Вебер (Weber) против Швейцарии. Постановление Европейского Суда по правам человека от 22 мая 1990 г.

Вебер против Швейцарии


Заявитель проживает в г.Кларенс (кантон Вод) и является журналистом. В 1980 г. он предъявил иск за клевету автору "письма читателя", которое было опубликовано газете "Эст водуа". 2 мая 1982 г. - в то время, когда следствие продолжалось, он провел пресс-конференцию, на которой сообщил аудитории о проводимом разбирательстве. Заявитель также сделал заявление, что следственный судья округа Вевей-Лаво дал ему указание представить счета различных организаций, которыми заявитель руководит, вследствие чего он сделал отвод этому судье и направил на него жалобу. Заявитель уже придал огласке часть этой информации на пресс-конференции, проведенной в Берне 11 мая 1981 года.

В апреле 1982 г. председатель уголовной кассационной палаты суда кантона Вод взыскал с заявителя штраф в размере 300 швейцарских франков за разглашение сведений конфиденциального характера о ведущемся следствии на второй пресс-конференции, квалифицируя разглашение как нарушение Уголовно-процессуального кодекса (Ст.184 и 185). Заявитель направил жалобу по этому поводу в уголовную кассационную палату, которая, проведя заседание за закрытыми дверями, единогласно оставила ее без удовлетворения. Жалоба заявителя в Федеральный суд Швейцарии также была безрезультатной.

Заявитель обжаловал то, что президент уголовной кассационной палаты суда кантона Вод, а затем и сама кассационная палата вынесли решение без того, чтобы предварительно провести какие-либо публичные слушания в нарушение права на справедливое судебное разбирательство (Ст.6-1 ЕКПЧ).

Суд, во-первых, счел, что расследование было уголовным по своему характеру в смысле Ст.6-1 ЕКПЧ. В отличие от судей, адвокатов и других лиц, связанных с работой судов, которые были бы дисциплинарно ответственны в силу своей профессии, "стороны" принимают участие в производстве как субъекты, подпадающие по юрисдикцию судов. Поскольку Ст.185 Уголовно-процессуального кодекса кантона Вод потенциально касается всего населения, правонарушение, которое на его основе было квалифицировано и санкционировано, являлось "уголовным" по своему характеру согласно целям данных критериев. Более того, по отношению к этой санкции Суд подчеркнул, что наказание в силу удовлетворения иска (500 швейц. франков, которые могут быть при определенных обстоятельствах обращены в меру наказания в виде лишения свободы) было достаточно суровым, чтобы квалифицировать вменяемое заявителю правонарушение как уголовное.

В дополнение к этому Суд счел, что швейцарская оговорка*(9) к Ст.6-1 ЕКПЧ не имеет силы в данном случае. Упущение со стороны правительства Швейцарии, не включившего "краткого изложения законодательства, о котором идет речь", было расценено как нарушение "существенного условия ", а не чисто "формального требования".

Суд перешел затем к рассмотрению вопроса о том, имело ли нарушение Ст.6-1 ЕКПЧ - права на справедливое судебное разбирательство. Президент уголовной кассационной палаты, сама палата рассмотрели дело без публичных слушаний. По мнению суда, тот факт, что разбирательство в Федеральном суде было публичным, не восполнил недостатки двух предыдущих уровней разбирательства. Перед лицом публично-правовой жалобы Федеральный суд мог удостовериться только в том, имело или нет место нарушение законности (процессуального права).

Заявитель также указывал то, что его осуждение и наказание денежного штрафа нарушили Ст.10 ЕКПЧ - свободу выражения.

Суд отметил, что осуждение и наказание представляли собой явное нарушение государственным органом, "предусмотренное законом" в отношении осуществления заявителем своего права на свободу выражения.

Что касается обоснованности законом преследуемой цели, то применяемая в отношении заявителя Ст.185 была направлена на обеспечение соответствующего характера следствия и была, тем самым, предназначена для защиты авторитета и беспристрастности судебной системы.

В отношении необходимости вмешательства "в демократическом обществе" Суд отметил, что 2 марта 1982 года заявитель в принципе повторил, что он сказал 11 мая 1981 года. Он только добавил два новых элемента информации, но президент уголовной кассационной палаты обосновал свое решение мотивами разглашения сведений, которое уже имело место на первой пресс-конференции. Интерес к сохранению конфиденциальности фактов, которые уже стали достоянием гласности, 2 марта 1982 г. уже отсутствовал. В дополнение, производство следствия было уже практически закончено к этой дате.

Перед лицом специфических обстоятельств этого дела Суд пришел к заключению, что ввиду осуждения и взыскания штрафа, осуществление заявителем его права на свободу выражения подверглось вмешательству, которое не было "необходимым в демократическом обществе".


-------------------------------------------------------------------------

*(9) Речь идет об оговорках, которые могут быть сделаны государствами-участниками при подписании Конвенции. Предполагается, что в ссылки в оговорках на внутригосударственное законодательство должны сопровождаться текстами законодательных актов.



Перевод на русский язык осуществлен с английского текста с использованием его французской версии кандидатом юридических наук, магистром права и дипломатии Сергеем А. Беляевым


Автор перевода благодарит сотрудника Европейской Комиссии за Демократию через Право Сергея Кузнецова за оказанную помощь.


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.