Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 13 апреля 2001 г. N 3-Г01-10 О признании недействительными отдельных положений Конституции Республики Коми от 17 февраля 1994 г. N XII-18/10

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ
от 13 апреля 2001 г. N 3-Г01-10


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

     председательствующего                                  Кнышева В.П.,
     судей                                                 Горохова Б.А.,
                                                               Кебы Ю.Г.,

рассмотрела в судебном заседании 13 апреля 2001 г. по кассационной жалобе Государственного Совета Республики Коми и по кассационному протесту прокурора Республики Коми на решение Верховного Суда Республики Коми от 21 февраля 2001 года дело по заявлению прокурора Республики Коми о признании противоречащими федеральному законодательству и недействующими, не подлежащим применению ч. 1 ст.2; ст.3; ч.3 ст.9; ст.10; ст.20; ч.2 ст.23; ч.1 и 2 ст.33; ч.3 ст.36; ст.48; ст.59; ч.2 ст.61; ч.2 ст.71; пункта 4 ст.73; ч.1 ст.81; пункта 1 ст.85 в части, устанавливающей, что Глава Республики Коми обеспечивает права и свободы граждан Республики Коми, безопасность и территориальную целостность республики; ст.94; пункта "в" ч.2 и ч.3 ст.100 Конституции Республики Коми.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., поддержавшей кассационный протест, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

прокурор Республики Коми обратился в Верховный Суд Республики Коми с заявлением о признании противоречащими федеральному законодательству и недействующими, не подлежащими применению ч. 1 ст.2; ст.3; ч. 3 ст.9, ст.10; ст.20; ч. 2 ст.23; ч.1 и 2 ст.33; ч.3 ст.36, ст.48; ст.59; ч.2 ст.61; ч.2 ст.71; пункта 4 ст.73; ч.1 ст.81; пункта 1 ст.85 в части, устанавливающей, что Глава Республики Коми обеспечивает права и свободы граждан Республики Коми, безопасность и территориальную целостность республики; ст.94, пункта "в" ч.2 и ч.3 ст.100 Конституции Республики Коми. В обоснование заявления прокурор указал на то, что оспариваемые нормы Конституции Республики Коми нарушают установленные федеральным законодательством принципы единого гражданства и единства суверенитета Российской Федерации, равенства прав и свобод человека и гражданина независимо от его национальности; неосновательно затрагивают вопросы, отнесенные к предметам исключительного ведения Российской Федерации в областях федеративного устройства и территории Российской Федерации, безопасности, обороны, судоустройства, уголовно-процессуального и гражданского права; незаконно ограничивают избирательные права граждан, а также их право на формирование органов местного самоуправления.

Решением Верховного суда Республики Коми от 21 февраля 2001 года заявление прокурора было удовлетворено частично.

В кассационной жалобе Государственного Совета Республики Коми поставлен вопрос об отмене решения в части удовлетворения требований прокурора, как вынесенного с нарушением норм материального и процессуального права.

В кассационном протесте прокурора Республики Коми поставлен вопрос об отмене решения в части отказа в удовлетворении требований прокурора, как вынесенного с нарушением норм материального права.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит решение суда в части отказа в удовлетворении заявления прокурора Республики Коми о признании недействующими и не подлежащими применению части 1 ст.2, ст.3, части 3 ст.9, ст.10, ст.20, частей 1 и 2 ст.33, ст.59, пункта 4 ст.73, части 1 ст.81, пункта 1 ст.85, в части устанавливающей, что Глава Республики Коми обеспечивает права и свободы граждан Республики Коми, безопасность и территориальную целостность республики, Конституции Республики Коми подлежащим отмене, в остальной части - подлежащим оставлению без изменения.

В соответствии с п. "а" ч.1 ст.72 Конституции Российской Федерации вопрос обеспечения соответствия конституций, законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации Конституции Российской Федерации и федеральным законам находится в совместном ведении Российской Федерации и республик в составе Российской Федерации.

В соответствии со ст.76 Конституции Российской Федерации принятые по предметам совместного ведения субъектами Российской Федерации нормативные правовые акты должны соответствовать федеральным законам и не противоречить им. Конституции, законы и иные нормативные правовые акты республик в составе Российской Федерации в силу ст.71, 76 Конституции Российской Федерации не должны содержать нормы по вопросам исключительного ведения Российской Федерации.

При рассмотрении дела суд пришел к правильному выводу о том, что ч.2 ст.23; ч.3 ст.36; ст.48; ч.2 ст.61; ч.2 ст.71 в части слов "избираемых по административно-территориальным избирательным округам"; ст.94; пункт "в" ч.2 и ч.3 ст.100 Конституции Республики Коми противоречат федеральному законодательству.

В ч.2 ст.23; ч.3 ст.36; ст.48; пункт "в" ч.2 и ч.3 ст.100 Конституции Республики Коми урегулированы вопросы уголовно-процессуального права: задержания, ареста, заключения под стражу; содержания под стражей, - вопросы гражданского права: лишения, отчуждения имущества, а равно его предварительного и равноценного возмещения, - вопросы оборонного характера: по защите Отечества, прохождению военной и альтернативной гражданской службы, а также вопросы судоустройства.

Все эти вопросы (оборона, уголовно-процессуальное, гражданское законодательство, судоустройство) согласно п.п. "м" и "о" ст.71 Конституции Российской Федерации находятся в исключительном ведении Российской Федерации.

Суд правильно указал в решении, что по этим предметам ведения Российской Федерации приняты Федеральные законы: Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, устанавливающий порядок нормотворчества в области уголовного судопроизводства, без участия субъектов Российской Федерации (ст.1), и, в частности, регламентирующий задержание лиц, подозреваемых в совершении преступлений (ст.122, 122 - 1), предусматривающий с учетом заключительных и переходных положений Конституции Российской Федерации основания для ареста лиц, совершивших преступления, порядок заключения их под стражу и сроки содержания под стражей (ст.89 - 92, 96, 96 - 1, 96 - 2, 97);

Гражданский кодекс Российской Федерации, в котором предусмотрены исчерпывающие основания прекращения права собственности на имущество, урегулированы вопросы его предварительного и равноценного возмещения (ст.235 - 243), а также установлен перечень нормативных правовых актов, содержащих нормы гражданского права (ст.3), не включающий в себя акты субъектов Российской Федерации;

Федеральные законы от 28 марта 1998 года N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе", от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих", не предусматривающие нормотворчества субъектов Российской Федерации по вопросам защиты Отечества, прохождения военной и альтернативной гражданской службы;

Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 года N 1-ФЗК "О судебной системе Российской Федерации", регулирующий исключительное право Российской Федерации на осуществление нормативно-правового регулирования в области судоустройства, устанавливающий единство судебной системы, виды судов, осуществляющих правосудие в Российской Федерации, и устанавливающий исчерпывающий перечень вопросов, подведомственных конституционным (уставным) судам субъектов Российской Федерации, который не предусматривает возможность рассмотрения указанными судами дел, вытекающих из договоров субъектов Российской Федерации между собой, из споров о компетенции между органами государственной власти, органами местного самоуправления.

Обоснованно признана судом недействующей и часть 2 ст.61 Конституции Республики Коми, устанавливающая, что территория и статус Республики Коми не могут быть изменены без ее согласия, поскольку она принята по предмету ведения, не находящегося в компетенции Республики Коми.

Территориальный суверенитет Российской Федерации, основанный на единстве ее политического, правового и экономического пространства, исключает создание субъектами Российской Федерации правовых препятствий для реализации Российской Федерацией полномочий по распоряжению своей территорией.

Часть 2 ст.71 и ст.94 Конституции Республики Коми не отвечают требованиям ст.76 Конституции Российской Федерации и ст.1, 3-1 Федерального закона от 6 октября 1999 года N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации".

В ч.2 ст.71 Конституции Республики Коми предусмотрено, что выборы депутатов Государственного Совета Республики Коми проводятся по административно-территориальным избирательным округам. В статье 94 Конституции Республики Коми установлены наименование, структура, полномочия исполнительных органов муниципальных образований, наименование лица, возглавляющего исполнительный орган муниципального образования.

Эти нормы республиканской конституции противоречат ст.19 Федерального закона от 19 сентября 1997 года N 124-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", в соответствии с которыми образуемые при проведении выборов в представительные органы государственной власти субъектов Российской Федерации избирательные округа во всех случаях должны отвечать принципу примерного равенства, заключающегося в примерном равенстве этих округов по числу избирателей, с допустимыми отклонениями от средней нормы представительства не более 15%. Образование избирательных округов на основе административно-территориального деления Республики Коми противоречит установленному принципу, поскольку допускает превышение предельно допустимого Федеральным законом от 19 сентября 1997 года N 124-ФЗ неравенства числа избирателей в различных районах Республики Коми.

Статья 94 Конституции Республики Коми, предусматривающая наличие исполнительных органов (администраций) в муниципальных образованиях, устанавливающая наименование лица, возглавляющего администрацию, и прописывающая порядок наделения этого лица полномочиями в соответствии с законодательством Республики Коми, противоречит основанным на ст.12, 130, 131 Конституции Российской Федерации нормам Федерального закона от 28 августа 1995 года N 154-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации".

В соответствии со ст.ст.6, 8, 14, 16, 17 Федерального закона от 28 августа 1995 года N 154-ФЗ структура и порядок формирования исполнительных органов местного самоуправления, их наименование и полномочия, а равно наименование и полномочия должностных лиц местного самоуправления относятся к вопросам местного значения, которые разрешаются населением самостоятельно в уставах муниципальных образований. Местное самоуправление в пределах своих полномочий самостоятельно и не зависит от органов государственной власти, в связи с чем субъекты Российской Федерации в соответствии со ст.ст.5 и 7 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" не вправе принимать нормативные правовые акты, предписывающие муниципальным образованиям формировать именно те исполнительные органы местного самоуправления и предусматривать в уставах наличие именно тех должностных лиц, которые указаны в этих актах.

Оснований для отмены данной части решения по доводам кассационной жалобы Государственного Совета Республики Коми не имеется.

Вместе с тем, решение суда подлежит отмене в части отказа в удовлетворении заявления прокурора Республики Коми о признании недействующими и не подлежащими применению части 1 ст.2, ст.3, части 3 ст.9, ст.10, ст.20, частей 1 и 2 ст.33, ст.59, пункта 4 ст.73, части 1 ст.81, пункта 1 ст.85, в части устанавливающей, что Глава Республики Коми обеспечивает права и свободы граждан Республики Коми, безопасность и территориальную целостность республики Конституции Республики Коми, как вынесенное с неправильным применением норм материального права по следующим основаниям.

Согласно ч.1 ст.2 Конституции Республики Коми единственным источником власти Республики Коми, является ее многонациональный народ (в редакции Закона РК от 17.10.2000 года N 61-РЗ). Эта норма фактически устанавливает приоритет власти народа Республики Коми по отношению к многонациональному народу Российской Федерации.

Суд, отказывая в признании недействующим положений данной статьи, сослался на то, что именно граждане Российской Федерации, проживающие в Республике Коми, осуществляют управление государственными делами республики через избранные ими представительные и исполнительные органы государственной власти, и поэтому упоминание о них в Конституции Республики Коми, как об источнике власти, является правомерным и не свидетельствует о противопоставлении их по отношению к остальным гражданам Российской Федерации и о нарушении суверенитета России.

С указанным доводом суда нельзя согласиться в связи с тем, что исходя из содержания ч.1 ст.3 Конституции Российской Федерации и Концепции национальной безопасности, утвержденной Указом Президента Российской Федерации 17 декабря 1997 г. N 1300 (в редакции Указа Президента РФ от 10.01.2000 г. N 24), носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ, а не население, проживающее на территории отдельных субъектов Федерации. Из этого следует, что федеральным законодательством установлен принцип неделимости суверенитета Российской Федерации, соответственно любые действия отдельных органов государственной власти в субъектах Российской Федерации, волеизъявление народа, составляющего лишь часть многонационального народа России, не могут считаться суверенными акциями, совершаемыми абсолютно самостоятельно и независимо от конституционного строя, установленного Конституцией Российской Федерации и федеральным законодательством.

Данная конституционная формула исходит из того, что только весь многонациональный народ в целом является носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации. Суверенитет многонационального народа России - это не арифметическая сумма воль населения каждого субъекта, а сущностная характеристика, означающая, что воля народа универсальна, постоянна, охватывает все без исключения сферы жизни общества. Суверенитет народа нельзя ни сузить, ни расширить.

Правовой анализ норм ч.1 ст.3, ч.1, 2 ст.4 Конституции Российской Федерации, ст.1 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и Концепции национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 17 декабря 1997 г. N 1300 (в редакции Указа Президента Российской Федерации от 10.01.2000 N 24), других федеральных законодательных актов свидетельствует, что суверенитетом, т.е. независимостью государства во внешнеполитической сфере и верховенством решений во внутренних делах, обладает исключительно Российская Федерация, в ведении которой находятся вопросы безопасности и территориальной целостности государства (п. "м" ст.71, ст.80 Конституции Российской Федерации, Федеральный Закон "О безопасности", Указ Президента Российской Федерации от 17 декабря 1997 года N 1300 "Об утверждении концепции национальной безопасности Российской Федерации"). Конституция Российской Федерации и федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации. При этом субъекты Российской Федерации в силу ст.73 Конституции Российской Федерации и п.1 ст.3 Федерального закона "О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации", обладают всей полнотой государственной власти только вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Республика Коми, как субъект Российской Федерации, не может устанавливать нормы, закрепляющие приоритет власти народа Республики Коми по отношению к многонациональному народу Российской Федерации, который является единственным источником власти в Российской Федерации и соответственно в Республике Коми. При этом народ Республики Коми может рассматриваться как источник власти республики, но не единственный.

С учетом этого нельзя согласится и с доводами суда о соответствии федеральному законодательству п.1 ст.85 Конституции Республики Коми, в части устанавливающей, что Глава Республики Коми обеспечивает безопасность и территориальную целостность республики, так как в целом обеспечение безопасности и территориальной целостности находятся в исключительном ведении Российской Федерации. В силу ст.72 Конституции Российской Федерации субъекты Федерации могут осуществлять собственное правовое регулирование лишь по вопросам общественной безопасности, но не государственной безопасности в целом, как это следует из содержания норм п.1 ст.85 Конституции Республики Коми.

В соответствии со ст.3 Федерального закона "О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации" конституции и иные нормативные акты субъектов Российской Федерации не могут перераспределять установленные Конституцией Российской Федерации предметы ведения Российской Федерации и предметы совместного ведения, а также содержать положения, ущемляющие установленные Конституцией Российской Федерации права и свободы человека и гражданина.

Таким образом, ч.1 ст.2 Конституции Республики Коми не соответствует ст.1 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", ст.3 Федерального закона "О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации" и Концепции национальной безопасности, утвержденной Указом Президента РФ от 17 декабря 1997 г. N 1300 (в редакции Указа Президента РФ от 10.01.2000 N 24).

Согласно ст.3 Конституции Республики Коми (в редакции Закона РК от 17.10.2000 года N 61-РЗ) первоисточником государственности Республики Коми признается исключительно коми народ. Политика государства направлена на поддержание и развитие языка, культуры и жизненного уклада коми народа в соответствии с международными нормами и принципами, действующими в отношении коренных народов.

Эти нормы ст.3 Конституции Республики Коми, гарантирующие приоритетные права и условия жизни и развития исключительно для коми народа, который также назван первоисточником государственности республики, по сравнению с гражданами других национальностей, проживающими в республике Коми, противоречат ч.2 ст.19 Конституции Российской Федерации и п.2 ст.3 Федерального закона "О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органам государственной власти субъектов Российской Федерации", устанавливающих государственные гарантии равенства прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Равноправие граждан несовместимо с наличием привилегий какой-либо группы граждан.

Федеральными законами "О национально-культурной автономии", "О языках народов Российской Федерации", Основами законодательства Российской Федерации о культуре, Указами Президента Российской Федерации от 3 июня 1996 г. N 803 "Об основных положениях региональной политики в Российской Федерации" и от 17 декабря 1997 г. N 1300 "Об утверждении концепции национальной безопасности Российской Федерации" для народов всех национальностей, проживающих в Российской Федерации, гарантируются и создаются равные правовые условия взаимодействия государства и общества для защиты национальных интересов граждан в процессе выбора ими путей и форм своего национально-культурного развития, уважения прав и свобод человека и гражданина независимо от национальности, а также равные права народов и любых формах самоопределения. Государство признает равные права всех языков народов России на их сохранение и развитие. Все языки народов Российской Федерации пользуются поддержкой государства. Гарантии равенства прав народов также закреплены Международными пактами ООН от 16 декабря 1966 г. "Об экономических, социальных и культурных правах" и "О гражданских и политических правах" и "Декларацией прав и свобод человека и гражданина", утвержденной Постановлением Верховного Совета РФ от 22 ноября 1991 г. N 1920-1.

В соответствии со ст.6 Основ законодательства Российской Федерации о культуре Российская Федерация признает равное достоинство культур, равные права и свободы в области культуры всех проживающих в ней народов и иных этнических общностей, способствует созданию равных условий для сохранения и развития этих культур.

Статья 3 Конституции Республики Коми, особо выделив коми национальность, признавая ее первоисточником государственности и гарантируя ей права для развития языка, культуры и условий жизни, тем самым фактически поставила народ коми в приоритетное положение к другим народам, проживающим в Республике Коми, что противоречит принципу равенства, независимо от национальности, установленного Конституцией Российской Федерации и федеральным законодательством.

Согласно п.2 ст.3 Федерального закона "О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации" субъектам Российской Федерации не могут быть приняты конституции и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, если принятие указанных актов ведет к ущемлению или утрате установленных Конституцией Российской Федерации прав и свобод человека и гражданина.

В соответствии со ст.10 Конституции Республики Коми (в редакции Закона РК от 17.10.2000 г. N 61-РЗ) гражданином Республики Коми является гражданин Российской Федерации, проживающий на территории Республики Коми, т.е. установлен институт гражданства Республики Коми.

Между тем, согласно ст.6, п. "в" ст.71 и ч.1 ст.76 Конституции Российской Федерации вопрос гражданства в Российской Федерации находится в ведении Российской Федерации и регулируется исключительно федеральным законодательством. При этом Конституция Российской Федерации не допускает возможности введения субъектами Федерации своего гражданства и устанавливает для всех граждан Российской Федерации единое гражданство Российской Федерации.

В соответствии с ч.2 ст.2 Федерального закона от 28 ноября 1991 г. N 1948-1 "О гражданстве Российской Федерации" (в ред. Закона РФ от 17.06.93 N 5206-1; Федерального закона от 06.02.95 N 13-ФЗ) граждане Российской Федерации, постоянно проживающие на территории республики в составе Российской Федерации, являются одновременно гражданами республики. То есть данным федеральным законом ранее признавалось за республиками право иметь институт своего гражданства.

Однако необходимо учесть, что Закон РФ "О гражданстве Российской Федерации" был принят до вступления в силу 12 декабря 1993 года Конституции Российской Федерации.

Согласно заключительным и переходным положениям второго раздела Конституции Российской Федерации законы и другие правовые акты, действовавшие на территории Российской Федерации до вступления в силу настоящей Конституции, применяются в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации.

Часть 2 ст.2 Федерального закона "О гражданстве в Российской Федерации", как противоречащая нормам Конституции Российской Федерации, не может служить основанием для введения Республикой Коми своего гражданства, что подтверждается законодательством Российской Федерации регулирующим вопросы гражданства Российской Федерации.

Например, согласно ч.2 ст.10 и ч.3 ст.18 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" депутатом законодательного (представительного) органа государственной власти и высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ) может быть избран гражданин Российской Федерации, обладающий пассивным избирательным правом в соответствии с законодательством. В силу ст.4 Федерального закона "О статусе судей в Российской Федерации" судьей может быть также только гражданин Российской Федерации.

По тем же основаниям следует признать не соответствующими федеральному законодательству ч.3 ст.9, ст.20, части 1 и 2 ст.33, ст.59, ч.1 ст.81 и п.1 ст.85 Конституции Республики Коми, в части, устанавливающей, что Глава Республики Коми обеспечивает права и свободы граждан Республики Коми. Провозглашение отдельных прав только для граждан Республики Коми противоречит принципу равенства прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, происхождения и других обстоятельств, установленных ст.19 Конституции Российской Федерации.

В соответствии со ст.3 Федерального закона "О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации" конституции и иные нормативные акты субъектов Российской Федерации не могут перераспределять, установленные Конституцией Российской Федерации предметы ведения Российской Федерации и предметы совместного ведения, а также содержать положения, ущемляющие установленные Конституцией Российской Федерации права и свободы человека и гражданина.

Пункт 4 статьи 73 Конституции Республики Коми предусматривает, что Государственный Совет Республики Коми принимает решения по вопросам государственного устройства Республики Коми.

Изложенная норма не соответствует требованиям части 1 статьи 71, части 1 статьи 72 Конституции России, п. "л" ч. 2 статьи 5 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации".

Вопросы определения федеративного устройства и территории Российской Федерации находятся в исключительном ведении Российской Федерации. Полномочия субъектов Федерации ограничиваются установлением административно-территориального устройства субъекта Федерации и порядка его изменения.

В соответствии со ст.3 Федерального закона "О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации" конституции и иные нормативные акты субъектов Российской Федерации не могут перераспределять, установленные Конституцией Российской Федерации предметы ведения Российской Федерации и предметы совместного ведения.

Поскольку решение суда в оспариваемой прокурором части вынесено с нарушением норм материального права, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит возможным и необходимым отменить решение в этой части и вынести новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

На основании п.п. 1 и 4 ст.305, ст.ст.306, 311 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, определила:

решение Верховного суда Республики Коми от 21 февраля 2001 года в части отказа в удовлетворении заявления прокурора Республики Коми о признании недействующими и не подлежащими применению части 1 ст.2, ст.3, части 3 ст.9, ст.10, ст.20, частей 1 и 2 ст.33, ст.59, пункта 4 ст.73, части 1 ст.81, пункта 1 ст.85, в части, устанавливающей, что Глава Республики Коми обеспечивает права и свободы граждан Республики Коми, безопасность и территориальную целостность республики, Конституции Республики Коми от 17 февраля 1994 года N XII-18/10 отменить и вынести новое решение, которым признать противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению часть 1 статьи 2, статью 3, часть 3 статьи 9, статью 10, статью 20, части 1 и 2 статьи 33, статью 59, пункт 4 статьи 73, часть 1 статьи 81, пункт 1 статьи 85, в части устанавливающей, что Глава Республики Коми обеспечивает права и свободы граждан Республики Коми, безопасность и территориальную целостность республики, Конституции Республики Коми от 17 февраля 1994 года N XII-18/10.

В остальной части решение Верховного Суда Республики Коми от 21 февраля 2001 года оставить без изменения, кассационную жалобу Государственного Совета Республики Коми - без удовлетворения.



Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 13 апреля 2001 г. N 3-Г01-10


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение