Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия от 16 мая 2017 г. по делу N 33-1610/2017

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия от 16 мая 2017 г. по делу N 33-1610/2017

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия в составе

председательствующего судьи Переплесниной Е.М.,

судей Гудковой Г.В., Глушенко Н.О.

при секретаре Чаловой Н.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе ответчиков на решение Костомукшского городского суда Республики Карелия от 27 февраля 2017 г. по искам Калевальского районного потребительского общества п. Калевала Республики Карелия к Маликиной Ж. И., Тимонен Л. С. о возмещении ущерба.

Заслушав доклад судьи Гудковой Г.В., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Иски заявлены по тем основаниям, что ответчики состояли с истцом в трудовых отношениях, с ними работодателем был заключен договор о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности. По результатам проведенной ХХ.ХХ.ХХ инвентаризации материальных ценностей в магазине N Калевальского райпо за период с 01.12.2014 по 27.12.2015 была установлена недостача в размере ( ... ) руб. Ссылаясь на частичное возмещение ответчиками ущерба, истец, уменьшив заявленные требования, просил взыскать в свою пользу в возмещение ущерба с Маликиной Ж.И. ( ... ) руб., с Тимонен Л.С. - ( ... ) руб., взыскать с ответчиков понесенные по делу судебные расходы.

Определением от 02.02.2017 гражданские дела по искам Калевальского районного потребительского общества п. Калевала Республики Карелия к Маликиной Ж.И., Тимонен Л.С. объединены в одно производство для совместного рассмотрения.

Решением суда исковые требования удовлетворены. Суд взыскал в пользу истца с Маликиной Ж.И. в возмещение материального ущерба ( ... ) руб., расходы по оплате государственной пошлины в размере ( ... ) руб., а всего ( ... ) руб.; с Тимонен Л.С. в возмещение материального ущерба - ( ... ) руб., расходы по оплате государственной пошлины в размере ( ... ) руб., а всего ( ... ) руб.

С данным решением не согласны ответчики, в апелляционной жалобе просят его отменить, принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований истца. В обоснование доводов жалобы ссылаются на то, что суд не дал надлежащей правовой оценки представленным ими доказательствам, а решение содержит общие формулировки. Считают, что договор о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности подписан не уполномоченным на то лицом. Полагают, что инвентаризация проведена с нарушением требований, установленных приказом Министерства финансов РФ от 13.06.1995 N 49 "Об утверждении Методических указаний по инвентаризации имущества и финансовых обязательств". Указывают на то, что они не были ознакомлены с распоряжением о проведении инвентаризации, об утверждении состава ревизионной комиссии. Отмечают, что на момент проведения ревизии остаток товарно-материальных ценностей установлен не был, не проверялись соответствующие отчеты, от членов коллектива не были получены расходные и приходные документы, акт о наличии в кассе денежных средств не составлялся, инвентаризационные описи не содержат сведений о межинвентаризационном периоде, записи в них внесены некорректно, а внесенные сведения о товаре не позволяют его идентифицировать. Полагают, что отсутствие в конце инвентаризационной описи подписи всех материально-ответственных лиц указывает на то, что они не были с ней ознакомлены, она не была ими проверена. При этом, расписка об отсутствии претензий к ревизионной комиссии не свидетельствует о их согласии с результатами инвентаризации и не освобождает работодателя от обязанности провести проверку размера причиненного ущерба. Считают, что в нарушение положений приказа Министерства торговли СССР от 19.08.1982 N 169 работодателем не проводилась инвентаризация при смене бригадира Маликиной Ж.И., при ее выходе в отпуск и возвращении из отпуска, в связи с чем невозможно достоверно установить период образования недостачи. Указывают на то, что истцом не доказан размер причиненного ущерба, а заявленный размер недостачи противоречит товарным отчетам. Полагают, что размер ущерба определен судом с нарушением приказа Министерства торговли СССР от 19.08.1982 N 169, в то время как факт выявления в ходе судебного разбирательства ошибок при проведении инвентаризации, подсчете суммы ущерба является основанием для признания результатов инвентаризации недостоверными и позволяет прийти к выводу об отсутствии бесспорных доказательств, подтверждающих размер причиненного ущерба. Также указывают на то, что размер ущерба определен с учетом торговой наценки, в то время как неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат. Обращают внимание на то, что работодателем не были приняты меры по установлению причин возникновения ущерба, не была проведена повторная инвентаризация товарно-материальных ценностей для проверки результатов инвентаризации. Указывают на то, что к товарно-материальным ценностям допускались лица, с которыми договор о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности не заключался, в помещения магазина имели доступ работники столовой, уборщицы, товар из магазина вывозился без составления товарных накладных. Считают, что работодателем не исполнена обязанность по обеспечению надлежащих условий для хранения материальных ценностей, вверенных работникам, следовательно, не обеспечены надлежащие условия для сохранения имущества. Полагают, что с учетом материального положения ответчиков суд первой инстанции необоснованно отказал в применении положений ст. 250 Трудового кодекса РФ.

В возражениях на апелляционную жалобу истец указывает на несогласие с ее доводами, просит решение суда оставить без изменения.

В суд апелляционной инстанции ответчики не явились, извещены надлежащим образом о дате, времени и месте рассмотрения жалобы в апелляционном порядке.

В судебном заседании апелляционной инстанции представитель истца Гафаров Ю.М., действующий на основании доверенности, возражал по доводам жалобы, полагал решение суда законным и обоснованным.

Заслушав представителя истца, исследовав материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на нее, проверив законность и обоснованность решения суда в соответствии со ст. 327.1 ГПК РФ, исходя из доводов, изложенных в жалобе и возражениях на нее, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Согласно ст. 232 Трудового кодекса РФ сторона трудового договора (работодатель или работник), причинившая ущерб другой стороне, возмещает этот ущерб в соответствии с настоящим Кодексом и иными федеральными законами.

В соответствии со ст. 233 Трудового кодекса РФ материальная ответственность стороны трудового договора наступает за ущерб, причиненный ею другой стороне этого договора в результате ее виновного противоправного поведения (действий или бездействия), если иное не предусмотрено настоящим Кодексом или иными федеральными законами. Каждая из сторон трудового договора обязана доказать размер причиненного ей ущерба.

Работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат. Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам (ст. 238 Трудового кодекса РФ).

В силу ст. 245 Трудового кодекса РФ при совместном выполнении работниками отдельных видов работ, связанных с хранением, обработкой, продажей (отпуском), перевозкой, применением или иным использованием переданных им ценностей, когда невозможно разграничить ответственность каждого работника за причинение ущерба и заключить с ним договор о возмещении ущерба в полном размере, может вводиться коллективная (бригадная) материальная ответственность. Письменный договор о коллективной (бригадной) материальной ответственности за причинение ущерба заключается между работодателем и всеми членами коллектива (бригады). По договору о коллективной (бригадной) материальной ответственности ценности вверяются заранее установленной группе лиц, на которую возлагается полная материальная ответственность за их недостачу. Для освобождения от материальной ответственности член коллектива (бригады) должен доказать отсутствие своей вины. При добровольном возмещении ущерба степень вины каждого члена коллектива (бригады) определяется по соглашению между всеми членами коллектива (бригады) и работодателем. При взыскании ущерба в судебном порядке степень вины каждого члена коллектива (бригады) определяется судом.

Исходя из положений ст. 247 Трудового кодекса РФ до принятия решения о возмещении ущерба конкретными работниками работодатель обязан провести проверку для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения. Для проведения такой проверки работодатель имеет право создать комиссию с участием соответствующих специалистов.

Истребование от работника письменного объяснения для установления причины возникновения ущерба является обязательным. В случае отказа или уклонения работника от предоставления указанного объяснения составляется соответствующий акт.

Судом установлено и подтверждается представленными в материалы дела доказательствами, что на основании трудовых договоров от 30.11.2000 и 25.04.2007 Тимонен Л.С. и Маликина Ж.И. были приняты на работу в Калевальское райпо на должности продавца 3 категории магазина N и заведующей магазином - продавца 1 категории магазина N (соответственно). Приказами от 07.05.2012 и 16.01.2016 Тимонен Л.С. была переведена в магазин N на должность продавца 1 категории; Маликина Ж.И. - на должность продавца продовольственных товаров 1 категории в магазин N.

Распоряжением правления Калевальского райпо от 03.10.2014 N в магазине N был сформирован коллектив материально - ответственных лиц в составе Маликиной Ж.И., Тимонен Л.С., Х.Н.Н., Т.Е.А., Р.А.Н.; бригадиром назначена Маликина Ж.И.

05.10.2014 с членами коллектива (бригады) магазина N работодателем был заключен договор о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности по условиям которого, коллектив (бригада) принял на себя коллективную (бригадную) материальную ответственность за не обеспечение сохранности имущества и других ценностей, вверенных ему для приемки, хранения, реализации (товарно-материальных ценностей, денежных средств, тары и малоценного инвентаря), а также за ущерб, возникший у работодателя в результате возмещения им ущерба иным лицам, а работодатель обязался создать коллективу (бригаде) условия, необходимые для надлежащего исполнения принятых обязательств по договору.

В соответствии с должностными инструкциями продавцов 1 категории магазина N, на них возлагаются следующие функции: определение соответствия качества товаров, учет поступления и реализации товарно-материальных ценностей, участие в инвентаризации товаров, соблюдение правил продажи товаров.

Принимая во внимание условия договора о полной коллективной (бригадной) ответственности, трудовые обязанности ответчиков, совместное выполнение ими указанных функций, то, что разграничение ответственности каждого работника являлось невозможным, судебная коллегия приходит к выводу, что у работодателя имелись основания для введения полной коллективной (бригадной) материальной ответственности, предусмотренной Перечнем работ, при выполнении которых может вводиться полная коллективная (бригадная) материальная ответственность за недостачу вверенного работникам имущества, утвержденным постановлением Министерства труда и социального развития РФ от 31.12.2002 N 85.

Таким образом, предусмотренные законом правила установления коллективной (бригадной) материальной ответственности работодателем при заключении с ответчиками договора о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности соблюдены, правомерность такого договора с ответчиками истцом доказана.

Довод апелляционной жалобы о подписании договора не уполномоченным лицом является несостоятельным, поскольку полномочия председателя Правления Калевальского райпо на подписание договора прямо предусмотрены п. 10.1 Устава организации, п. п. 2.6.1, 2.6.8 положения о Правлении Калевальского райпо.

27.12.2015 на основании распоряжения руководителя Калевальского райпо N в магазине N проведена инвентаризация товарно-материальных ценностей, в ходе проведения которой установлена недостача материальных ценностей на сумму ( ... ) руб., образовавшаяся в период с 01.12.2014 по 27.12.2015, что подтверждается сличительной ведомостью и инвентаризационной описью результатов инвентаризации товаров, материалов, тары и денежных средств в торговле, с

которыми ознакомлены все участники договора, принимавшие участие в инвентаризации.

В своих письменных объяснениях, истребованных работодателем, ответчики не смогли объяснить причину возникновения недостачи.

Установив указанные обстоятельства, оценив представленные сторонами доказательства, суд первой инстанции, руководствуясь положениями вышеприведенных правовых норм, разъяснениями постановления Пленума Верховного Суда РФ N 52 от 16.11.2006 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю", правомерно исходил из того, что истцом доказан период образования недостачи, факт наличия прямого действительного ущерба, противоправность поведения работников, связь между их противоправным поведением и наличием ущерба, в связи с чем удовлетворил исковые требования в заявленном размере.

В нарушение ст. 56 ГПК РФ ответчиками не представлено доказательств бережного отношения к вверенному имуществу и принятию мер по предотвращению ущерба, ведение учета, составления и своевременного представления отчетов о движении и остатках вверенного коллективу (бригаде) имущества, уведомления работодателя обо всех обстоятельствах, угрожающих сохранности вверенного имущества, обеспечения надлежащих условий для хранения имущества, как того требуют положения договора о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности.

В связи с этим является доказанным факт наличия прямого действительного ущерба, причиненного работодателю по вине работников, причинно-следственная связь между поведением работников и наступившим ущербом, его размер.

Суд верно отразил в оспариваемом решении, что нарушений проведения работодателем порядка инвентаризации, предусмотренного Методическими указаниями по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утвержденными приказом Министерства финансов РФ от 13.06.1995 N 49, которые ставили бы под сомнение ее результаты не установлено; работодателем проведена надлежащая проверка для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения; у работников истребованы письменные объяснения для установления причин возникновения ущерба, результаты проведенной инвентаризации ответчиками не оспаривались, равно как и размер ущерба.

При этом судебная коллегия принимает во внимание, что после установления суммы недостачи, выявленной инвентаризацией, участники договора о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности с ней согласились, ни один из работников не указал на обстоятельства, которые в силу ст. 239 Трудового кодекса РФ могли бы свидетельствовать о наличии независящих от коллектива (бригады) причин возникновения недостачи.

Тот факт, что в межинвентаризационный период в помещения магазина имели доступ иные лица, не является основанием для освобождения ответчиков от установленной законом ответственности по возмещению причиненного работодателю ущерба, поскольку в связи с указанными обстоятельствами ответчики не инициировали перед работодателем проведение инвентаризации (ревизии), либо иной проверки вверенного коллективу (бригаде) имущества, не указывали отсутствие или недостаточность условий для хранения имущества, в связи с чем доводы апелляционной жалобы в указанной части судебной коллегией отклоняются.

Согласно п. 1.6. Методических указаний по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утвержденных Приказом Министерства финансов РФ от 13.06.1995 N 49 при коллективной (бригадной) материальной ответственности инвентаризации проводятся при смене руководителя коллектива (бригадира), при выбытии из коллектива (бригады) более пятидесяти процентов его членов, а также по требованию одного или нескольких членов коллектива (бригады).

При приеме в бригаду или выбытии из ее состава отдельных членов бригады (кроме бригадира), а также при уходе в отпуск и возвращении их из отпуска вопрос о необходимости проведения инвентаризации решается бригадой совместно с этими работниками и по согласованию с администрацией (п. 6.5 приказа Минторга СССР от 19.08.1982 N 169 "Об утверждении Указаний о порядке применения в государственной торговле законодательства, регулирующего материальную ответственность рабочих и служащих за ущерб, причиненный предприятию, учреждению, организации").

Обязанности проведения обязательной инвентаризации в связи с приемом на работу или увольнением участника договора полной коллективной материальной ответственности, уходом его в отпуск и возвращении из отпуска, нахождением на больничном листе, данные нормы не устанавливают, а в материалы дела не представлено доказательств смены бригадира Маликиной Ж.И. до проведения инвентаризации.

Определяя размер ущерба, подлежащего взысканию с каждого из ответчиков, суд верно учел степень их вины, размер месячного должностного оклада, время, которое они фактически проработали в составе коллектива (бригады) за период от последней инвентаризации до дня обнаружения ущерба, а также выплаченные в счет погашения долга денежные средства.

Также обоснованно суд указал, что при определении размера прямого действительного ущерба должна учитываться стоимость приобретения товара с наценкой продавца, которая включает реальные затраты работодателя, связанные с продажей товара, а исчисление материального ущерба по закупочным ценам влечет необходимость для работодателя нести дополнительные расходы.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции об отсутствии оснований, предусмотренных ст. 250 Трудового кодекса РФ, для снижения суммы, подлежащей взысканию с ответчиков.

В нарушение ст. 56 ГПК РФ ответчики не представили как в суд первой инстанции, так и в суд апелляционной инстанции доказательств, свидетельствующих о наличии оснований для применения указанной выше нормы.

Доводы апелляционной жалобы не могут являться основанием к отмене судебного постановления, поскольку не опровергают выводов суда, а повторяют позицию ответчиков, выраженную в суде первой инстанции, по своей сути сводятся к иному толкованию норм материального права и направлены на иную оценку установленных судом обстоятельств, что в данном случае не может служить основанием к отмене законного и обоснованного решения.

Нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену решения, судом допущено не было, оснований, предусмотренных ст. 330 ГПК РФ для отмены решения суда по доводам апелляционной жалобы не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Костомукшского городского суда Республики Карелия от 27 февраля 2017 г. по настоящему делу оставить без изменения, апелляционную жалобу ответчиков - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.