Ф. против Швейцарии (F. v. Switzerland). Постановление Европейского Суда по правам человека от 18 декабря 1987 г.

Ф. против Швейцарии


Ф., который был дважды разведен, вновь женился 26 февраля 1983 г., примерно 6 недель спустя после знакомства со своей будущей супругой. 11 марта 1983 года он обратился с заявлением о расторжении брака в гражданский суд Лозанны. Суд удовлетворил заявление о расторжении брака 21 октября и наложил на заявителя обязательство не вступать в брак течение срока трех лет, применяя ст.150 Гражданского кодекса Швейцарии, в котором говорится:

"Когда предоставляется развод, Суд определяет период от одного до двух лет, в течение которого виновная сторона не имеет права вновь вступать в брак; когда развод предоставляется за супружескую неверность, этот период может достигать трех лет. ..."

Ф безуспешно пытался обжаловать это решение в апелляционном суде кантона Вод, а затем в Федеральном суде. Он женился в четвертый раз 23 января 1987 г. Один месяц спустя от этого брака родился ребенок.

Суд отметил, что право вступать в брак и создавать семью, гарантированное Ст.12 ЕКПЧ, ведет к последствиям персонального, социального и правового характера. Оно подпадает под действие национального права государств-участников Конвенции, но ограничения, вводимые на его применение, не должны сокращать или сужать право таким образом и в такой степени, чтобы сама суть права была искажена.

Суд счел, что к запрету, наложенному на заявителя, применяются нормы, регулирующие право на брак, ибо Ст.12 ЕКПЧ не проводит различия между вступлением в брак и новым заключением брака после развода.

Суд отметил, что период ожидания не существует более в законодательстве других государств-участников. В этом отношении Суд, отсылая к своему прецедентному праву, счел, что Конвенция должна толковаться в свете условий сегодняшнего дня. Однако, факт, что страна находится в изолированном положении в отношении одного аспекта своего законодательства, не означает неизбежно, что этот аспект противоречит Конвенции a fortiriori в области, которая настолько тесно связана в культурными и историческими традициями каждого общества и глубоко укоренившимися идеями о семейной ячейке.

Суд подчеркнул, что применяя оспариваемую меру, которая приравнивалась по сути дела к гражданской санкции, суд, постановивший решение о разводе, не ограничился устранением последствий распада семьи; он также оценил прошлое поведение заявителя с тем, чтобы прийти к выводам о его праве на новый брак.

Суд далее признал, что стабильность брака является законной целью, которая соответствует общественному интересу. Суд выразил, однако, сомнение, что конкретная мера, примененная в данном деле, была целесообразной для достижения этой задачи. В самой Швейцарии два комитета экспертов имели подобные сомнения, учитывая, что они рекомендовали, чтобы ст.150 Гражданского кодекса была аннулирована.

Во всяком случае Суд не может согласиться с аргументом правительства, что временный запрет на вступление в новый брак направлен на защиту прав других. Будущая супруга может считать, что она лично и прямо ущемлена мерой, направленной против заявителя. Поскольку она не была ни несовершеннолетней, ни физически слабой, ее права никоим образом не были защищены решением, о котором идет речь.

Суд, кроме того, отметил, что ожидаемый ребенок также может быть задет отрицательными последствиями такого запрета. Конечно, концепция "незаконнорожденного ребенка" не существует более в швейцарском праве, но дети, родившиеся вне брака, могут, тем не менее, страдать от некоторых предрассудков и тем самым быть социально ущемлены. При том положении, когда ребенок заявителя был рожден месяц спустя после брака родителей, смерть одного из них и даже промедление в исполнении правовых формальностей могла бы быть достаточной, чтобы рассматривать его как родившегося вне семьи.

Суд отклонил аргумент, что налагаемый срок будет заставлять заинтересованное лицо использовать это время для размышлений и тем самым защитит его против него самого, поскольку этот аргумент не имеет существенного веса в отношении лица, достигшего зрелости и обладающего здравым рассудком. Всякие сравнения с периодом ожидания, требуемым перед судебным расторжением брака, были также расценены в данном случае как неадекватные. Суд счел эти две ситуации в основе своей различными.

Исходя из этого, обжалуемая мера, которая затрагивает саму суть права на брак, является несоразмерной в отношении преследуемой установленной законом цели. Следовательно, нарушение Ст.12 ЕКПЧ имело место.



Перевод на русский язык осуществлен с английского текста с использованием его французской версии кандидатом юридических наук, магистром права и дипломатии Сергеем А. Беляевым


Автор перевода благодарит сотрудника Европейской Комиссии за Демократию через Право Сергея Кузнецова за оказанную помощь.


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение