Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 30 ноября 2000 г. "Неправильное применение ст.112 ГПК РСФСР и нарушение требований ст.157 ГПК РСФСР повлекли отмену судебных постановлений и направление дела на новое рассмотрение" (извлечение)

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ
от 30 ноября 2000 г.
"Неправильное применение ст.112 ГПК РСФСР и нарушение требований ст.157 ГПК РСФСР повлекли отмену судебных постановлений и направление дела на новое рассмотрение"
(извлечение)


Сберегательный банк Российской Федерации в лице представителя Конаковского отделения N 2660 обратился в суд к О. и А. с иском о досрочном взыскании задолженности, процентов и пени по кредитному договору.

Истец указал, что 17 мая 1996 г. между ним и ответчицей был заключен договор, по которому О. получила на 10 лет кредит в сумме 301 млн. рублей под 90% годовых на строительство жилого дома с условием ежемесячного частичного погашения долга по процентам и ежеквартального - по ссуде. Поручителем по данному договору являлся А.

Ответчица использовала ссуду не по назначению, суммы в счет погашения основного долга и задолженности по процентам не вносила.

Решением Конаковского районного суда Тверской области от 7 мая 1999 г. с ответчиков взыскано солидарно 443 707 руб.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Президиум Тверского областного суда оставил без удовлетворения протест прокурора области.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных постановлений в части, касающейся взыскания суммы с ответчика А., ввиду существенного нарушения судом норм процессуального права.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 30 ноября 2000 г. протест удовлетворила, отменила судебные решения в полном объеме, указав следующее.

Рассмотрев дело в отсутствие ответчиков, суд сослался на то, что их фактическое место пребывания неизвестно. В деле имеются расписки, удостоверяющие получение повесток жилищно-эксплуатационной организацией по последнему известному месту жительства ответчиков (О. и А. проживают по разным адресам).

Оставляя решение суда первой инстанции в силе, президиум областного суда в постановлении сослался на то, что о дне рассмотрения дела (7 мая 1999 г.) суд известил ответчиков телеграммой, но она не была вручена по причине их отсутствия по месту жительства, а затем в соответствии со ст.112 ГПК РСФСР направил повестку для вручения через жилищно-эксплуатационную организацию. До этого слушание дела неоднократно откладывалось из-за неявки в суд ответчиков. В почтовом извещении действительно отмечено, что телеграмма не доставлена, так как адресат выбыл, однако при этом не уточнено, кто конкретно выбыл: О., А. или оба ответчика.

Имеющиеся в деле материалы, в частности копия адресного листка, позволяют сделать вывод о том, что место жительства сменила О.

Доказательств, с достоверностью подтверждающих непроживание А. по адресу, указанному в телеграмме, нет. В то же время из адресного листка на его имя видно, что по своему адресу он зарегистрирован как постоянно проживающий и с 1989 года никуда не выбывал.

С момента принятия дела судом к производству 7 февраля 1997 г. до вынесения решения 7 мая 1999 г. его рассмотрение откладывалось семь раз. Однако дата нового разбирательства при этом не указывалась и извещения о назначении дела к слушанию сторонам не направлялись.

Ни на одном из судебных заседаний ответчик А. не присутствовал, доказательств того, что ему вручалась копия искового заявления и он знал о предъявляемых к нему требованиях, в деле не имеется.

Таким образом, как видно из материалов дела, до того момента, как ответчикам была направлена телеграмма о назначении судебного разбирательства на 7 мая 1999 г., А. ни разу в суд надлежащим образом не вызывался и, соответственно, никаких сведений о перемене места его жительства у суда быть не могло.

Поэтому вывод о непроживании А. в квартире по месту постоянной регистрации, сделанный на основании единичного факта его отсутствия в момент доставки телеграммы, противоречит материалам дела, и считать место его (А.) пребывания неизвестным оснований не имелось.

В связи с этим несостоятельна ссылка президиума областного суда на ст.112 ГПК РСФСР, предусматривающую возможность рассмотрения дела в отсутствие ответчика при неизвестности его фактического места пребывания по поступлении в суд повестки с надписью, удостоверяющей ее получение жилищно-эксплуатационной организацией. Адресованная А. повестка не может служить доказательством надлежащего извещения о дне судебного разбирательства.

В материалах дела действительно имеется расписка главного инженера МУП "Жилпром" о получении повестки на имя А., извещающей о необходимости явки в суд 7 мая 1999 г. в качестве соответчика по делу о взыскании ссуды. Но эта расписка не содержит ни даты получения повестки жилищно-эксплуатационной организацией, ни сведений о том, что предпринимались попытки доставить ее адресату, как это, например, указано в такой же повестке, адресованной О.

При наличии у ответчика постоянного места жительства, известного суду, упомянутый способ извещения стороны о дне рассмотрения дела противоречит требованиям ст.109 ГПК РСФСР.

Согласно данной статье повестка вручается гражданину лично под расписку на подлежащем возврату в суд втором экземпляре повестки. Если лицо, доставляющее повестку, не застанет гражданина, извещаемого или вызываемого по делу, в месте его жительства или работы, то повестка вручается кому-нибудь из совместно с ним проживающих взрослых членов семьи, а при отсутствии их - жилищно-эксплуатационной организации. Лицо, принявшее повестку, обязано на втором экземпляре повестки указать свою фамилию, имя и отчество, а также отношение к адресату или занимаемую должность. Лицо, принявшее повестку, должно при первой возможности без промедления вручить ее адресату. При временном отсутствии адресата лицо, доставляющее повестку, отмечает на втором экземпляре повестки, куда выбыл адресат и когда ожидается его возвращение. Эти сведения должны быть подтверждены и удостоверены соответствующей жилищно-эксплуатационной организацией.

Ни почтовое извещение о невручении телеграммы, ни повестка названным требованиям не соответствуют и не опровергают доводы надзорной жалобы о том, что ему не было известно о предъявлении к нему иска, писем из суда он не получал, о времени рассмотрения дела не знал; поступавшая в его адрес заказная корреспонденция из суда направлялась на имя бывшей жены - О., проживающей по другому адресу и с которой у него нет никаких отношений, в том числе деловых, и ознакомиться с содержанием этой корреспонденции он не мог, поскольку она не ему адресована.

Согласно ст.157 ГПК РСФСР суд вправе рассмотреть дело в отсутствие ответчика, если сведения о причинах неявки отсутствуют, либо если суд признает причины неявки неуважительными, либо если ответчик умышленно затягивает производство по делу. Но все это возможно лишь при условии надлежащего извещения ответной стороны о времени и месте рассмотрения дела, чего в данном случае не было.

В соответствии с ч.1 ст.46 Конституции Российской Федерации, являющейся законом прямого действия, каждому гражданину гарантируется судебная защита его прав и свобод. Причем имеются в виду как истцы, так и ответчики. Ответчик получает возможность защищать в суде свои права и интересы, лишь будучи осведомленным о предъявляемых к нему требованиях.

В данном случае отсутствуют доказательства вручения А. копии искового заявления и надлежащего извещения его о дне судебного разбирательства.

Таким образом, он оказался лишен возможности реализовать свои гражданские права, предусмотренные ст.46 Конституции Российской Федерации, и процессуальные права, предусмотренные ст.30 ГПК РСФСР.

Довод А. о том, что о состоявшемся решении суда он узнал уже на стадии его исполнения, надзорной инстанцией не опровергнут. Более того, как видно из жалобы, корреспонденция, направленная судебным приставом-исполнителем по тому же самому адресу, который указан в исковом заявлении, была беспрепятственно доставлена адресату, что опровергает утверждение судебных инстанций о неизвестности места пребывания ответчика А.

Следовательно, неправильное применение ст.112 ГПК РСФСР и нарушение требований ст.157 ГПК РСФСР привело к лишению ответчика А. возможности доказывать свою непричастность к сделке, заключенной О. с истцом, и поставило под сомнение законность вынесенного в отношении него судебного решения, поскольку оно постановлено без учета его объяснений.

Учитывая, что задолженность по кредиту взыскана с О. и А. солидарно, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ сочла необходимым выйти за пределы рассматриваемого протеста и отменить судебные решения полностью.




Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 30 ноября 2000 г. "Неправильное применение ст.112 ГПК РСФСР и нарушение требований ст.157 ГПК РСФСР повлекли отмену судебных постановлений и направление дела на новое рассмотрение" (извлечение)


Текст определения опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, 2001 г., N 7, стр. 12


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение