Апелляционное постановление Приволжского окружного военного суда Самарской области от 18 апреля 2017 г. по делу N 22-28/2017

 

Приволжский окружной военный суд в составе: председательствующего Леднёва А.А., при секретаре Алексеевой Т.И., с участием военного прокурора отдела военной прокуратуры Центрального военного округа подполковника юстиции Стырова М.В., защитника - адвоката Казанцевой Е.Ю., рассмотрел в судебном заседании апелляционную жалобу защитника адвоката Казанцевой Е.Ю. на постановление Ульяновского гарнизонного военного суда от 21 февраля 2017 года, которым уголовное дело в отношении бывшего военнослужащего войсковой части N

Олейника С.А., родившегося ДД.ММ.ГГГГ "адрес", умершего ДД.ММ.ГГГГ,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК Российской Федерации прекращено на основании п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК Российской Федерации, т.е. в связи со смертью обвиняемого.

После доклада председательствующего судьи Леднёва А.А., изложившего содержание постановления, существо апелляционной жалобы, а также поданных на неё письменных возражений, выступления защитника - адвоката Казанцевой Е.Ю. в поддержку доводов апелляционной жалобы, выслушав заключение военного прокурора отдела военной прокуратуры Центрального военного округа подполковника юстиции Стырова М.В., полагавшего необходимым постановление суда оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения, окружной военный суд

установил:

Согласно постановлению Олейник нарушил Правила дорожного движения, повлекшие по неосторожности смерть человека, при следующих, установленных судом первой инстанции обстоятельствах.

Около 3 часов 30 минут ДД.ММ.ГГГГ Олейник, управляя принадлежащим ему технически исправным автомобилем ВАЗ N, государственный регистрационный знак N с находящимся в салоне пассажиром Горским, следуя в направлении "адрес", проявив преступную небрежность, в нарушение требований абз. 1 п. 10.1 Правил дорожного движения Российской Федерации (далее по тексту - ПДД ), не избрал скорость с учётом дорожных и метеорологических условий и, утратив в результате этого возможность постоянного контроля за движением транспортного средства, не справился с управлением автомобиля, выехал на полосу, предназначенную для встречного движения, где совершил столкновение с движущимся во встречном направлении грузовым автомобилем Iveco Stralis, государственный регистрационный знак N под управлением гражданина Федотова.

В результате допущенного Олейником нарушения ПДД, произошло дорожно-транспортное происшествие (далее по тексту ДТП), а пассажир, находящийся в автомобиле ВАЗ N Горский получил телесные повреждения, повлекшие его смерть на месте происшествия.

Сам Олейников в результате данного ДТП, также получил несовместимые с жизнью телесные повреждения, от которых он скончался на месте.

В апелляционной жалобе защитник - адвокат Казанцева не соглашаясь с решением суда о прекращении уголовного дела по нереабилитирующему основанию указала, что выводы суда изложенные в постановлении не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, судом не правильно применён уголовный закон, а также названное постановление вынесено с существенными нарушениями норм УПК Российской Федерации.

По мнению защитника, сам факт выезда Олейника на полосу встречного движения, и причины указанного выезда, ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании установлены не были, что лишало суд возможности прийти к выводу о виновных действиях Олейника и их причинной связи с наступившими последствиями.

Вывод суда о нарушении Олейником требований абз. 1 п. 10.1 ПДД, далее указывает защитник, материалами дела не подтверждён. Суд не установилс какой скоростью двигался обвиняемый, нарушил ли он скоростные ограничения, предписанные дорожными знаками.

В нарушение процессуального закона, как считает защитник, у суда не было оснований отвергать заключение судебной автотехнической экспертизы от ДД.ММ.ГГГГ, поскольку оно недопустимым доказательством в ходе судебного разбирательства не признавалось.

Анализируя заключение эксперта Ли, проводившего автотехническую экспертизу N N от ДД.ММ.ГГГГ, защитник приходит к выводу, что объективных данных, позволяющих сделать вывод о причинах выезда транспортного средства ВАЗ N на полосу встречного движения не имеется, а суд этим обстоятельствам оценки не дал.

Отражая содержание заключения эксперта от ДД.ММ.ГГГГ N N в обжалуемом постановлении, суд, указав в нём, что техническая возможность предотвратить данное столкновение полностью зависела от действий водителя ВАЗ и выполнения им п. 1.3, 8.1, 9.3, 10.1 ч. 2 ПДД вышел за пределы предъявленного обвинения, ухудшил положение обвиняемого и нарушил его право на защиту, поскольку окончательный объём обвинения не содержал вменение Олейнику нарушений требований п. 1.3, 8.1, 9.3 ПДД, в связи с отказом от них в судебном заседании государственного обвинителя.

Далее в жалобе, защитник обращает внимание на нарушение судом норм процессуального законодательства, которое выразилось в отсутствии оценки доказательства стороны защиты - показаний специалиста Маслова, данных им в ходе судебного разбирательства. Отказ в приобщении к материалам дела его заключения от ДД.ММ.ГГГГ N N, а так же не обеспечение его участия в судебном заседании после проведённой по делу повторной судебной автотехнической экспертизы указывает на нарушение судом права Олейника на защиту.

Судом, как считает защитник, не оценены в совокупности со всеми доказательствами по делу сведения, содержащиеся в заключение специалиста Маслова, а также показания которые могли быть им даны после проведения повторной экспертизы и существенно повлиять на выводы суда при решении вопроса о виновности Олейника. В обоснование этого, защитник подробно излагает своё видение механизма ДТП, даёт анализ повреждений транспортных средств в результате ДТП и ставит под сомнение заключение эксперта от ДД.ММ.ГГГГ N N.

Далее в жалобе защитник обращает внимание на отсутствие в материалах дела схемы ДТП, составленной следователем Романовой что, по её мнению, свидетельствует о несоответствии процессуальным требованиям и протокола осмотра места происшествия, в котором кроме того не указаны все лица, участвующие в производстве данного следственного действия. Эти обстоятельства, по мнению защитника, свидетельствуют о том, что протокол осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ составлен с нарушением требований УПК Российской Федерации, подлежал исключению из числа допустимых доказательств и не мог быть положен в основу постановления суда.

В возражениях на апелляционную жалобу государственный обвинитель - помощник военного прокурора Ульяновского гарнизона старший лейтенант юстиции Некрасов М.А., полагая постановление суда законным, обоснованным и мотивированным, просит оставить его без изменения, а апелляционную жалобу защитника Казанцевой Е.Ю. - без удовлетворения.

Рассмотрев материалы уголовного дела, доводы апелляционной жалобы и возражений на неё, заслушав выступления сторон, участвовавших в судебном заседании суда апелляционной инстанции, исследовав представленный стороной защиты документ, суд приходит к выводу о том, что постановление гарнизонного военного суда является законным, обоснованным и мотивированным, а апелляционная жалоба - не подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

Как видно из протокола судебного заседания, вопреки утверждению автора апелляционной жалобы об обратном, в ходе судебного разбирательства в соответствии со ст. 15, 244 и 274 УПК Российской Федерации обеспечено равенство прав сторон, которым суд первой инстанции, сохраняя объективность и беспристрастность, в условиях состязательного процесса создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела.

Все представленные сторонами доказательства исследованы судом, все заявленные участниками судебного разбирательства ходатайства разрешены в установленном законом порядке.

Судом апелляционной инстанции не установлено данных, свидетельствующих об исследовании судом первой инстанции недопустимых доказательств, ошибочном исключении из разбирательства по делу допустимых доказательств или об отказе сторонам в исследовании доказательств, которые могли бы иметь существенное значение для правильного разрешения дела.

Вывод суда о нарушении Олейником абз. 1 п. 10.1 Правил дорожного движения, который не избрал скорость с учётом дорожных и метеорологических условий и, утратив в результате этого возможность постоянного контроля за движением транспортного средства, не справился с управлением автомобиля, выехал на полосу, предназначенную для встречного движения, где совершил столкновение с движущимся во встречном направлении грузовым автомобилем Iveco Stralis, государственный регистрационный знак N под управлением гражданина Федотова, в результате чего находящийся в данной машине Горский и сам Олейник получили несовместимые с жизнью повреждения и погибли, подтверждается представленными сторонами и исследованными судом доказательствами: протоколами осмотров места происшествия и транспортных средств; заключением повторной автотехнической судебной экспертизы от ДД.ММ.ГГГГ N N, показаниями эксперта Ли, проводившего указанную экспертизу, данными им в судебном заседании, а также показаниями свидетелей Федотова, Бурухина, Рудакова, Филиппова, Шумачева, Чернова, Филатова, Алмаевой и другими доказательствами.

Указанные доказательства надлежащим образом исследованы и оценены судом в ходе судебного разбирательства, достаточно полно и правильно изложены в постановлении, сомнений в своей относимости, допустимости и достоверности не вызывают.

Суд обоснованно признал допустимым доказательством и положил в основу судебного решения заключение эксперта Ли от ДД.ММ.ГГГГ N N по результатам проведённой по делу повторной автотехнической судебной экспертизы (т. N 6 л.д. 95 - 119), поскольку оно было получено в соответствии с требованиями действующего уголовно-процессуального законодательства, базируется на объективных данных и материалах дела, которые с достаточной полнотой были представлены судом для проведения экспертных исследований, оформлено надлежащим образом. Выводы эксперта Ли, имеющего высшее техническое образование, специальную судебно-экспертную и криминалистическую подготовку в судебно-экспертных и образовательных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации, и стаж практической экспертной работы более 35 лет, предупрежденного об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, ясны и мотивированы и не противоречат показаниям свидетеля Федотова.

Оценивая заключение эксперта, суд признал сделанные им выводы научно обоснованными и правильными, соответствующими материалам уголовного дела. В судебном заседании эксперт Ли подтвердил обоснованность данных им заключений, составленных на основании проведенных в них расчетов и исследований по соответствующим методикам, в том числе с использованием программного продукта для реконструкции и моделирования ДТП, рекомендованными Министерством юстиции Российской Федерации (т. 6 л.д. 56 - 68).

Как видно из протокола судебного заседания, вопреки доводам апелляционной жалобы защитника, судом были исследованы все заключения экспертов, проводивших автотехнические экспертизы по данному уголовному делу и им дана надлежащая оценка. При этом заключение эксперта автотехника Института независимой атотехнической экспертизы (ИНАЭ-МАДИ) Орлова от ДД.ММ.ГГГГ (т. 3 л.д. 13 - 30) по ходатайству государственного обвинителя, поддержанному и стороной защиты было судом признано недопустимым доказательством (т. 5 л.д. 15), а к заключениям экспертов атотехников от ДД.ММ.ГГГГ N, N и от ДД.ММ.ГГГГ N, N, суд отнёсся критически и отверг их, по основаниям, подробно изложенным в оспариваемом судебном решении, и не согласиться с таким выводом у суда апелляционной инстанции повода не имеется.

Проверка и оценка доказательств в соответствии со ст. 87 и 88 УПК Российской Федерации производится судом путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство, при этом каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.

Уголовно-процессуальный закон, вопреки мнению защиты, не требует признавать доказательство, оценённое судом как не подтверждающее обвинение - недопустимым, за исключением случаев, указанных в части второй статьи 75 УПК Российской Федерации.

Довод защитника о нарушении прав Олейника, которое выразилось в отсутствии оценки доказательства стороны защиты - показаний специалиста Маслова, данных им в ходе судебного разбирательства, отказ в приобщении к материалам дела его заключения от ДД.ММ.ГГГГ N N, не основан на материалах дела.

Суд, по ходатайству защитника Казанцевой, в судебном заседании суда апелляционной инстанции, изучил документ под названием "заключение специалиста N", подписанный специалистом Масловым - автотехническим экспертом со средне-техническим образованием, имеющим специальности: "Исследование обстоятельств дорожно-транспортного происшествия"; "Исследование следов на транспортных средствах и месте ДТП"; "Исследование транспортных средств в целях определения стоимости восстановительного ремонта и остаточной стоимости", со стажем экспертной деятельности с 2006 года, начальником отдела автотехнических экспертиз ООО "Многопрофильный деловой центр".

При этом суд отмечает, что представленный документ с процессуальной точки зрения заключением специалиста по смыслу ст. 80 УПК Российской Федерации признан быть не может, поскольку автор - Маслов не был привлечен к участию в данном деле в порядке, предусмотренном УПК Российской Федерации (ст. 58, 168).

Кроме того, как видно из указанного "заключения" в нём Масловым оспариваются не выводы эксперта ИНАЭ-МАДИ от ДД.ММ.ГГГГ по существу, а соответствие этого заключения требованиям законодательства, предъявляемым к заключениям эксперта. При этом само оспариваемое Масловым заключение эксперта ИНАЭ-МАДИ судом признано недопустимым доказательством по данному уголовному делу.

Ходатайство о приобщении заключения Маслова было предметом рассмотрения суда первой инстанции, в его удовлетворении суд обоснованно, с приведением должных мотивов, не согласиться с которыми оснований не имеется, отказал (т. 4 л.д. 207).

В силу изложенного, суд считает, что представленный защитником Казанцевой документ под названием "заключение специалиста N Маслова", не может рассматриваться как доказательство, опровергающее выводы суда о виновности Олейника в содеянном.

Не приведение судом показаний специалиста Маслова в оспариваемом судебном решении не влияет на правильность вывода суда о доказанности вины Олейника в совершении инкриминируемого ему деяния, поскольку названный специалист, после исследования заключения эксперта Ли от ДД.ММ.ГГГГ N N по результатам проведённой по делу повторной автотехнической судебной экспертизы в судебное заседание стороной защиты представлен не был, каких-либо заключений не давал.

Суд, обоснованно отказал стороне защиты в отложении судебного заседания и вызове в суд специалиста Маслова для его допроса после проведённой ДД.ММ.ГГГГ повторной автотехнической судебной экспертизы N, поскольку каких-либо данных о его местонахождении и причинах неявки в суд, как следует из протокола судебного заседания, защитником приведено не было, что лишало возможности суд удовлетворить данное ходатайство.

При таких обстоятельствах оснований считать, что судом были допущены нарушения, влекущие ограничения прав стороны защиты, в том числе и на предоставление доказательств, не имеется.

Вопреки утверждению защиты, приведение в оспариваемом судебном решении при изложении доказательства - заключения автотехнической судебной экспертизы от ДД.ММ.ГГГГ N N пунктов ПДД, исключённых судом по ходатайству государственного обвинителя и отсутствующих в выводах суда, не свидетельствует о выходе суда за рамки предъявленного обвинения.

Проверка и оценка всех имеющихся в деле доказательств, в том числе показаний свидетелей, заключений экспертов на которые защитник ссылается в жалобе, проведена в соответствие с требованиями главы 11 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона именно суд наделен правом проверки и оценки доказательств, которые все без исключения оценены, как это предусматривают правовые нормы указанной главы УПК РФ.

Поэтому приведенный защитником в апелляционной жалобе собственный анализ ряда доказательств по делу, в том числе заключения автотехнической судебной экспертизы от ДД.ММ.ГГГГ N N, данный на основе "заключения" специалиста Маслова, оценка которому судом дана выше, носит характер предположения и не ставит под сомнение существо постановленного судом решения.

Имеющиеся в материалах дела фотографии транспортных средств после ДТП, на которые ссылается защитник при собственном анализе механизма ДТП, детально оценивались экспертом Ли и судом наряду с другими доказательствами.

Данные доказательства позволили суду сделать обоснованный вывод, что столкновение автомобилей произошло на полосе движения грузового автомобиля Iveco Stralis под управлением гражданина Федотова, и при этом угол столкновения автомобилей, решающего значения не имеет.

Таким образом, при принятии судом решения в отношении виновности Олейника, получили оценку все исследованные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым в обжалуемом постановлении, так и противоречащие этим выводам. Суд в соответствии с требованиями закона указал в постановлении, почему одни доказательства признаны им достоверными, а другие отвергнуты.

Утверждение защиты в жалобе, о том, что судом не установлена скорость, с которой двигался Олейник и не дана оценка тем обстоятельствам был ли нарушены скоростные ограничения, установленные дорожными знаками на данном участке дороги, не соответствует, выводам суда по этому вопросу, так как они были предметом исследования при оценке заключения повторной автотехнической экспертизы.

Пункт 10.1 ПДД РФ обязывает водителя вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности видимость в направлении движения. Скорость должна обеспечивать водителю возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований Правил.

Суд, как видно из постановления, правильно пришёл к выводу, что нарушение Олейником этого пункта ПДД, а именно не избрание скорости с учётом дорожных и метеорологических условий, привело к утрате им контроля за движением транспортного средства и выезд на полосу для встречного движения, что состоит в прямой причинной связи со столкновением с автомобилем Iveco Stralis под управлением Федотова, и, как следствие, со смертью пассажира Горского, находящегося в автомобиле Олейника и самого Олейника.

Иного, вопреки утверждению в апелляционной жалобе защитника, по делу не установлено.

При этом сами числовые значения скорости автомобиля под управлением Олейника, в данном конкретном случае, на факт нарушения им указанного пункта ПДД и квалификацию его действий не влияют.

Таким образом, на основе указанных выше доказательств, суд первой инстанции, вопреки утверждениям автора апелляционной жалобы об обратном, правильно установилфактические обстоятельства совершенного обвиняемым Олейником преступления и верно квалифицировал его деяние как преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 264 УК РФ.

Принимая во внимание, что Олейник погиб, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о необходимости прекращения уголовного дела на основании п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК Российской Федерации.

Каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона при рассмотрении уголовного дела судом допущено не было.

Утверждение защитника о том, что протокол осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ составлен с нарушением требований УПК Российской Федерации и подлежал исключению из числа допустимых доказательств, безосновательно, и не соответствует установленному в судебном заседании.

Как видно из материалов дела - протокола осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ, схемы места совершения административного правонарушения от ДД.ММ.ГГГГ и показаний свидетелей - следователя Алмаевой (Романовой), инспектора ДПС Филатова в судебном заседании, Филатов участие в осмотре места ДТП не принимал, составленная им схема, была приобщена следователем к материалам следствия, что не противоречит требованиям Административного регламента МВД Российской Федерации, согласно которому руководители следственно-оперативных групп вправе давать указания сотрудникам ГИБДД о фиксации обстановки места ДТП, с составлением соответствующих схем, что и было сделано в данном случае.

Поэтому каких-либо оснований для признания указанного процессуального документа недопустимым доказательством не имеется.

Что же касается указания защитника на отсутствие в материалах дела схемы ДТП составленной следователем Романовой, то данный факт на существо принятого судом решения не влияет.

Обжалуемое постановление, по своим форме и содержанию, соответствует требованиям ст. 7 УПК Российской Федерации, является должным образом обоснованным и мотивированным, а поэтому оснований для отмены постановления суда, в том числе по доводам, изложенным в апелляционной жалобе, не имеется.

Руководствуясь ст. 389.19, п.1 ч.1 ст. 389.20 и 389.28 УПК Российской Федерации, окружной военный суд

постановил:

постановление Ульяновского гарнизонного военного суда от 21 февраля 2017 года, которым уголовное дело в отношении бывшего военнослужащего войсковой части N Олейника С.А., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК Российской Федерации прекращено на основании п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК Российской Федерации, т.е. в связи со смертью обвиняемого оставить без изменения, а апелляционную жалобу защитника - адвоката Казанцевой Е.Ю., без удовлетворения.

"Согласовано"

 

Судья Приволжского окружного военного суда

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.