Апелляционное определение СК по гражданским делам Оренбургского областного суда от 16 мая 2017 г. по делу N 33-3296/2017

 

Судебная коллегия по гражданским делам Оренбургского областного суда в составе:

председательствующего судьи Ившиной Т.В.,

судей Морозовой Л.В., Самохиной Л.М.,

при секретаре Михалёвой В.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании материалы гражданского дела по иску ПИЮ к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в г. Оренбурге о включении в страховой стаж периодов работы, возложении обязанности произвести перерасчет пенсии

по апелляционным жалобам ПИЮ, Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в г. Оренбурге на решение Ленинского районного суда г. Оренбурга Оренбургской области от 16 февраля 2017 года.

Заслушав доклад судьи Ившиной Т.В., объяснения ПИЮ, поддержавшей доводы своей апелляционной жалобы, возражавшей против удовлетворения жалобы Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в г. Оренбурге, представителя Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в г. Оренбурге Хмельницкого А.В., просившего апелляционную жалобу Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в г. Оренбурге удовлетворить, в удовлетворении жалобы ПИЮ отказать, судебная коллегия

установила:

ПИЮ обратилась в суд с вышеназванным иском, указав, что решением Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) в г. Оренбурге N от 03 августа 2016 года в зачете в страховой стаж периода работы с 30 октября 1989г. по 15 июля 1997г. в качестве члена Оренбургской областной коллегии адвокатов и в принятии для оценки пенсионных прав заработной платы по комсомольскому билету для назначения страховой пенсии по старости ей было отказано.

Не согласившись с указанным решением, истец обратилась в суд с настоящим исковым заявлением.

В ходе судебного разбирательства неоднократно уточнив исковые требования, окончательно истица просила суд признать решение УПФР в г. Оренбурге N от 03 августа 2016г. в части непринятия периода работы в качестве члена Президиума Оренбургской областной коллегии адвокатов с 30 октября 1989г. по 15 июля 1997г. незаконным и обязать УПФР в г. Оренбурге включить при перерасчете пенсии в страховой стаж период работы в качестве адвоката Президиума Оренбургской областной коллегии адвокатов с 30 октября 1989г. по 15 июля 1997г ... Признать решение УПФР в г. Оренбурге N от 03 августа 2016 года в части непринятия для оценки пенсионных прав заработной платы по комсомольскому билету N от 06 октября 1975г. для назначения пенсии по старости незаконным и обязать УПФР в г. Оренбурге принять для оценки пенсионных прав при перерасчете пенсии заработную плату в размере ***, зафиксированную в комсомольском билете за период с сентября 1980г. по сентябрь 1985г. Обязать УПФР в г. Оренбурге пересчитать пенсию с 01 августа 2016г. с учетом периодов ее работы в качестве адвоката Президиума Оренбургской областной коллегии адвокатов с 30 октября 1989г. по 15 июля 1997г. и с учетом заработной платы в размере *** за период с сентября 1980г. по сентябрь 1985г.

Ответчик иск не признал.

Решением суда исковые требования ПИЮ к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в г. Оренбурге о включении в страховой стаж периодов работы, возложении обязанности произвести перерасчет пенсии удовлетворены частично.

Суд постановилпризнать решение начальника Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в городе Оренбурге от 03 августа 2016г. N незаконным в части отказа в зачете в страховой (общий) стаж ПИЮ периода работы с 30 октября 1989г. по 15 июля 1997г. в качестве члена Оренбургской областной коллегии адвокатов.

Обязать Управление Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в городе Оренбурге включить ПИЮ в страховой (общий) стаж период работы с 30 октября 1989г. по 15 июля 1997г. в качестве члена Оренбургской областной коллегии адвокатов и обязать Управление пенсионного фонда РФ (ГУ) в г.Оренбурге произвести перерасчет пенсии ПИЮ с учетом указанного периода работы с даты назначения пенсии - с 30 августа 2016 года.

В удовлетворении остальной части исковых требований - отказать.

В апелляционной жалобе ПИЮ, ссылаясь на нарушение судом норм материального и процессуального права в части разрешения требований о признании решения УПФР в г. Оренбурге N от 03 августа 2016 года в части непринятия для оценки пенсионных прав заработной платы по комсомольскому билету N от 06 октября 1975г. для назначения пенсии по старости незаконным и возложении обязанности на УПФР в г. Оренбурге принять для оценки пенсионных прав при перерасчете пенсии заработную плату в размере ***, зафиксировавнную в комсомольском билете за период с сентября 1980г. по сентябрь 1985г., просит решение суда отменить, принять по делу новое решение об удовлетворении её требований.

УПФР в г. Оренбурге в своей апелляционной жалобе, ссылаясь на неправильное определение юридически значимых обстоятельств и неправильное применение судом норм материального и процессуального права, просит решение суда в части удовлетворения требований о включении ПИЮ в страховой (общий) стаж периода работы с 30 октября 1989г. по 15 июля 1997г. в качестве члена Оренбургской областной коллегии адвокатов, перерасчете пенсии ПИЮ с учетом указанного периода работы с даты назначения пенсии - с 30 августа 2016 года отменить, принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении данных требований.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, проверив законность и обоснованность решения суда по доводам жалоб, судебная коллегия пришла к следующему.

Согласно части 1 статьи 4 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. N 400-ФЗ "О страховых пенсиях" право на страховую пенсию имеют граждане Российской Федерации, застрахованные в соответствии с Федеральным законом от 15 декабря 2001 г. N 167-ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", при соблюдении ими условий, предусмотренных настоящим Федеральным законом.

В силу части 1 статьи 11 указанного Федерального закона, в страховой стаж включаются периоды работы и (или) иной деятельности, которые выполнялись на территории Российской Федерации лицами, указанными в части 1 статьи 4 настоящего Федерального закона, при условии, что за эти периоды начислялись и уплачивались страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации.

В соответствии со статьей 14 названного Федерального закона, при подсчете страхового стажа периоды, которые предусмотрены статьями 11 и 12 настоящего Федерального закона, до регистрации гражданина в качестве застрахованного лица в соответствии с Федеральным законом "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования" подтверждаются на основании сведений индивидуального (персонифицированного) учета за указанный период и (или) документов, выдаваемых работодателями или соответствующими государственными (муниципальными) органами в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Судом установлено и материалами дела подтверждается, что с 30 августа 2016 г. ПИЮ является получателем страховой пенсии по старости в соответствии со ст. 8 Федерального закона от 28 декабря 2013г. N400-ФЗ "О страховых пенсиях".

При этом решением начальника УПФР в г.Оренбурге от 03 августа 2016г. N истцу не засчитан период работы с 30 октября 1989г. по 15 июля 1997г. в качестве члена Оренбургской областной коллегии адвокатов, не принята для оценки пенсионных прав заработная плата по комсомольскому билету для назначения страховой пенсии по старости в соответствии с Федеральным законом от 28 декабря 2013г. N400-ФЗ "О страховых пенсиях".

Факт работы ПИЮ в период с 30 октября 1989 г. по 15 июля 1997г. в качестве члена Оренбургской областной коллегии адвокатов подтвержден материалами дела.

Отказывая во включении в стаж указанного периода работы, ответчик ссылался на не представление заявителем справки об уплате страховых взносов.

Согласно ответу Оренбургской областной коллегии адвокатов N от 01 ноября 2016 г., документы за период с 30 октября 1989г. по 15 июля 1997г. предоставить не имеют возможности в связи с тем, что в результате залива архива в июне 2014 г. платежные ведомости, лицевые счета и другие документы пришли в негодность.

Удовлетворяя требование ПИЮ о включении в её стаж периода с 30 октября 1989г. по 15 июля 1997г. и возлагая на пенсионный орган обязанность произвести перерасчёт назначенной пенсии, суд указал, что до принятия Федерального закона от 15 декабря 2001 N 167-ФЗ адвокаты не относились к категории лиц, самостоятельно уплачивающих страховые взносы в ПФР на пенсионное обеспечение, функции по уплате страховых взносов за них осуществляли коллегии адвокатов, в которых они состояли. Неисполнение коллегии адвокатов этой обязанности не может ограничивать права истца на включение этого периода в её страховой стаж.

Пунктом 2 Постановления Президиума Верховного Совета РСФСР от 08 июня 1991 N 1560-1, утратившим силу в связи с введением в действие Федерального закона от 31 мая 2002 N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" было предусмотрено, что адвокаты отнесены к категории лиц, занимающихся индивидуальной трудовой деятельностью в части уплаты страховых взносов в Пенсионный фонд РСФСР. В соответствии с требованиями статьи 8 Закона РСФСР "О государственных пенсиях в РСФСР" адвокаты вносят страховые взносы в размере 5 % их заработка (дохода) после удержания с них сумм на общие нужды коллегии, предусмотренных статьёй 15 Закона СССР "Об адвокатуре в СССР" и статьёй 29 Положения об адвокатуре в РСФСР.

Согласно статье 29 Положения об адвокатуре РСФСР, утв. Законом РСФСР от 20 ноября 1980г. взносы на государственное социальное страхование адвокатов уплачиваются коллегиями адвокатов в соответствии с действующим законодательством.

То есть вывод суда о том, что плательщиками страховых взносов за адвокатов, являющихся членами коллегии адвокатов до 2002 года являлись коллегии адвокатов, в которых производился учёт и оплата их деятельности является правильным. Судебная коллегия с ним соглашается.

Ссылка УПФР в г. Оренбурге на необоснованность выводов суда с учетом положений пункта 2 Постановления Президиума Верховного Совета РСФСР от 08 июня 1991 N 1560-1 и пункту 1.2 Положения о порядке подтверждения трудового стажа для назначения пенсий в РСФСР, утверждённого приказом Министерства социального обеспечения РСФСР от 04 октября 1991г. N 190, согласно которому с 1 января 1991 года время работы лиц, занимающихся индивидуальной трудовой деятельностью, а также лиц, занимающихся трудовой деятельностью на условиях индивидуальной или групповой аренды, устанавливается по справкам об уплате страховых взносов в Пенсионный фонд РСФСР, несостоятельна, так как основана на неверном толковании норм права.

Принятие Президиумом Верховного Совета РСФСР постановления от 08 июня 1991 N 1560-1 связано с осуществлением мер по наиболее полному обеспечению социальной защищенности лиц, занимающихся адвокатской практикой в коллегиях адвокатов РСФСР, и отнесение адвокатов к категории лиц, занимающихся индивидуальной трудовой деятельностью, произведено только в части размера уплачиваемых взносов.

Пункт 1.2 приказа Министерства социального обеспечения РСФСР от 04 октября 1991г. N 190 не регулировал правоотношения, связанные с уплатой страховых взносов адвокатов.

С учётом того обстоятельства, что в спорный период адвокаты наравне с гражданами, работающими по трудовому договору, подлежали государственному социальному страхованию, а взносы на государственное социальное страхование, страховые взносы на обязательное пенсионное страхование адвокатов уплачивались коллегиями адвокатов (статьи 20 и 29 Положения об адвокатуре РСФСР от 20 ноября 1980 года), отсутствие сведений о доходах истца в указанный период не могло являться основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования.

В связи с чем довод жалобы о том, что истцом не представлено доказательств, подтверждающих наличие дохода от адвокатской деятельности за спорный период, судебная коллегия отклоняет.

Отказывая в удовлетворении требований истца о признании решения УПФР в г. Оренбурге N от 03 августа 2016 года в части непринятия для оценки пенсионных прав заработной платы по комсомольскому билету N от 06 октября 1975г. для назначения пенсии по старости незаконным и возложении на УПФР в г. Оренбурге обязанности принять для оценки пенсионных прав при перерасчете пенсии заработную плату в размере ***, зафиксированную в комсомольском билете за период с сентября 1980г. по сентябрь 1985г., пересчитать пенсию с учетом заработной платы в размере *** за период с сентября 1980г. по сентябрь 1985г., суд исходил из того, что пенсионным органом истцу назначена и выплачивается пенсия в соответствии с действующим законодательством, нарушений прав истца со стороны ответчика не установлено.

С данным выводом судебная коллегия соглашается на основании следующего.

Доводы ПИЮ о том, что законодателем предусмотрена возможность подтверждения фактического заработка косвенными документами, на основании которых можно сделать вывод об индивидуальном характере заработка, к которым, в том числе, относится и комсомольский билет, являются правильными.

В комсомольском билете N, выданном 06 октября 1975г. Промышленным райкомом ВЛКСМ г. Оренбурга содержатся сведения о размере заработной платы истца за период с октября 1975 г. по декабрь 1985 г. и за период с января 1988 г. по октябрь 1989 г., а также сведения об ежемесячной уплате ею членских взносов.

Однако суд в решении привёл расчёт учитываемого при расчете размера страховой пенсии расчётного размера трудовой пенсии истца на 01 января 2002г., из которого следует, что при расчете пенсии на основании заработка, указанного в комсомольском билете ПИЮ за период с 01 октября 1980г. по 30 сентября 1985г., расчетный размер трудовой пенсии на 01 января 2002г. составляет *** (стажевый коэффициент 0,55 умножить на отношение заработков 0,462 и умножить на ***).

В связи с тем, что среднемесячная заработная плата за указанный период составит ***, среднемесячная заработная плата по стране за тот же период составила ***, отношение заработков - 0,462.

Между тем в силу п.7 статьи 30 Федерального закона от 17 декабря 2001г. N 173-Ф3 "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" расчетный размер трудовой пенсии с учетом надбавок, повышений и компенсационной выплаты не может быть менее ***.

Размер пенсии истца исчислен из расчётного размера трудовой пенсии, составляющего ***, с учетом положений п. 7 ст. 30 Федерального закона от 17 декабря 2001г. N 173-Ф3 "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".

Расчёт страховой пенсии на основании заработка, указанного в комсомольском билете ПИЮ за период с 01 октября 1980г. по 30 сентября 1985г., противоречит требованиям п.7 статьи 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", а доводы жалобы истца о том, что указанный расчёт является для неё наиболее выгодным, был проверен судом и обоснованно признан ошибочным.

Апелляционные жалобы ПИЮ и УПФР в г. Оренбурге не содержат доводов, опровергающих выводы суда и являющихся основанием для отмены решения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328,329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Ленинского районного суда г. Оренбурга от 16 февраля 2017г. оставить без изменения, апелляционные жалобы ПИЮ и Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) в г. Оренбурге - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.