Мустаким (Moustaquim) против Бельгии. Постановление Европейского Суда по правам человека от 18 февраля 1991 г.

Мустаким против Бельгии


Подданный Марокко г-н Мустаким жил в Бельгии с 1965 года (с возраста, когда ему был один год) вместе со своими родителями и семью братьями и сестрами. 9 ноября 1982 г. он был признан виновным в 22 правонарушениях (среди прочего, кража при отягчающих обстоятельствах и торговля крадеными вещами), которые были совершены между февралем и декабрем 1989 года, и апелляционный суд Льежа приговорил его к двадцати шести месяцам тюремного заключения.

Невзирая на мнение Комитета по делам иностранцев, который заявил, что депортация г-на Мустакима будет "нецелесообразной", хотя и обоснованной с правовой точки зрения, 28 февраля 1984 г. был утвержден проект королевского предписания на депортацию в связи с тем, что заявитель представлял собой угрозу обществу и серьезно нарушил общественный порядок.

Действуя как представитель заявителя, отец г-на Мустакима написал Королеве прошение о ее вмешательстве на стороне сына. Его прошение было отклонено. И предписание к депортации было подписано 22 марта 1984 года. Заявление о приостановлении исполнения предписания о высылке и заявление о признании его недействительности были отклонены Государственным советом соответственно 22 июня 1984 г. и 16 октября 1985 г.

Г-н Мустаким был депортирован в июне 1984 г., вскоре после того, как был освобожден из заключения (апрель 1984 г.). Он проживал сначала в Испании, затем - в Греции и, в конечном счете, обосновался в Стокгольме, где безвыездно проживал до 20 января 1990 г., когда он переехал в Бельгию на основе королевского предписания от 14 декабря 1989 г., разрешавшего ему вернуться на условный период проживания в течение двух лет.

Поскольку приостановление действия предписания о депортации не компенсировало последствия, которым заявитель в силу его действия подвергался в течение 5 лет, Суд принял решение, что дело не лишено оснований. Ввиду того, что вменяемая мера имела своим последствием отделение заявителя от остальной части его семьи на более, чем пять лет. Суд обратил внимание на то, что вмешательство государственного органа в право на уважение семейной жизни в смысле Ст.8-1 имело место. Было необходимо установить, удовлетворяло ли такое вмешательство требованиям, определенным в Ст.8-2 ЕКПЧ.

Суд признал, что предписание о высылке, которое было основано на Разделах 20 и 21 Закона 15 декабря 1980 года о въезде, проживании, получении разрешения на постоянное проживание и депортации иностранцев, было предусмотрено законом и преследовало законную цель "предотвращения беспорядков". Суд серьезно отнесся к обеспокоенности государства-участника по поводу поддержания общественного порядка, в частности, в отношении контроля над въездом, проживанием и депортацией иностранцев, как устоявшейся практики международного права. Тем не менее, он подчеркнул, что в случаях, когда соответствующие решения представляли собой вмешательство в права, защищенные Ст.8-1 ЕКПЧ, следует обосновать "насущную общественную необходимость". Кроме того, они должны быть "соразмерны преследуемой законной цели".

В данном деле инкриминировавшиеся заявителю правонарушения относились к тому времени, когда он был несовершеннолетним: поэтому прошел сравнительно продолжительный период между этими правонарушениями и предписанием о депортации. Г-н Мустаким провел всю свою жизнь в Бельгии, посетив страну своего происхождения только дважды. Все его родственники жили в Бельгии, один из его старших братьев получил бельгийское гражданство, а три младших брата родились уже в Бельгии. В свете всех этих факторов Суд пришел к выводу, что предписание о депортации нарушило семейную жизнь заявителя несоразмерным образом по отношению к преследуемой цели, установленной законом. Соответственно, вмешательство в его семейную жизнь не было "необходимо в демократическом обществе", и, следовательно, было нарушение Ст.8 ЕКПЧ.

Что касается жалобы г-на Мустакима на то, что он является жертвой дискриминации по признаку своего гражданства (предполагаемое нарушение Ст.14, взятой совместно со Ст.8 ЕКПЧ), Суд напомнил, что Ст.14 ЕКПЧ направлена на защиту уже находящихся в одинаковом положении индивидуумов против дискриминационных различий обращения в отношении пользования правами и обязанностями, признанными Конвенцией и Протоколами.

В данном случае статус заявителя не может сравниваться со статусом являющихся гражданами Бельгии несовершеннолетних нарушителей, обвиняемых в подобных правонарушениях: Ст.3 Протокола 4 ЕКПЧ предоставляет последним право оставаться в своей собственной стране и право не быть высланным из нее. Суд также подчеркнул, что статус преференциального обращения с гражданами других членов Европейских сообществ также объективно и разумно обоснован, поскольку Бельгия и эти государства формируют особый правовой порядок. Поэтому Суд пришел к выводу, что нарушения Ст.14 ЕКПЧ, взятой вкупе со Ст.8 ЕКПЧ, не было.



Перевод на русский язык осуществлен с английского текста с использованием его французской версии кандидатом юридических наук, магистром права и дипломатии Сергеем А. Беляевым


Автор перевода благодарит сотрудника Европейской Комиссии за Демократию через Право Сергея Кузнецова за оказанную помощь.


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.