Вемхофф (Wemhoff) против Германии. Постановление Европейского Суда по правам человека от 27 июня 1968 г.

Вемхофф против Германии


Заявитель, гражданин Германии, обычно проживает в Берлине. Во время ареста он был биржевым дилером.

Заявитель был арестован и заключен под стражу 9 ноября 1961 г. по подозрению в участии в правонарушении, связанном с нарушением трастового договора. В ордере на арест утверждалось, что в случае нахождения заявителя на свободе есть основания считать, что он может скрыться и попытаться уничтожить доказательства.

В течение 1961 и 1962 годов заявитель неоднократно ходатайствовал об изменении меры пресечения и освобождении, но все они были оставлены без удовлетворения берлинскими судами, которые указывали мотивы, фигурирующие в вышеуказанном ордере на арест. Некоторые заявления на предмет условного освобождения были сделаны заявителем в 1963 и 1964 годах, но и они были по тем же мотивам отклонены берлинскими судами.

Следствие касалось крайне сложных махинаций с чеками и продолжалось с 9 ноября 1961 г. по февраль 1964 г. без сколько-нибудь значительных перерывов. Согласно новому ордеру на содержание под стражей, выданному 7 июля 1964 г. в силу нового обвинительного заключения в отношении заявителя, по-прежнему существовал риск, что по причине возможного тяжелого наказания заявитель может скрыться.

Судебное заседание по делу заявителя началось 9 ноября 1964 г. После допроса 97 свидетелей, 3 медицинских экспертов и 4 финансовых экспертов региональный суд признал 7 апреля 1965 г. заявителя виновным в крайне тяжелом правонарушении по длительному злоупотреблению доверием и осудил его на 6 лет и 6 месяцев, а также к штрафу 500 марок, при этом период содержания под стражей во время следствия был включен в срок заключения по приговору. Суд распорядился в ходе слушаний о продолжении срока временного содержания по мотивам, указанным в санкции на арест от 7 июля 1964 г.

После своего осуждения заявитель потребовал еще раз изменить меру пресечения в форму временного содержания на свободе, но суд оставил его ходатайство без удовлетворения. Обжалование этого решения также было отклонено апелляционным судом 17 мая 1964 г.

17 декабря 1965 г. Федеральный суд отклонил жалобу заявителя на решение регионального суда о его осуждении. Время, которое он провел под стражей со времени обвинительного приговора 7 апреля 1965 года, ввиду того, что оно превысило три месяца, должно было засчитываться как часть срока содержания в заключении по приговору.

8 ноября 1966 г. после того, как две трети срока истекли, заявитель был условно освобожден приказом регионального суда от 20 октября 1966 г.

Прежде всего, Суд рассмотрел дело заявителя в отношении второй части Ст.5-3 ЕКПЧ - право любого, кто законно взят под стражу, на суд в течение разумного срока или на освобождение из-под стражи до суда. Суд счел, что термин "разумный" в Ст.5-3 ЕКПЧ применяется к временному содержанию под стражей подследственного в ходе следствия. Более того, Суд счел, что невозможно понять, почему защита против излишне затяжного содержания под стражей в ходе следствия, которое Ст.5 ЕКПЧ гарантирует подозреваемым, не должна распространяться до момента оглашения приговора, а должна прекращаться в момент открытия суда. Суд придерживался мнения, что период содержания должен заканчиваться в день, когда он оправдан или осужден судом, а не когда приговор вступил в законную силу. Суд подчеркнул, что лицо, когда осуждено в суде первой инстанции вне зависимости от того, находилось ли оно или нет под стражей в этот момент, находится под защитой Ст.5-1-а ЕКПЧ, которая разрешает лишение свободы после вынесения приговора, поскольку срок до вынесения апелляционного решения не может подпадать под действие Ст.5-3, но может давать основания для нарушения "разумного срока", указанного в Ст.6-1 ЕКПЧ.

Суд далее продолжал, что при оценке обоснованности характера содержания под стражей всегда следует действовать в свете обстоятельств конкретного дела. Суд подчеркнул, что перед тем, как обратиться к органам, созданным на основе Конвенции, дела по поводу предполагаемых нарушений Ст.5-3 должны стать предметом рассмотрения в органах внутригосударственной защиты прав, а, следовательно, мотивированных решений со стороны национальных судебных органов власти. С точки зрения Суда, именно последние должны были указывать обстоятельства, которые их привели к принятию решения о необходимости в общественных интересах лишения свободы лица, подозреваемого в совершении правонарушения, но не осужденного. Аналогичным образом это лицо должно было указывать в своих ходатайствах как причины, отвергающие заключения, сделанные властями на основе фактов, так и другие обстоятельства, говорящие в пользу освобождения из-под стражи.

В свете всех этих факторов Суд счел, что опасения немецких судов, что заявитель уничтожит доказательства, были обоснованы с точки зрения характера правонарушений, в которых заявитель подозревался, и крайней сложности дела. Что касается угрозы бегства, то Суд подчеркнул, что заключительное положение Ст.5-3 ЕКПЧ показывает, что когда причиной в пользу заключения под стражу не является больше то, что подозреваемый может скрыться и не явиться на суд, можно осуществить его условное освобождение из-под стражи, при получении от него гарантий, обеспечивающих его явку.

В данном деле Суд счел, что поведение заинтересованного лица в отношении залога не было такого рода, что давало основания предполагать, что он был расположен к тому, чтобы дать такие гарантии. В этих условиях Суд счел, что он не может прийти к выводу, что существует нарушение Ст.5-3 ЕКПЧ, если бы только продолжительность предварительного следствия по делу г-на Вемхофф между 9 ноября 1961 г. и 7 апреля 1965 г. не была вызвана либо медлительностью расследования, либо причиной включения в это время окончания следствия или подготовки обвинительного заключения или между этой последней датой и открытием процесса, либо продолжительностью процесса (продолжавшегося до 7 апреля 1965 г.).

На этот предмет Суд счел, что образ действия судебных властей не может подвергаться какой-либо критике. Исключительная длительность следствия и суда были вызваны исключительной сложностью дела и другими неизбежными причинами для отсрочек.

В отношении предполагаемого нарушения Ст.6-1 ЕКПЧ - права на то, что бы дело было рассмотрено в разумный срок, Суд отметил, что конкретная цель этого положения в уголовных делах заключается в том, чтобы подозреваемые не оставались слишком долго под угрозой обвинения и чтобы они были либо оправданы, либо осуждены. Не подлежит, поэтому, сомнению, что период, который должен приниматься в расчет для исчисления сроков при применении этого положения, должен продолжаться до вынесения приговора об оправдании или осуждении, пусть даже оно принимается в рамках апелляционного или кассационного обжалования. Поэтому нет никакого смысла прекращать защиту против крайней длительности рассмотрения периодом открытия заседания суда. В таком случае период, который должен приниматься в расчет для вынесения оценки соблюдения Ст.6-1 ЕКПЧ, совпадал бы в основном с периодом содержания под стражей, защищенным Ст.5-3 ЕКПЧ. Вследствие этого, Суд, не обнаружив нарушения со стороны судебных властей обязанности в отношении особой тщательности и оперативности, требуемых этой нормой, должен был a fortiriori признать, что также не было и нарушения Ст.6-1 ЕКПЧ.

В данном деле не было нарушения ни Ст.5-3, ни Ст.6-1 ЕКПЧ.



Перевод на русский язык осуществлен с английского текста с использованием его французской версии кандидатом юридических наук, магистром права и дипломатии Сергеем А. Беляевым


Автор перевода благодарит сотрудника Европейской Комиссии за Демократию через Право Сергея Кузнецова за оказанную помощь.


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.