Кэмпбелл и Козенс (Campbell and Cosans) против Соединенного Королевства. Решение Европейского Суда по правам человека от 25 февраля 1982 г.

Кэмпбелл и Козенс против Соединенного Королевства


Когда г-жа Кэмпбелл обратилась в Комиссию, ее сын Гордон, посещал шотландскую государственную школу, где используются телесные наказания в целях поддержания дисциплины. Региональная академическая служба образования отказала в рассмотрении требований г-жи Кэмпбелл гарантии, чтобы ее ребенок не подвергался подобному наказанию. На практике за время своего пребывания в школе он никогда не наказывался таким образом.

В результате отказа подвергнуться телесному наказанию сын г-жи Козенс, Джеффри, был временно исключен в сентябре 1976 г. из государственной школы в Шотландии. В январе 1977 г. дирекция указала, что она сняла меру наказания в форме исключения из школы. Однако это не изменило положение, учитывая, что родители Джеффри настаивали на том, что, если их сын будет вновь принят в школу, он не должен подвергаться телесным наказаниям ни за какой проступок в школе. Джеффри, который в мае 1977 г. вышел из школьного возраста, в школу уже никогда по существу не возвращался.

По шотландскому законодательству того времени преподаватели могли прибегать к умеренным телесным наказаниям в порядке поддержания дисциплины. Если они прибегали к нему на основе незаконного повода или в крайней, произвольной или жестокой форме, то могло быть возбуждено дело по гражданскому иску о возмещении причиненного ущерба или даже по уголовному преследованию.

В данных школах наказание имело форму ударов по ладони кожаной плетью.

Правительство Соединенного Королевства заявило о своей приверженности к упразднению телесных наказаний в шотландских школах в качестве меры наказания, но законодательство по этому вопросу не было принято.

Суд рассмотрел первоначально вопрос, представляет ли собой угроза телесного наказания "бесчеловечное и унижающее достоинство обращение" в смысле Ст.3 ЕКПЧ. Хотя в данном случае на практике применения физического наказания не было, Суд отметил, что если такая угроза была бы реальной и непосредственной, даже неопределенная угроза обращения, запрещенного Ст.3 ЕКПЧ, могла бы нарушить эту норму.

Применяя свою юриспруденцию, Суд счел, что положение, в котором оказались сыновья заявителей не является "пыткой" или "бесчеловечным обращением. Более того, он счел, что положение двух подростков не представляет собой "унижающее достоинство обращение", если оно не достигло в их глазах или в глазах других минимального уровня тяжести унижения или оскорбления, который должен быть оценен в зависимости от обстоятельств конкретного дела.

Перед лицом того, в частности, что телесные наказания были общепринятой традицией в Шотландии, Суд не счел, что было установлено, что неопределенный риск подвергнуться телесному наказанию в какой-либо степени унижал или оскорблял в глазах учеников. Что касается того, выглядели ли сыновья заявителей сами в своих глазах таким образом, Суд отметил, что нет доказательств, что они ощущали негативные психологические или иные последствия этой ситуации. Джеффри Козенс мог испытывать чувства опасения или беспокойства, но этого не было достаточно для того, чтобы представлять собой "унижающее достоинство обращение". Это относится и к Гордону Кэмпбеллу, которому никогда телесное наказание прямо не угрожало.

На основе этого Суд единогласно пришел к выводу, что нарушения Ст.3 ЕКПЧ установлено не было.

Затем Суд перешел к рассмотрению предполагаемого нарушения в данном деле Ст.2 Протокола 1 ЕКПЧ. В отношении обеих заявительниц Суд рассмотрел первоначально вторую фразу статьи, в частности, обязательство государств-участников уважать философские убеждения родителей в осуществлении всех функций, которые связаны с образованием и обучением. Суд констатировал, что, во-первых, в Шотландии функции, осуществляемые государством, взявшим на себя обязанность по формированию общей политики в области образования, распространяются и на дисциплину в целом и дисциплину в качестве составной части любой образовательной системы.

В отношении выражения "философские убеждения" Суд усмотрел, что оно не дает повода для расширительного толкования. Тем не менее, в контексте Ст.2 Протокола 1 ЕКПЧ, Суд констатировал, что она применяется к взглядам, которые достигают определенного уровня серьезности, последовательности и значимости, заслуживают уважения в демократическом обществе, не являются несовместимыми с достоинством человека и не идут в разрез с основным правом ребенка на образование. С точки зрения Суда, взгляды заявителей на телесные наказания соответствовали этим разнообразным критериям и приравнивались к "философским убеждениям" в смысле Ст.2 Протокола 1 ЕКПЧ.

Суд отклонил тот аргумент, что политика, идущая в направлении постепенного упразднения телесных наказаний, была сама по себе достаточной для "уважения" философских убеждений. Суд также не установил, что всякое другое решение будет неизбежно несовместимым с оговоркой Великобритании к Ст.2 Протокола 1 ЕКПЧ, согласно которой обязанность уважать философские убеждения была принята только в той степени, в какой она совместима с тем, что "предоставление эффективного образования и обучения не должно вызывать завышенных государственных расходов".

Суд пришел на основе вышесказанного к заключению, что две заявительницы были жертвами нарушения второго предложения Ст.2 Протокола 1 ЕКПЧ.

Помимо этого, Суд констатировал, что имелось также нарушение в отношении Джеффри Козенса первого предложения Ст.2 Протокола 1 ЕКПЧ - права на образование. Суд заметил, что его временное исключение из школы имело своим мотивом его отказ и отказ его родителей согласиться на то, что он подвергнется телесному наказанию или подвергнется угрозе такого наказания. Он мог бы вернуться в школу, если бы его родители действовали вопреки своим убеждениям, которые второе предложение Ст.2 ЕКПЧ обязывает Соединенное Королевство соблюдать. Суд пришел к выводу, что, хотя государство имеет право и обязанность по Ст.2 Протокола 1 ЕКПЧ регулировать право на образование, оно не предполагает, что оно вправе ставить условие для доступа в учебное заведение, которое будет находиться в противоречии с другим правом, защищенным Протоколом.



Перевод на русский язык осуществлен с английского текста с использованием его французской версии кандидатом юридических наук, магистром права и дипломатии Сергеем А. Беляевым


Автор перевода благодарит сотрудника Европейской Комиссии за Демократию через Право Сергея Кузнецова за оказанную помощь.


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.