Апелляционное определение СК по гражданским делам Новосибирского областного суда от 04 июля 2017 г. по делу N 33-6273/2017

 

Судебная коллегия по гражданским делам Новосибирского областного суда в составе:

председательствующего Власкиной Е.С.,

судей Вегелиной Е.П., Дмитриевой Л.А.,

с участием прокурора Трифоновой М.К.,

при секретаре Ф.И.О.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Новосибирске 04 июля 2017 года дело по апелляционной жалобе Ф.И.О. на решение Октябрьского районного суда г. Новосибирска от 28 марта 2017 года, которым постановлено:

Отказать в удовлетворении исковых требований Ф.И.О. к закрытому акционерному обществу "Стоматологическая поликлиника N" о восстановлении на работе, признании приказа об увольнении незаконным, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Новосибирского областного суда Вегелиной Е.П., объяснения Ф.И.О., поддержавшей доводы апелляционной жалобы, возражения представителя ЗАО "Стоматологическая поликлиника N" Ф.И.О., заключение прокурора Трифоновой М.К., полагавшей решение суда подлежащим оставлению без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Ф.И.О. обратилась в суд с иском к ЗАО "Стоматологическая поликлиника N" с учетом уточнений (л.д. 40-41) о восстановлении ее в ЗАО "Стоматологическая поликлиника N" в должности сторожа по совместительству, признать незаконным приказ от ДД.ММ.ГГГГ об увольнении, взыскать с ответчика в пользу истца сумму среднего заработка за время вынужденного прогула, начиная с ДД.ММ.ГГГГ по дату подачи искового заявления в суд ДД.ММ.ГГГГ в размере 6387,21 руб., а также с ДД.ММ.ГГГГ по дату вынесения решения суда и компенсации морального вреда в размере 20000 руб.

В обоснование своих требований указала, что с ДД.ММ.ГГГГ была принята на должность сторожа по совместительству в ЗАО "Стоматологическая поликлиника N". С ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ истец находилась в отпуске по беременности и родам. Когда она принесла листок нетрудоспособности, подтверждающий ее нахождение в отпуске по беременности и родам, ей было вручено уведомление от ДД.ММ.ГГГГN о предстоящем увольнении в связи с приемом сотрудника, для которого работа будет основной. Приказом N от ДД.ММ.ГГГГ трудовой договор с Ф.И.О. был расторгнут ДД.ММ.ГГГГ на основании ст. 288 ТК РФ, в связи с приемом на работу работника, для которого эта работа будет являться основной. Свое увольнение считает незаконным, так как работодателем был нарушен установленный трудовым законодательством порядок увольнения, а именно предусмотренный ст. 288 ТК РФ, работодатель в письменной форме предупреждает работника не менее чем за две недели до прекращения трудового договора. Ответчик уведомил истца и произвел увольнение истца ДД.ММ.ГГГГ, то есть в период нахождения истца в отпуске по беременности и родам, что является нарушением требований действующего законодательства. При этом, в силу ст. 81 ч. 6 ТК РФ увольнение работника по инициативе работодателя в период временной нетрудоспособности и в период нахождения в отпуске не допускается. По утверждению Ф.И.О. за время вынужденного прогула с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, что составляет 78 рабочих часов, неполученный заработок истца составил 6387 руб. 21 коп. Будучи беременной, истица устроилась на основное место работы с заработной платой в 4000 руб. в месяц, работа у ответчика Ф.И.О. очень нравилась, находилась рядом с домом, заработная плата выплачивалась регулярно в полном объеме, условия труда нормальные, прекрасный коллектив, она ценила работу, потеря работы лишила истца большей части ежемесячного дохода. Более того, с учетом того, что беременность протекала очень тяжело и закончилась преждевременными родами и ребенок после рождения на 12 день умер в больнице ДД.ММ.ГГГГ, истец находилась в подавленном состоянии и сообщением о предстоящем увольнении, когда вручили уведомление, ДД.ММ.ГГГГ стали причиной нравственных страданий, Ф.И.О. был причинен моральный вред, который она оценивает в 20000 руб.

Судом постановленовышеуказанное решение, с которым не согласна Ф.И.О. В апелляционной жалобе просит решение отменить, принять по делу новое решение, которым ее исковые требования удовлетворить.

В апелляционной жалобе указывает, что не согласна с выводами суда, что расторжение трудового договора по основаниям ст. 288 ТК РФ не относится к расторжению трудового договора по инициативе работодателя, а соответственно, не действует запрет на увольнение работника в период временной нетрудоспособности. Исходя из смысла ст. 288 ТК РФ, работодатель имеет преимущественное право в одностороннем порядке принять решение о приеме на работу другого лица, для которого она будет основной, в связи с чем, с соблюдением установленных данной нормой требований, он вправе прекратить трудовой договор с совместителем, при этом инициативы либо согласия работника-совместителя на такое увольнение не требуется. Следовательно, увольнение работника по такому основанию осуществляется по инициативе работодателя.

Полагает, что суд неправильно истолковал закон и неверно определилподлежащие применению нормы материального права.

Судом не принято во внимание, что, несмотря на содержащееся в трудовом договоре условие о том, что работа для истца у ответчика является работой по совместительству, трудовой договор не содержит указаний на то, что работник работает в режиме неполного рабочего дня.

Также судом не принято во внимание, что уведомление о предстоящем увольнении не содержало точной даты увольнения истца.

Ссылаясь на ч. 6 ст. 81 ТК РФ, указала на то, что она была уволена в период временной нетрудоспособности, что не допустимо.

Проверив материалы дела на основании ст. 327.1 ГПК РФ в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Из материалов дела усматривается, что Ф.И.О. на основании трудового договора N от ДД.ММ.ГГГГ работала в должности сторожа в ЗАО "Стоматологическая поликлиника N" по совместительству.

С ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГФ.И.О. находилась в отпуске по беременности и родам, что подтверждается листком нетрудоспособности.

ДД.ММ.ГГГГФ.И.О. уведомлена о предстоящем расторжении с ней договора по совместительству, в связи с принятием работника на должность сторожа, для которого эта работа будет являться основной. Факт уведомления ее работодателем Ф.И.О. не отрицала.

Приказом ЗАО "Стоматологическая поликлиника N" от ДД.ММ.ГГГГNФ.И.О. уволена с должности сторожа, внешнего совместителя ДД.ММ.ГГГГ на основании ст. 288 Трудового кодекса РФ, в связи с приемом на работу сотрудника, для которого эта работа будет являться основной с Ф.И.О.

Отказывая в удовлетворении требований Ф.И.О., суд первой инстанции, исходил из того, что требования положений ст. 288 ТК РФ о предупреждении работника, являющегося совместителем, о предстоящем увольнении в связи с приемом на работу работника, для которого эта работа будет являться основной, работодателем выполнены. Тот факт, что увольнение Ф.И.О. с должности совместителя оформлено работодателем в период ее нахождения на листке нетрудоспособности при соблюдении порядка увольнения, предусмотренного ст. 288 ТК РФ, не свидетельствует о незаконности действий ответчика и нарушении прав истца на труд.

Судебная коллегия находит выводы суда не противоречащими нормам материального права и фактическим обстоятельствам дела.

С доводами апелляционной жалобы о том, что увольнение истца является незаконным, произведено в период временной нетрудоспособности Ф.И.О., судебная коллегия не может согласиться, поскольку перечень оснований расторжения трудового договора по инициативе работодателя приведен в ч. 1 ст. 81 ТК РФ, в котором отсутствует основание прекращения трудового договора с лицом, работающим по совместительству. Установленный ст. 81 ТК РФ запрет на увольнение работника в период временной нетрудоспособности на рассматриваемый случай не распространяется. В данном случае увольнение Ф.И.О., как лица, работающего по совместительству, осуществлено не по инициативе работодателя, а в связи с приемом на работу работника (Ф.И.О.), для которого эта работа будет являться основной.

Согласно ст. 288 ТК РФ помимо оснований, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами, трудовой договор, заключенный на неопределенный срок с лицом, работающим по совместительству, может быть прекращен в случае приема на работу работника, для которого эта работа будет являться основной, о чем работодатель в письменной форме предупреждает указанное лицо не менее чем за две недели до прекращения трудового договора.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда о том, что для совместителей установлено изъятие из правила о недопустимости увольнения работника в период временной нетрудоспособности, как это предусмотрено в ч. 6 ст. 81 ТК РФ.

Основным требованием к работодателю по смыслу ст. 288 ТК РФ является предупреждение работника, являющегося совместителем, о предстоящем увольнении в связи с приемом на работу работника, для которого эта работа будет являться основной, не менее чем за две недели до прекращения трудового договора.

Такое требование, как установлено судом первой инстанции, ответчиком ЗАО "Стоматологическая поликлиника N" выполнено, за несколько месяцев до увольнения, то есть ДД.ММ.ГГГГФ.И.О. уведомлена о предстоящем расторжении с ней договора по совместительству, в связи с принятием работника на должность сторожа, для которого эта работа будет являться основной. Факт уведомления ее работодателем Ф.И.О. не отрицала. То обстоятельство, что уведомление о предстоящем увольнении не содержало точной даты увольнения истца, не влияет на отмену решения, поскольку увольнение произведено не менее чем за две недели до прекращения трудового договора. Истцу предоставлялся существенный промежуток времени и возможность для поиска нового места работы по совместительству.

Таким образом, судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции о необоснованности заявленных истцом требований, поскольку нарушений трудового законодательства в действиях ответчика не усматривается, порядок увольнения, исходя из содержания ст. 288 ТК РФ, был полностью соблюден.

Что касается доводов жалобы о том, что трудовой договор не содержит указаний на то, что работник работает в режиме неполного рабочего дня, то они не могут быть приняты во внимание, поскольку из совокупности доказательств (условий трудового договора от ДД.ММ.ГГГГ, приказа о приеме на работу N от ДД.ММ.ГГГГ, содержанием искового заявления) следует, что Ф.И.О. была принята на работу к ответчику внешним совместителем, сторожем, при этом ей был установлен соответствующий данной должности режим рабочего времени.

Иные доводы жалобы не содержат каких-либо обстоятельств, которые не были бы предметом исследования суда или опровергали выводы судебного решения, направлены на иную оценку обстоятельств дела, а потому не могут служить основанием к отмене решения суда.

Таким образом, выводы, приведенные в оспариваемом решении, судебная коллегия находит правильными, должным образом мотивированными, основанными на анализе и соответствующей правовой оценке фактических обстоятельств дела и имеющихся в деле доказательств, верном применении норм материального права. Основания для отмены решения суда, исходя из доводов апелляционной жалобы, отсутствуют.

Руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Октябрьского районного суда г. Новосибирска от 28 марта 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи