311 КАС РФ, судебная коллегия

определила:

решение Ярославского гарнизонного военного суда от ДД.ММ.ГГГГ по административным исковым заявлениям ФИО3 и ФИО2 об оспаривании действий военного прокурора "адрес" гарнизона, связанных с применением предостережений о недопустимости нарушения закона, в связи с неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствием выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела, и неправильным применением норм материального права отменить и принять по делу новое решение.

Заявление ФИО3 и ФИО2 об оспаривании действий военного прокурора Костромского гарнизона, связанных с применением предостережений о недопустимости нарушения закона, удовлетворить.

Признать незаконными предостережения от ДД.ММ.ГГГГ о недопустимости нарушения закона, вынесенные в адрес ФИО3 и ФИО2 военным прокурором "адрес" гарнизона.

Обязать военного прокурора Костромского гарнизона отозвать предостережения от ДД.ММ.ГГГГ ФИО1 и ФИО2 о недопустимости нарушения закона.

 

Председательствующий

 

Судьи:

"Подписи"

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.