Основы учения о конституции

Конституция России: природа, эволюция, современность


Предисловие


Россия XX века богата своей историей. Такие неординарные страницы, какие она имеет, вряд ли мы можем найти в истории других государств.

В социально-экономической сфере за это столетие проделаны виражи от частной собственности к приоритету общественной, особенно в форме государственной, собственности, а затем - к плюрализму форм собственности, когда вместе должны уживаться частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности. Соответственно менялись представления о форме руководства экономическими процессами - то директивное прямое государственное (аппаратное) правление с возобладанием государственного планирования, то идеи смешанной планово-рыночной экономики, то вновь прекраснодушное отношение к рыночным формам хозяйства и ограничение государства лишь регулятивными функциями, то требование усиления государственно-надзорных и контрольных функций, а если необходимо - использования методов опять-таки непосредственного государственного управления отдельными отраслями хозяйства.

Что уж тогда говорить о политических отношениях. Этот век Россия начинала при монархической форме правления, а продолжила при республиканской. Внутри них менялись политические режимы. Начало столетия знаменовалось расцветом политического плюрализма, созданием многочисленных политических партий. После социалистической революции в 1917 г. и ожесточенных столкновений противоборствующих сил проигравшие ушли с исторической арены, и начался довольно длительный период однопартийного общества и государства. С середины 90-х годов вновь возвращаются многопартийность, а вместе с этим и свобода проповедования различных политических воззрений.

Используются различные модели организации государственной власти. Начало века - первые шаги российского общегосударственного парламентаризма в виде Государственной думы (и как-то оставшегося в тени Государственного совета), использование земств как выборных органов населения. Затем - советский тип власти, построенный официально на верховенстве Советов как представительных органов сначала трудящихся, далее - всего народа, однако отрицавший парламентаризм как постоянную и специальную деятельность представительных органов, кроме того - сам ставший жертвой возобладавших над ним исполнительных органов и партийной элиты. И вот теперь вновь зачатки парламентаризма для общегосударственного уровня и субъектов РФ, а заодно введение модели местного самоуправления для районов, городов, волостей и отдельных поселков и сельских населенных пунктов. И при всем том как в прежние времена, так и в наше время - сильное, существенно бюрократизированное управление в лице федеральной и местной исполнительной власти.

В этом столетии Россия прошла через разные формы государственного устройства. При царе она была унитарным государством. При советской власти Россия провозглашена в январе 1918 г. федерацией, с 1922 года существовал Союз ССР, в 1991 г. он упразднен, и на территории бывшего когда-то единым государства возникло 15 новых государств - самостоятельных субъектов международного права. Россия развивается сегодня как федеративное государство, состоящее из республик (государств), национально-территориальных автономных единиц и территориальных образований.

Наконец, это столетие - время интенсивного формирования идеологии и политики отношения к индивиду. Россия прошла через многое: было и откровенное пренебрежение к личности; и внешне уважительное, но на самом деле иезуитское отношение к человеку - "винтику" государственной машины, получающему существующие блага не столько при лояльном отношении к системе, сколько при благосклонном отношении системы к тебе, причем система может изолировать тебя от общества не только при совершении тобой преступления, но и при обнаружении твоих "вредных" взглядов. Сегодня Россия поднялась до самого прогрессивного начала в отношении к личности - признания ее приоритета в государстве. Причем для каждого времени были характерны свои парадоксы: не ценя достоинство отдельной личности, авторитарная власть немало создавала материальных благ, которыми пользовался индивид. Нынешняя власть высоко ценит свободу, права человека и гражданина, однако позволяет расти все большей и большей пропасти между относительно небольшой частью благоденствующих и миллионами едва сводящих концы с концами граждан.

Надо ли долго доказывать читателю, что радикальные события, происходящие в любой стране, непременно отражаются в ее основных законах. Не составляет исключения и Россия. В этом веке она пошла по пути многих стран и для закрепления важнейших социально-экономических и общественно-политических отношений прибегает к документу, именуемому конституцией. Сегодня можно уже утверждать, что в XX веке Россия имеет и свою конституционную историю, если под ней подразумевать принятие на соответствующих этапах конституции, оформляющей очередную веху в развитии страны. Ее изучение представляет и познавательный, и теоретический интерес.

С появлением конституций непременно возникает и учение об этом документе. В нем переплетаются различные политические взгляды, а также юридические подходы. Ведь приходится ответить на целый ворох вопросов: в чем сущность конституции, каковы ее предмет, содержание, какими методами осуществляется конституционное регулирование общественных отношений, до каких пределов (объемов). Естественно, и обращение к этим вопросам имеет важное значение.

Наконец, у России есть действующая Конституция - она принята всенародным голосованием (референдумом) 12 декабря 1993 года. С немалым скрипом, но она действует. Отсюда также целая гамма проблем: как соответствует Конституция реальным общественным отношениям, в чем трудности применения норм Конституции, какую перспективу она имеет и т.д.

Все это и обусловило появление данной книги. Автор прекрасно понимает, что дать ответы на все вопросы в одной работе невозможно. Да и не было такого замаха. Просто есть тысячи студентов - юристов, политологов и др., которые должны профессионально обращаться к данным проблемам. Есть депутаты, политические деятели, работники органов государственной власти и местного самоуправления, которым так или иначе приходится думать об эффективности конституционных правил. Есть просто любознательные люди. Задача данной книги - хотя бы в небольшой мере помочь читателю в понимании роли конституций в обществе и государстве, особенностей российских конституций различного периода, специфики появления действующей Конституции РФ, проблем ее применения.

Кроме того, изучение современного конституционного развития Российской Федерации будет более полноценным, если читатель обратится к официальным текстам Основного Закона РФ, а также проектам конституций, которые подготавливались и представлялись на суд общественности различными политическими силами и деятелями.

С публикацией проектов Конституции РФ нам не очень-то везло. По существу появилось лишь одно ценное издание. В 1993 г. РАУ-Корпорация издала 2-томный сборник "Конституция Российской Федерации (альтернативные проекты)". Однако тираж сборника был всего 500 экземпляров, он не был доступен читателям, в том числе и студентам, на момент издания, не говоря уж о последующих годах.

Отметим одновременно, что проектов появлялось довольно много, и не все они одинаково интересны, равны по качеству. К тому же одни проекты остались концептуальными документами их составителей и не более того. А вот другие так или иначе повлияли на борьбу вокруг Конституции и в чем-то нашли отражение в окончательном тексте.

С учетом этого, а также принимая во внимание ограниченные объемы данного издания, мы помещаем в Приложении лишь несколько проектов. При этом исходным является то обстоятельство, что проект дает представление об оригинальном развитии конституционной мысли. Кроме того, автору - как профессору юридического факультета МГУ - известен интерес студентов именно к приводимым текстам.


Доктор юридических наук, профессор

С.А.Авакьян


Глава 1
Основы учения о конституции


1.1. Общие положения


Под конституцией понимается основной закон государства, выражающий волю и интересы народа в целом либо отдельных социальных слоев (групп) общества и закрепляющий в их интересах важнейшие начала общественного строя и государственной организации соответствующей страны.

По форме конституция - всегда документ государства, т.е. это правовой акт, основной закон страны, принимаемый парламентом, специальной конституционной ассамблеей, непосредственно голосованием народа (об этом мы поговорим подробнее чуть позже), имеющий, следовательно, государственно-обязательную, причем высшую силу; т.е. конституция стоит на первом месте в законодательстве страны и содержит исходные начала национальной системы права. А по сути и содержанию конституция - конечно, документ и общества, и государства. Иначе говоря, конституция - политический документ. Главные вопросы ее содержания - о власти, формах собственности, положении личности, устройстве государства. Конституционные нормы являются основополагающими для деятельности государственных органов, политических партий и иных общественных объединений, должностных лиц, граждан данной страны и пребывающих на ее территории иностранцев.

Принятие конституций обусловлено факторами социально-экономического и политического характера. Конституции прежде всего отражают, какие формы собственности и организации экономической деятельности существуют в данном обществе и какое отношение к ним имеют граждане. Конституции закрепляют основные правила жизни людей в обществе и государстве, их важнейшие права, свободы и обязанности. Они фиксируют возможную систему власти в данной стране, назначение государства, его функции и компетенцию, внутреннюю структуру, систему государственных органов, основы местного самоуправления населения.

При характеристике сущности конституций и причин их появления возможно доминирование двух подходов, которые можно назвать классово-политическим и рационалистическим (при очевидной условности этих терминов).

Суть классово-политического подхода состоит в том, что конституции, закрепляя названные выше группы общественных отношений (по предмету конституционного регулирования в данном случае спора нет), выражают соотношение сил в обществе, поделенном на классы. Ф.Лассаль, которого традиционно цитируют в этой связи, говорил: "Конституция является действительным отношением общественных сил страны"*(1). Наиболее ярким на этот счет является высказывание В.И.Ленина: "Сущность конституции в том, что основные законы государства вообще и законы, касающиеся избирательного права в представительные учреждения, их компетенции и пр., выражают действительное соотношение сил в классовой борьбе"*(2). Можно, конечно, спорить с понятием "классы", но нельзя отрицать очевидный факт: в обществе есть различные "слои", "силы", "группы", порой отнюдь не дружественные, а зачастую и открыто противоборствующие; можно не применять понятия "классовая борьба", но что сама борьба существует - факт очевидный. А что она особенно обостряется в связи с принятием конституций, вокруг этого факта, - можно судить не только по своему историческому опыту и примерам из зарубежной практики, но и по событиям вокруг последней Конституции РФ.

Сторонники рационалистического подхода не отрицают социально-политических факторов в появлении конституций, но и не абсолютизируют их. По их мнению, на первом плане находится служебная роль конституции как позитивного документа, закрепляющего государственную организацию и основы статуса личности, упорядочивающего общественные отношения и содействующего их движению вперед. Здесь на первом плане - роль конституции как юридического документа, основного закона государства.

Думается, есть основания учитывать оба подхода при характеристике причин появления и сущности конституций.

С одной стороны, абсолютно очевидно, что зачастую именно общественные катаклизмы, борьба различных сил за власть и итоги этой борьбы имеют в качестве одного из главнейших результатов появление новой конституции. Называть ли это "классовой борьбой" или "борьбой социальных сил" - пусть остается на усмотрение каждого исследователя и читателя. Ясно лишь то, что можно обойтись без вооруженного либо физического столкновения, но без борьбы идей не обходятся даже внутренне достаточно стабильные общества. Вместе с тем это может быть борьба не тех, кто занимает неодинаковые ступени в социальном раскладе сил (например, имущих и неимущих), а тех, кто принадлежит к одному слою, но по-разному видит будущее общества. Порой нет налицо и какого-то ярко выраженного противостояния - например, если общество плавно вступает в очередной этап своего развития, для чего и нужна новая конституция.

С другой стороны, конечно, никак нельзя отрицать конструктивистскую роль конституций. Ведь с появлением основного закона новые отношения, сложившиеся или складывающиеся в обществе, получают фундаментальную государственно-правовую основу. И конституция действительно дает начало новому общественно-политическому укладу жизни, становится обязательной, в том числе и для тех, кто сопротивлялся ее появлению. В соответствии с нею создаются и начинают действовать государственные органы, появляются развивающие конституцию законодательные акты, складывается запрограммированный ею политический режим.


1.2. Функции конституции


С учетом сказанного выше можно охарактеризовать основные функции конституций. При этом следует учитывать, что функции конституции - различные проявления ее назначения. Они отражают роль основного закона в политике, жизни общества и граждан, осуществлении задач государства. Любой конституции - независимо от социальной системы - свойственны следующие функции: учредительная, организаторская, внешнеполитическая, идеологическая, юридическая.


1.2.1. Учредительная функция


Суть этой функции состоит в том, что конституция, появляясь в результате коренных изменений в жизни общества, становится политико-правовой основой его развития на следующем историческом этапе. Слово "учредительная" надо понимать в том смысле, что конституция либо закрепляет то, что уже существует как результат деяний людей, либо создает предпосылки для совсем новых общественных отношений, созревших в обществе, но не могущих возникать, пока не будет для них необходимой правовой базы, которая с принятием конституции и учреждается. Таким образом, учредительные начала конституций могут проявляться и по отношению к общественной (политической) системе в целом, и по отношению к конкретным государственно-правовым институтам и учреждениям.

Сказанное убедительно подтверждает опыт собственной истории. Каждая конституция знаменовала новый этап в социально-политическом развитии и выполняла учредительную функцию, естественно, с позиций тех, кто в то время осуществлял власть.

Так, учредительная функция Конституции РСФСР 1918 г., первых конституций других советских республик состояла в оформлении завоеваний социалистической революции и прежде всего перехода политической власти - по терминологии того времени - в руки рабочего класса и беднейшего крестьянства. В ст. 9 Конституции РСФСР было записано, что ее основная задача заключается "в установлении диктатуры городского и сельского пролетариата в виде мощной Всероссийской Советской власти в целях полного подавления буржуазии, уничтожения эксплуатации человека человеком и водворения социализма...".

С учетом результатов в строительстве социализма, его экономических основ, в борьбе с противниками как системы в целом, так и того образа социализма, который создавался в стране, учреждения новых советских государств (образование и развитие СССР и союзных республик), их государственных органов далее появлялись соответствующие союзные и республиканские конституции, в целом исходившие из принадлежности власти (диктатуры) рабочему классу и трудящемуся крестьянству. Как будет показано далее, для этих конституций, в том числе Конституции СССР 1936 г. и Конституции РСФСР 1937 г., характерно разительное несоответствие многих учреждаемых конституционно-правовых институтов и политической действительности. Конституции провозглашали власть трудящихся, демократические права и свободы граждан, хотя именно во время появления этих основных законов в стране творились массовое беззаконие и произвол.

И все-таки с формально-правовой стороны и эти Конституции выполняли учредительную функцию: например, фиксируя создание экономического фундамента нового строя в виде системы хозяйства, основанной на ставшей господствующей государственной собственности и примыкавшей к ней кооперативно-колхозной собственности, вводя всеобщее избирательное право, заменяя Съезды Советов непосредственно избираемыми народом Советами депутатов трудящихся, учреждая вместо Съезда Советов СССР и ЦИК СССР новый высший орган государственной власти Союза - Верховный Совет СССР, и т.д.

Учредительную функцию выполняла и Конституция СССР 1977 г., а также построенная в полном соответствии с нею Конституция РСФСР 1978 г. Напомним, что руководство стоявшей в то время у власти Коммунистической партии интенсивно стимулировало исследования по теории власти при социализме. Называть ее "диктатурой рабочих и крестьян" становилось бессмысленно, поскольку уже не было объекта, в отношении которого ранее считали диктатуру необходимой (т.е. врагов или противников строя), да и общество все более консолидировалось - трудящимися были все, особых различий между рабочими, крестьянами и интеллигенцией не было. В итоге родилась теория зрелого, или развитого, социализма. Не вдаваясь в обсуждение вопроса о том, насколько удачна была сама эта теория, - жизнь все расставила на места - отметим родившееся конструктивное воззрение на суть власти. Ее должны осуществлять все слои общества, т.е. рабочие, крестьяне и интеллигенция; государство, следовательно, становится общенародным, а общество образует целостный, не раздираемый внутренними противоречиями организм, единую политическую систему.

В итоге, Конституция СССР 1977 г. сыграла исключительно важную роль в постепенном движении нашей страны в сторону реального народовластия, демократии. Как учредительный документ она юридически закрепила природу Советского государства как общенародного, выражающего волю и интересы рабочих, крестьян и интеллигенции, трудящихся всех наций и народностей страны, расширение социальной основы СССР как нерушимого союза всех указанных слоев общества, преобразование органов государственной власти в Советы народных депутатов, рост экономики и превращение ее в единый народнохозяйственный комплекс страны, объединение усилий всех государственных и общественных организаций в рамках политической системы советского общества, в котором руководящей силой является КПСС.

Безусловно, учредительный характер свойствен и Конституции РФ 1993 г., причем в целом и несмотря на то, что ряд включенных в нее конституционных институтов появился ранее, благодаря изменениям и дополнениям предшествующей Конституции РФ 1978 г., неоднократно реформировавшейся (см. об этом ниже). Говоря обобщенно, учредительная роль данного Основного Закона состоит в полном и окончательном оформлении отказа России от социалистического пути развития и ее перехода на рельсы: в политике - к общедемократическим институтам и политическому плюрализму, в экономике - к многообразию форм собственности, включая и частную (т.е. собственности отдельных граждан на средства производства, природные ресурсы, а не только на предметы потребления и обихода), свободной экономической деятельности (предпринимательству) и рыночному хозяйству. Кроме того, учредительная роль данной Конституции заключается и в том, что она закрепила новое соотношение властей на уровне Федерации (за счет резкого увеличения роли Президента РФ), разграничение полномочий между РФ и ее субъектами, а также назначение местного самоуправления в РФ.


1.2.2. Организаторская функция


Данная функция конституции заключается в том, что она не только оформляет достигнутое и ставит новые задачи перед обществом и государством, но и стимулирует политическую активность, нацеливает государственные органы и общественные объединения, всех граждан на деятельность в духе нового основного закона. Иначе говоря, после принятия конституции не должно быть такого положения, что о ней тут же забыли, а люди жили бы и действовали в прежнем стиле, как будто бы ее и не было. Конституцию надо выполнять, и соответствующие ориентировки, а также механизмы должны содержаться в самой конституции.

Важное организующее значение имеет сам факт принятия новой конституции. Казалось бы, многое из того, что она отражает, уже существует в жизни, закреплялось предшествующими нормативными актами, в том числе и внесением поправок в ранее действовавший основной закон. И все-таки появление новой конституции является фактором мобилизующего значения для общества, государственных органов.

Кроме того, следует учитывать то, что конституция является документом прямого действия - это зачастую подчеркивается в самом ее тексте. И ее организующее начало состоит в том, что многие общественные отношения могут возникать непосредственно на базе конституции.

Сказанное в полной мере относится и к российским конституциям, в том числе и к Конституции 1993 г. Ее организаторская функция проявляется во многих отношениях. Но особенно выделим то, что в социально-экономической сфере она нацеливает на деловую активность каждого человека, на путь к добросовестной конкуренции и рыночному хозяйству; в политической - на свободное создание различных общественных объединений и политический плюрализм, в государственной - на реальное разделение властей, формирование прочных правил и традиций применительно к относительно новым для нас, не так давно функционирующим конституционным институтам (президентство, профессиональный парламент, в котором равенство палат уступило место принципу верхней и нижней палаты, конституционное правосудие, разделение компетенции между РФ и ее субъектами, местное самоуправление и т.д.).


1.2.3. Внешнеполитическая функция


Внешнеполитическая функция конституции состоит в том, что основной закон обращен не только к внутренней жизни страны, он одновременно является фундаментом внешнеполитической деятельности государства. Это может быть выражено включением в конституцию специальных глав о внешней политике и обороне (так делали, например, Конституция СССР 1977 г., Конституция РСФСР 1978 г.). Но в принципе наличие таких глав совсем не обязательно - их не было, к примеру, в Конституции РСФСР 1918 г., Конституции СССР 1936 г. и следовавшей за ней Конституции РСФСР 1937 г. Нет подобной главы и в Конституции РФ 1993 г., в большинстве зарубежных конституций. Суть в другом, и это главное: наша Конституция не просто исходит из миролюбивой внешней политики государства, стремления к сотрудничеству и добрососедству, но и провозглашает общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ составной частью ее правовой системы.

Кроме того, внешнеполитическая функция Конституции нашей страны состоит также в том, что за пределами государства она служит и как важный информационный источник. Конституция дает представление людям других стран, а также государствам и международным организациям о нашем общественно-политическом строе, структуре государства, взаимоотношениях центра и субъектов РФ, конституционных основах региональной и национальной политики, статусе личности в РФ и т.д. Познакомившись с тем, какие параметры социально-экономической и политической системы заложены в нашей Конституции, зарубежный мир получает представление о возможных перспективах развития страны. Не будем закрывать глаза на то, что конституционные декларации и реальные шаги - не всегда одно и то же. И тем не менее, понять без Конституции сущность государства невозможно.


1.2.4. Идеологическая функция


Такая функция также присуща нашей Конституции. Есть ли основания для этого утверждения? Может быть, так надо говорить о прошлых конституциях? Ведь в ст. 13 Конституции РФ 1993 г. сказано, что в Российской Федерации признается идеологическое многообразие, никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Выходит, наша действующая Конституция - как бы деидеологизированный документ, а автор этих строк неправомерно пишет о какой-то идеологической функции конституции?

Поясним, в чем дело. Действительно, идеологическая функция конституции может заключаться в закреплении постулатов какого-то политического учения в качестве господствующих. И за примерами далеко ходить не надо. Такими были все предшествующие советские конституции. Так, не просто правовым актом, но и типичным документом научного коммунизма являлась Конституция СССР 1977 г. Она исходила из построения всей жизни в стране на постулатах теории и практики социалистического и коммунистического строительства, а в преамбуле Конституции содержалась характеристика существовавшей в стране общественной системы как развитого социализма. Вот такой вариант идеологического предназначения конституции и исключает теперь наш Основной Закон 1993 г.

Однако в ином плане конституция просто не может не быть идеологическим - в смысле мировоззренческим - документом. Ведь практически каждое ее слово, все закрепленные в конституции институты выражают видение желаемой социально-политической системы страны. Разве не очевидны одна идеология в категорическом отрицании частной собственности (это делали советские конституции), и совсем противоположная в конституционном закреплении частной собственности и вообще многообразия форм собственности в стране (Конституция РФ 1993 г.)!

Или, к примеру, закрепление в Конституции СССР 1977 г. однопартийной системы с руководящей ролью КПСС и, наоборот, политического плюрализма в Конституции РФ 1993 г. и равенства всех общественных объединений перед законом. Здесь ведь тоже видны не только политико-организационные, но и идейные основы общественно-государственной жизни.

Прямо различные воззрения воплощены в принципе верховенства представительных органов в системе государственной власти, подотчетности им всех других государственных органов (прежние конституции) и в принципе разделения властей, возможностях их взаимного влияния друг на друга (Конституция РФ 1993 г.).

Перечень примеров можно было бы продолжить, но вывод очевиден: каждая конституция закрепляет свою систему общественных ценностей (в какой мере они отражают общечеловеческие идеалы - это другой вопрос) и нацелена на то, чтобы на ее основе формировались соответствующие воззрения каждого члена общества.


1.2.5. Юридическая функция


Суть этой функции конституции заключается в том, что она:

- становится основой новых правовой системы и правопорядка в стране (или нового этапа в их развитии, если они существуют и в принципе сохраняются);

- сама регулирует общественные отношения и как документ прямого действия может быть исходной почвой для их возникновения;

- дает импульс развитию законодательства и принятию большого массива новых нормативных юридических актов, воплощающих общие идеи и отдельные положения конституции.

Сказанное в полной мере относится к действующей Конституции РФ. Она является "заглавным" документом создаваемой в России правовой системы, для детализации Конституции нужны около 600 нормативных актов, частично принятых, но в своем большинстве все-таки пока подготавливаемых. Достаточно актуальна и задача обеспечения прямого действия Конституции: нечего скрывать, что об этом свойстве Основного Закона забывают и нередко смотрят на нее как на правовую библию, которой надо молиться на словах, но которой совсем не требуется следовать в делах, и в том числе потому, что она содержит набор благих идей, но не норм непосредственного юридического действия.


1.3. Предмет и пределы конституционного регулирования.
Содержание и структура конституций


Предмет конституционного регулирования, как и в целом правового регулирования, - общественные отношения. Конституционные нормы воздействуют на участников (субъектов) отношений, устанавливая основы их статуса, предпосылки, а то и достаточно определенные правила функционирования.

Что, в каком объеме, каким образом и в какой последовательности отразить в конституции - сложный вопрос. По политическим целям конституция должна и отразить сегодняшнюю политическую организацию (политическую систему) страны, и стать основой ее дальнейшего развития. Но будучи документом юридическим, конституция достигает указанных целей специфическими средствами, присущими ей как правовому акту, закону.

Кроме того, важную роль играют соображения целесообразности в соотношении с природой конституции. Первое означает: политических целей у общества, по разумению тех, кто предлагает ему новую конституцию, может быть много, средств их реализации - еще больше. Значит, возникает проблема выбора, поскольку конституция обращена лишь к основному. А учитывая второе обстоятельство, конституция не может "растекаться мыслею по древу", она не является чересчур большим документом (хотя и такие бывают) и все должна отражать в концентрированной и лаконичной форме.

Таким образом, получается, что каждая конституция - это продукт переплетения объективного и субъективного. Объективно то, что она должна закрепить социально-экономические устои общества, основы статуса человека и гражданина, политические механизмы власти, причем сделать это сжато. Субъективно то, что все-таки конкретные люди и на данном отрезке развития страны, общества будут формулировать основной закон.


1.3.1. Определяющие факторы


С учетом вышесказанного можно назвать в обобщенном виде несколько исходных факторов, влияющих на содержание конституций и элементы предмета конституционного регулирования.

1) Прежде всего, это политические воззрения, существующие в мире, на природу собственности, власти, назначение тех или иных ее институтов. Здесь можно, в свою очередь, выделить две группы факторов.

Первая группа напрямую связана с социально-экономическим (раньше бы сказали "классовым") восприятием соответствующих социальных институтов, их приемлемости либо неприемлемости. Например, на принципе отрицания частной собственности как экономической основы общества построена марксистская и особенно ленинская теории общественного развития. Частная собственность считалась первопричиной бедственного положения рабочих и крестьян, эксплуатации человека человеком. Открывающей путь в светлое, справедливое будущее общество была объявлена общественная собственность, находившаяся в руках всего народа и управляемая от его имени государством или самими коллективами трудящихся. Соответствующие лозунги стали определяющими для революции 1917 г. и нашли отражение в первых актах советской власти конституционного значения - Конституции РСФСР 1918 г., многих декретах об экспроприации (национализации) частной собственности.

Кстати, именно в связи с противостоянием подобных подходов рождаются призывы к социальному миру, гармонии. Последнее лучше всего достигается закреплением в конституциях сложных, смешанных институтов - например, типа положения ч. 2 ст. 8 действующей Конституции РФ: в РФ признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности.

Однако далеко не всегда это происходит в реальности, и тогда побеждает какой-то один подход, причем не исключены и ожесточенные столкновения, вплоть до вооруженных, ради победы какого-то одного воззрения.

И не стоит иметь иллюзий насчет того, что данная группа факторов по мере развития цивилизации обречена на исчезновение. Они могут модернизироваться, не выглядеть как призывы к юридическому отстранению от власти каких-то слоев общества, тем более их физической изоляции. Но тем не менее и в предшествующие годы, и в наши дни, и на будущее есть основа для трезвой мысли: исходными могут быть фактор принадлежности власти определенным социальным слоям и отражение в конституции как этого фактора, так и обеспечивающих данную власть социально-политических институтов.

Таким образом, фактор глобальной роли ряда социальных институтов является предопределяющим для содержания конституции. На первом месте здесь стоит, конечно, само государство. Наиболее тому убедительный пример - гиперболизация роли государства в условиях советской власти, когда оно стало орудием и управления собственностью, и удовлетворения социальных и бытовых потребностей людей, и управления обществом. Всему этому была создана конституционная база того времени. И, наоборот, последующий отказ от патернализма государства привел и к введению плюрализма форм собственности, и к необходимости соединения в удовлетворении нужд граждан мер государства и их собственных усилий, и к сочетанию государственных средств управления с самоуправлением в обществе и по месту жительства граждан. Эта концепция стала содержанием современной российской Конституции.

Вторая группа факторов обусловлена политико-правовой оценкой эффективности тех или иных конкретных конституционных институтов. Здесь социальный подход как бы отодвигается на задний план.

Например, учредить ли парламентарную или президентскую республику, иметь сильного или слабого президента, поставить его по главе правительства или же существовать последнему обособленно от президента, быть ли парламенту двухпалатным или однопалатным, создать ли конституционный суд и какими полномочиями его наделить? По всем подобным вопросам общества, относящиеся к одному типу демократии, принимают зачастую различные решения.

Эти решения рождаются непросто, нередко становясь продуктом борьбы между сторонниками и противниками определенного типа общественного строя и политических отношений, а нередко - также и сторонниками какого-то их вида. Например, учреждение органов конституционного надзора и контроля происходило в СССР в борьбе с позицией тех, кто считал, что данную функцию должен выполнять сам парламент. Следовательно, в отношении актов других органов (а тем самым на базе идеи верховенства парламента) его собственные акты выводились из-под какого-либо надзора и контроля. Итогом стало учреждение комитетов конституционного надзора СССР и союзных республик. Они получили право в своих заключениях давать оценку и актам соответствующих высших представительных органов государственной власти, но не могли признавать эти акты утратившими силу. И тут же начался новый этап борьбы - за наделение органов данным правом. Однако для этого следовало отказаться от чисто надзорных функций. В РСФСР в итоге вместо Комитета конституционного надзора, так и не созданного, был учрежден Конституционный Суд как один из конституционных институтов. Когда Президент РФ своим Указом от 21 сентября 1993 г. распустил Съезд народных депутатов и Верховный Совет РФ, и КС оценил этот акт как противоконституционный, Президент приостановил деятельность КС. Встал вопрос о том, будет ли КС дальше существовать или его следует заменить коллегией Верховного Суда РФ. Однако противники этого варианта - сами по себе также сторонники дальнейшего движения России по пути реформ - отстояли сохранение КС. И он остается сегодня как один из конституционных органов РФ.

2) Из сказанного ранее многократно можно было понять, что содержание конституции зависит от конкретных условий государства. Конституция в принципе должна соответствовать тем фактическим общественным отношениям, которые сложились в стране, в противном случае она может быть фиктивной. У В.И.Ленина есть высказывание на этот счет, которое полезно помнить и сегодня: "Фиктивна конституция, когда закон и действительность расходятся; не фиктивна, когда они сходятся... Конституция может быть черносотенной, помещичьей, реакционной и в то же время менее фиктивной, чем иная "либеральная" конституция"*(3).

Для конституций нежелательны как отставание от общественного развития, так и забегание вперед, включение в них норм, которые еще не могут найти применения в действительности.

Конечно, в этом плане для конституций характерны, как сказали бы раньше, диалектические противоречия.

Во-первых, закрепляя то, что уже возникло (т.е. сложившиеся общественные отношения), конституция тем не менее смотрит не в прошлое, а становится основой их последующего развития. Это не консервация отношений, а их стимулирование на будущее. Т.е., к примеру, если по Конституции 1993 г. власть в РФ принадлежит народу, это не только означает существование данного конституционного принципа, но и требует постоянного подтверждения его существования практикой.

Во-вторых, некоторые институты попросту не могут "сложиться". Формируется убеждение в том, что они нужны, и не более того. Сами же институты появляются только с включением в конституцию соответствующих статей, глав, разделов. Как, например, представить без конституционных норм трансформацию однопалатного парламента в двухпалатный, учреждение президентства, конституционного суда и т.п.?

В-третьих, включение в конституцию соответствующих положений - это в немалой степени и программирование общественного развития. И вот, если это самое программирование, хотя и выполнено языком конституционных положений, но больше напоминает стиль политических программ и деклараций, это ставит вопрос о подмене назначения конституций. Еще допустимо в преамбуле (вводном тексте) сказать что-либо о задачах конституции типа записи о том, что народ принимает Конституцию, "возрождая суверенную государственность России и утверждая незыблемость ее демократической основы", а также "стремясь обеспечить благополучие и процветание России". Однако нельзя насыщать сам текст конституции нормами-программами. Иначе говоря, предполагаемое конституцией развитие соответствующих институтов только и есть воплощение ее программного назначения.

Говоря о том, что конституция соответствует фактическим условиям в обществе, что все-таки это документ, программирующий предстоящее его развитие, надо ответить и на такой вопрос: "В каких пропорциях должны быть "сущее" и "должное?". Или скажем иначе: какой процент реальности должен быть, чтобы правило включить в конституцию; а если правило уже имеется в конституции, какой объем возникающих общественных отношений говорит о том, что является реально действующим?

Надо сказать, порой для таких "математических" подходов можно найти основу. Например, когда Конституция СССР 1977 г. впервые в истории нашей страны предусмотрела право граждан на жилище, некоторые спрашивали: как же так, ведь многие из нас еще не имеют жилья? Не получится ли так: поскольку данное право в Конституции закреплено, это будет означать, что уже все обеспечены жильем, а жилищный вопрос в стране закрыт (в смысле разрешен) и государству больше не надо ничего строить? На это следовало разъяснение: благодаря государственной политике где-то 60% населения уже осуществили право на жилище; записав его в Конституции, мы тем самым будем добиваться обеспечения жильем остальные 40% населения. Надо сказать, объяснение звучало убедительно, особенно если оно сопровождалось строительством государственного жилья.

Отметим, однако, что во многих случаях определить с математической не только точностью, но даже и приблизительностью, какой процент от заложенных в конституции общественных отношений реально существует, очень сложно. Скорее всего речь может идти о такой конституционной запрограммированности соответствующих отношений, что они должны быть, раз предусмотрены конституцией, в соответствующем реестре. Но внутри общественных отношений определить, какой существует процент от объема, на который нацеливалась конституционная норма, трудно, а то и просто невозможно.

Как уже говорилось, зачастую бывает так: сначала надо записать что-то в конституции, затем обеспечить возникновение соответствующих отношений. А уж сколько их реально появится - это предмет постоянной заботы тех, кто ответствен за реализацию конституции. Например, в Конституции РФ сказано, что местное самоуправление осуществляется гражданами путем референдума, выборов, других форм прямого волеизъявления, через выборные и другие органы местного самоуправления. На практике непосредственное участие граждан в осуществлении задач местного самоуправления имеет место в небольшом объеме, больше им занимаются органы и должностные лица местного самоуправления. Но тем не менее конституционная норма нацелена на полный объем соответствующих общественных отношений.

3) На предмет и характер конституционного регулирования определенное влияние оказывает уровень общественного сознания. Проявляется данный фактор по-разному.

Прежде всего, начиная подготовку новой конституции, стоящие у власти в демократическом государстве должны ориентироваться на то, что, во-первых, они отразят в конституции положения, нужные народу: во-вторых, подготовленная ими конституция найдет у него поддержку.

Речь идет отнюдь не о том, что народ получит текст, прочтет его от начала до конца и убедится, какая это мудрая власть и как она заботится о простом человеке. Это отнюдь не плохой вариант, но он идеален и идеалистичен.

На практике большинство граждан (порой до 95%) конституцию не только не читали, но даже и не держали в руках. Однако они верят властям, а значит, и созданному ими документу. И даже могут проголосовать за конституцию на референдуме по принципу веры властям.

Естественно, далее, что в конституцию включаются положения, обусловленные существующим уровнем общественного сознания. По большому счету в конституции нежелательно иметь положения, не понятные гражданам; человеку даже с невысоким уровнем образования должны быть ясны ее нормы.

Вместе с тем конституция вносит свой вклад в формирование общественного сознания. Минимальный - это включение в конституцию норм, направленных на рост образовательного уровня граждан, от которого зависит в немалой степени общественное сознание. Максимальный вклад - серьезная идеологическая "начинка" конституции. И это свойственно в том или ином объеме всем конституциям. Например, первые советские конституции особое внимание уделяли задачам борьбы с эксплуатацией человека человеком (по терминологии того времени), незаметностью, неравенством женщин, национальным неравенством и т.п. Последующие конституции нацеливались на упрочение чувства высокой ответственности человека перед обществом, неразрывное единство интересов личности и государства. Действующая Конституция РФ особое внимание уделяет тому, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, что государство является демократическим, а идеологическое и политическое многообразие являются важнейшими характеристиками конституционного строя.

Итак, общественное сознание - это форма проверки жизненности различных идей, проектов, решений, в том числе и конституционных. Если они восприняты и поддержаны общественным мнением, отложились в общественном сознании как определенные закономерности социального бытия, то логично их закрепление в конституции и более полное воплощение в жизнь.

4) Следует принимать в расчет назначение конкретных конституций. Иначе трудно понять, почему они касаются подробнее одних общественных отношений и почти не затрагивают другие, отличаются большим или меньшим числом предписаний по одному и тому же вопросу. Например, главной целью Конституции СССР 1924 г. было оформление на конституционном уровне образования Союза ССР. Поэтому данная Конституция практически не касалась общественного строя, прав и свобод граждан. И чтобы их найти, нужно обращаться к конституциям союзных республик, входивших в СССР. И только с учетом назначения данной Конституции можно уяснить специфику ее предмета конституционного регулирования по сравнению с другими основными законами.

5) При оценке предмета и объемов конституционного регулирования немаловажным фактором являются также воля и усмотрение органов и лиц, занимавшихся подготовкой проекта, органа, принимающего конституцию или утверждающего ее текст для вынесения на референдум, а в определенной степени - и пожелания граждан, участвовавших в обсуждении проекта. Можно откровенно сказать: рассуждения о том, что конституция рождается объективным ходом истории, что в ней отражаются общие закономерности развития общества и государства, в немалой степени условны. Конечно, отмахиваться от объективных факторов нельзя. Например, то, что в СССР и соответственно РСФСР наступил кризис строя в 80-90-е годы, что назрела необходимость демократических реформ, очевидно. Но вот каким путем идти вперед - это решали не какие-то абстрактные общественные силы, а конкретные люди и их объединения со своими воззрениями. И именно предложенные ими решения прокладывали дорогу вперед, зачастую выглядя не как стратегический курс, а как поиск пути методом проб и ошибок.

Примеров того, когда в равных общественно-политических условиях выбираются разные решения, немало. Приведем для иллюстрации лишь один из собственной конституционной истории. При провозглашении РФ 21 апреля 1992 г. федерацией, состоящей из республик, краев, областей, городов федерального значения, автономных областей и автономных округов, заключенный между ними 31 марта 1992 г. Федеративный договор был инкорпорирован в большую группу норм Конституции, но вместе с тем объявлялся и в целом неотъемлемой частью Конституции. Предложенный в мае 1993 г. Президентом РФ проект новой Конституции РФ содержал в качестве отдельного раздела Федеративный договор. Остался он и в варианте проекта, доработанном и одобренном Конституционным совещанием в июле 1993 г. Однако в окончательном тексте, вынесенном Президентом на референдум 12 декабря 1993 г., Федеративного договора мы уже не находим, поскольку сугубо конституционная основа Российской Федерации - с отражением в ней многих положений Федеративного договора - была признана создателями текста более целесообразной.

6) Наконец, на предмет и содержание конституции определенное влияние оказывают собственные свойства конституции как политико-правового документа. Ведь она, обращаясь к общественным отношениям, остается основным законом. Конституционным регулированием нельзя всего охватить, оно не может быть беспредельным. Конституция обращается к общественным отношениям, уже являющимся устойчивыми или имеющими шансы на такую устойчивость.

Будучи сжатым, основной закон должен тем не менее содержать необходимый минимум норм для того, чтобы выполнить свое социальное назначение. Однако в этом плане подход к свойствам конституции прошел определенную эволюцию в мировой истории. Для буржуазных конституций XIX - начала XX вв. характерно понимание их назначения как документа, обращенного к государству, системе государственных органов. Минимум составляли нормы о социально-экономических устоях общества, правах и свободах граждан. С появлением первых советских конституций представления о предмете конституционного регулирования меняются, он расширяется: наряду с устройством государства появляются главы и разделы, посвященные общественному строю, политике, экономической системе, положению граждан. Такое же положение сохранилось при выработке последующих советских конституций.

Линия на расширение предмета конституционного регулирования была воспринята и конституциями зарубежных государств, в частности, они закрепляли достаточно широкий круг прав и свобод граждан.

В принципе тот же подход к предмету конституционного регулирования сохранила и нынешняя Конституция РФ, в которой много норм, посвященных конституционному строю государства, правам и свободам человека и гражданина.


1.3.2. Структура конституции


Каждая конституция имеет свою структуру. В расположении ее статей и частей, делении на главы, разделы и главы и т.п. проявляется своеобразие подхода различных государств к созданию своих основных законов.

Даже в структуре конституции могут отражаться порой оценки и воззрения тех, кто предлагает стране новый основной закон. К примеру, размещение в Конституции СССР 1936 г. главы об основных правах и обязанностях граждан ближе к концу ее текста (это глава Х из 13 глав данного Основного Закона) отнюдь не случайно. Это как бы одно из отражений неуважения к личности, сложившегося в государстве, ставшем тоталитарным в условиях культа личности Сталина.

Конечно, можно сказать, что понимание социальных ценностей как бы в косвенной форме отражается на структуре конституции. И все-таки нет оснований для категоричного утверждения: какая, мол, разница, что и где расположено в конституции, зафиксировано в ней - и ладно, это главное. При создании конституции нет мелочей, и расположение в ней материала может иметь порой такое значение, о котором авторы конституции и не помышляли.

Если же оставить в стороне политические соображения, по большому счету последовательность конституционного регулирования обусловлена логикой взаимосвязи конституционно-правовых институтов.

В практике большинства стран принято начинать конституцию с преамбулы - вводного текста, имеющего, как правило, политическую направленность. Она бывает нужна для того, чтобы осветить пройденный страной путь, дать характеристику общества на современном этапе его развития, изложить сущность и главные задачи государства, сказать о целях конституции и провозгласить ее принятие.

Однако иметь ли такую большую преамбулу или отказаться от такого ее объема - дело вкуса, а зачастую и идеологии. Например, Конституцию СССР 1977 г. долго готовили, в основном, из-за того, что было не совсем ясно, что за общество создано, каким по функциям является государство. Когда пришли к выводу, что общество - это развитой социализм, а государство - общенародное (пришедшее на смену государству диктатуры пролетариата), решили все характеристики этого общества и государства поместить в преамбулу. Несколько меньше по объему, но также идеологизированной была и преамбула Конституции РСФСР 1978 г.

При конституционной реформе 15 декабря 1990 г. было решено резко сократить преамбулу Конституции, оставив в ней лишь минимум положений, в которых говорилось, что Съезд народных депутатов РСФСР, сознавая историческую ответственность за судьбу России, свидетельствуя уважение к правам всех народов, входящих в СССР, выражая волю народов РСФСР, подтверждает государственный суверенитет РСФСР и заявляет о решимости создать демократическое правовое государство в составе обновленного Союза ССР. При конституционной реформе 9 декабря 1992 г. были сняты упоминания об СССР и добавлено, что Съезд также свидетельствует уважение к правам всех народов РФ, признает приоритет прав человека и гражданина РФ.

Действующая Конституция РФ 1993 г. сохранила подход к преамбуле как небольшому лаконичному тексту. Она гласит:

"Мы, многонациональный народ РФ,

соединенные общей судьбой на своей земле,

утверждая права и свободы человека, гражданский мир и согласие,

сохраняя исторически сложившееся государственное единство,

исходя из общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов,

чтя память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость,

возрождая суверенную государственность России и утверждая незыблемость ее демократической основы,

стремясь обеспечить благополучие и процветание России,

исходя из ответственности за свою Родину перед нынешним и будущими поколениями,

сознавая себя частью мирового сообщества,

принимаем Конституцию Российской Федерации".

Несмотря на то, что текст компактен, он также имеет концептуально-идеологическую нагрузку. Так, преамбула содержит идею приоритета прав и свобод человека. Она настраивает общество на внутренний (гражданский) мир, как бы призывая людей не строить отношения на антагонистической основе. Последовательно отражена идея сохранения государственного единства России, возрождения ее суверенной государственности в сочетании с равноправием и самоопределением народов. Подчеркнута направленность усилий народа на то, чтобы обеспечить благополучие и процветание России, думать об ответственности за настоящее и будущее и жить по правилам мирового сообщества. Наличие такого емкого содержания при небольшом тексте - удача составителей Конституции.

Поскольку решающими являются вопросы о сути существующего в данной стране строя, о власти, государстве, политической структуре (организации) общества, собственности, им посвящаются первые разделы или главы конституций. Они могут быть сжатыми. Например, в Конституции СССР 1936 г. глава I "Общественное устройство" состояла всего из 12 статей. Однако это может быть и несколько глав. Так, раздел 1 Конституции СССР 1977 г. "Основы общественного строя и политики СССР" включал в себя пять глав: Политическая система; Экономическая система; Социальное развитие и культура; Внешняя политика; Защита социалистического Отечества.

Действующая Конституция РФ 1993 г. отводит указанным выше вопросам главу I - "Основы конституционного строя". Закрепляемые в ней важнейшие черты этого строя - народовластие (народный суверенитет); Российское федеративное государство как организация всего народа; признание человека, его прав и свобод высшей ценностью; демократия как основа образа жизни в России и ее политического режима; идеологическое многообразие и политический плюрализм; свобода экономической деятельности и многообразие форм собственности.

Логически следующее место в структуре конституций отводится закреплению статуса личности, основных прав, свобод и обязанностей человека и гражданина. Их расположение именно здесь обусловлено, с одной стороны, тем, что человек, его интересы стоят на первом плане в демократическом обществе и государстве, поэтому относить далее соответствующие нормы - вызвать те нарекания в пренебрежении к личности, о которых мы говорили применительно к Конституции 1936 г. Но, с другой стороны, раньше основ конституционного строя поставить нормы о статусе личности нельзя, поскольку он обусловлен конституционным строем, на обеспечение интересов человека и гражданина направлены политика государства, система общественно-политических учреждений, допускаемых конституцией (партии, движения и т.д.), форм хозяйствования и собственности, а предоставляемые гражданину права и свободы позволяют ему активно влиять на государственные и общественные процессы.

Внутри группы конституционных норм, посвященных правам, свободам и обязанностям человека и гражданина, их последовательность также зависит от той или иной концепции в отношении статуса личности. Например, по превалировавшей в прежние времена теории личность проявляла себя в трех главных ипостасях: на первом месте это участник осуществления экономической и социальной политики государства, на втором - политический деятель, т.е. участник управления государственными и общественными делами, на третьем - индивид со своими интересами и духовным миром. Соответственно сначала конституция закрепляла социально-экономические права, далее - политические и лишь после этого - личные.

Теперь в основе восприятия статуса личности, а соответственно и его конституционного воплощения лежат другие подходы. На первом плане - человек как индивид, со своей жизнью, неприкосновенностью и свободой, на втором - возможности его участия в общественной жизни и делах государства, на третьем - права, позволяющие ему быть участником экономических процессов. Именно в такой последовательности и расположились в Конституции РФ 1993 г. основные права и свободы человека и гражданина, а затем названы также его права, служащие для защиты остальных прав и свобод, и ряд обязанностей гражданина.

В одной из начальных - исходных - норм конституции может даваться характеристика внутренней структуры государства. А далее появляется раздел или глава (главы), где это регулируется более подробно. Название этих частей конституций - государственное устройство, национально-государственное устройство, федеративное устройство и др.

Без таких частей конституции обойтись не могут, поскольку основной закон государства должен фиксировать его структуру. А вот сколько иметь глав, как их назвать - это, конечно, дело усмотрения создателей конституций. Например, Конституция РСФСР 1978 г. имела раздел III "Национально-государственное и административно-территориальное устройство РСФСР", а в нем отдельные главы о РСФСР, автономной республике (позже - республике в составе РСФСР), автономной области и автономном округе. Отражая новую федеративную природу РФ, Конституция была дополнена 21 апреля 1992 г. главой о крае, области (а 9 декабря 1992 г. - также городе федерального значения) в составе РФ. А вот в Конституции РФ 1993 г. этим вопросам посвящается одна глава 3 с названием "Федеративное устройство" . Она в более концентрированной форме отражает природу и структуру РФ, вопросы ведения РФ, совместного ведения РФ и субъектов РФ, важнейшие правила построения федеративных отношений в РФ.

Следующие части конституций посвящены центральным органам государства. Логика принципа разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную, казалось бы, предполагает последовательность посвященных им глав в конституции, т.е. сначала о парламенте, затем о президенте и правительстве, далее - о судебных органах. Однако, помимо принципа разделения властей, есть еще и использование таких форм правления как президентская республика, парламентарная республика или разные варианты смешанных форм. Отсюда на первом месте в конституции может быть глава о президенте и уж затем о парламенте.

Конституция РФ не называет наше государство президентской республикой, однако по логике конституционного регулирования наш Президент стоит над всеми иными государственными органами, обеспечивает их согласованное функционирование и взаимодействие (ч. 2 ст. 80). Поэтому в Конституции сначала идет глава о Президенте, далее главы о Федеральном Собрании, Правительстве РФ, судебной власти.

В предмет конституционного регулирования могут включаться основы построения системы органов власти территориальных частей государства, однако здесь многое зависит от избранной концепции. Например, в Советском государстве все органы от Верховного Совета СССР и до сельского Совета, его исполнительного комитета являлись государственными органами. А поэтому считалось необходимым, чтобы для них была конституционная основа не только в республиканских конституциях, но и в союзной. А вот РФ, также будучи федеративным государством, отказалась от главы, в которой бы устанавливались основы организации государственной власти в субъектах РФ. В Конституции предусмотрено, что субъекты самостоятельно устанавливают систему своих органов государственной власти, хотя и делают это в соответствии с основами конституционного строя РФ и общими принципами организации представительных и исполнительных органов власти, установленными федеральным законом.

В структуре конституции обычно после глав, посвященных президентам, законодательной и исполнительной властям, располагается глава о судебной власти или две главы - о суде и о прокуратуре. Предшествующие конституции в нашей стране имели разделы о правосудии, арбитраже и прокурорском надзоре, состоявшие из двух глав, - о суде и арбитраже и о прокуратуре. Была специфика и в содержании - например, в первую главу помещались основные права и гарантии для граждан на справедливое и объективное правосудие. Конституция РФ все нормы такого характера сконцентрировала в главе о правах и свободах человека и гражданина. Арбитраж за эти годы был преобразован в систему арбитражных судов. И в Конституции 1993 г. есть одна глава о судебной власти, в которую включены нормы об организации правосудия в РФ, а также о прокуратуре.

Если государство отказалось от идеи существования на всех уровнях государственных органов и провозглашает концепцию, согласно которой в городских и сельских поселках, на других территориях население осуществляет местное самоуправление, тогда в конституции может включаться глава о местном самоуправлении. Причем это не исключено даже для федеративного государства, где вопросы территориальной организации субъектов являются их собственным делом.

По такому пути пошла и Конституция РФ. Помимо того, что в ст. 3 она называет органы местного самоуправления одним из каналов осуществления власти народа, содержит общую статью 12 о том, что в РФ признается и гарантируется местное самоуправление, в Конституции имеется глава 8 "Местное самоуправление".

Завершается основной текст конституции обычно главой о порядке ее пересмотра. В такой главе определяется, кто вносит конституционные поправки, в каком порядке они рассматриваются и принимаются. В российской Конституции 1993 г. есть глава 9 "Конституционные поправки и пересмотр Конституции".

Как правило, большинство конституций имеет завершающий раздел, чаще всего именуемый "Заключительные и переходные положения" или просто "Переходные положения". Его назначение - указать, какой день считается днем принятия конституции, с какого дня она вступает в силу, какова судьба предшествующей конституции, как применяется прежнее законодательство до принятия нового, соответствующего данной конституции, как действуют существующие и вновь учреждаемые органы. Имеется раздел "Заключительные и переходные положения" и в российской Конституции 1993 г.

Таковы основные моменты, связанные с предметом и структурой конституций. Что касается особенностей содержания Конституции РФ 1993 г., мы их рассмотрим подробнее в главе 3 данной работы.

Возникает вопрос: есть ли какие-то аксиомы в определении предмета конституционного регулирования и соответственно структуры конституции? Ответ может быть только один - "нет". Мы уже указывали, что общественно-политическая система, возобладавшая в соответствующей стране, концепции, принятые за основу, усмотрение лиц и органов, готовивших конституцию, прямо отражаются на ее предмете и структуре. Поэтому определенные правила относительно предмета и структуры существуют, но считать их обязательными для создателей конституций в той или иной стране вряд ли возможно. К примеру, в какой-то мере логично было включение в советские конституции глав о государственном плане и государственном бюджете - ведь это были конституции государств, проповедовавших теорию плановой экономики. Однако, если соответствующие главы были, например, в Конституциях РСФСР 1937 и 1978 гг., то их все-таки не было в Конституциях СССР 1936 и 1977 гг. В свою очередь, наличие разделов, глав об экономике, финансах, бюджете - не редкость для конституций зарубежных стран (например, в Конституции Испании 1978 г. есть часть VII "Об экономике и хозяйстве", в Конституции ФРГ 1949 г. - раздел Х "Финансы", в Конституции Японии 1947 г. - раздел VII "Финансы" и т.д.).

В немалой степени вопрос о предмете и структуре конституций связан и с правовой культурой тех, кто создаст основные законы. Если они имеют достаточное представление о природе и назначении конституций, если понимают внутреннюю логику конституционного регулирования, можно ожидать появления политически и юридически более совершенных текстов.


1.4. Основные черты конституции


Основные черты конституции характеризуют ее связь как политико-юридического документа с общественным развитием, ее истоки, специфику воздействия общественных отношений на характер конституции и воздействия конституции на общественные отношения, роль конституции в реальных процессах жизни страны. Основными чертами Конституции РФ можно назвать основополагающий характер, народность, реальность, стабильность. Подчеркнем, что мы называем эти характеристики, понимая, что в чем-то они могут оставаться идеалами, к которым надо стремиться. И пусть каждый читатель делает выводы сам - и относительно того, что существует и чего нет в жизни, и насчет собственной роли в укреплении авторитета Конституции.


1.4.1. Основополагающий характер


Как мы могли это уже частично видеть, основополагающий характер Конституции РФ заключается в том, что она регулирует наиболее важные общественные отношения, является базой движения общества по пути исторического прогресса. Кроме того, данная черта Конституции проявляется и в том, что конституционное регулирование носит обобщающий характер. Его задачи - во-первых, раскрыть и закрепить самое главное в общественных отношениях; во-вторых, использовать минимум норм для этого; в-третьих, в отобранных нормах ясно и четко отразить суть общественных отношений, чтобы эти нормы давали направление и определяли принципиальное содержание их последующей регламентации в актах текущего законодательства.

Данная черта конституций достаточно понятна при абстрактном разговоре об их сути, но ее не так легко реализовать при подготовке и принятии конкретных основных законов. Что включить в конституцию, что оставить за ее бортом - эти вопросы решаются не только с объективных позиций общественно-политического развития соответствующей страны, но и субъективных позиций тех, кто эту конституцию подготавливает и принимает. Иначе говоря, здесь общие суждения о предмете конституционного регулирования превращаются в постулаты (главы, статьи) конституции. И тем самым рождается определенный результат в оценке общественных отношений с точки зрения возможности их отражения в конституции и попадания или непопадания в круг так называемых конституционных отношений.

Законодатели, даже понимая, что они - не боги и могут в чем-то ошибиться, тем не менее для ряда отношений зачастую предусматривают исключительно конституционный уровень их регулирования. Речь идет при этом именно о важности соответствующих общественных отношений и использовании основополагающего характера конституции. Например, по российской Конституции 1993 г. это относится к главам 1 и 2 - об основах конституционного строя, основных правах и свободах человека и гражданина.

Конечно, это может как стимулировать, так и в определенной ситуации затормозить общественное развитие (в дальнейшем мы еще будем касаться данной проблемы). И один существенный вопрос, который для этого надо решить: как "поднять" общественные отношения на конституционный уровень регулирования и, наоборот, как от него отказаться, если для определенных общественных отношений перестала быть необходимой их база в конституции как основополагающем документе? Не исключая того, что в ходе развития общества некоторые отношения, которым в конституции уделено скромное внимание, вдруг получат более интенсивное развитие, а внесение дополнений в конституцию затруднено из-за сложности самой подобной процедуры, законодатель может допускать для начала регулирование соответствующих вопросов актом текущего законодательства. Кроме того, он не допускает оценки этого уровня регулирования как менее полноценного, чем конституционное регулирование. Именно такой вариант избран в российской Конституции 1993 г. по отношению к правам и свободам человека и гражданина: в ч. 1 ст. 55 сказано, что перечисление в Конституции РФ основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина. Раз так, то свою роль играет и их текущее законодательное регулирование.

Таким образом, основополагающий характер конституции и ее норм надо брать как факт ее социально-политической ценности, а не как предпосылку "вечности" того или иного реестра общественных отношений только потому, что они попали в конституцию.


1.4.2. Народность


Эту черту конституций связывают с тем, что они выражают интересы народа. Если говорить более конкретно, народность конституции обусловливается следующими факторами.

Во-первых, именно сам народ создает объективные предпосылки появления новых конституций, т.е. закрепляемые в конституциях общественные отношения - результат деятельности народа.

Сказанное относится и к Конституции РФ. Вне всякого сомнения то, что изменения в жизни страны были инициированы определенными общественными силами. Однако, предлагая свои пути, они исходили из назревших объективных условий и потребностей народа. Иначе говоря, что-то уже сформировалось в обществе, а что-то уже было на грани образования, но нужна была соответствующая нормативная основа. И не случайно конституционные реформы получили воплощение в жизни, хотя трудности были и есть немалые, поскольку создается новая социальная система. Таким образом, народность Конституции РФ выражается как в том, что она фиксирует определенные итоги по созданию гражданами России нового общества, так и в том, что Конституция является опорой на будущее, отражает задачи и перспективы развития РФ.

Во-вторых, народность конституций выражается также и в том, что народ может непосредственно участвовать в разработке и (или) принятии нового основного закона. И данное положение приемлемо для отечественных конституций.

Напомним прежде всего о том, чего не вычеркнешь из истории, - проводились всенародные обсуждения проектов Конституций СССР 1936 г. и 1977 г. Наверное, кто-то из читателей тут же вспомнит об обстановке в стране в 30-е годы, скажет о формальном характере институтов демократии в период социалистического строительства и отнесет это к всенародному обсуждению также и проекта Конституции 1977 г. Конечно, для этого есть основания. Однако любые институты надо рассматривать и с точки зрения того, что они давали в конкретной обстановке. В этом плане трудно отрицать, что в период всенародных обсуждений население знакомилось с текстами документов, вникало в роль конституций и могло рассматривать их не только как политические документы, но и как реальную опору для труда и жизни в стране; отсюда и заинтересованность, и предложения от населения, поступавшие в конституционные комиссии.

Приведем для иллюстрации следующие данные. Всенародное обсуждение проекта Конституции СССР 1977 г. началось в июне и продолжалось до конца сентября того года. В нем приняло участие свыше 140 млн. человек, т.е. более четырех пятых взрослого населения страны. Рассмотрению проекта было посвящено около 1,5 млн. собраний трудящихся по предприятиям и колхозам, воинским частям и месту жительства. Проект был рассмотрен всеми Советами, начиная от сельских и кончая Верховными Советами союзных республик, т.е. более чем двумя миллионами депутатов. Всего поступило около 400 тысяч предложений с поправками к отдельным статьям, направленными на уточнение, улучшение и дополнение формулировок проекта. В итоге изменения коснулись 118 статей Конституции, а всего их было более 320. Хотя приведенные данные взяты из официальных сообщений (а завышение тогда не было редкостью), все же они дают определенное представление об участии народа в разработке Конституции СССР.

При разработке ныне действующей Конституции РФ официально такое мероприятие как всенародное обсуждение проекта не проводилось. Однако и официальный проект Конституционной комиссии, и появившийся на последнем этапе проект Президента РФ публиковались в газетах и отдельными изданиями с миллионными тиражами. Поэтому граждане могли знакомиться с текстами и вносить по ним свои предложения.

Зато для данной Конституции характерно такое проявление народности как принятие ее путем референдума (всенародного голосования). Референдум состоялся 12 декабря 1993 г. В нем приняло участие 58187755 зарегистрированных избирателей, или 54,8%. За принятие Конституции проголосовало 32937630 избирателей, или 58,4% избирателей, принявших участие в голосовании.


1.4.3. Реальность


Как одну из основных черт конституций реальность связывают прежде всего с тем, что основные законы соответствуют фактически существующим общественным отношениям. В этом смысле реальность Конституции РФ заключается в том, что она должна отвечать потребностям общества, интересам граждан РФ. Конечно, никакого автоматизма здесь нет. Реальность Конституции обеспечивается организаторской работой прежде всего государства и его органов, но в немалой степени также и общественных объединений, включая многочисленные политические партии. Организаторские усилия должны привести в действие всю совокупность компетентных органов и лиц, реализующих конституционные предписания, соизмеряющих с ними свою деятельность.

Реальность любой конституции, в том числе и Конституции РФ, должна обеспечиваться постоянным углублением ее социально-экономических, политических, организационных гарантий. Мало пользы от основного закона, состоящего из прекрасных лозунгов и положений, не имеющих под собой как реальной почвы, так и стремления ее создавать и укреплять.

Думается, можно говорить и еще об одной предпосылке реальности конституции - социально-психологической. У граждан надо воспитывать чувство уважения к конституции, необходимость соблюдать ее нормы. Если у конституции нет авторитета в обществе, это как бы признак того, что она не имеет реального значения; и наоборот - даже если не все еще существует, что заложено в конституции, но у граждан есть вера в непреложность конституционных постулатов, она поможет скорректировать действительность в духе основного закона.


1.4.4. Стабильность


Стабильность как одна из основных черт конституции - это длительность ее действия без внесения существенных изменений. Стабильность конституции основывается на незыблемости самого социального строя, в условиях которого она принимается и который оформляет. Устойчива формация - стабильна и конституция; находится формация в стадии создания, переживает переходный период - скорее можно ожидать изменений конституции. Может происходить и более нежелательное явление - конституция останется незыблемой на бумаге, а общественные отношения уйдут дальше, а то и получат основу в актах неконституционного уровня.

Таким образом, вместе со стабильностью перед конституцией стоит вечная проблема динамизма. Избежать изменений конституции в принципе нельзя, весь мировой опыт показывает, что через это приходится проходить государствам при любых системах. Однако динамическое начало в конституционном регулировании должно содействовать тому, чтобы конституция была не только законом на бумаге, но и актом прямого действия. Следовательно, динамизм, выполнив свою роль, помогает вновь заложить стабильность в конституцию, т.е. обеспечить дальнейшее ее более или менее длительное действие без изменений. Разумеется, все должно быть в меру. Если изменения конституции станут частыми, разговор об их стабильности теряет смысл.

Стабильность конституций их создатели нередко пытаются обеспечить усложненным порядком внесения изменений в основной закон. Этот путь был избран и для действующей Конституции РФ 1993 г. Однако такой вариант для самой стабильности конституции почти ничего не дает. Вспомним высказывание известного русского государствоведа, профессора Н.М.Коркунова, который отмечал, что "всякая попытка искусственно установляемыми формами и сроками задержать изменение государственного строя должна быть признана совершенно несостоятельной. Изменение государственного строя не есть дело чьего-либо личного произвола, а производится действием изменяющихся условий общественной жизни. Новые, сильные запросы развивающегося общества всегда преодолеют противящуюся им букву закона, и сложные, медленные формы изменения конституции в практическом результате только умножают случаи насильственных государственных переворотов"*(4).

Если день ото дня будет очевидно несоответствие основного закона жизни, конституция превратится в суперконсервативный документ. Общественное развитие будет задерживаться ею или пойдет вперед, не обращая внимание на конституцию. Приобретая в данном случае как бы "антиконституционный" характер, оно неизбежно поставит вопрос о соответствии конституции потребностям общества. И каким бы усложненным ни был порядок ее изменения, это произойдет. Не надо забывать еще и о том, что усложненный порядок изменения конституции не исключает разработки новой конституции, принятием которой попросту "опрокидывается" данный основной закон.


1.5. Юридические свойства конституции


Юридические свойства конституции - это признаки ее как основного закона государства. Рассмотрим их подробнее, связывая общие положения темы с Конституцией РФ.


1.5.1. Конституция - основной закон государства


Подчеркнем прежде всего то, о чем уже упоминалось ранее: любая конституция, в том числе и Конституция РФ, относится к числу правовых актов, является законом и обладает всеми его чертами. Конституция - принимаемый либо народом непосредственно, либо высшим представительным органом власти общеобязательный нормативный акт, закрепляющий важнейшие начала жизни общества и государства, рассчитанный на постоянное, многократное применение, опирающийся в своем действии на авторитет и силу Российского государства.

В нашей стране Конституция - это один акт. В науке конституционного (государственного) права основной закон, представленный одним актом, принято называть "писаной конституцией". Если же у государства нет такого единого акта, а имеющим конституционное значение признается ряд актов разных лет, то их в совокупности обычно именуют "неписаной конституцией" (например, Великобритания).

Важно и то, что очень часто текст конституции провозглашается как "Конституция (Основной Закон)" государства. Такого наименования не имеют и не могут иметь политические и правовые документы. Все предшествующие Конституции нашего государства назывались именно так. Однако слова "Основной Закон" не использованы по отношению к действующей Конституции РФ, и это вряд ли правильно. Отметим, что наименование "Конституция" носит все-таки лишь данный акт.

В некоторых странах к основному акту могут примыкать еще один или ряд актов. Они называются обычно "конституционными законами". Если официально роль таких актов обозначена как дополнения к конституции, конечно, их в совокупности с нею можно рассматривать как единую "писаную конституцию". Тем более есть основания так сказать в случае, если конституционный закон заменяет собой часть норм конституции, перестающих действовать.

Если же конституционными законами считать акты, изданные по кругу вопросов, указанных в конституции, или развивающие ее положения, - так, кстати, полагают некоторые авторы*(5) - это еще никак не означает, что появляются акты, равные конституции, даже если в ней самой часть таких актов поименована "конституционными законами".

Поскольку Конституция РФ 1993 г. официально предусмотрела категорию федеральных конституционных законов (ФКЗ), мы должны ответить на вопросы: что представляют собой эти законы, можно ли их считать частью Конституции РФ?

Для начала отметим, что Конституция РФ не дает свободы в принятии ФКЗ. Она предусматривает ограниченный круг вопросов, по которым должны появиться эти акты. Поскольку перечень не является открытым, это означает, что по иным вопросам ФКЗ принимать нельзя. Для наглядности и для того, чтобы легче было затем делать выводы, укажем, какие ФКЗ предусмотрены в Конституции РФ:

1) о порядке разрешения вопросов, связанных с принятием в РФ нового субъекта РФ, образованием в ее составе нового субъекта, изменением конституционно-правового статуса субъекта РФ (ч. 2 ст. 65, ч. 5 ст. 66, ч. 1 ст. 137 Конституции);

2) о принятии в состав РФ нового субъекта РФ (ч. 2 ст. 65; ч. 1 ст. 137);

3) об образовании в составе РФ нового субъекта РФ (ч. 2 ст. 65; ч. 1 ст. 137);

4) об изменении конституционно-правового статуса субъекта РФ (ч. 5 ст. 66; ч. 1 ст. 137);

5) о государственных флаге, гербе и гимне РФ, их описании и порядке официального использования (ч. 1 ст. 70);

6) о референдуме РФ (п. "в" ст. 84);

7) о режиме военного положения (ч. 3 ст. 87);

8) о чрезвычайном положении (ст. 88; ч. 2 ст. 56). В ч. 1 ст. 56 Конституции говорится о том, что в условиях чрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя в соответствии с федеральным конституционным законом могут устанавливаться отдельные ограничения прав и свобод с указанием пределов и срока их действия. Поскольку здесь нет прямых указаний, можно предположить, что это может быть отрегулировано как специальным ФКЗ, так и ФКЗ о чрезвычайном положении;

9) об Уполномоченном по правам человека (п. "д" ч. 1 ст. 103);

10) о порядке деятельности Правительства РФ (ч. 2 ст. 114);

11) о судебной системе РФ (ч. 3 ст. 118);

12) о Конституционном Суде РФ (ч. 3 ст. 128);

13) о Верховном Суде РФ (ч. 3 ст. 128);

14) о Высшем Арбитражном Суде РФ (ч. 3 ст. 128);

15) об отдельных частях судебной системы - об общих судах, арбитражных судах, о военных судах и др. (ч. 3 ст. 128);

16) о Конституционном Собрании (ч. 2 ст. 135).

С учетом перечня можно, пожалуй, видеть лишь один повод для введения категории "федеральных конституционных законов" в российскую Конституцию: подчеркнуть важность определенных вопросов, а требованием квалифицированного большинства для принятия таких актов обеспечить более взвешенный подход парламента РФ к их подготовке, чтобы данные законы были поосновательнее и стабильнее. Однако вряд ли можно сказать о том, что ФКЗ задуманы для того, чтобы образовать вместе с Основным Законом так называемую "большую Конституцию". Текст самой Конституции в качестве высшей ценности возвышается над всей системой писаного права, включая и федеральные конституционные законы.

В научном обороте, а также при составлении сборников документов используется понятие "конституционное законодательство". Возникает несколько вопросов: имеет ли оно право на существование, в каком смысле может использоваться, какое соотношение различных актов и конституции должно предполагать? Если понятие "конституционное законодательство" применяется для объединения всех источников конституционного права и в этом плане не имеет какой-либо научной трактовки, вряд ли против него следует возражать. В данном случае на первом месте - интересы удобства для пользователей. Если же в основе использования понятия - идея равенства с конституцией всех иных нормативных актов, регулирующих общественные отношения в сфере общественно-политического устройства и власти, против такой трактовки подоплеки "конституционного законодательства" надо решительно возразить.

Порой посредством категории "конституционное законодательство" выделяют "верхний этаж" в конституционном праве. В него включают - применительно к федеральному уровню - не только саму Конституцию РФ, но и федеральные конституционные законы, а также договоры между РФ и ее субъектами. Это как бы подводит к мысли о том, что в России есть вслед за Конституцией второй "пласт" регулирования общественных отношений, после которого можно расположить иные акты.

Оценивая такой подход, отметим следующее. Что касается ФКЗ, то здесь хотя бы можно выделить специальный круг вопросов, вытекающих из Конституции РФ, а также то, что ФКЗ принимаются Федеральным Собранием - парламентом РФ - квалифицированным большинством голосов обеих палат (ст. 108 Конституции РФ) и что федеральные законы не могут противоречить ФКЗ (ч. 3 ст. 76). Поэтому если по кругу вопросов ФКЗ вряд ли можно поднимать до уровня Конституции, то об особом месте этих актов в конституционно-правовой системе говорить можно.

Поднятие двусторонних договоров РФ и ее субъектов до уровня "конституционного законодательства" можно обосновать тем, что они касаются зачастую материи, близкой к самой Конституции, - предметов ведения и полномочия РФ и ее субъектов. Однако озабоченность вызывает используемая в данном случае форма конституционного регулирования - двухсторонний договор, а особенно то, что он подписывается представителями одной из ветвей власти на уровне как РФ, так и субъектов РФ, а касается вопросов, крайне важных и для других ветвей. Более подробно данная проблема рассматривается в 4-й главе книги.

Следует ответить и на такой вопрос: не считать ли равными конституции или ее частью законы о внесении изменений и дополнений в конституцию, об исключении из нее каких-либо положений, о провозглашении конституции (кстати, все подобные акты порой предлагается считать "конституционными законами" по их сути, независимо от того, есть ли данное понятие в конституции или нет)?

Думается, нет оснований считать частью единого текста конституции законы, что-то в нее включающие или что-то из конституции исключающие. Они выполнили свою служебную роль и тем самым исчерпали себя.

Что касается деклараций или законов о провозглашении конституций, введении их в действие, у них свое назначение, ставящее акты, безусловно, на уровень самой конституции. Однако считать ли такие декларации, законы частью текста конституции - зависит от того, что было конкретно решено на этот счет при принятии конституции. Например, принятая 30 декабря 1922 г. Декларация об образовании Союза ССР была с некоторыми коррективами включена в Конституцию СССР 1924 г. 7 октября 1977 г. были приняты не только Конституция СССР, но также и Декларация Верховного Совета СССР о принятии и объявлении этой Конституции, Закон о порядке введения в действие Конституции СССР. Однако эти документы не объявлены частью данной Конституции. Между прочим, в Конституции РФ 1993 г. есть раздел второй "Заключительные и переходные положения", как раз и определяющий порядок ее введения в действие. Это также подтверждает вывод о том, что одно дело - научная оценка норм как конституционно-правовых, другое дело - их официальное существование в рамках отдельного акта либо как части конституционного текста.


1.5.2. Юридическое верховенство


Юридическое верховенство конституции означает ее высшую юридическую силу по отношению ко всем иным нормативным актам, включая и федеральные законы, и упомянутые выше федеральные конституционные законы. Все они должны соответствовать конституции и не могут ей противоречить.

Акты, конечно, могут развивать положения конституции. Но при этом, если первое слово по какому-то вопросу уже сказано конституцией, они не вправе говорить что-то иное, содержать в себе другое предписание. К этому, так сказать, формальному аспекту добавляется и сущностный: нельзя в другом акте путем интерпретаций, словесных манипуляций предусмотреть такие варианты действий, которые не вытекают из самой конституции, да по ее духу и не могут из нее следовать. Это, кстати говоря, одна из самых сложных проблем в конституционном праве.

Юридическое верховенство конституций обычно подчеркивается в них самих. Так, согласно ч. 1 ст. 15 Конституции РФ 1993 г., "Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации" (о специфике прямого действия Конституции РФ 1993 г. см. главу 4 книги).


1.5.3. База текущего законодательства


К числу юридических свойств конституции относится и то, что она является базой текущего законодательства, определяет его характер. Текущее законодательство развивает предписания Конституции, исходит из ее духа при детальном регулировании различных общественных отношений.

Наряду с этим конституции часто предусматривают необходимость принятия нормативных актов, развивающих ее положения. Так, Конституция РФ делает это следующими методами:

- прямо указывает виды федеральных конституционных законов или федеральных законов, требуемых для регулирования определенных вопросов. С конституционными законами мы это уже показали выше. Добавим к этому, что Конституция конкретно предусматривает принятие и многих федеральных законов - о гражданстве (ст. 6), о военной службе (ст. 59), об альтернативной гражданской службе (ст. 59), о статусе столицы РФ (ст. 70), об общих принципах организации представительных и исполнительных органов государственной власти в субъектах РФ (ст. 77), о порядке выборов Президента РФ (ст. 81) и др.;

- использует указание на то, что определенные общественные отношения регулируются "федеральным законом", не называя конкретный по наименованию или содержанию акт. Так, согласно ч. 3 ст. 36, закрепляющей право частной собственности на землю, "условия и порядок пользования землей определяются на основе федерального закона". В соответствии с ч. 5. ст. 37, где закреплено право граждан на отдых, "работающему по трудовому договору гарантируются установленные федеральным законом продолжительность рабочего времени, выходные и праздничные дни, оплачиваемый ежегодный отпуск". В принципе данный вариант применяется весьма широко в действующей Конституции - гораздо больше, чем предшествующими основными законами, как бы подчеркивая, что регулированию общественных отношений посредством формы "закона" отдается предпочтение перед иными видами нормативных актов;

- говорит о необходимости дополнительного регулирования общественных отношений либо закрепления гарантий для их участников в акте текущего законодательства, оставляя на последующее разрешение вопроса о виде акта и принимающем его органе. Например, согласно ст. 43, посвященной праву граждан на образование, РФ "устанавливает федеральные государственные образовательные стандарты"; ясно, что для этого понадобится соответствующий нормативный акт;

- Конституция РФ зачастую содержит такие формулировки статей, что из текста очевидна обязательность последующего текущего нормативного регулирования, обеспечивающего применение конституционной нормы. Так, согласно ст. 46, "решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд"; очевидно, что применение нормы без специального закона попросту невозможно.

Завершая рассмотрение данного аспекта, добавим, что Конституция во многих случаях говорит о том, что права и интересы граждан гарантируются либо охраняются законом, а соответствующие действия органов и должностных лиц регулируются законом, подразумевая не акт в форме закона, а всю гамму правовых норм, необходимых для соответствующего случая. Например, ч. 1 ст. 35 гласит: "Право частной собственности охраняется законом". Очевидно, что здесь имеется в виду не просто отдельный акт в виде закона, а любые правовые средства, лишь бы они служили защите данного права.

Таким образом, проблема соотношения конституции и текущего законодательства довольно многогранна, и она решается с учетом как роли конституционных идей, так и формально-правовой зависимости от конституции многих правовых актов.


1.5.4. Особый порядок принятия и изменения


Конституцию характеризует и такое юридическое свойство, как особый порядок ее принятия и изменения.

Относительно принятия прежде всего важно то, что проходит оно в обстановке гласности и повышенного интереса общества: принятие конституции - это историческое событие. Если об обычном законе многие люди зачастую знают очень мало, то и текстом проекта, и дискуссиями о содержании конституции, и раскладом сил в обществе "за" и "против" нового основного закона, как правило, интересуется все-таки гораздо большее число граждан. К тому же проекты обычных законов, даже федеральных конституционных законов, публикуются далеко не всегда; проекты же конституций появляются и на страницах газет с большим тиражом, и издаются отдельными брошюрами.

Особый порядок принятия конституций может состоять и в специальной организации массового (всенародного) обсуждения ее проекта. Ранее было сказано, что в отечественной конституционной истории такие мероприятия проводились.

Наконец, особый порядок принятия может выражаться о вынесении проекта конституции на всенародное голосование (референдум), что и имело место в связи с действующей Конституцией РФ. Результаты референдума являются обязательными и означают принятие либо непринятие конституции народом. В случае принятия она приобретает государственно-обязательную силу, хотя это и не исключает официального провозглашения парламентом или президентом страны, центральной избирательной комиссией принятия конституции и вступления ее в силу.

Особый порядок изменения конституции - это специально усложненные процедуры представления проектов, обсуждения и принятия законов о внесении изменений в нее.

В том случае, если закон об изменениях и дополнениях конституции принимается парламентом, это обычно сопровождается требованием квалифицированного большинства голосов в пользу такого закона. Например, для изменения Конституции СССР 1977 г. закон должен был получить не менее двух третей голосов от общего числа депутатов в каждой палате Верховного Совета СССР (для принятия обычного закона достаточно было простого большинства). Изменение и дополнение предшествующей Конституции РФ производил Съезд народных депутатов РФ законом, принятым большинством не менее двух третей от общего числа народных депутатов РФ (ст. 185).

Дополнительные требования могут обусловливаться разными факторами. Один из них - потребность учета интересов субъектов федерации. Так, при конституционной реформе в РФ 21 апреля 1992 г., важнейшим моментом которой было отражение в Основном Законе Федеративного договора и признание субъектами РФ не только республик, но и автономных и территориальных образований, в упомянутую ст. 185 Конституции включили дополнение: изменения и дополнения статей Конституции РФ, касающихся федеративного устройства РФ, не могут быть осуществлены Съездом в одностороннем порядке и производятся по согласованию с республиками, краями, областями, автономной областью, автономными округами, городами Москвой и Санкт-Петербургом в лице их Советов народных депутатов.

Особый вариант специальных требований - сделать так, чтобы, как говорится, отпало само желание изменять конституцию и тем самым обеспечивалась бы ее стабильность. Наглядный тому пример - процедура изменения действующей Конституции РФ 1993 г., предусмотренная в главе 9 - "Конституционные поправки и пересмотр Конституции".

Согласно ст. 134 предложения о поправках и пересмотре положений Конституции РФ могут вносить Президент РФ, Совет Федерации, Государственная Дума, Правительство РФ, законодательные (представительные) органы субъектов РФ, а также группа численностью не менее одной пятой членов СФ или депутатов ГД.

В указанной главе 9 ее положения с точки зрения порядка изменения Конституции поделены на четыре части.

Первая часть - это положения глав 1 "Основы конституционного строя", 2 "Права и свободы человека и гражданина" и самой главы 9. Эти положения не могут быть пересмотрены самим Федеральным Собранием - парламентом РФ. ФС вправе лишь дать изначальную оценку соответствующих предложений. Статья 135 (ч. 2) гласит: если предложение о пересмотре положений глав 1, 2 и 9 Конституции РФ будет поддержано тремя пятыми голосов от общего числа членов СФ и депутатов ГД (т.е. не одной, а обеих палат), то в соответствии с федеральным конституционным законом созывается Конституционное Собрание. Оно, согласно ч. 3, либо подтверждает неизменность Конституции РФ, либо разрабатывает проект новой Конституции РФ, который принимается Конституционным Собранием двумя третями голосов от общего числа его членов или выносится на всенародное голосование. При проведении всенародного голосования Конституция РФ считается принятой, если за нее проголосовало более половины избирателей, принявших участие в голосовании (при условии, что в нем приняло участие более половины избирателей).

Вторая часть - это поправки к главам 3-8 Конституции (т.е. к ее остальному тексту). В соответствии со ст. 136 они принимаются в порядке, предусмотренном для принятия федерального конституционного закона. (Напомним, что по ст. 108 Конституции для принятия такого закона требуется не простое, а квалифицированное большинство голосов - не менее трех четвертей к СФ и двух третей в ГД). Однако этого недостаточно: принятые поправки вступают в силу после их одобрения органами законодательной власти не менее чем двух третей субъектов РФ.

В постановлении Конституционного Суда РФ от 31 октября 1995 г. по делу о толковании ст. 136 говорится, что поправки к главам 3-8 принимаются в форме особого правового акта - закона РФ о поправке к Конституции Российской Федерации*(6). В порядке реализации данного постановления КС в РФ принят Федеральный закон от 6 февраля 1998 г. "О порядке принятия и вступления в силу поправок к Конституции Российской Федерации"*(7), о содержании которого и проблемах его реализации подробно говорится в последней главе данной книги.

Третья часть - это изменения ст. 65 Конституции РФ, касающиеся состава субъектов РФ. Согласно ч. 1 ст. 137, они вносятся на основании федерального конституционного закона о принятии в РФ и образовании в ее составе нового субъекта РФ, об изменении конституционно-правового статуса субъекта РФ.

Четвертая часть - изменения, касающиеся наименования субъекта РФ. В ч. 2 ст. 137 Конституции указано: в случае изменения наименования республики, края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа новое наименование субъекта РФ подлежит включению в ст. 65 Конституции РФ.

Конституционный Суд РФ в постановлении от 28 ноября 1995 г. по делу о толковании ч. 2 ст. 137 Конституции определил, что изменения наименования субъекта включаются в текст ст. 65 указом Президента РФ на основании решения субъекта РФ, принятого в установленном им (т.е. субъектом - С.А.) порядке. В спорных случаях, говорится в постановлении. Президент использует полномочия, предусмотренные ч. 1 ст. 85 Конституции РФ*(8). В ч. 1 ст. 85 сказано, что Президент использует согласительные процедуры для разрешения разногласий между органами государственной власти РФ и субъектов РФ, а также между такими органами субъектов. В случае недостижения согласованного решения Президент может передать разрешение спора на рассмотрение соответствующего суда. Думается, поскольку речь идет об изменении Конституции РФ, это будет КС РФ.

В связи с принятием и изменением Конституции имеется немало проблем. Поскольку они актуальны для настоящего и будущего нашей страны, их рассмотрению посвящена часть последней главы данной работы.


Актуальный текст документа