Апелляционное определение СК по гражданским делам Оренбургского областного суда от 30 мая 2017 г. по делу N 33-3824/2017

Апелляционное определение СК по гражданским делам Оренбургского областного суда от 30 мая 2017 г. по делу N 33-3824/2017

 

Судебная коллегия по гражданским делам Оренбургского областного суда в составе:

председательствующего судьи Морозовой Л.В.,

судей Ившиной Т.В., Полтевой В.А.,

с участием прокурора Стиплина И.В.,

при секретаре Шишко Е.И.,

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Иванова Д.Б. на решение Ленинского районного суда г.Оренбурга от (дата) по гражданскому делу по иску Иванова Д.Б. обществу с ограниченной ответственностью "Газпром добыча Оренбург" об оспаривании акта о несчастном случае, возложении обязанности создать комиссию по расследованию несчастного случая, компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Морозовой Л.В., пояснения представителя истца Федосова С.Ю., действующего на основании доверенности, поддержавшего доводы апелляционной жалобы, представителя ответчика Захарова Е.В., возражавшего против доводов апелляционной жалобы, мнение прокурора, полагавшего об отсутствии оснований для отмены решения суда, судебная коллегия

установила:

Иванов Д.Б. обратился с суд с вышеуказанным иском, ссылаясь на то, что с (дата) работает водителем автомобиля в ООО "Газпром добыча Оренбург". (дата) выполняя трудовые обязанности, выходя из административного здания Газопромыслового управления, он упал на замершей луже изо льда, в связи с чем им получена травма. (дата) составлен акт о несчастном случае на производстве, в котором причина несчастного случая указана личная неосторожность пострадавшего. С выводами комиссии он не согласен, считает, что грубая неосторожность в его действиях не установлена, работодателем не исполнена обязанность по его доставке в медучреждение, не обеспечено своевременное и должное расследование несчастного случая.

В ходе рассмотрения дела в порядке ст.39 ГПК РФ истец уточнил требования, окончательно просил установить отсутствие неосторожности в действиях Иванова Д.Б. при несчастном случае от (дата).; исключить из акта N (форма Н-1) о несчастном случае на производстве от (дата) сведения о неосторожности Иванова Д.Б.; взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере ***, взыскать с ответчика в его пользу сумму расходов по оплате услуг представителя в размере ***

В судебном заседании истец Иванов Д.Б., его представитель Федосов С.Ю., действующий на основании доверенности, исковые требования поддержали по основаниям, изложенным в иске. Полагали, что вина работодателя заключается в том, что Иванову Д.Б. медицинская помощь не была оказана месте получения травмы, что Иванов Н.Б. был доставлен в медицинское учреждение не на служебном автотранспорте.

Представители ответчика Захаров Е.В. и Носырева Е.А., действующие на основании доверенностей, возражали против удовлетворения исковых требований по основаниям, изложенным в отзыве на иск.

Представитель третьего лица - Государственной инспекции труда в Оренбургской области, прокурор Ленинского района г.Оренбурга, извещенные надлежащим образом, в судебное заседание не явились.

Решением суда в удовлетворении исковых требований Иванова Д.Б. отказано.

В апелляционной жалобе Иванов Д.Б. просит решение суда отменить как незаконное и необоснованное, вынесенное с нарушением норм материального и процессуального права.

В судебное заседание суда апелляционной инстанции не явились Иванов Д.Б., представитель Государственной инспекции труда в Оренбургской области, извещенные надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства путем направления судебного извещения заказным письмом с уведомлением о вручении.

Судебная коллегия в порядке ст. ст. 167, 327 ГПК РФ определиларассмотреть дело в отсутствие не явившегося лица.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив решение суда на законность и обоснованность в порядке ст. 327.1 ГПК РФ, судебная коллегия приходит к следующему.

В силу ст.ст.22, 212 ТК РФ работодатель обязан, в числе прочего, обеспечивать безопасность и условия труда, соответствующие государственным нормативным требованиям охраны труд.

Согласно ст.227 ТК РФ расследованию и учету подлежат несчастные случаи, происшедшие с работниками и другими лицами, участвующими в производственной деятельности работодателя, при исполнении ими трудовых обязанностей или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах.

В силу ст.229 ТК РФ для расследования несчастного случая работодатель (его представитель) незамедлительно образует комиссию в составе не менее трех человек. В состав комиссии включаются специалист по охране труда или лицо, назначенное ответственным за организацию работы по охране труда приказом (распоряжением) работодателя, представители работодателя, представители выборного органа первичной профсоюзной организации или иного представительного органа работников, уполномоченный по охране труда. Комиссию возглавляет работодатель (его представитель), а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, - должностное лицо соответствующего федерального органа исполнительной власти, осуществляющего государственный контроль (надзор) в установленной сфере деятельности.

На основании собранных материалов расследования комиссия (в предусмотренных настоящим Кодексом случаях государственный инспектор труда, самостоятельно проводящий расследование несчастного случая) устанавливает обстоятельства и причины несчастного случая, а также лиц, допустивших нарушения требований охраны труда, вырабатывает предложения по устранению выявленных нарушений, причин несчастного случая и предупреждению аналогичных несчастных случаев, определяет, были ли действия (бездействие) пострадавшего в момент несчастного случая обусловлены трудовыми отношениями с работодателем либо участием в его производственной деятельности, в необходимых случаях решает вопрос о том, каким работодателем осуществляется учет несчастного случая, квалифицирует несчастный случай как несчастный случай на производстве или как несчастный случай, не связанный с производством (ст.229.2 Трудового кодекса РФ).

В соответствии со ст.230 ТК РФ по каждому несчастному случаю, квалифицированному по результатам расследования как несчастный случай на производстве, оформляется акт о несчастном случае на производстве по установленной форме в двух экземплярах, обладающих равной юридической силой.

Согласно ч.1 ст.230 ТК РФ, а также п. 31 Положения об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях, утвержденного Постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 24 октября 2002 г. N 73, обязанность по оформлению акта о несчастном случае на производстве по установленной форме возложена на работодателя.

Статьей 230 ТК РФ, пунктом 27 указанного Положения установлено, что содержание акта формы Н-1 должно соответствовать выводам комиссии, проводившей расследование несчастного случая на производстве. В акте подробно излагаются обстоятельства и причины несчастного случая на производстве, а также указываются лица, допустившие нарушения установленных нормативных требований, со ссылкой на нарушенные ими правовые нормы законодательных и иных нормативных правовых актов.

В силу ст.231 ТК РФ разногласия по вопросам расследования, оформления и учета несчастных случаев, непризнания работодателем (его представителем) факта несчастного случая, несогласие с содержанием акта о несчастном случае рассматриваются федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным на осуществление федерального государственного надзора за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, и его территориальными органами, решения которых могут быть обжалованы в суд. В этих случаях подача жалобы не является основанием для невыполнения работодателем (его представителем) решений государственного инспектора труда.

Из материалов дела следует и установлено судом, что Иванов Д.Б. состоит в трудовых отношениях с ООО "Газпром добыча Оренбург" с (дата) в должности водителя автомобиля третьего класса на автомобилях всех марок и грузоподъемностей согласно открытым категориям водительского удостоверения.

(дата) Иванов Д.Б. представил объяснения, из которых следовало, что (дата) при движении на развозку в *** перед посадкой в автобус развозки он поскользнулся и упал, почувствовал боль в ноге, в связи с чем позвонил начальнику цеха и сообщил о случившимся, на работу не вышел, обратился в травмпункт МГКБ N 4, где ему был выставлен диагноз: ***. В связи с чем, он был госпитализирован.

Для расследования несчастного случая, произошедшего с Ивановным Д.Б. по пути следования на работу приказом ООО "Газпром добыча Оренбург" от (дата) назначена комиссия для расследования несчастного случая в составе главного инженера ФИО11, временно исполняющего обязанности начальника отдела ОТ, ПиЭБ ФИО12, временно исполняющего обязанности начальника цеха N ФИО13, начальника ОКиСР ФИО14, председателя профкома ФИО15, членам комиссии приказано произвести расследование с последующим оформлением акта.

Актом расследования от (дата) установлено, что (дата) Иванов Д.Б., выйдя из дома, следуя по пути к месту остановки служебного автотранспорта, поскользнулся и упал. Комиссией дано заключение классифицировать полученную травму как несчастный случай по пути на работу, не связанный с производством. В качестве причины получения травмы указано: личная неосторожность пострадавшего.

(дата) Иванов Д.В. обратился к работодателю с заявлением от (дата), в котором просил считать недействительными объяснения от (дата), создать комиссию для расследования несчастного случая на производстве.

Из заявления Иванова Д.В. от (дата) следует, что (дата). он вышел из административного здания ГПУ и направился к служебному автомобилю. Пройдя несколько метров, он поскользнулся на замерзшей луже изо льда. Когда он после падения лежал на асфальте, к нему подошел охранник ФИО22, который помог ему подняться, уточнил о необходимости вызова машины скорой медицинской помощи. На его предложение он, Иванов Д.В., ответил отказом. Поскольку на травмированную ногу он наступить не смог, то о произошедшем инциденте доложил начальнику автоколонны N ФИО17 по телефону. После этого к нему прибыл водитель, перегнавший автомобиль на территорию УТТиСТ цех N, а он на попутном транспорте с водителем ФИО26, окончившим смену, добрался домой, где взял документы, и направился в ГКБ N 4, где ему был выставлен диагноз: ***. В связи с чем, просил создать комиссию для расследования несчастного случая на производстве.

Приказом ООО "Газпром добыча Оренбург" от (дата) назначена комиссия в составе главного инженера ФИО11, начальника отдела ОТ, ПиЭБ ФИО18, начальника ОКиСР ФИО14, старшего мастера РММ, председателя цехового комитета цеха N ФИО19, заместителя главного инженера по ОТ, ПиЭБ ГПУ (по согласованию) ФИО20 для расследования несчастного случая, связанного с производством, по заявлению Иванова Д.Б., поступившему (дата)

Актом N от (дата) о несчастном случае на производстве установлено, что водитель автомобиля ГАЗ-3102, ***, Иванов Д.Б., работающий в а/к N цеха N УТТиСТ ООО "Газпром добыча Оренбург", выйдя из административного здания и пройдя 10 около метров, поскользнулся на ровной асфальтированной очищенной от снега дорожки и упал. Охранник, выходивший из здания, увидел его лежащим на асфальте, помог подняться и дойти до машины, а также предложил вызвать скорую помощь. Иванов Д.Б. отказался от предложения вызвать скорую помощь и сообщил о случившемся начальнику автоколонны, который, в свою очередь, организовал перевозку пострадавшего в ОГКБ N 4, где ему была оказана первая медицинская помощь. Согласно медицинскому заключению ОГКБ N 4 Иванову Д.Б. выставлен диагноз: ***. В ходе расследования комиссией установлено, что водителем автомобиля Ивановым Д.Б. допущена личная неосторожность при движении по территории ГПУ, в результате которой он получил травмы.

Не согласившись с указанным актом, (дата) Ивановым Д.Б. подано обращение в Государственную инспекцию труда в Оренбургской области с требованием о проведении расследования несчастного случая на производстве.

С (дата) по (дата) главным государственным инспектором труда Государственной инспекции труда в Оренбургской области ФИО21 проведено дополнительное расследование несчастного случая, по итогам которого выдано заключение N от (дата).

Из указанного заключения следует, что несчастный случай с Ивановым Д.Б. квалифицируется как несчастный случай, связанный с производством, так как Иванов Д.Б. при получении травмы находился на территории работодателя в рамках трудовых отношений. Причинами, вызвавшими несчастный случай, являются личная неосторожность пострадавшего.

В связи с проведенным расследованием Государственной инспекцией труда в Оренбургской области (дата) начальнику УТТиСТ ООО "Газпром добыча Оренбург" выдано предписание N, обязывающее в срок до (дата) устранить нарушения трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, в том силе, оформить акт формы Н-1 о несчастном случае не производстве, произошедшем (дата) с водителем автомобиля Ивановым Д.Б. в полном соответствии с заключением Государственной инспекции труда в Оренбургской области от (дата); вновь составленный акт формы Н-1 вручить на руки Иванову Д.б. под подпись; отменить действия актов формы Н-1 N от (дата) и N от (дата)

С целью исполнения предписания Государственной инспекции труда в Оренбургской области от (дата) приказом ООО "Газпром добыча Оренбург" N от (дата) действие актов Н-1 N от (дата) и N от (дата) отменено.

(дата) утвержден акт N о несчастном случае на производстве, в котором также в качестве причин несчастного случая на производстве указано на личную неосторожность Иванова Д.Б., копия которого (дата) вручена Иванову Д.Б., о чем имеется его подпись.

Разрешая спор, суд первой инстанции, оценив представленные по делу доказательства в соответствии с требованиями ст.ст.56 и 67 Гражданского процессуального кодекса РФ, с учетом пояснений сторон и показаний допрошенных свидетелей, обоснованно пришел к выводу об отсутствия в действиях работодателя нарушений порядка проведения расследования, регламентированного ст.229.2 Трудового кодекса РФ, а также нарушений при оформлении заключения и составлении акта о несчастном случае. А также пришел к правильному выводу о том, что причиной несчастного случая явилась личная неосторожность Иванова Д.Б. и отсутствии вины работодателя.

Судебная коллегия соглашается с указанными выводами суда первой инстанции, поскольку они соответствуют фактическим обстоятельствам дела и требованиям закона.

Статьей 230 ТК РФ предусмотрено, что в акте о несчастном случае на производстве должны быть подробно изложены обстоятельства и причины несчастного случая, а также указаны лица, допустившие нарушения требований охраны труда. В случае установления факта грубой неосторожности застрахованного, содействовавшей возникновению вреда или увеличению вреда, причиненного его здоровью, в акте указывается степень вины застрахованного в процентах, установленная по результатам расследования несчастного случая на производстве.

Действующим законодательством под грубой неосторожностью понимается такое поведение потерпевшего, когда он предвидел или должен был предвидеть возможность причинения ему вреда, но легкомысленно надеялся избежать этого или безразлично относился к возможности причинения вреда. Грубая неосторожность предполагает предвидение потерпевшим большей вероятности наступления вредоносных последствий своего поведения и наличие легкомысленного расчета, что они не наступят.

В данном случае в акте о несчастном случае на производстве N грубая неосторожность потерпевшего Иванова Д.Б. не установлена, степень его вины не устанавливалась, установлена личная неосторожность пострадавшего.

Так, из акта о несчастном случае на производстве N следует, что пешеходная дорожка, ведущая от проезжей части к входу в административное здание, на которой произошло падение Иванова Д.Б., асфальтированная, ровная, шириной 7,15 м., длиной 33,5 м. Из объяснений Иванова Д.Б. и ФИО22 следует, что на асфальтированной дорожке возле проезжей части с левой стороны относительно выхода из здания имелась наледь, размером 0,5х0,5 м.

Таким образом, Иванов Д.Б. при движении по асфальтированной дорожке указанного размера имел реальную возможность предвидеть наступление вредоносных последствий в виде падения на наледи и избежать их путем обхода имеющейся на дорожке наледи. Доказательств того, что другого места для прохода либо возможности обойти наледь не имелось, материалы дела не содержат.

При этом довод истца о его нахождении в спецодежде, которой его обеспечил работодатель, не влияет на правильность выводов комиссии по расследованию несчастного случая на производстве, не опровергает выводов комиссии и решения суда о причинах несчастного случая, произошедшего с Ивановым Д.Б.

Доводы апелляционной жалобы о неоказании Иванову Д.Б. медицинской помощи судебной коллегией отклоняются, поскольку они опровергаются материалами дела, а также пояснениями самого Иванова Д.Б.

Судом первой инстанции в этой части дана оценка позиции истца, мотивированы причины несогласия с ней, а доводы апелляционной жалобы сводятся к несогласию с оценкой судом представленных сторонами доказательств и направлены на переоценку фактических обстоятельств дела. Тогда как судом апелляционной инстанции оснований для переоценки выводов суда не усматривается.

Кроме этого, акт о несчастном случае на производстве N от (дата) оформлен на основании предписания N от (дата), которым предписано оформить акт формы Н-1 на производстве, произошедшем (дата) с Ивановым Д.Б. в полном соответствии с заключением Государственной инспекции труда в Оренбургской области от (дата), что работодателем было исполнено, в том числе в указании причины несчастного случая: личная неосторожность пострадавшего. Истец, предъявляя иск об установлении отсутствия в его действиях неосторожности и исключения из акта N указания на это, не оспорил заключение Государственного инспектора труда в Оренбургской области от (дата) и предписание N от (дата), на основании которых составлен акт N, данные акты незаконными не признаны.

Требования об установлении вины работодателя в произошедшем несчастном случае истцом не заявлялись, поэтому доводы апелляционной жалобы о вине работодателя в произошедшем несчастном случае не могут быть приняты во внимание.

Также, судебная коллегия соглашается с выводами суда, что истцом не представлено доказательств того, что указание в акте о несчастном случае на производстве N от (дата) на его личную неосторожность, нарушает его права. Ссылка в апелляционной жалобе на то, что это может повлиять на выплату по коллективному договору, доказательствами не подтверждено.

В связи с чем, суд пришел к обоснованному выводу об отказе в удовлетворении исковых требований в части отсутствия в действия Иванова Д.Б. неосторожности при несчастном случае от (дата), исключении из акта N о несчастном случае на производстве от (дата) сведений о личной неосторожности Иванова Д.Б.

Вместе с тем судебная коллегия не может согласиться с выводами суда первой инстанции в части отказа истцу в иске о взыскании компенсации морального вреда исходя из следующего.

Истец в качестве основания компенсации морального вреда ссылается на то, что работодателем не было обеспечено своевременное и должное расследование несчастного случая на производстве, бездействие ответчика.

В силу ст.22 ТК РФ работодатель обязан возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Согласно ст.237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

В пункте 63 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" разъяснено, что поскольку Кодекс не содержит каких-либо ограничений для компенсации морального вреда и в иных случаях нарушения трудовых прав работников, суд в силу статей 21 (абзац четырнадцатый части первой) и 237 Кодекса вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе и при нарушении его имущественных прав (например, при задержке выплаты заработной платы).

Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

В судебном заседании установлено, что работодатель без установленных законом оснований в акте расследования несчастного случая от (дата) полученную истцом травму квалифицировал как несчастный случай по пути на работу, не связанный с производством. Указанные действия работодателя ООО "Газпром добыча Оренбург" привели к нарушению трудовых прав Иванова Д.Б. на проведение объективного расследование причин и условий несчастного случая, произошедшего с работником. Указанные нарушения были устранены ООО "Газпром добыча Оренбург" лишь после обращения Иванова Д.Б. в Государственную инспекцию труда в Оренбургской области с заявлением о несогласии с проведенным работодателем расследования несчастного случая.

В связи с чем, судебная коллегия полагает, что действиями работодателя нарушены трудовые права Иванова Д.Б. на своевременное и правильное оформление произошедшего с ним несчастного случая как связанного с производством и составление соответствующего акта, поэтому причиненный вред подлежит возмещению.

Определяя размер компенсации, судебная коллегия исходит из характера нарушения работодателем трудовых прав истца, степени нравственных страданий истца, а также фактических обстоятельств дела и индивидуальных особенности истца, требований разумности и справедливости, и приходит к выводу о взыскании с ООО "Газпром добыча Оренбург" в пользу Иванова Д.Б. компенсации морального вреда в размере ***

Поскольку судом первой инстанции, изложенные выше обстоятельства, приняты во внимание не были, был неправильно применен материальный закон, что повлекло за собой принятие незаконного и необоснованного решения в части требований о взыскании компенсации морального вреда, судебная коллегия полагает необходимым отменить решение суда в этой части и принять новое решение о частичном удовлетворении исковых требований.

Руководствуясь ст.ст.328 - 330 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Ленинского районного суда г.Оренбурга от (дата) отменить в части отказа Иванову Д.Б. в удовлетворении требований о взыскании компенсации морального вреда, вынести новое решение.

Исковые требования Иванова Д.Б. к ООО "Газпром добыча Оренбург" о компенсации морального вреда удовлетворить частично.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью "Газпром добыча Оренбург" в пользу Иванова Д.Б. компенсацию морального вреда в размере ***.

В остальной части решение Ленинского районного суда г.Оренбурга от (дата) оставить без изменения, апелляционную жалобы Иванова Д.Б. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.