Ван дер Мусселе (Van der Mussele) против Бельгии. Постановление Европейского Суда по правам человека от 23 ноября 1983 г.

Ван дер Мусселе против Бельгии


Г-н Ван дер Мусселе занимался адвокатской практикой в Антверпене. 31 июля 1979 г., еще являясь стажером, он был официально назначен отделом правовой помощи и защиты адвокатской ассоциации Антверпена защищать г-на Эбрима, гражданина Гамбии. Г-н Эбрима, обвинительный приговор которому суда первой инстанции был оставлен в силе апелляционной инстанцией, был освобожден из-под стражи 17 декабря 1979 г. в силу ходатайств, принесенных заявителем в его пользу в министерстве юстиции.

На следующий день отдел правовой помощи и защиты адвокатской ассоциации Антверпена сообщил г-ну Ван дер Муссле, что освобождает его от ведения дела и что ввиду неплатежеспособности г-на Эбрима ему не будут выплачены гонорар и издержки по ведению дела.

Заявитель утверждал, что в течение трех лет своего стажа он действовал как назначенный адвокат приблизительно в 50 делах.

Суд должен был определить, стал ли заявитель жертвой нарушения Ст.4 ЕКПЧ (запрет рабства и принудительного или обязательного труда) ввиду того, что его труд не оплачивался.

Суд, прежде всего, отметил, что текст Ст.4-2 ЕКПЧ не дает определения, что означает термин "принудительный труд". Не теряя из вида особого характера и автономии Конвенции, Суд дал толкование Ст.4 ЕКПЧ в свете Конвенции 29 и 105 Международной Организации Труда, которые действуют почти во всех подписавших ЕКПЧ государствах-членах, включая Бельгию. Согласно Ст.2-1 Конвенции 29, термин "принудительный труд" означает "всякую работу или службу, требуемую от кого-либо под угрозой наказания и на которую это лицо не предложило добровольно своих услуг".

Применяя это определение, Суд счел, что, хотя "услуги", которые оказывались заявителем, могут оправданно рассматриваться как "работа" в смысле Ст.4 ЕКПЧ, ввиду отсутствия физического и психического принуждения они не могут рассматриваться как принудительные. Оставалось исследовать, могут ли они быть квалифицированы в качестве "обязательных".

Суд пришел к выводу в этой связи, что риск, которому бы подвергся заявитель, представлял бы собой "угрозу наказания", но он придал относительное значение аргументу, основанному на "предварительном согласии", данном заявителем в начале своей карьеры адвоката. Суд счел необходимым учесть все обстоятельства дела в свете принципа соразмерности и подразумеваемых целей Ст.4 ЕКПЧ.

Суд счел, что Ст.4-3 ЕКПЧ была поучительна в том отношении, что она содержала принципы, которые провели границы гарантированного Ст.4 ЕКПЧ права. Суд пришел к выводу, что все четыре категории "проведения границ" в Ст.4-3 ЕКПЧ, при всем их разнообразии, были основаны на общем интересе, социальной солидарности и том, что является нормальным или обычным ходом вещей. Он обратил особое внимание в данном деле, что Ст.4-3-d ЕКПЧ исключает из понятия "принудительного или обязательного труда" "работу или службу, которая входит в обычные гражданские обязанности". Суд продолжал далее, что услуги, оказанные в данном деле, не выходят за рамки круга нормальной деятельности адвоката. Кроме того, компенсаторным фактором являются преимущества, присущие профессии (исключительное право адвоката на участие в заседаниях и представительстве интересов). Суд также подчеркнул, что оказанные заявителем услуги по существу вносили вклад в его профессиональную подготовку, в такой же степени, как и дела, которые оплачивались клиентами. Более того, Суд признал, что оспариваемая обязанность, которая обеспечила г-ну Эбрима благополучный исход в рамках Ст.6-3 ЕКПЧ (право защищать себя), было основано на концепции социальной солидарности, в результате чего оно было аналогично "обычным гражданским обязанностям", на которые ссылается Ст.4-3 ЕКПЧ. Суд пришел в заключении к выводу, что бремя, наложенное на заявителя в отношении часов, уделенных делу г-на Эбрима, не было несоразмерным: всегда оставалось достаточно времени для осуществления его оплачиваемой работы. Хотя он, несомненно, страдал от некоторых предрассудков по причине отсутствия оплаты, вышеуказанные преимущества и относительно небольшие суммы расходов, понесенные им в данном деле способствовали выводу, что его услуги не могут характеризоваться как "принудительный труд" в смысле Ст.4 ЕКПЧ.

В заключении Суд напомнил два важных фактора. Во-первых. Заявитель фактически не опротестовывал принцип правовой помощи сам по себе, но скорее два аспекта его применения - неуплату гонораров и невозмещение расходов. Они были релевантными факторами, если сравнивать это положение с тем, что является соразмерным при нормальном ходе вещей. Во-вторых. Суд обратил внимание, что законодательство ряда государств-участников эволюционировало к использованию общественных средств для оплаты адвокатов или стажеров-адвокатов, назначенных представлять интересы неплатежеспособных сторон в делах.



Перевод на русский язык осуществлен с английского текста с использованием его французской версии кандидатом юридических наук, магистром права и дипломатии Сергеем А. Беляевым


Автор перевода благодарит сотрудника Европейской Комиссии за Демократию через Право Сергея Кузнецова за оказанную помощь.


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.