Костовски (Kostovski) против Нидерландов. Постановление Европейского Суда по правам человека от 20 ноября 1989 г.

Костовски против Нидерландов


Г-н Слободан Костовски, 1953 г.р., имел за собой весьма длинный перечень правонарушений. Он совершил совместно с другими заключенными в августе 1981 г. побег из тюрьмы в Нидерландах и был обнаружен только в апреле следующего года.

В январе 1982 г. три человека в масках совершили вооруженное разбойное нападение на банк в г.Баарн. Некоторое время спустя в полицию явились два человека, которые предпочли не раскрывать свои личности по причине страха за возможную месть, и сделали заявления с обвинением заявителя и некоторых других лиц в разбойном нападении.

Следственный судья провел вслед за этим в отсутствии прокурора и заявителя с его защитником допрос одного из свидетелей, подтвердившего свое предшествующее заявление. Защитнику заявителя была затем предоставлена возможность задать через следственного судью письменные вопросы свидетелю, но большинство вопросов или не было поставлено, или на них не был дан ответ с тем, чтобы сохранить его/ее анонимность.

Суд округа Утрехта приговорил в сентябре 1982 года заявителя и его сообщников по вооруженному нападению к шести годам тюремного заключения каждого. Анонимные свидетели, личности которых были известны прокурору, не были допрошены на судебном заседании. Окружной суд обосновал свое заключение на протоколах показаний, составленных полицией и следственными судьями в ходе допросов свидетелей, которые он признал в качестве доказательств и расценил как решающие и достоверные.

Приговор и срок заключения заявителю и его сообщникам был оставлен в силе после нового рассмотрения дела в мае 1983 г. апелляционным судом Амстердама, где вышеуказанные протоколы были также приняты в качестве доказательств.

Верховный суд оставил в сентябре 1984 года жалобу заявителя без рассмотрения.

Суть жалобы заявителя заключалась в том, что он не имел справедливого судебного разбирательства по той причине, что в качестве доказательства были использованы протоколы показаний анонимных свидетелей.

Суд подчеркнул, прежде всего, что в его задачу не входит формулирование мнения, были ли эти показания правомерно допущены и оценены судами Нидерландов, но, прежде всего проверка того, что разбирательство, взятое как целое, включая то, каким образом доказательства были получены, было справедливым.

В принципе все доказательства должны, как напомнил Суд, быть представлены обвиняемому в ходе публичных слушаний в целях обеспечения состязательности процесса. Однако, показания, полученные на досудебной стадии рассмотрения, могут использоваться как доказательства при том условии, что права защиты были соблюдены. Как правило, эти права требовали, чтобы обвиняемому была предоставлена адекватная и надлежащая возможность лично на каком-либо этапе разбирательства делать отводы и допрашивать свидетелей, показывающих против него.

С точки зрения Суда, такая возможность не была предоставлена в данном случае. Ни на одном из этапов следствия неизвестные свидетели не были допрошены самим заявителем или по его поручению. Кроме того, вопросы, которые защита смогла задать тем, кто допрашивал свидетелей и, косвенно, одному из свидетелей, носили ограниченный характер по причине решения сохранить анонимность свидетелей. Эта черта дела усугубила сложности, встреченные заявителем: если защита не знала личность свидетелей, она не могла доказать, что он (или она) был предвзят, враждебен или неправдив.

Более того, Суд не счел, что разбирательство, проведенное на уровне судебных органов, восстановило равновесие, нарушенное в ущерб защите. Судьи, принимавшие участие в заседаниях, не видели свидетелей и не могли составить собственное представление о достоверности их показаний. В дополнение к этому, только один из свидетелей был допрошен следственным судьей, но личность свидетеля ему была неизвестна.

Признавая смысл ссылок правительства на значимость роста запугиваний свидетелей и необходимости равновесия между различными присутствующими интересами, Суд счел, что право на добросовестное отправление правосудия не может быть принесено в жертву быстроте. Использование показаний анонимных заявлений как достаточных доказательств для вынесения обвинительного приговора, как в данном случае, отличается от вопроса о допустимости в стадии предварительного следствия таких источников, как анонимные информанты. В первом случае присутствует ущемление прав защиты, что является несовместимым с гарантиями справедливого судебного разбирательства в смысле Ст.6. Поэтому суд пришел к выводу, что нарушение Ст.6-3-d (право допрашивать свидетелей), взятой совместно со Ст.6-1 ЕКПЧ (право на справедливое судебное и публичное разбирательство независимым и беспристрастным судом), имело место.



Перевод на русский язык осуществлен с английского текста с использованием его французской версии кандидатом юридических наук, магистром права и дипломатии Сергеем А. Беляевым


Автор перевода благодарит сотрудника Европейской Комиссии за Демократию через Право Сергея Кузнецова за оказанную помощь.


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.