Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 29 марта 2001 г. N 12-Г01-3 О признании незаконными ряда положений Конституции Республики Марий Эл

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ
от 29 марта 2001 г. N 12-Г01-3


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Лаврентьевой М.Н.;

судей - Еременко Т.И., Хаменкова В.Б.

рассмотрела в судебном заседании от 29 марта 2001 года дело по кассационному протесту прокурора, кассационной жалобе Президента Республики Марий Эл, поддержанной Государственным Собранием Республики Марий Эл, на решение Верховного Суда Республики Марий Эл от 11 января 2001 года о частичном удовлетворении заявления прокурора Республики Эл о признании незаконным ряда положений Конституции Республики Марий Эл.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Хаменкова В.Б., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Белан М.Г., полагавшей, что решение суда подлежит частичной отмене. Судебная коллегия установила:

Прокурор Республики Марий Эл обратился в Верховный Суд Республики Марий Эл с заявлением о признании ряда статей Конституции Марий Эл недействующим и не подлежащим применению, ссылаясь на несоответствие этих статей федеральному законодательству.

Решением суда от 2 января 2001 года заявление прокурора удовлетворено частично.

Президент Республики Марий Эл в кассационной жалобе, поддержанной Государственным Собранием Республики Марий Эл, просит об отмене решения суда в части удовлетворения требований прокурора.

В кассационном протесте прокурор просит об отмене решения в части отказа в удовлетворении требований о признании противоречащим федеральному закону п. "в" ч. 3 ст. 95 и в части признания таковым в полном объеме ч.1 ст. 67 Конституции РМЭ, считая его незаконным и необоснованным.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалобы и протеста. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит решение суда подлежащим частичной отмене.

Согласно п. "в" ч. 3 статьи 95 Конституции Марий Эл Конституционный суд Республики Марий Эл по запросам Президента Республики, Государственного Собрания, Верховного суда республики и Арбитражного суда республики, глав местного самоуправления, представительного органа местного самоуправления разрешает дела о соответствии Конституции Марий Эл договоров между Республикой Марий Эл и субъектами Российской Федерации.

Оспаривая данную норму, прокурор ссылался на ее противоречие статье 27 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации", которая указанного полномочия в числе полномочий Конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации не содержит.

Отказывая прокурору в удовлетворении заявленных им требований в этой части, суд сделал вывод о том, что, поскольку правовые последствия для сторон договора наступают после его утверждения Государственным Собранием Республики в форме закона, следовательно, в силу той же ст. 27 Федерального конституционного закона Конституционный суд Республики Марий Эл вправе разрешать дела о соответствии такого договора Конституции Марий Эл.

С данным выводом нельзя согласиться по следующим основаниям.

В соответствии с п. б) ч. 1 ст. 5 Федерального закона N 184-ФЗ от 6 октября 1999 г. "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации осуществляет законодательное регулирование по предметам ведения субъекта Российской Федерации и предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Согласно п. г) ст. 71 Конституции Российской Федерации установление системы федеральных органов судебной власти, порядка их организации и деятельности находятся в ведении Российской Федерации.

В силу чего определение Государственным Собранием Республики Марий Эл компетенции Конституционного суда республики, что является одним из вопросов установления порядка деятельности органов судебной власти, иной, чем та, которая установлена ст. 27 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации", нельзя признать соответствующим закону.

Довод суда о принятии договором после его утверждения в установленном порядке формы закона является неправомерным. Договор и закон - два самостоятельных источника права различного характера, содержания, порядка принятия, вступления в силу и срока действия и т.д., и в одном юридическом значении указанные понятия неупотребимы.

Ошибочность вывода суда о праве Конституционного суда республики проверять договора республики с другими субъектами Российской Федерации на соответствие Конституции республики заключается в его противоречии установленному ст. 5 Конституции Российской Федерации принципу равноправия субъектов Российской Федерации, таким принципам деятельности органов государственной власти субъекта Российской Федерации, закрепленным в ст. 1 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", как верховенство на всей территории Российской Федерации Конституции Российской Федерации, самостоятельное осуществление органами государственной власти субъектов Российской Федерации принадлежащих им полномочий.

Суд не учел, что Конституция Марий Эл в соответствии с ее ч. 1 ст. 7 вне пределов полномочий Российской Федерации имеет высшую юридическую силу и применяется на территории Марий Эл. Что именно после утверждения договора между Марий Эл и субъектом Российской Федерации их законодательными (представительными) органами государственной власти и возникновения прав и обязанностей по договору у обеих сторон, право признания Конституционным судом Республики Марий Эл такого договора не соответствующим Конституции РМЭ, а, следовательно, не подлежащим применению, нарушает право того субъекта Российской Федерации, на территории которой Конституция Марий Эл неприменима.

В связи с изложенным решение суда о соответствии п. в) ч. 3 ст. 95 Конституции Марий Эл федеральному законодательству является незаконным и подлежит отмене.

Учитывая, что такое решение явилось результатом неправильного применения судом норм материального права и для разрешения спора установления новых юридически значимых обстоятельств и их доказывания не требуется. Судебная коллегия находит возможным вынести по делу в этой части новое решение об удовлетворении требований прокурора и признании п. в) ч. 3 ст. 95 Конституции Марий Эл противоречащим федеральному законодательству, недействующим и не подлежащим применению.

По изложенным выше мотивам отсутствия у субъекта Российской Федерации права устанавливать порядок деятельности органов судебной власти, составляющих единую судебную систему Российской Федерации, решение суда в части признания ч. 4 ст. 80, ч. 1 ст. 81, абз. 4 ч. 5 ст. 95 Конституции Марий Эл противоречащими федеральному законодательству представляется законным и обоснованным.

Доводы кассационной жалобы о необходимости прекращения производства по делу в связи с наличием Постановления Конституционного Суда по тому же предмету спора либо направления судом запроса в Конституционный Суд на предмет соответствия указанных норм Конституции Российской Федерации, указания в решении срока и исполнителя в силу ст. ст. 306 - 308 ГПК РСФСР не могут служить основанием к отмене законного и обоснованного решения суда. Порядок и сроки приведения законодательства субъектов Российской Федерации в соответствие с Федеральным законом установлен правилами Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации".

Принимая во внимание, что определение перечня лиц, установленного ч. 1 ст. 67 Конституции Марий Эл, которые в силу своего должностного положения не могут быть депутатами Государственного Собрания Республики Марий Эл, не соответствует названному выше Федеральному закону, суд правильно признал его недействующим и не подлежащим применению.

Доводы кассационных жалобы и протеста о, якобы, имеющем место необоснованном выходе суда за пределы заявленных требований являются несостоятельными. Указанная норма состоит из единого по своему смыслу и содержанию предложения и не может быть признана противоречащей Федеральному закону в части.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 305 ГПК РСФСР Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Верховного Суда Республики Марий Эл от 2 января 2001 года в части отказа прокурору в признании п. в) ч. 3 ст. 95 Конституции Марий Эл противоречащими федеральным законам отменить, вынести новое в этой части решение, которым признать данную норму противоречащей федеральному закону, недействующей и не подлежащей применению.

В остальной части решение суда оставить без изменения, а кассационные жалобу Президента Республики Марий Эл и протест прокурора без удовлетворения.



Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 29 марта 2001 г. N 12-Г01-3


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.