• ДОКУМЕНТ

Основные вехи конституционного развития России

Глава 2
Основные вехи конституционного развития России


История конституции в любой стране неотъемлема от истории общества и государства. Каждый очередной этап их развития характеризуется новыми моментами в социально-экономических и политических отношениях, осуществлении функций государства, изменении формы правления и т.д. Принятие конституций имеет задачей отразить все качественно новые явления.

Характеризуя конституционное развитие России, надо учитывать все вышесказанное. И конкретно важен еще один момент: нельзя сводить конституционное развитие в нашей стране лишь к появлению актов, формально именуемых конституциями. Следует учитывать совокупности актов конституционного уровня и значения: исходя из сказанного выше, - они вместе представляли образ конституции для своего этапа. С учетом этого можно говорить о существовании конституционного регулирования (или его начал) в России во все периоды отечественной истории - монархический, социалистический и современный (именуемый рядом исследователей постсоциалистическим). Поскольку данная глава посвящена истории, сделаем обзор конституционного регулирования в соответствующие периоды.


2.1. Акты конституционного значения до октября 1917 г.


Идеи конституции и конституционализма известны России еще с начала XIX века, они отражались в высказываниях или конституционных проектах многих известных деятелей и ученых, а также в официальных документах. Например, Свод законов Российской империи открывался Сводом основных государственных законов - совокупностью основных правил устройства государства. Его первым разделом были "Основные государственные законы", вторым - "Учреждение об императорской фамилии". Ряд актов царского правительства, принятых на разных этапах, носил характер государственных реформ (в частности, освобождение крестьян от крепостной зависимости, судебные реформы, введение земских учреждений и др.).

Даже если считать, что официально власть была против конституции как единого текста (хотя и это не бесспорно, поскольку известно, что проекты конституции или актов, именуемых иначе, но по смыслу являвшихся Конституцией для России, разрабатывались по указанию или с благоволения некоторых царей), отрицать конституционное значение подобного рода актов было бы бессмысленно. Таким образом, акты принципиального характера, кардинально предопределявшие развитие России, появляются на разных этапах ее истории. Другое дело, можно ли их брать в совокупности и полагать, что тем самым создавалась конституционная основа развития России, к тому же акты исходили от монарха, а выборного представительного учреждения не существовало. В конце концов, это дело вкуса: в Великобритании до сих пор нет единого текста Конституции, берутся акты различного времени и в совокупности представляются как неписаная Конституция этого государства.

Вместе с тем есть основания утверждать, что первые шаги по пути учреждения конституционализма Россия сделала именно в начале XX в., если исходить из того, что он связан с документами, которыми закрепляется: а) общий строй государства; б) система государственной власти; в) свобода политической деятельности и общественных объединений; г) общие основы положения всех граждан (а не отдельных их групп), в том числе их личной и политической свободы.

Социальные потрясения вызвали ряд основополагающих документов, на базе которых Россия пошла по пути перехода от абсолютной монархии к конституционной монархии, создания парламентских учреждений, политических партий различной направленности, проведения выборов, провозглашения многих основных прав и свобод граждан.

Первым в этом ряду стоит царский Манифест от 17 октября 1905 г. "Об усовершенствовании государственного порядка"*(9). Царь даровал населению "незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов".

Как известно, 6 августа 1905 г. были опубликованы Манифест об учреждении Государственной думы, Закон об учреждении Государственной думы и Положение о выборах в Думу*(10). При этом из выборов исключались многие слои населения - женщины, молодежь, военнослужащие, деревенская беднота, рабочие и др. Манифест от 17 октября объявлял: не останавливая предназначенных выборов в Государственную думу, привлечь к участию в Думе "...те классы населения, которые ныне совсем лишены избирательных прав". Новый избирательный Закон был подписан 11 декабря 1905 г., он предусмотрел четыре избирательные курии - землевладельческую, городскую, крестьянскую и рабочую, однако сохранял разные нормы представительства, более сложную многостепенную систему избрания депутатов рабочими и крестьянами, неучастие в выборах женщин, молодежи, военнослужащих и народностей, ведущих кочевой образ жизни*(11).

Манифестом также провозглашалось: "Установить как незыблемое правило, чтобы никакой закон не мог восприять силу без одобрения Государственной думы и чтобы выборным от народа обеспечена была возможность действительного участия в надзоре за закономерностью действий поставленных от нас властей". Таким образом, из совещательного органа, как устанавливалось Законом от 6 августа 1905 г., Дума становилась законодательным органом. Но не единственным. Созданному еще в 1810 г. Государственному совету, одновременно с Думой получившему законосовещательные функции, также было дано право участия в законодательстве*(12).

Таким образом, учреждался как бы двухпалатный российский парламент. "Как бы" - поскольку официально это были два самостоятельных государственных органа. Юридически они являлись равными, законопроект, принятый одним органом, подлежал одобрению другим. Фактически Государственный совет был более консервативным органом, к тому же наполовину состоял из назначенных царем сановников, а другой половиной были избранные представители от православного духовенства, дворянства, земства, науки, торговли и промышленности.

Учреждение законодательных органов и предоставление Думе права контролировать производный от царя исполнительный аппарат можно считать первыми шагами по пути введения конституционной монархии в России.

С учетом указанных актов требовалось внести изменения в "Основные государственные законы". Причем царю надо было сделать это до начала работы Государственной думы, чтобы подчеркнуть и зафиксировать незыблемость монархической власти. Ведь от Думы можно было ожидать радикальных предложений и шагов по изменению государственного строя. Если бы Дума утвердила "Основные государственные законы", значит, она получила бы и право определять в них роль монарха (кто утверждает документ, тот и "освящает" власть). Да и немаловажно было вообще, от кого исходит документ, это существенно отражается на его назначении.

Поэтому в значительно переработанном виде "Основные государственные законы" были утверждены царем 23 апреля 1906 г. (Дума открылась 27 апреля)*(13).

"Основные государственные законы" имеют следующую структуру: Преамбула. Глава первая. О существе верховной самодержавной власти. Глава вторая. О правах и обязанностях российских подданных. Глава третья. О законах. Глава четвертая. О Государственном совете и Государственной думе и образе их действий. Глава пятая. О Совете министров, министрах и главноуправляющих отдельными частями*(14).

В преамбуле подчеркивалось, что "Основные государственные законы" - документ, исходящий от царя, принимаемый "в видах укрепления основ обновляемого государственного строя", подлежащий изменению лишь по его "почину". Далее говорилось о том, что "Государство Российское едино и нераздельно", Великое княжество Финляндское во внутренних делах управляется особыми установлениями на основании особого законодательства, русский язык есть язык общегосударственный и обязателен в армии, во флоте и во всех государственных и общественных установлениях, а употребление местных языков и наречий в государственных и общественных установлениях определяется особыми законами.

В Главе первой говорилось, что Императору всероссийскому принадлежит верховная самодержавная власть. "Повиноваться власти его, не только за страх, но и за совесть, сам Бог повелевает" (п. 4).

Государь император осуществляет законодательную власть в единении с Государственным советом и Государственною думою (п. 5). Причем приоритеты императора были обозначены четко: во-первых, ему принадлежал "почин по всем предметам законодательства" (говоря современным языком, "право законодательной инициативы"); во-вторых, "единственно по его почину" могли подлежать пересмотру "Основные государственные законы" в Госсовете и Госдуме; в-третьих, император утверждал законы, и без этого утверждения никакой закон не мог "иметь своего совершения".

В акте закреплялось верховенствующее положение императора в управлении: "Власть управления во всем ее объеме принадлежит государю императору в пределах всего государства Российского" (п. 10). Управление делилось на две части: верховное, в котором император действует непосредственно; подчиненное, в делах которого "определенная степень власти вверяется от него, согласно закону, подлежащим местам и лицам, действующим его именем и по его повелениям" (там же). Императору принадлежало право назначать и увольнять председателя Совета министров, министров и главноуправляющих отдельными частями.

В Основных государственных законах были четко оговорены для императора гарантии, касающиеся имущества и престолонаследия. Только сам государь мог издавать указы и повеления в отношении имущества, составляющего его собственность. Сохраняющими "силу законов основных" объявлялись положения о порядке наследия престола, об императорской фамилии; изменять эти положения мог лишь сам государь. Таким образом, указанные вопросы вообще выводились за пределы законодательной деятельности новых парламентских учреждений.

В Главе второй - о правах и обязанностях - первыми назывались обязанности российских подданных: защита престола и Отечества, воинская повинность для мужчин, обязанность платить налоги и пошлины, а также отбывать повинности "согласно постановлениям закона".

Далее указывались гарантии личной неприкосновенности и личные права граждан: преследование за преступное деяние только в порядке, определенном законом; содержание под стражей лишь в случаях, определенных законом; возможность суда и наказания лишь за деяния, предусмотренные законом, действовавшим на момент их совершения; неприкосновенность жилища; право россиянина свободно избирать место жительства и занятие, приобретать и отчуждать имущество и беспрепятственно выезжать за пределы государства; неприкосновенность собственности; свобода веры.

Из тех прав и свобод, которые мы сегодня называем публично-политическими, "Основные государственные законы" закрепили: право устраивать собрания в целях, "не противных законам", мирно и без оружия; право каждого в пределах, установленных законом, высказывать "изустно и письменно свои мысли, а равно распространять их путем печати или иными способами"; право образовывать общества и союзы в целях, "не противных законам".

В Главе третьей - о законах - провозглашалось, что Российская империя управляется на твердых основаниях законов, изданных в установленном порядке (п. 42). Никакой новый закон не может быть принят без одобрения Государственного совета и Государственной думы и "восприять силу" без утверждения императора.

В Главе четвертой о Госсовете и Госдуме устанавливалось, что они созываются ежегодно указами императора. Госсовет образовывался из членов по высочайшему назначению и членов по выборам. Госдума избиралась на 5 лет населением России. Император имел право досрочного роспуска выборных членов Госсовета и Думы, с одновременным назначением новых выборов членов Совета и Думы.

В делах законодательства Госсовет и Госдума пользовались равными правами (п. 64). Причем законопроект мог быть сначала принят в Государственной думе и затем поступить на рассмотрение Государственного совета, либо наоборот - после одобрения в Госсовете поступал на рассмотрение Госдумы. Но для того, чтобы законопроект стал законом, его должны были одобрить оба органа, а затем утвердить император. Поэтому с известной условностью надо относиться к высказываемой в литературе оценке Госсовета как верхней палаты парламента*(15). Речь скорее всего должна идти о том, что в силу консервативности и состава, о чем говорилось ранее. Госсовет был сдерживающим фактором для Госдумы как органа, где рождалось больше законодательных идей. Тем более что председатель Госсовета назначался царем из невыбираемых членов Госсовета, и именно он, а не председатель Думы, вносил принятые обоими органами законопроекты на рассмотрение царю.

Основные государственные законы содержали ряд норм о Совете министров, министрах и главноуправляющих отдельными частями. Они несли ответственность перед императором "за общий ход государственного управления", назначались им, могли издавать обязательные постановления, инструкции и распоряжения, но не противоречащие законам.

Помимо названных выше, важное значение имел и ряд иных актов того времени, которые посвящались тем или иным аспектам организации государственной власти или политической жизни. В частности, это Положение о выборах в Государственную думу 1905 г., совокупность указов, последовавших после Манифеста 17 октября 1905 г. в конце 1905-1906 гг. и определявших особенности избирательных прав отдельных социальных групп и категорий населения, Положение о выборах в ГД от 3 июня 1907 г.*(16). Помимо высочайших указов от 20 февраля 1906 г. "О переустройстве учреждения Государственного совета" и Учреждении Государственной думы" указом от 19 октября 1905 г. о создании Совета министров была реанимирована деятельность Правительства как коллегиального совещательного органа при царе, причем в определенной мере противостоящего ГД - (как бы в пику Думе, желавшей видеть его "министерством, пользующимся доверием у Государственной думы")*(17).

Рядом высочайших указов регулировалось осуществление политических свобод, прокламированных царем: Временные правила о повременных изданиях от 24 ноября 1905 г. (с изменениями от 18 марта 1906 г.) - своеобразный свод правил относительно свободы (по мнению оппозиционно настроенных сил - несвободы) печати; Временные правила об обществах и союзах от 4 марта 1906 г.; Временные правила о собраниях от 4 марта 1906 г.*(18).

После Февральской революции 1917 г. происходит изменение формы правления в России, далее принимается ряд актов, имевших принципиальное значение для формирования новой государственной системы России, а наряду с этим в процессе революционных преобразований создаются и имеют ощутимое влияние новые органы, претендующие на руководящие позиции в государстве.

25 февраля 1917 г. царь издал указы о "перерыве в занятиях" Государственного совета и Государственной думы с планируемым сроком возобновления их деятельности не позднее апреля 1917 г.*(19). После начала 27 февраля 1917 г. вооруженного восстания в Петрограде собрался Совет старейшин ГД, предложивший избрать особый комитет ГД. Далее состоялось "частное совещание" ГД, утвердившее этот комитет с названием "Комитет Государственной думы для водворения порядка в Петрограде и для сношения с учреждениями и лицами". Этот орган в дальнейшем именовался Временным комитетом ГД. Поскольку в тот же день было провозглашено создание Временного исполнительного комитета Совета рабочих депутатов, а вечером началось первое заседание Совета рабочих депутатов, исследователи полагают, что в стране началось оформление двоевластия*(20).

Председатель Совета министров в тот же день послал царю телеграмму с прошением об отставке. Временный комитет сначала назначил 28 февраля комиссаров в министерства и государственные учреждения "из состава членов Государственной думы". А 1 марта на заседании Временного комитета был одобрен состав будущего правительства. 2 марта 1917 г. Николай II по предложению Временного комитета ГД отрекся от престола. Однако поскольку это было сделано в пользу брата Михаила Александровича, форма правления в России (монархическое государство) не изменилась. 3 марта великий князь Михаил Александрович отказался принимать верховную власть до решения Учредительного собрания, полагая, как считают многие исследователи, что оно преподнесет ему власть. Однако созыв Учредительного собрания был еще делом отдаленного будущего. Поэтому вопрос о форме правления остался неопределенным.

Новый Совет министров на своем первом заседании постановил, что вся полнота власти в стране (законодательной и исполнительной) должна принадлежать только ему*(21). В Декларации от 3 марта 1917 г. о его составе и задачах провозглашалось, что в своей настоящей деятельности кабинет будет руководствоваться, в частности, следующими "основаниями": свобода слова, печати, союзов, собраний и стачек; отмена всех сословных, вероисповедных и национальных ограничений; немедленная подготовка к созыву на началах всеобщего, равного, тайного и прямого голосования Учредительного собрания, "которое установит форму правления и конституцию страны"*(22); замена полиции народной милицией с выборным начальством, подчиненным органам местного самоуправления; выборы в органы местного самоуправления на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования; и др. 10 марта Совет министров постановил впредь, до установления постоянного правительства, именовать себя Временным правительством. В определенной мере конституционное значение имеют акты, которыми объявлялся состав Временного правительства, поскольку тем самым определялась структура центрального государственного управления.

За месяцы, отведенные ему историей, Временное правительство приняло немало актов, направленных на утверждение в России демократического строя и политических свобод. Мы оставляем за пределами нашей работы оценку фактической роли таких документов, однако их значение для формирования новых общественных отношений отрицать не имеет смысла. Например, 15 марта 1917 г. постановлением "О печати"*(23) предусматривалось, что каждый желающий выпускать в свет новое повременное (т.е. периодическое - С.Л.) издание обязан представить местному комиссару Временного правительства или заменяющему его лицу заявление, содержащее следующие данные: о месте, в котором издание будет выходить, наименовании издания, сроках его выхода в свет, издателе и редакторе, типографии, в которой издание будет печататься. Принятие заявления и выдача расписки заявителю были достаточными документами для выпуска издания. Постановлением от 27 апреля 1917 г. "Об учреждениях по делам печати"*(24) упразднялись Главное управление по делам печати и все состоявшие при нем учреждения цензуры и должности цензоров*(25).

22 марта 1917 г. принимается постановление "Об отмене вероисповедных и национальных ограничений"*(26). Исходя, как говорилось в начальном предложении постановления, из незыблемого убеждения, что в свободной стране все граждане должны быть равными перед законом и совесть народа не может мириться с ограничениями прав отдельных граждан в зависимости от их веры и происхождения, Временное правительство объявляло о том, что все установленные действующими узаконениями ограничения в правах российских граждан, обусловленные принадлежностью к тому или иному вероисповеданию, вероучению или национальности, отменяются. В постановлении уточнялось, что речь идет об ограничениях в части: водворения, жительства и передвижения; приобретения права собственности и иных вещных прав; всякого рода занятиях ремеслами, торговлей и промышленностью; участия в акционерных и иных товариществах; найма работников; поступления на государственную службу, участия в выборах, занятия должностей в правительственных и общественных установлениях; поступления в учебные заведения, занятия преподаванием и воспитанием; исполнения обязанностей опекунов, попечителей и присяжных заседателей; употребления иных языков в делопроизводстве частных обществ, при преподавании в частных заведениях и при ведении торговых книг. Постановлением от 14 июля 1917 г. "О свободе совести"*(27) объявляется, что каждому гражданину Российского государства обеспечивается свобода совести, т.е. пользование гражданскими и политическими правами не зависит от вероисповедания, и никто не может быть преследуем и ограничиваем в каких бы то ни было правах за убеждения в делах веры.

12 апреля 1917 г. Временное правительство принимает постановление "О собраниях и союзах"*(28). Оно объявляло, что все без исключения российские граждане имеют право без особого на то разрешения образовывать общества и союзы в целях, не противных уголовным законам. Таким образом, отменяются ограничения на создание общественных объединений. В тоже время для обладания юридическими правами и средствами их защиты устанавливается регистрация обществ и союзов судом. Также судом принимается решение о принудительном закрытии общества и союза. Это были прогрессивные решения не только для своего времени.

Безусловно, конституционное значение имеет постановление от 1 сентября 1917 г., носящее форму манифеста, которым Временное правительство объявляет, что "государственный порядок, которым управляется Российское государство, есть порядок республиканский, и провозглашает Российскую республику"*(29). Таким образом, именно с 1 сентября 1917 г. Россия обрела республиканскую форму правления.

Постановлениями от 20 июля, 11 и 23 сентября 1917 г. было утверждено Положение о выборах в Учредительное собрание*(30). Впервые избирательное право предоставлялось как мужчинам, так и женщинам по достижении ими 20-летнего возраста, а также военнослужащим. Права участия в выборах лишались лица, осужденные за ряд уголовных преступлений, дезертиры, а также члены царствовавшего дома.

Как уже отмечалось, в стране параллельно формировалась власть Советов рабочих и солдатских и Советов крестьянских депутатов. В зависимости от степени влияния в них тех или иных партий одни Советы были союзниками Временного правительства, другие решительно выступали против него. Естественно, двоевластие когда-то должно было кончиться. Как известно, в октябре 1917 г. Временное правительство было свергнуто, II Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов, большинство делегатов которого составляли большевики, провозгласил установление Советской власти. Начался новый период в российской истории.


2.2. Конституционное оформление нового строя после
октябрьской революции 1917 г.


Политики и историки дают разные оценки периоду социалистического строительства в нашей стране. Разговор об этом не входит в наши цели. Мы не будем касаться и того, считать ли события октября 1917 г. революцией, переворотом и т.п. Непреложен сам факт - соответствующий период был в истории России, а власть более 70 лет называлась у нас официально "советской властью". В это время принимались акты конституционного значения и конституции; изучающий конституционное право должен иметь о них общее представление. Этому и посвящены последующие части работы, имеющие информационный характер, но содержащие и необходимые авторские комментарии; при этом мы не избегаем терминологии и понятийного аппарата актов того времени, не заменяем их искусственно современными словами, как иногда стало модно делать. Читатель сам в состоянии подумать над конституционной историей и сделать собственные выводы.


2.2.1. Первые декреты советского государства, имеющие
конституционное значение


Октябрьская социалистическая революция установила в России тип власти, именовавшийся в политической истории страны диктатурой пролетариата. По организационной форме государство в соответствии с идеями В.И.Ленина было объявлено Республикой Советов, т.е. органами государственной власти в центре и на местах стали Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

В первые дни и месяцы советской власти проводились мероприятия по созданию и упрочению ее основ. Они воплощены в ряде декретов, которые можно считать актами конституционного значения. В первые месяцы советской власти все они в совокупности составляли неписаную конституцию Российского государства - до появления единого официального текста.

Переход всей полноты власти в руки рабочего класса и беднейшего крестьянства, в руки Советов закрепил II Всероссийский съезд рабочих и солдатских депутатов. Он принял 7 ноября (по старому стилю - 25 октября) 1917 г. обращение "Рабочим, солдатам и крестьянам!"*(31), в котором провозгласил программу социальных и демократических преобразований, прежде всего: демократический мир всем народам; безвозмездную передачу помещичьих, удельных и монастырских земель в распоряжение крестьянских комитетов; рабочий контроль над производством; обеспечение всем нациям, населяющим Россию, подлинного права на самоопределение.

Съезд сделал и первые шаги в практическом направлении. Он принял специальное обращение "О полноте власти Советов"*(32) и постановил, что вся власть на местах переходит к Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Декретом от 8 ноября 1917 г. "Об учреждении Совета Народных Комиссаров"*(33) съезд образовал для управления страной рабочее и крестьянское правительство, установив одновременно, что контроль за деятельностью народных комиссаров и право их смещения принадлежит Всероссийскому съезду рабочих, крестьянских и солдатских депутатов и его ЦИКу. Таким образом, решениями II Всероссийского съезда - и в этом их конституционное значение - были созданы практически все главные звенья государственного руководства страной, которые затем нашли отражение в Конституции РСФСР 1918 г.

Декретом II Всероссийского съезда "О земле"*(34) отменялась помещичья собственность на землю немедленно и без всякого выкупа; признавались самыми справедливыми путями решения земельного вопроса отмена, раз и навсегда, частной собственности на землю и обращение ее во всенародное состояние; переход всех недр земли, руды, нефти, угля и т.д. в исключительное пользование государства. Тем самым в декрете была заложена существенная часть предпосылок нового конституционного строя России.

В декрете "О мире"*(35) II Всероссийский съезд заложил основы внешнеполитической деятельности советского государства, базирующейся - если исходить из текста - на миролюбии, неприменении насилия и самоопределении наций в решении национального вопроса, отмене тайной дипломатии, пролетарском интернационализме и солидарности рабочих всех стран в борьбе за дело мира и освобождение "трудящихся и эксплуатируемых масс населения от всякого рабства и всякой эксплуатации".

Конституционное значение имели и многие последующие декреты советской власти, предшествовавшие первой российской Конституции. Для удобства восприятия их можно разделить на четыре группы.

Первая - акты, направленные на создание экономических основ нового строя. Это, в частности, "Положение о рабочем контроле", принятое ВЦИК 27 ноября 1917 г.*(36); декрет ВЦИК "О национализации банков" от 27 декабря 1917 г.*(37); "О социализации земли" от 9 февраля 1918 г.; декреты СНК "О национализации внешней торговли" от 22 апреля 1918 г.; "О национализации крупнейших предприятий горной, металлургической, металлообрабатывающей, текстильной и других ведущих отраслей промышленности" от 28 июля 1918 г.*(38) и др.

Второй группой декретов были заложены основы национально-государственного строительства. Это, в частности, принятая СНК 15 ноября 1917 г. "Декларация прав народов России"*(39), обращение СНК "Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока" от 3 декабря 1917 г.*(40), постановление СНК "О Финляндской республике" от 31 декабря 1917 г.*(41), декрет ВЦИК "О флаге Российской Республики" от 8 апреля 1918 г.*(42) и др.

Третья группа декретов посвящалась созданию механизма советского государства: декрет СНК "О порядке утверждения и опубликования законов" от 12 ноября 1917 г.*(43), декрет ВЦИК "О праве отзыва делегатов" от 4 декабря 1917 г.*(44), декрет СНК "О суде" от 5 декабря 1917 г.*(45), декрет ВЦИК "О Высшем Совете Народного Хозяйства" от 14 декабря 1917 г.*(46), декрет СНК "О Рабоче-Крестьянской Красной Армии" от 28 января 1918 г.*(47) и др.

Четвертой группой декретов власть пыталась установить основы правового положения граждан, организации всей общественной жизни: постановление СНК "О восьмичасовом рабочем дне" от 11 ноября 1917 г.*(48), декрет ВЦИК "Об уничтожении сословий и гражданских чинов" от 23 ноября 1917 г.*(49), декрет СНК "О печати" от 9 ноября 1917 г.*(50), декрет ВЦИК "О гражданском браке, детях и о ведении книг актов состояния" от 31 декабря 1917 г.*(51), декрет СНК "Об отделении церкви от государства и школы от церкви" от 2 февраля 1918 г.*(52), декрет ВЦИК "О праве убежища" от 28 марта 1918 г.*(53), декрет ВЦИК "О приобретении прав российского гражданства" от 1 апреля 1918 г.*(54) и др.

Особо следует отметить конституционное значение решений III Всероссийского съезда Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, прошедшего в январе 1918 г. До этого съезды Советов рабочих и солдатских депутатов существовали и проводились параллельно со съездами Советов крестьянских депутатов; в январе произошло их объединение, и тем самым новая власть, как власть Советов, укрепилась. 25 января 1918 г. Съезд утвердил "Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа"*(55). В этом документе в обобщенной форме закреплялись основы общественного и государственного устройства Советской России*(56).

"Декларация" объявляла Россию Республикой Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, которым принадлежит вся полнота власти в центре и на местах.

По форме национально-государственного устройства было принято коренное решение. Как известно, II Всероссийский съезд Советов объявил просто Российскую советскую республику, т.е. исходил из унитарной формы государства. И именно "Декларацией" Советская Российская Республика учреждалась как федерация советских национальных республик на основе свободного союза свободных наций. Государство стало называться РСФСР. В резолюции от 28 января 1918 г. "О федеральных учреждениях Российской Республики"*(57) съезд закрепил всю систему высших и местных органов государственной власти страны.

Закрепляя экономические основы социализма, "Декларация" объявляла отмену частной собственности на землю, а земельный фонд общенародным достоянием. Она четко отразила политику советской власти на полный переход фабрик, заводов, рудников, железных дорог и прочих средств производства и транспорта, всех банков в собственность государства.

В "Декларации" съезд поддержал внешнеполитическую линию на достижение демократического мира без аннексий и контрибуций, на основе свободного самоопределения наций.

Характеризуя первые декреты советской власти конституционного значения, закреплявшие основы повой социальной системы, автор заслужил бы упреки читателя, если бы не отметил, что данная власть поступала так же, как это делалось до нее, а впрочем, и после нее: укрепляя себя, она боролась со своими противниками. В конституционно-правовом плане это выражалось в том, что лишались прав те, кто выступал против советской власти или по своему социальному происхождению сразу же считался скорее ее врагом, нежели лояльным лицом и тем более союзником. Пресекались даже в зачатках выражение недовольства, а тем более действия, враждебные режиму.

Хотя до прихода к власти большевиков были довольно популярны идеи широкого ("поголовного") участия народа в управлении страной, охране общественного порядка и т.п., эйфория очень быстро прошла, и оперативно были созданы не только общие структуры управления, но и специальные органы, включая милицию во главе с НКВД, и органы борьбы с контрреволюцией и саботажем во главе с ВЧК. Упоминавшимся декретом "О суде" существовавшие прежде суды упразднялись и должны были заменяться судами, формируемыми на основе демократических выборов. А решать дела новые суды должны были именем Российской Республики и руководствоваться в своих решениях и приговорах "законами свергнутых правительств" лишь постольку, поскольку "таковые не отменены революцией и не противоречат революционной совести и революционному правосознанию". История дала немало примеров того, насколько условными явились эти категории и к какому размаху произвола это привело.

Упоминавшимся декретом о печати и другими актами запрещались многие враждебно настроенные к новой власти издания. Зачастую воспринимались с нетерпимостью и возводились в ранг контрреволюционных действий любые попытки критиковать власти за их шаги, действительно направленные на ограничение демократии.

Повсюду на местах создавались единые органы власти - Советы, стремления образовать иные модели представительных учреждений пресекались.

После февраля 1917 г. в России была довольно популярной идея Учредительного собрания как высшего представительного органа государственной власти. Несмотря на то, что в октябре 1917 г. была установлена власть в форме Советов, большевики не выступали категорически против Учредительного собрания. Учитывались настроение населения, вселенная в него надежда на то, что Учредительное собрание способно обеспечить его интересы. Советское правительство сразу после Октября заявило, что оно созовет Учредительное собрание в назначенный срок, выборы состоялись в ноябре - начале декабря 1917 г. Вероятно, была надежда на то, что поддержку на этих выборах будут иметь представители пришедших к власти сил. Однако этого не произошло, большевики не получили большинства. Стала вполне очевидной перспектива непризнания Учредительным собранием советской власти и происшедших в России событий, более того - провозглашения им, в противовес Всероссийскому съезду Советов, своего предназначения как высшего представительного органа государственной власти России.

Поэтому, как сказали бы сегодня, работая на опережение, накануне открытия Учредительного собрания, 16 (3) января 1918 г. ВЦИК утвердил упоминавшуюся ранее "Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа" (впоследствии переутвержденную III Всероссийским съездом Советов), в которой говорилось о принадлежности власти целиком и исключительно трудящимся массам и их полномочному представительству - Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Кроме того, в тот же день 3 января ВЦИК принял постановление "О признании контрреволюционным действием всех попыток присвоить себе функции государственной власти"*(58). В нем говорилось: "На основании всех завоеваний Октябрьской революции и согласно принятой Центральным Исполнительным Комитетом 3 января с.г. декларации прав трудового и эксплуатируемого народа вся власть в Российской Республике принадлежит Советам и советским учреждениям. Поэтому всякая попытка со стороны кого бы то ни было или какого бы то ни было учреждения присвоить себе те или иные функции государственной власти будет рассматриваема как контрреволюционное действие. Всякая такая попытка будет подавляться всеми имеющимися в распоряжении Советской власти средствами вплоть до применения вооруженной силы".

Итак, была создана правовая основа действий новой власти на случай шагов "непослушного" Учредительного собрания. Оно открылось 18 (5) января 1918 г. Его большинство, представленное правыми эсерами, отказалось принять "Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа", тем самым - признать советскую власть. Большевики и левые эсеры покинули заседание. А 19 (6) января ВЦИК принял декрет о роспуске Учредительного собрания*(59), охарактеризовав его как учреждение, которое может "играть роль только прикрытия борьбы буржуазной контрреволюции за свержение власти Советов".

Таким образом, декреты конституционного значения, появившиеся в первые месяцы советской власти, отражали то видение образа новой системы, с которым пришли к власти руководители новых социальных сил. Можно признавать прогрессивный характер многих мер, считать их служившими интересам трудового населения. Но нельзя не видеть и того, что под знаменем укрепления этой власти уже в первые месяцы ее становления имели место отказ от идей парламентарной демократии, ограничения демократических свобод, отстранение от политической жизни ряда социальных слоев. Если бы все дело было лишь в условиях переходного периода, это еще можно было бы как-то понять. Но будущее показало, что из цепочки таких шагов затем сложился политический режим, не терпевший какой-либо критики в свой адрес, считавший свободой лишь возможность высказывать пожелания по совершенствованию данного строя, однако не затрагивать при этом его основ и не сомневаться в его вечности. И не учитывать этого нельзя, рассматривая акты конституционного значения начального этапа власти Советов.


2.2.2. Конституция РСФСР 1918 г.


Декреты советской власти проводились в жизнь. Но власть хорошо понимала, что ее полноценное законное оформление должно выражаться в принятии конституции. Решение о ее разработке было принято III Всероссийским съездом Советов. В резолюции "О федеральных учреждениях Российской Республики" он сформулировал главные положения в части организации новой власти. Последний пункт резолюции гласил: разработка этих основных положений Конституции Российской Федеративной Республики поручается Центральному Исполнительному Комитету Советов для внесения на следующий съезд Советов*(60). Но нарушение перемирия германскими войсками заставило заниматься другими задачами. 8 апреля 1918 г. ВЦИК образовал Конституционную комиссию. Разработка проекта шла в сложной обстановке, т.к. в России еще сохранялись элементы многопартийности, и в состав Комиссии входили представители левых эсеров и других партий, имевших свои взгляды на социальный строй в России и пути его конституционного оформления. Решающую роль в подготовке текста сыграл В.И.Ленин. По его предложению в основу Конституции была положена "Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа", при непосредственном участии В.И.Ленина были по существу переработаны или пополнены все разделы проекта*(61).

10 июля 1918 г. V Всероссийский съезд Советов утвердил первую советскую Конституцию*(62). Текст Конституции РСФСР состоял из преамбулы и шести разделов.

Первый раздел - это "Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа", она была включена в Конституцию почти без изменений, лишь с некоторыми редакционными поправками.

Второй раздел - "Общие положения Конституции Российской Социалистической Федеративной Советской Республики" - состоял из главы 5, в которой закреплялась основная задача Конституции - установление диктатуры пролетариата и беднейшего крестьянства; провозглашалось, что Российская Республика есть свободное социалистическое общество всех трудящихся, а вся власть в ее пределах принадлежит всему рабочему населению страны, объединенному в городских и сельских Советах; закреплялись принципы федерации и областной автономии в области государственного устройства; отражалась политика советской власти на неуклонное обеспечение прав и демократических свобод граждан.

Значительный по объему третий раздел - "Конструкция Советской власти" - состоял из 7 глав (6-12) и делился на две части: "А. Организация центральной власти" и "Б. Организация Советской власти на местах". В нем закреплялась следующая система органов власти и управления республики: Всероссийский съезд Советов рабочих, крестьянских, красноармейских и казачьих депутатов, составляемый из представителей городских Советов (по расчету 1 депутат от 25 тыс. избирателей) и представителей губернских съездов Советов (по расчету 1 депутат на 125 тыс. жителей), - высшая власть; Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет Советов (ВЦИК), избираемый съездом, - высший законодательный, распорядительный и контролирующий орган РСФСР; Совет Народных Комиссаров (СНК), образуемый ВЦИК, - орган общего управления делами РСФСР (т.е. Правительство республики); народные комиссариаты, образуемые ВЦИК, - органы отраслевого управления (т.е., другими словами, министерства); местные органы власти - областные, губернские (окружные), уездные (районные), волостные съезды Советов, а также городские и сельские Советы; их исполнительные органы - исполнительные комитеты.

Четвертый раздел ("Активное и пассивное избирательное право") состоял из глав (13-15) - активное и пассивное избирательное право, о производстве выборов, о проверке и отмене выборов и об отзыве депутатов - и закреплял всеобщее избирательное право для трудящихся и солдат, с 18 лет, и отстранял от участия в выборах - по терминологии того времени - эксплуататоров и их пособников. Не избирали и не могли быть избранными, согласно ст. 65 Конституции: а) лица, прибегающие к наемному труду с целью извлечения прибыли; б) лица, живущие на нетрудовой доход, как-то: проценты с капитала, доходы с предприятий, поступления с имущества и т.п.; в) частные торговцы, торговые и коммерческие посредники; г) монахи и духовные служители церквей и религиозных культов; д) служители и агенты бывшей полиции, особого корпуса жандармов и охранных отделений, а также члены царствовавшего в России дома; е) лица, признанные в установленном порядке душевнобольными или умалишенными, а равно лица, состоящие под опекой; ж) лица, осужденные за корыстные и порочащие преступления на срок, установленный законом или судебным приговором.

Прямые выборы проводились в сельские и городские Советы. Применялся так называемый производственно-территориальный принцип выборов. Т.е. работающее население в городах избирало депутатов по производственным единицам. Остальное население в городах и сельской местности избирало депутатов по территориальному принципу, т.е. по месту жительства. Выборы проводились на открытых собраниях избирателей. Для остальных уровней выборы были многостепенные, т.е. депутатов (делегатов) вышестоящих съездов Советов избирали депутаты (делегаты) нижестоящих Советов или съездов Советов. Нормы представительства на выборах давали преимущества рабочим перед крестьянами, т.е. в городах один депутат избирался от меньшего числа избирателей (населения), чем в сельской местности.

Разделы пятый и шестой, состоявшие соответственно из гл. 16 и 17, были озаглавлены "Бюджетное право" и "О гербе и флаге Российской Социалистической Федеративной Советской Республики".

Конституция РСФСР 1918 г. была, естественно, продуктом своей эпохи и служила возникшему в России строю, оформляла его. С одной стороны, она зафиксировала то, что уже существовало на практике, с другой - была нацелена на будущее, т.е. предполагала расширение на ее основе социалистических общественных отношений. При этом отнюдь не исключалась корректировка ее положений в условиях динамичного становления нового строя. Отмечая это, В.И.Ленин говорил о данной Конституции: "Она концентрирует то, что уже дала жизнь, и будет исправляться и дополняться практическим применением ее в жизни"*(63).

Конституция РСФСР сыграла важную роль в конституционном строительстве других советских республик, возникавших в это же время. Начиная с 1919 г., принимаются основные законы: ССР Латвии - I Съездом рабочих, безземельных и стрелков объединенной Латвии 15 января 1919 г.; ССР Белоруссии - I Всебелорусским съездом Советов 3 февраля 1919 г.; Украинской ССР - III Всеукраинским съездом Советов 10-14 марта 1919 г.; Азербайджанской ССР - I съездом Советов Азербайджанской ССР 19 мая 1921 г.; ССР Армении - I съездом Советов ССР Армении 4 февраля 1922 г.; ССР Грузии - I Всегрузинским съездом Советов 2 марта 1922 г.; Бухарской Народной Советской Республики - II Всебухарским курултаем 23 сентября 1921 г., пересмотрена и утверждена III Всебухарским курултаем 18 августа 1922 г.; Хорезмской Советской Народной Республики - I Всехорезмским курултаем 30 апреля 1920 г., с изменениями утверждена II Всехорезмским курултаем 20 мая 1921 г., вновь утверждена с дополнениями III Всехорезмским курултаем в июле 1922 г.; Закавказской Социалистической Федеративной Советской Республики (ЗСФСР) - I Закавказским съездом Советов 13 декабря 1922 г.

Отражая национальные особенности и условия, эти конституции в регулировании новых общественных отношений в целом все-таки брали Конституцию РСФСР за пример. Конституции были едины в закреплении характера новой власти как власти трудящихся в форме Советов, в установлении таких же социально-экономических основ строя. Конституции сыграли свою важную роль в истории республик, одновременно содержали предпосылки для последующего объединения республик в Союз ССР.


2.3. Конституция СССР 1924 г. Конституция РСФСР 1925 г.


Некоторые авторы, пишущие сегодня об истории Конституции РФ, от Конституции 1918 г. склонны сразу переходить к Конституции РСФСР 1925 г., а о Конституции СССР 1924 г., как впрочем и о последующих союзных конституциях, говорить поменьше и как бы попутно. Создается ощущение, что вроде бы Союза ССР и не было, а Россия подается как существовавшее и во времена СССР самостоятельное государство. Однако не следует заштриховывать страницы истории России, в том числе и истории ее Конституции. В СССР Россия была одной из союзных республик, что сказалось как на характере ее развития в целом, так и на особенностях российских Конституций того времени. С учетом этого и будем рассматривать страницы последующего конституционного строительства.

30 декабря I съезд Советов СССР утвердил Декларацию и Договор об образовании нового государства - Союза Советских Социалистических Республик*(64). В Союз ССР объединились четыре советские социалистические республики - РСФСР, Украинская ССР, Белорусская ССР, Закавказская Социалистическая Федеративная Советская Республика (ЗСФСР), включавшая в себя Азербайджан, Армению и Грузию. Это был договор четырех равных республик, ставших после создания СССР союзными республиками в его составе. Декларация и Договор об образовании СССР были ратифицированы ЦИКами союзных республик в 1923 г. Например, ВЦИК РСФСР постановлением от 3 июля 1923 г. решил их ратифицировать и принять, что Декларация и Договор должны составлять Основной закон (Конституцию) СССР*(65). I съезд Советов СССР избрал Центральный Исполнительный Комитет (ЦИК) Союза ССР. На состоявшейся сразу после съезда первой сессии ЦИК был сформирован Президиум ЦИК из 19 человек: 11 - от РСФСР, 4 - от УССР, 3 - от ЗСФСР, 1 - от БССР. Были избраны 4 председателя ЦИК (по числу союзных республик), они должны были руководить работой ЦИК поочередно.

Решение о разработке первой союзной Конституции принял ЦИК СССР. На заседании 10 января 1923 г. в соответствии с этим решением были разработаны конкретные мероприятия, Президиум ЦИК создал шесть комиссий по подготовке нормативных основ новой Федерации, на базе которых должна была формироваться и Конституция СССР: по выработке предложений о Совнаркоме, СТО и наркоматах Союза ССР; бюджетной; по выработке Положений о Верховном Суде при ЦИК СССР и объединенного ГПУ при Совнаркоме СССР; по выработке предложений о государственном флаге и гербе СССР; по выработке Положений о ЦИК СССР и членах ЦИК СССР; по составлению проекта организации наркоматов и предложений по персональному составу наркоматов для внесения на утверждение апрельской сессии ЦИК СССР.

Таким образом, создание ряда органов Союза ССР, подготовка и принятие положений о них и формирование текста Конституции СССР шли одновременно*(66). При этом, естественно, решались вопросы, связанные с моделью этих органов, разграничением полномочий между Союзом и союзными республиками. Они были достаточно сложными, порождали довольно много споров. Первая Конституционная комиссия была создана ЦИК вскоре после I съезда Советов и состояла из 13 человек - под руководством М.И.Калинина. Однако в то время принципиальные вопросы новой Федерации решались в ЦК Компартии: что сконцентрировать на союзном уровне и соответственно изъять у республик с образованием одновременно органов СССР, формировать ли ЦИК СССР как двухпалатный орган (и если да, то каким должно быть в нем представительство от республик) и др. Поэтому была еще и Конституционная комиссия, созданная в конце февраля 1923 г. пленумом ЦК РКП(б), под руководством И.В.Сталина. После XII съезда партии (17-25 апреля 1923 г.), решения которого (в частности, по национальному вопросу) имели решающее значение для организационных основ новой Федерации, двухпалатной структуры ЦИК, было решено создать новую, расширенную Конституционную комиссию, пополнив ее представителями всех союзных республик. 27 апреля 1923 г. Президиум ЦИК СССР постановил создать новую, расширенную комиссию в составе 25 человек из представителей всех союзных ЦИКов, в которую передать все материалы прежних комиссий. Комиссию возглавил М.И.Калинин.

По архивным данным*(67), введенным в научный оборот, в частности, С.И.Якубовской*(68), расширенная Конституционная комиссия работала с 8 по 16 июня 1923 г. И на ее первом заседании дискутировался вопрос о том, именовать ли Декларацию и Договор об образовании СССР Конституцией СССР. Комиссия решила не предрешать вопрос о том, как именовать союзный Основной закон - Договором или Конституцией. Однако на последнем заседании 16 июня 1923 г. было принято постановление комиссии, в котором говорилось, что Декларация и Договор об образовании СССР составляют Основной закон (Конституцию) СССР.

Текст Конституции, подготовленный Комиссией, был обсужден и одобрен на пленуме ЦК РКП(б) в июне 1923 г. На 2-й сессии 6 июля 1923 г. ЦИК СССР постановил: Основной закон (Конституцию) Союза Советских Социалистических Республик утвердить и немедленно ввести в действие*(69). И даже постановлением Президиума ЦИК от 3 августа 1923 г. этот день - 6 июля - был признан "днем праздничным на всей территории Союза ССР"*(70). Однако в постановлении ЦИК от 6 июля 1923 г. предусматривалось внести принятый ЦИК текст Конституции на утверждение II съезда Советов СССР, что тот и сделал 31 января 1924 г.*(71). Поэтому она и вошла в историю как Конституция СССР 1924 г.

Такие союзные органы как ЦИК и Президиум ЦИК, как уже можно было видеть, стали функционировать сразу после создания СССР. С принятием Конституции в июле 1923 г. приступили к работе Правительство и другие государственные органы Союза ССР. ЦИК СССР образовал Правительство СССР во главе с В.И.Лениным - СНК. 17 июля 1923 г. состоялось первое заседание СНК. Постановлениями ЦИК СССР от 6 июля 1923 г. СНК поручалось образовать Совет труда и обороны Союза ССР в целях успешного и быстрого решения вопросов, связанных с хозяйственным восстановлением и обороной СССР, а также реорганизовать Госбанк РСФСР в Госбанк СССР, учредить ЦСУ СССР*(72).

Во второй половине 1923 г. принимались важные, приближавшиеся по значению к конституционным, акты по статусу новых союзных органов. В частности, 12 ноября 1923 г. ЦИКом СССР были утверждены "Положения" о ЦИК*(73), о СНК*(74), о народных комиссариатах Союза ССР*(75); 23 ноября 1923 г. Президиум ЦИК принял "Положение" о Верховном Суде Союза ССР (при котором состояла прокуратура СССР)*(76).

Конституцию СССР 1924 г., формально говоря, составили краткая преамбула, Декларация и Договор об образовании Союза ССР. Но преамбула весьма кратка и лишь провозглашает, что Декларация и Договор составляют Основной Закон (Конституцию) СССР.

Декларация стала разделом первым Конституции. Она не претерпела существенных изменений по сравнению с текстом 1922 г.

Разделом вторым Конституции стал Договор об образовании СССР, который был существенно дополнен по сравнению с текстом 1922 г. Достаточно сказать, что в тексте Договора, утвержденном I-м съездом, было 26 статей, в вошедшем в Конституцию тексте - 72 статьи. Этот раздел состоял из 11 глав: о предметах ведения верховных органов власти Союза ССР; о суверенных правах союзных республик и о союзном гражданстве; о съезде Советов Союза ССР; о ЦИК СССР; о Президиуме ЦИК СССР; о СНК СССР; о Верховном Суде Союза ССР; о народных комиссариатах Союза ССР; об Объединенном Государственном Политическом Управлении (наследник ВЧК - С.Л.); о союзных республиках; о гербе, флаге и столице СССР.

Как уже можно было видеть, новое государство имело весь необходимый набор своих органов. Верховным органом власти Союза ССР являлся съезд Советов, а в период между съездами - ЦИК, состоявший из Союзного Совета и Совета Национальностей. Двухпалатная структура высшего органа власти с того времени сохранилась до конца существования Союза ССР.

Очередные съезды, согласно Конституции, созывались ЦИКом один раз в год, внеочередные - по собственному решению ЦИК, по требованию Союзного Совета, Совета Национальностей или же по требованию двух союзных республик. Делегаты на съезд избирались на губернских съездах Советов, а в республиках без губернского деления - на съездах Советов республик. Съезд составлялся из представителей городских Советов и Советов городских поселений (по расчету 1 депутат на 25 тыс. избирателей) и представителей губернских съездов Советов (по расчету 1 депутат на 125 тыс. жителей).

Съезд избирал Союзный Совет из представителей союзных республик пропорционально населению каждой (всего 414 членов). А Совет Национальностей образовывался из представителей союзных и автономных республик (по 5 от каждой) и от автономных областей (по 1 от каждой). Состав Совета Национальностей в целом утверждался съездом Советов СССР.

ЦИК работал в сессионном порядке, очередные сессии созывались его Президиумом три раза в год. ЦИК можно рассматривать как главенствующий орган в законотворчестве. Он издает кодексы, декреты, постановления и распоряжения, объединяет работу по законодательству и управлению, определяет круг деятельности Президиума ЦИК и СНК СССР. Все декреты и постановления, определяющие общие нормы политической и экономической жизни СССР, а также вносящие коренные изменения в существующую практику государственных органов СССР, должны вноситься на рассмотрение и утверждение ЦИК СССР.

Президиум ЦИК по Конституции - высший законодательный, исполнительный и распорядительный орган власти Союза ССР в период между сессиями ЦИК.

СНК СССР - Правительство - являлся исполнительным и распорядительным органом ЦИК, образовывался последним и был ответствен как перед ним, так и перед Президиумом ЦИК. Народные комиссариаты СССР делились на две группы: общесоюзные (единые для всей страны) и объединенные - когда в республиках имелись одноименные комиссариаты, выполнявшие задания союзных комиссариатов (впоследствии такие органы управления стали называться союзно-республиканскими).

С самого начала на союзном уровне была создана разветвленная система правоохранительных (в том числе и карательных) органов. Высшим органом правосудия стал Верховный Суд СССР. Наряду с этим Верховный Суд выполнял функции конституционного правосудия и контроля. К его ведению относились вынесение заключений по требованию ЦИК СССР о законности тех или иных постановлений союзных республик с точки зрения Конституции (ст. 43 п. "в"), разрешение судебных споров между союзными республиками (ст. 43 п. "г"). Учреждалась должность Прокурора Верховного Суда СССР. В "целях объединения революционных усилий союзных республик по борьбе с политической и экономической контрреволюцией, шпионажем и бандитизмом" при СНК учреждалось ОГПУ (ст. 61 Конституции), имевшее своих уполномоченных при СНК союзных республик.

При создании Союза ССР и конституционном оформлении нового государственного устройства одним из острейших, ставший предметом споров и борьбы центра и республик, явился вопрос о соотношении компетенции Федерации и ее субъектов. Сопоставление Договора 1922 г. и соответствующих частей Конституции 1924 г. свидетельствует о том, что за короткий период сторонники концентрации важнейших полномочий на союзном уровне одержали победу. Так, именно к ведению Союза ССР Конституция отнесла следующие ключевые вопросы: определение отраслей промышленности и отдельных промышленных предприятий, имеющих общесоюзное значение, установление общесоюзных налогов и доходов, разрешение дополнительных налогов и сборов на образование бюджетов союзных республик, руководство транспортным делом, внешней торговлей, международные отношения, не говоря уже об организации и руководстве Вооруженными Силами.

Конституция 1924 г. не определяла компетенции союзных республик. В краткой главе второй - об их суверенных правах и союзном гражданстве (его установление - также одно из новшеств Конституции) - признавалось наличие суверенитета у союзной республики, который "ограничен лишь в пределах, указанных в настоящей Конституции, и лишь по предметам, отнесенным к компетенции Союза". Вне этих пределов, гласила Конституция, каждая союзная республика осуществляет государственную власть самостоятельно. СССР охраняет суверенные права республик. За каждой из союзных республик сохранялось право свободного выхода из Союза, причем для изменения, ограничения или отмены статьи, закреплявшей это положение, требовалось согласие всех республик, входивших в СССР. Республики имели свои конституции, в которые надлежало вносить изменения в соответствии с союзной Конституцией. Для граждан республик устанавливалось единое союзное гражданство.

В девятой главе - "О союзных республиках" - Конституция СССР фиксировала уже сложившуюся в них систему органов власти (Съезд - Центральный Исполнительный Комитет - Совет Народных Комиссаров). При этом состав СНК республик определялся исчерпывающим образом, что не оставляло республикам никакой свободы маневрирования и жестко соответствовало разделению компетенции между СССР и его субъектами. Правительство республики включало в себя: председателя СНК, заместителей председателя, председателя ВСНХ, народных комиссаров земледелия, финансов, продовольствия, труда, внутренних дел, юстиции, рабоче-крестьянской инспекции, просвещения, здравоохранения, социального обеспечения, а также с правом совещательного или решающего голоса - по решению ЦИК республик - уполномоченных наркоматов СССР по иностранным делам, военным и морским делам, внешней торговли, путей сообщения, почт и телеграфов. Причем наркоматы республик, подчиняясь ЦИК и СНК республик, осуществляют в своей деятельности директивы соответствующих наркоматов СССР (ст. 67-68 Конституции).

Основной Закон 1924 г. имел конкретную цель - отразить природу и структуру СССР. Это прямо сказалось на содержании Конституции. Она исходила из существовавшего в республиках (а следовательно, и в целом по стране) социально-экономического положения, статуса граждан. Но сама Конституция СССР 1924 г. данных вопросов не касалась. Они нашли отражение в конституциях союзных республик, новые редакции или тексты которых были утверждены в период 1925-1931 гг. Конечно, на содержании этих конституций в существенной степени отразился факт вхождения республик в состав Союза ССР.

Конституция РСФСР была принята 11 мая 1925 г. XII Всероссийским съездом Советов*(77). В значительной мере новый текст аналогичен, а то и идентичен с текстом Конституции 1918 г. Но есть и определенные новшества в структуре и содержании. Например, вместо прежних раздела первого, которым была "Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа", и раздела второго - Общие положения Конституции РСФСР - текст 1925 г. имеет один раздел I ("Общие положения"), представленный главой первой. В нем объявляется, что эта Конституция исходит из названной Декларации и из основных начал Конституции 1918 г. и имеет своей задачей гарантировать диктатуру пролетариата в целях подавления буржуазии, уничтожения эксплуатации человека человеком и осуществления коммунизма (ст. 1).

Конституция объявляет (ст. 3), что РСФСР входит в состав СССР и передает ему полномочия, отнесенные к ведению органов Союза, согласно ст. 1 Конституции СССР.

Ко времени принятия Конституции в стране уходили в прошлое революционные эйфория и фразеология, упиравшие на передачу собственности и власти народу, и более ощутимой становилась перспектива огосударствления соответствующих общественных отношений. И это, конечно, отразилось на ряде конституционных положений. К примеру, во включенной в Конституцию 1918 года "Декларации" говорилось, что частная собственность на землю отменяется, весь земельный фонд объявляется "общенародным достоянием" и передается "трудящимся"; также объявлялись "национальным достоянием" леса, недра и воды общегосударственного значения и др. Конституция 1925 г. четко говорит о том, что вся земля, леса, недра, воды, а равно фабрики и заводы, железнодорожный, водный и воздушный транспорт и средства связи составляют "собственность рабоче-крестьянского государства" на основах, определяемых особыми законами Союза ССР и верховными органами РСФСР (ст. 15).

Конституция РСФСР 1918 г. не определяла конкретных полномочий Всероссийского съезда Советов и ВЦИКа, ограничиваясь общими положениями. Поскольку РСФСР стала союзной республикой в составе СССР, понадобилось сказать подробнее о компетенции указанных органов. Поэтому в Конституции 1925 г. появился раздел II "О предметах ведения Всероссийского съезда Советов и Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета".

К исключительному ведению съезда она отнесла установление, дополнение и изменение Конституции РФ, окончательное утверждение конституций автономных республик.

Остальные правомочия были отнесены к ведению и съезда, и ВЦИКа, в том числе: общее руководство всей политикой и народным хозяйством РСФСР, установление плана народного хозяйства на территории РСФСР и бюджета РСФСР, налогов, сборов и неналоговых доходов, заключение внешних и внутренних займов РСФСР, утверждение кодексов РСФСР и др. Причем фактор вхождения в СССР становится весьма ощутимым: почти в каждом случае указано, что полномочие осуществляется этими российскими органами в соответствии с Конституцией и законодательством Союза ССР. Кроме того, в Конституцию была включена специальная ст. 19, гласившая о том, что по предметам компетенции Союза имеют обязательную силу на территории РСФСР постановления верховных органов СССР.

В разделе III "Об устройстве Советской власти" Конституция 1925 г. отразила уже известную нам систему органов РСФСР: съезд - ВЦИК - Президиум ВЦИК - СНК - народные комиссариаты. Новым здесь было включение уполномоченных общесоюзных наркоматов в Правительство республики. В свою очередь для народных комиссаров РСФСР Конституция определяла, что, подчиняясь высшим органам РСФСР, они осуществляют в своей деятельности директивы соответствующих наркоматов СССР (ст. 38). Тенденция к централизации выражалась и в том, что союзные объединенные наркоматы могли отменять акты соответствующих наркоматов РСФСР, правда, если те не основывались на точных предписаниях ВЦИК, его Президиума, СНК РСФСР (ст. 43).

Новшеством Конституции 1925 г. стала глава 4 "Об автономных советских социалистических республиках и областях". Впрочем, это и понятно - они появлялись в РСФСР, начиная с 1919 г. Предусмотрено, что АССР имеют свои основные законы (конституции); они принимаются их съездами Советов, представляются на утверждение ВЦИК и вносятся на окончательное утверждение Всероссийского съезда Советов. Положения об автономных областях принимаются их съездами Советов и утверждаются ВЦИКом (ст. 44). В остальном Конституция закрепляет систему органов власти автономий. Для автономных республик она определяет возможность принятия законодательных актов их центральными исполнительными комитетами.


2.4. Конституция СССР 1936 г. Конституция РСФСР 1937 г.


Появление этих Конституций, как и любых других, конечно, имело в своей основе и социально-экономические, и политические причины. Их трудно расслоить на объективные и субъективные, поскольку оба этих начала, наличествующие везде, в данном случае особенно переплелись, объясняя появление Конституций. Во всяком случае говорить об этих Основных Законах, не сказав специально о времени их принятия, просто невозможно.

Напомним, что со времени образования в 1922 г. Советского Союза, а фактически и раньше, в стране осталась одна партия - правящая ВКП(б). Все предшествующие принятию союзной Конституции 1936 г. 10-12 лет были временем ожесточенной борьбы между различными группировками внутри Коммунистической партии за методы строительства того общества, которое им виделось как социалистическое, а также за непосредственное обладание политической властью. Причем последняя отнюдь не сводилась к государственной власти, а наряду с нею охватывала в не меньшей мере влияние на уклад жизни в обществе, отношения между людьми, направление "своих" или подбор "угодных" людей для руководства общественными формированиями, предприятиями, учреждениями, их трудовыми коллективами, для организации творческих процессов в театре, кино, искусстве и даже для взятия под свой контроль отправления религиозных культов.

Как известно, эта борьба принесла успехи И.В.Сталину. Конституция СССР 1936 г. принималась в ситуации его полной победы, когда сформировался режим личной власти - как тоталитарный режим, построенный на жесткой централизации всех линий управления, строгой иерархии в системе государственных органов и негосударственных структур (чему благоприятствовало полное огосударствление экономики), беспрекословном выполнении указаний сверху, отсутствии любой возможности публичных критических оценок сложившихся политических отношений (они немедленно карались).

В этом плане принятие новой Конституции означало апофеоз того, кто находился на вершине власти. Это был триумф победителя, который и содержанием Конституции, и самим фактом ее принятия "освятил" свое торжество. Более того, для той же цели "зародил" новую традицию (кажется, ее раньше не было) - связывать в "народном сознании" конституцию с именем политического лидера страны: Конституцию СССР 1936 г. сразу стали называть "сталинской".

Есть более чем достаточно оснований для оценки событий того времени, включая и появление конституций, в красках политического авантюризма. Однако лишь такой подход был бы односторонним. Не следует забывать о том, что у победителей были свои представления о том, каким быть обществу, создававшемуся ими как социалистическое, куда и какими путями ему двигаться. Кроме того, они являлись политическими и государственными деятелями, а это неизбежно заставляло их думать о путях развития страны, да и о своей популярности в народе.

Для реализации своих целей они предпринимали кардинальные шаги. Одновременно шла колоссальная обработка сознания населения: использовались его доверчивость, вера в то, что создан более справедливый строй (а без жертв не обойдешься), наступит хорошая жизнь - надо только постараться, приналечь и помочь "родной" советской власти.

Как известно, линия на создание государственной собственности, характеризовавшейся как всенародное достояние, была одной из магистральных в создании образа социализма с первых дней Октябрьской революции. А теперь объявляется курс на индустриализацию - и в считанные годы на энтузиазме масс, со значительным использованием ручного труда создаются сотни объектов (в том числе гигантов) национальной - естественно, государственной - промышленности.

Не особенно церемонясь с крестьянами, власть объявила формально добровольную, а на деле принудительную коллективизацию в сельском хозяйстве. Лишь спустя десятилетия сказались в полной мере ее отрицательные последствия (причем не столько самого кооперирования как идеи, а форм его проведения, отбивших со временем у многих крестьян желание совместно трудиться и возможность чувствовать себя хозяином на земле). Тогда же, в 30-е годы, организация сельскохозяйственного труда, основанная не только на команде, но и немалой заботе сверху, на мерах по механизации этого труда, использовании традиций коллективизма русской общины для того, чтобы "повязать" крестьянина общим делом и напрочь лишить его индивидуальности не только в ведении хозяйства, но и в образе жизни, - дала вначале некоторые успехи.

Укреплялась обороноспособность (можно сказать и по-другому - боевая мощь) страны, военная служба становилась для многих престижным видом деятельности, особенно если учесть их происхождение из беднейших слоев, ведь в прежней, царской армии им была уготована участь рядового состава, при больших усилиях - унтер-офицерского, а получение офицерского чина являлось редчайшим исключением.

В рамках направления, именовавшегося культурной революцией, для широких слоев населения, в основном неграмотного, организовывалось масштабное просветительство, люди сплошь учились читать и писать. Закладывался фундамент государственной науки, высшего, среднего, среднепрофессионального и профессионального образования (обучения). Наконец, в совокупности были обеспечены полная занятость населения, ликвидация безработицы.

Политическими, административными и карательными мерами были полностью нейтрализованы противники нового строя. Поэтому в конце 20-х-начале 30-х годов нормативными актами советской власти постепенно снимаются ограничения на участие в выборах, а избирательное право из всеобщего для рабочих и беднейших крестьян становится всеобщим для трудящихся, т.е. рабочих, крестьян и трудовой интеллигенции (но других элементов в обществе попросту нет, даже кулаки в процессе раскулачивания были превращены либо в рабочих или крестьян, либо в заключенных). Как уже было сказано, в стране осталась лишь одна политическая партия - ВКП(б). Одновременно создавалось немалое число массовых общественных организаций, добровольных обществ и союзов, функционировавших под руководством Компартии.

Развитие национально-государственного строительства привело к созданию новых союзных республик, автономных республик и автономных областей, для народностей Крайнего Севера были учреждены национальные округа*(78). Более отсталым регионам оказывалась помощь Союзом ССР, и они развивались опережающими темпами. Отношения дружбы, всегда бывшие характерными для многонациональной страны, в эти годы укрепились еще на идейной основе пролетарского интернационализма.

Все эти меры, независимо от собственных замыслов их инициаторов и методов осуществления, все-таки давали научно-технический, экономический, социальный и политический прогресс. В совокупности такие меры оценивались руководством страны как создание и упрочение основ социализма.

Соответственно этому служили Конституция и текущее законодательство. Они закрепляли ту социально-экономическую и политическую модель общества, которая представлялась правящей группе эталоном социалистической системы.

Методами государственного регулирования, поощрений и запретов из сфер политических и экономических отношений вытеснялись социальные слои и формы деятельности, считавшиеся уже отжившими, оставшимися от прежнего общества, и, наоборот, закреплялись в качестве господствующих новые, угодные организационные механизмы. При необходимости не только осуществлялась фактически, но и получала конституционные предпосылки борьба с противниками строя, вплоть до их изоляции и уничтожения.

Например, Конституция СССР 1936 г. определила, что лица, покушающиеся на общественную социалистическую собственность, являются "врагами народа" (ст. 131). Это уже само по себе позволяло придавать политический смысл действиям соответствующих лиц, который они сами и не имели в виду. Это понятие получило широчайшее толкование, его стали применять ко всем, кто по подозрению в отсутствии симпатий к режиму мог быть привлечен к ответственности за так называемые политические преступления, контрреволюционную деятельность.

Вместе с тем власть, даже такая авторитарная, должна была отразить в Конституции положения, создающие представление о ее якобы заботе о гражданах, о достижениях системы, позволяющих даровать им какие-то права и свободы. К тому же население своим самоотверженным трудом действительно создало фундамент для закрепления в Конституции ряда социально-экономических прав. Так почему бы их не включить в Основной Закон, выставив себя в благоприятном свете как перед собственным народом, так и всем миром. А заодно можно отразить в Конституции и стандартный "букет" политических прав, пусть это иллюзорно, но идеологически и дипломатически выгодно, тем более власти никакой опасности для себя не создавали: режим тоталитаризма и беззакония уже настолько парализовал сознание и волю людей, что использование таких прав и свобод хоть с каким-то намеком против властей или неугодным им способом было просто невозможно.

Сказанное крайне важно для того, чтобы понять причины появления и содержание Конституции СССР 1936 г., Конституций союзных и автономных республик 1937 г., включая и Конституцию РСФСР. Ведь простое прочтение текстов этих Основных Законов может ввести в заблуждение - в конституционном оформлении общественный и государственный строй того времени выглядит как вполне демократический.

А если пройтись по источникам того времени, они нарисуют просто потрясающую картину успехов "социалистического строительства". Для иллюстрации назовем некоторые позиции, отраженные в учебнике "Советское государственное право" под общей редакцией А.Я.Вышинского*(79), это поможет понять официальную апологетику появления Конституции СССР 1936 г. (оставляем терминологию авторов):

- победа социалистических форм хозяйства, полная ликвидация частнокапиталистического сектора и сведение к ничтожному минимуму мелких, некапиталистических частных хозяйств; если в 1928 г. удельный вес социалистических форм хозяйства во всем народном доходе исчислялся в 44%, то в 1936 г. социалистические - государственные и кооперативные - предприятия дали 99,1% народного дохода;

- в 1937 г. предприятия крупной социалистической промышленности дали 77,4% народнохозяйственной продукции (в 1913 г. крупная промышленность производила 42,1% всей продукции народного хозяйства; все предприятия промышленности и транспорта были переведены на 7-часовой рабочий день; и 1928 г. на биржах труда еще числилось около 7,5 млн. безработных, к 1931 г. безработица была ликвидирована;

- в деревне победил колхозный строй и было ликвидировано кулачество; лишь 7% крестьянских дворов оставались в 1937 г. вне колхозных объединений; к 1936 г. было создано 4137 совхозов, 4993 машино-тракторные станции с 289000 тракторов и 30000 комбайнов;

- бурный расцвет национальной государственности, колоссальный рост производства промышленной продукции в союзных республиках (Киргизии - в 96 раз, Таджикистане - в 116 раз и т.д.);

- 28,8 млн. учащихся в начальных и средних школах в 1936/37 гг.

- против 8 млн. в 1914/15 гг., введение с 1930 г. всеобщего обязательного начального обучения.

Трудно говорить сегодня, тем более без специальной проверки, во всем ли достоверны эти сведения, насколько они завышены. Но определенную реальную базу они под собой все-таки имели, даже если и в более скромных масштабах. Совершенно ясно, что все это впечатляло граждан и создавало ощущение стабильности строя, который надо было оформить в новой Конституции.

Да, в те же самые годы в стране начались репрессии, жертвами которых стали не только так называемые враги строя, но и сотни тысяч простых, ни в чем не повинных граждан, против которых выдумывались обвинения, использовались доносы и оговоры. Однако, с одной стороны, истинные масштабы беззакония и произвола, привлечения к ответственности и помещения в лагеря тщательно скрывались, поэтому о размахе трагедии население страны не имело тогда представления. С другой стороны, не будем закрывать глаза и на то, что революционные радикальные лозунги - "кто не с нами, тот против нас", "если враг не сдается, его уничтожают" - благодаря пропаганде вошли в сознание большей части населения. Сегодня это может показаться парадоксальным, но тогда для многих изоляция "врагов народа" была вроде бы как необходимой и естественной функцией строя. Тайно арестовывая людей, никакого отношения к политике не имевших, отправляя их в заключение без всяких судебных решений или на основе приговоров печально известных "троек", власть в то же время организовывала громкие процессы против "троцкистов", "зиновьевцев", "бухаринцев", а одновременно - сотни собраний, на которых трудящиеся "клеймили позором" этих "врагов". И если одни участвовали в таких собраниях из страха, то другие - из убеждения, что это были действительно враги социализма, а с ними надо безжалостно расправляться.

Если же говорить о Конституции, власти использовали (и довольно умело) внешние атрибуты гласности и широкого участия населения в подготовке, обсуждении и принятии Основного Закона.

Напомним главные моменты этого процесса*(80). Вопрос об изменении Конституции СССР был поставлен первоначально на февральском (1935 г.) пленуме ЦК ВКП(б). В принятой 1 февраля резолюции пленум указал направления, по которым должны быть внесены изменения в Конституцию СССР*(81). По предложению ЦК ВКП(б) заседавший в то же время VII Всесоюзный съезд Советов СССР 6 февраля 1935 г. постановил внести изменения в Конституцию СССР*(82). Текстуально повторив формулировки пленума, VII Съезд указал, что эти изменения должны быть проведены в направлении: "а) дальнейшей демократизации избирательной системы в смысле замены не вполне равных выборов равными, многостепенных - прямыми, открытых - закрытыми; б) уточнения социально-экономической основы Конституции в смысле приведения Конституции в соответствие с нынешним соотношением классовых сил в СССР (создание новой социалистической индустрии, разгром кулачества, победа колхозного строя, утверждение социалистической собственности как основы советского строя и т.п.)".

VII Съезд предложил ЦИК СССР избрать Конституционную комиссию, которой поручить выработать "исправленный текст" Конституции на указанных выше основах и внести его на утверждение сессии ЦИК СССР.

Как можно видеть, первоначально речь шла о внесении изменений в действовавшую Конституцию СССР 1924 г. 7 февраля 1935 г. ЦИК СССР избрал Конституционную комиссию под председательством И.В.Сталина. Именно она в дальнейшем пришла к выводу о необходимости подготовки текста новой Конституции. В этом ключе затем и шла вся разработка документа.

30 апреля 1936 г. текст проекта был разослан членам Политбюро ВКП(б) и членам Конституционной комиссии, которые, собравшись на совместное заседание 15 мая 1936 г., после поправок утвердили проект Конституции и представили его на рассмотрение ЦИК СССР*(83).

Как было уже сказано, VII съезд Советов СССР определил, что принять исправленный текст Конституции следует на сессии ЦИК СССР. Но разработка новой Конституции и масштабность задачи требовали корректировки этого решения. 1 июня 1936 г. пленум ЦК ВКП(б), одобрив в основном проект Конституции, ввиду особой важности вопроса счел целесообразным созыв Всесоюзного съезда Советов для рассмотрения и утверждения этого проекта.

В резолюции пленума был и пункт, которым руководящим органам союзных республик поручалось немедленно приступить к выработке проектов своих конституций, а также конституций автономных республик, применительно к проекту Конституции СССР.

11 июня 1936 г. Президиум ЦИК СССР, рассмотрев вопрос о Конституции Союза ССР, постановил: одобрить проект Конституции, представленный Конституционной комиссией ЦИК; созвать 25 ноября 1936 г. Всесоюзный съезд Советов для рассмотрения этого проекта; опубликовать проект для всенародного обсуждения*(84).

12 июня 1936 г. проект Конституции был опубликован, и в течение 5 месяцев шло его всенародное обсуждение. Трудно судить сегодня, насколько оно было эффективным, - скорее всего носило заорганизованный характер, должно было прежде всего отразить "всенародное одобрение" проекта. По источникам, касающимся всенародного обсуждения, можно лишь судить о видах и масштабности мероприятий. Проект зачитывался и обсуждался на многочисленных собраниях трудящихся, на пленумах Советов, заседаниях исполкомов, в секциях, комиссиях и депутатских группах Советов, шло обсуждение и на страницах печати, по радио. Итоги обсуждения подводились на состоявшихся в октябре-ноябре районных, областных, краевых, республиканских чрезвычайных съездах Советов. Официальный показатель того времени - в обсуждении приняло участие более 50 млн. человек, хотя те, кто знакомился с архивными материалами, находят и другую цифру - 36,5 млн. человек. В принципе не исключено, что обе они произвольные, не поддававшиеся проверке и на то время, и позже - официоз не жалел красок, рисуя картину одобрения, всеобщей радости и конструктивного обсуждения проекта Конституции. Орготдел Президиума ЦИК СССР вел учет предложений и дополнений к проекту, высказанных в ходе обсуждения (к ноябрю их было 43427).

25 ноября 1936 г. открылся Чрезвычайный VIII съезд Советов СССР для рассмотрения проекта Конституции. Состоялось 12 его заседаний. 1 декабря съезд принял постановление: представленный Конституционной комиссией проект Конституции СССР одобрить и принять за основу; для рассмотрения внесенных поправок и дополнений и установления окончательного текста Конституции образовать Редакционную комиссию в составе 220 человек; поручить Редакционной комиссии в трехдневный срок представить на рассмотрение съезда окончательный текст Конституции, учтя при этом как результаты всенародного обсуждения проекта, так и обсуждение на самом съезде. Редакционная комиссия внесла в текст 43 поправки, касавшиеся 32 статей (из них 6-7 существенных).

5 декабря в результате постатейного голосования Чрезвычайный VIII съезд Советов Союза ССР единогласно утвердил Конституцию СССР*(85).

Конституция (Основной Закон) Союза ССР не имела преамбулы и состояла из 13 глав: I. Общественное устройство; II. Государственное устройство; III. Высшие органы государственной власти Союза Советских Социалистических Республик; IV. Высшие органы государственной власти союзных республик; V. Органы государственного управления Союза Советских Социалистических Республик; VI. Органы государственного управления союзных республик; VII. Высшие органы государственной власти автономных советских социалистических, республик; VIII. Местные органы государственной власти; IX. Суд и прокуратура; X. Основные права и обязанности граждан; XI. Избирательная система; XII. Герб, флаг, столица; XIII. Порядок изменения Конституции*(86).

Важнейшие особенности этой Конституции как политико-юридического документа состоят в следующем.

1) Она провозглашала, что Союз ССР есть социалистическое государство рабочих и крестьян (ст. 1). Конституция ввела понятие политической основы СССР - ее составляли Советы депутатов трудящихся, выросшие и окрепшие в результате свержения власти помещиков и капиталистов и завоевания диктатуры пролетариатом (ст. 2). Вся власть принадлежала, по Конституции, трудящимся города и деревни в лице Советов депутатов трудящихся (ст. 3). Измененным наименованием органов власти - "Советы депутатов трудящихся" вместо "Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов" - как бы подчеркивалось укрепление социальной основы власти, большее единство общества.

2) Конституция исходила из победы социалистических форм хозяйствования и общественной собственности. Она ввела понятие экономической основы СССР - ее составляли социалистическая система хозяйства и социалистическая собственность на орудия и средства производства, утвердившиеся в результате ликвидации капиталистической системы хозяйства, отмены частной собственности на орудия и средства производства и уничтожения эксплуатации человека человеком (ст. 4).

Социалистическая собственность закреплялась в форме государственной собственности (всенародного достояния), к которой были отнесены земля, ее недра, все предприятия промышленности, транспорта, крупные сельхозпредприятия, коммунальные предприятия и основной жилищный фонд в городах и крупных населенных пунктах (ст. 5, 6), а также кооперативно-колхозной собственности (ст. 5-7).

Согласно ст. 9, "наряду с социалистической системой хозяйства, являющейся господствующей формой хозяйства в СССР, допускается законом мелкое частное хозяйство единоличных крестьян и кустарей, основанное на личном труде и исключающее эксплуатацию чужого труда".

По Конституции предусматривалось и право личной собственности граждан, но лишь на такие объекты, как трудовые доходы и сбережения, жилой дом и подсобное домашнее хозяйство, предметы домашнего хозяйства и обихода, личного потребления и удобства (ст. 10).

Конституционно вводился принцип плановой экономики: в соответствии со ст. 11 хозяйственная жизнь СССР определяется и направляется государственным народнохозяйственным планом в интересах увеличения общественного богатства, неуклонного подъема материального и культурного уровня трудящихся, укрепления независимости СССР и усиления его обороноспособности.

Труд в СССР был объявлен обязанностью и делом чести каждого способного к труду гражданина по принципу: "кто не работает, тот не ест". В СССР осуществляется принцип социализма: "от каждого по его способностям, каждому - по его труду" (ст. 12).

3) Конституция СССР закрепляла его государственное устройство как союзного государства, образованного на основе добровольного объединения равноправных советских республик (ст. 13). До принятия Конституции в составе СССР было 7 республик (к числу первых учредителей Союза - РСФСР, Украине, Белоруссии и ЗСФСР - добавились Узбекистан, Туркмения и Таджикистан). Теперь круг союзных республик, составляющих СССР, был расширен до 11 - за счет прямого вхождения в него, по новой Конституции, Казахстана и Киргизии, являвшихся до этого момента автономными республиками в РСФСР, а также Азербайджана, Армении и Грузии, составлявших Закавказскую федерацию, прекратившую с этого времени свое существование.

Закрепляя по форме федеративное устройство, Конституция отразила линию на сверхцентрализацию во всех областях, концентрируя функции государственного руководства на уровне СССР. Если в последующем сначала зарубежные исследователи, а затем и отечественные ученые называли СССР "унитарной федерацией", то именно Конституция 1936 г. дает немало оснований для такого вывода.

Достаточно сказать, что в Конституции СССР были перечислены не только автономные республики и автономные области, входившие в состав союзных республик (это можно считать положительным фактором), но также и административно-территориальные единицы - края и области. К ведению Союза относилось утверждение образования новых краев и областей, а также новых автономных республик в составе союзных республик (ст. 14 п. "е"). Перевод на союзный уровень вопросов не только национально-государственного устройства, но и административно-территориальной организации республик, безусловно, усиливал начала бюрократической централизации и ограничивал самостоятельность союзных республик.

Конечно, это была определенная тенденция в организации управления государством, и она особенно хорошо видна в полномочиях СССР в хозяйственно-экономической сфере, закрепленных Конституцией 1936 г. К его ведению было отнесено установление налогов и доходов, поступающих на образование бюджетов союзного, республиканских и местных; управление банками, промышленными и сельскохозяйственными учреждениями и предприятиями, а также торговыми предприятиями союзного значения; управление транспортом и связью. Практически все мало-мальски важные хозяйственные единицы были подчинены союзным министерствам, что существенно ослабляло права республик и делало их в экономической сфере полностью зависимыми от центра.

4) Конституция СССР установила всеобщее, равное, прямое избирательное право при тайном голосовании, отменила ограничения по участию в выборах отдельных категорий лиц по классовому или социальному признакам, отказалась от непрямых выборов в Советы и заменила их прямыми. Вместо открытых выборов на собраниях по производственно-территориальному принципу вводилось тайное голосование по территориальному принципу.

5) Была установлена новая система органов государственной власти (вместо Всесоюзного съезда Советов, ЦИК СССР и Президиума ЦИК - Верховный Совет СССР и Президиум Верховного Совета СССР; аналогичные органы в союзных и автономных республиках; на местах вместо съездов Советов - Советы депутатов трудящихся: краевые, областные, районные и т.д.).

6) Конституция 1936 г. закрепила более полный перечень социально-экономических, политических и личных прав граждан (о том, насколько они соотносились с политическим режимом в стране и были реальными, ранее уже говорилось). В Конституции появилась специальная глава Х "Основные права и обязанности граждан". В ней провозглашались такие права граждан, как право на труд, отдых, материальное обеспечение в старости, в случае болезни и потери трудоспособности, право на образование.

Конституция закрепляла социальное и политическое равноправие граждан, а также равноправие женщины и мужчины. Она предусмотрела ряд политических прав и свобод - слова, печати, собраний и митингов, уличных шествий и демонстраций, право на объединение в общественные организации (правда, оговорив, что они используются в соответствии с интересами трудящихся, в целях укрепления социалистического строя, развития организационной самодеятельности и политической активности народных масс).

7) Ни одна из предшествующих конституций ничего не говорила о партиях вообще, в том числе о Коммунистической партии, занявшей правящие позиции. В Конституции 1936 г. был сделан первый шаг к оформлению однопартийной системы в стране. В ст. 126, говорившей о праве на объединение в общественные организации, предусматривалось: "наиболее активные и сознательные граждане из рядов рабочего класса и других слоев трудящихся объединяются во Всесоюзную Коммунистическую партию (большевиков), являющуюся передовым отрядом трудящихся в их борьбе за укрепление и развитие социалистического строя и представляющую руководящее ядро всех организаций трудящихся, как общественных, так и государственных". Таким образом, и отражалось фактическое положение, и провозглашалось официальное, теперь уже конституционное право ВКП(б) направлять - в качестве "руководящего ядра" - деятельность государственных органов и общественных объединений.

В 1937 г. на чрезвычайных съездах Советов союзные республики приняли свои новые Основные Законы. Конституции ставших в 1940 г. союзными республиками Литвы, Латвии и Эстонии были приняты в том же году, а Конституция образованной в 1940 г. Молдавской ССР - в 1941 г. В основном конституции союзных республик следовали структуре Конституции СССР, а многие их положения текстуально совпадали.

Не составляла в этом плане исключения и Конституция РСФСР, утвержденная 21 января 1937 г. Чрезвычайным XVII Всероссийским съездом Советов, хотя она и имела ряд особенностей по структуре и содержанию в сравнении с союзной Конституцией. Так, в ней подробнее определялись вопросы ведения РСФСР, были более развернутыми главы о компетенции высших органов государственной власти и органов государственного управления РСФСР. Несколько большей по объему, в сравнении с Конституцией СССР, была глава о высших органах государственной власти АССР; появились новые главы - об органах государственного управления автономных республик, органах государственной власти автономных областей. Более подробной - в сопоставлении с Конституцией СССР - была глава о местных органах государственной власти. Есть в Основном Законе РСФСР 1937 г. глава о бюджете РСФСР, не имеющая аналога в союзной Конституции (Здесь продолжалась традиция предшествующих российских Конституций: Конституция 1918 г. имела раздел пятый "Бюджетное право", представленный главой шестнадцатой; а в Конституции 1925 г. был раздел V, состоявший из главы 7 "О бюджетном праве".

В ходе последующего развития страны с учетом результатов политического, государственного и хозяйственного строительства в Конституцию СССР, а соответственно и в Конституцию РСФСР, конституции других союзных, а также автономных республик, вносились изменения. Если характеризовать кратко, они в основном отражают следующее:

- изменения в структуре государства (расширение числа союзных республик в СССР за счет образования в 1940 г. Литовской, Латвийской, Эстонской, Молдавской союзных республик, преобразования в 1940 г. Карельской АССР в Карело-Финскую ССР; уменьшение их числа с 16 до 15 с преобразованием в 1956 г. Карело-Финской ССР в Карельскую автономную республику с вхождением ее в РСФСР; принятие в 1944 г. в СССР Тувинской народной республики с включением ее в состав РСФСР на правах автономной области, а с 1961 г. - автономной республики; включение в состав СССР ряда территорий перед войной и после войны; образование новых областей);

- расширение прав субъектов Федерации (предоставление союзным республикам права внешних сношений, права иметь войсковые формирования; передача им от СССР права решать вопросы административно-территориального устройства; расширение прав республик в управлении народным хозяйством с передачей из союзного в республиканское ведение многих предприятий, создание в связи с этим новых союзно-республиканских министерств; отнесение к ведению республик законодательства об устройстве судов республик, принятие гражданского, уголовного и процессуальных кодексов; расширение в 1966 г. представительства союзных республик в Совете Национальностей Верховного Совета СССР с 25 до 32 депутатов, добавление к представительству в Верховном Совете и Президиуме Верховного Совета СССР также представительства союзных республик в Правительстве и Верховном Суде СССР);

- совершенствование системы, уточнение наименования и компетенции государственных органов (переименование 15 марта 1946 г. Правительства СССР, правительств республик из Советов Народных Комиссаров в Советы Министров, соответственно и наркомы стали министрами; довольно частое изменение Конституции СССР, а значит, и конституций республик в связи с образованием и преобразованием общесоюзных, союзно-республиканских и республиканских министерств и ведомств, перечень которых тогда содержался в Основных Законах; отражение на этой части норм конституций реформ государственного управления в стране - например, сначала в связи с созданием, а затем ликвидацией территориальных (вместо отраслевых) органов управления экономикой - советов народного хозяйства (совнархозов));

- принятие в стране мер по преодолению последствий произвола и беззакония, а также режима личной власти (культа личности) после 1953 г.; в частности, ликвидация не предусмотренных Конституцией внесудебных карательных органов, реабилитация жертв репрессий, обеспечение неприкосновенности личности и т.д.;

- расширение гарантий ряда конституционных социально-экономических прав граждан (на труд, отдых, образование, пенсионное обеспечение и др.).


2.5. Конституция СССР 1977 г. Конституция РСФСР 1978 г.


Главную причину и необходимость разработки новой Конституции, по нашему мнению, следует связать с существенным изменением политического режима в стране. Чуть далее будет назван целый ряд официально объявленных предпосылок появления новой Конституции (с нашими комментариями), однако основной все же можно назвать именно эту. Хотя общество по-прежнему оставалось строго организованным на условиях руководства им со стороны одной политической партии, оно уже встало на путь освобождения от режима личной власти, произвола, беззакония и всеобъемлющего страха - режима, публично осужденного прежде всего самой правящей партией.

Кстати, именно тогда, когда шаги, сделанные в этом направлении, закрепили необходимые результаты и стало очевидным, что режим в прежнем страшном виде уже не будет реставрирован (у нового руководства хватало своих ошибок и перекосов, но этот итог был очевиден), встал вопрос о разработке новой Конституции и была образована Конституционная комиссия. Заслушав и обсудив доклад первого секретаря ЦК КПСС и Председателя Совета Министров СССР Н.С.Хрущева, Верховный Совет СССР постановлением от 25 апреля 1962 г. решил "образовать комиссию для подготовки проекта новой Конституции СССР" и утвердил ее состав во главе с Н.С.Хрущевым*(87). Естественно, с приходом на руководящие посты Л.И.Брежнева он стал Председателем Конституционной комиссии (постановление Верховного Совета СССР от 11 декабря 1964 г.*(88)). Состав ее несколько раз корректировался, но принцип формирования оставался неизменным - в комиссию входили первые лица союзного партийного и государственного руководства, а также представители от союзных республик, автономных республик, автономных областей, национальных округов, от различных слоев общества - рабочих, крестьян, науки, просвещения и т.д.

При разработке проекта Конституции все уперлось в то, какое общество мы имеем или строим на новом этапе. Оставаться на позициях диктатуры пролетариата, как сущности общества и власти, было невозможно: никакой "классовой борьбы" уже не было, поэтому отдавать приоритеты в обществе и государстве одним социальным слоям и считать другие как бы стоящими на втором плане - уже не имелось даже надуманных оснований.

Чтобы отойти от прежних догм и создать новую концепцию общества (иначе говоря, новые догмы), требовалось время. Как известно, родилась теория зрелого, развитого социалистического общества. И только тогда, когда она была создана (а на это ушло около 15 лет), разработка проекта Конституции пошла более быстрыми темпами. Как отмечал один из непосредственных участников подготовки Конституции СССР 1977 г. на последнем этапе А.И.Лукьянов, разработка проекта Конституции проходила в период завершения строительства зрелого социализма. Это заняло сравнительно продолжительный промежуток времени: отдельные черты зрелого социализма постепенно приобретали комплексный, всеобъемлющий характер. Потребовались глубокое теоретическое осмысление нового этапа развития социалистического общества, разработка партией концепции зрелого социализма. Без такой концепции нельзя было создать принципиально новый Основной Закон*(89).

В чем же более детально виделись черты созданного общества, а следовательно - причины принятия новой Конституции*(90):

1) Экономические предпосылки нового Основного Закона его создатели видели в следующем: в Конституции 1936 г. указывалось, что экономическую основу СССР составляют социалистическая система хозяйства и социалистическая собственность, утвердившиеся в результате ликвидации капиталистической системы хозяйства и отмены частной собственности. Теперь же социализм развивается на своей собственной экономической основе. Развитие экономики страны характеризуется: безраздельным господством социалистической собственности, высоким уровнем технической оснащенности народного хозяйства, использованием достижений научно-технической революции, превращением экономики СССР в единый мощный народнохозяйственный организм.

2) В социальной структуре общества определяющими при подготовке Конституции стали такие позиции: сохранение за рабочим классом положения ведущей силы общества, рост его численности (1936 г. - 1/3, 1977 г. - 2/3 населения страны), это - десятки миллионов образованных, технически грамотных, политически зрелых людей, активность которых и участие в управлении государством значительно возросли; изменилось и колхозное крестьянство, современный крестьянин родился и вырос в колхозе, его психология сформировалась уже на социалистической, коллективистской основе, подлинно народной, социалистической стала интеллигенция (в том числе и по происхождению) в связи с ростом уровня культуры народа и роли науки возрастает удельный вес интеллигенции в жизни общества. Все слои общества вместе, дружно и без малейшего противостояния решают единые задачи. Таким образом, изменение социальной структуры общества, духовного облика составляющих его слоев, нерушимый союз рабочих, крестьян и интеллигенции, рост социальной однородности общества - все это называлось важной составляющей в числе причин появления Конституции СССР.

3) Принципиальный аспект теории состоял в том, что с построением зрелого социализма, переходом на идейно-политические позиции рабочего класса всех слоев населения советское государство, возникшее как государство диктатуры пролетариата, переросло в общенародное государство. Это означало, по концепции того периода, во-первых, что расширилась социальная база государства: в первые годы советской власти - союз рабочего класса и беднейшего крестьянства; с 30-х годов - союз рабочего класса и колхозного крестьянства (правда, другого крестьянства практически и не было); ко времени принятия Конституции 1977 г. - нерушимый союз рабочих, крестьян и интеллигенции. Во-вторых, государство превратилось в общенародную организацию, выражающую интересы всего народа, всех социальных групп и слоев населения; в-третьих, неизмеримо большими по объему стали творческие, созидательные функции государства. И эти факторы следовало учесть в новой Конституции.

4) По созданной концепции, в решении задач строительства коммунистического общества активно участвуют не только государство, но и негосударственные организации. Чтобы всех их консолидировать, в теорию и конституционную терминологию вводилось понятие "политическая система советского общества". Все организации (государственные и общественные) интегрируются в рамках политсистемы общества, которая служит интересам социалистического народовластия. Создается мощная государственно-общественная связка для управления и государственными, и общественными делами. Это единство направления в развитии политической системы, принципы и механизм ее функционирования надо было также отразить в Основном Законе.

5) Всеми процессами в стране руководила Коммунистическая партия. Ее роль никем не воспринималась, конечно, через право граждан на объединение, хотя именно в посвященной ему ст. 126 Конституции 1936 г. фиксировалось положение партии в стране. Поэтому возникла идея отразить в Конституции место КПСС как ядра политической системы общества, ее возможности и масштабы направляющего воздействия на всю внутреннюю жизнь страны и ее внешнюю политику.

6) В области национально-государственного строительства в Конституции предполагалось решить ряд задач: исходить не только из юридического, но и фактического равенства наций; отразить ту степень единства советских людей, при которой возникла их новая историческая общность - многонациональный советский народ; учесть интеграционные процессы в СССР, когда многие вопросы требуют единства подходов к их решению на уровне Союза ССР (фактор, который позже стал поводом для критики чрезмерной централизации руководства страной), в том числе создание экономики СССР как единого народнохозяйственного комплекса; отразить высокий уровень развития республик, их все более активное участие в делах СССР, в остальном - самостоятельное решение вопросов своего ведения, обеспечение комплексного развития территорий республик.

7) Намечалось отразить в Конституции условия дальнейшего развития советской демократии - участие трудящихся в управлении государственными и общественными делами, повышение роли общественных организаций и органов общественной самодеятельности населения, народного контроля, общественного мнения.

8) Успехи хозяйственного и социально-культурного строительства, по мнению создателей Конституции, позволили существенно раздвинуть масштабы реализации многих уже имеющихся прав и свобод граждан, что давало возможность расширить их объем и гарантии. Одновременно появилась перспектива закрепить на конституционном уровне еще ряд прав и свобод, которые ранее либо вообще не существовали, либо отражались (и не всегда полно) в текущем законодательстве.

9) Еще одной причиной принятия новой Конституции было и то, что за время действия прежнего Основного Закона появилось много нового в организации и деятельности государственных органов.

10) Наконец, нельзя сбрасывать со счетов и внешнеполитические причины появления новой Конституции. Она должна была демонстрировать силу СССР, его ведущие позиции в мире, наличие социалистического содружества, соответствующие устои внешней политики советского государства.

Подводя итоги, можно констатировать, что был ряд объективных предпосылок появления новой Конституции: стремление укрепить в политическом режиме начала законности, предотвратить даже саму возможность массового произвола, унижения личности; переход от постулатов власти одной части общества (диктатуры пролетариата) к общенародному государству и участию в осуществлении функций народовластия всех слоев общества; необходимость закрепления в Конституции широкого круга прав и свобод граждан, более четких полномочий государственных органов, соотношения возможностей Союза и республик. Конечно, эта Конституция также должна была стать идеологизированным документом, отражать "нерушимое единство" общества и всех народов страны, гармоничность развития, всеобщее признание руководящей роли КПСС, "грандиозные успехи" именно социалистического пути человечества, модель "настоящего" социализма и т.п. Однако идеологическое содержание не заслоняет конструктивистской роли данного Основного Закона, хотя, пожалуй, именно в этой Конституции идеологические и политико-юридические начала переплетаются сильнее, чем в иных конституциях.

Остановимся кратко на процессе подготовки Конституции. Впервые на необходимость изменения и дополнения Конституции указал XXI съезд КПСС в 1959 году, сделавший вывод о полной и окончательной победе социализма в СССР. Как уже указывалось, постановлением от 25 апреля 1962 г. Верховный Совет СССР образовал Конституционную комиссию, а разработка Конституции растянулась на полтора десятилетия, пока не сформировалась концепция развитого социализма. К весне 1977 г. проект Основного Закона был подготовлен. Как водилось в те времена, его полагалось оценить сначала высшему руководству партии. 24 мая 1977 г. состоялся пленум ЦК КПСС. Он заслушал доклад о проекте Конституции, обсудил его и постановил: одобрить в основном проект Конституции СССР, представленный Конституционной комиссией, передать вопрос о проекте Конституции в Президиум Верховного Совета СССР и рекомендовать ему вынести проект на всенародное обсуждение*(91).

27 мая 1977 г. Президиум Верховного Совета рассмотрел вопрос о проекте Конституции СССР и принял Указ следующего содержания: в основном одобрить проект Конституции и вынести его на всенародное обсуждение; опубликовать проект 4 июня 1977 г. во всех центральных, республиканских, краевых, областных газетах; для рассмотрения проекта созвать в октябре 1977 г. внеочередную сессию Верховного Совета СССР*(92).

Всенародное обсуждение проекта Конституции началось 5 июня и продолжалось до конца сентября 1977 г. По официальным данным, в нем приняло участие свыше 140 млн. человек, т.е. более четырех пятых взрослого населения страны. Рассмотрению проекта было посвящено около 1,5 млн. собраний трудящихся по предприятиям и колхозам, воинским частям и месту жительства. Проект обсуждался на пленумах, активах и собраниях в профсоюзах, комсомоле, кооперативных объединениях, творческих организациях; состоялось более 450 тыс. открытых партийных собраний. Проект был рассмотрен всеми Советами, т.е. представительными органами власти, а это более двух миллионов депутатов. Всего поступило около 400 тыс. предложений о поправках к отдельным статьям, направленных на уточнение, улучшение и дополнение формулировок проекта*(93).

27 сентября состоялось заседание Конституционной комиссии, на котором были подведены итоги всенародного обсуждения. Комиссия одобрила проект с уточнениями, дополнениями и поправками (она предлагала изменения в 110 статьях проекта и одну новую статью - о наказах избирателей) и решила передать его в Президиум Верховного Совета СССР для последующего внесения на рассмотрение Верховного Совета СССР*(94). Заседание Президиума состоялось 30 сентября 1977 г., на нем был одобрен проект, уточненный и дополненный с учетом предложений, поступивших в ходе его всенародного обсуждения. Президиум постановил внести на рассмотрение Верховного Совета СССР: проект Декларации Верховного Совета о принятии и объявлении Конституции; проект Закона об объявлении дня принятия Конституции всенародным праздником; проект Закона СССР о порядке введения в действие Конституции (Основного Закона) СССР*(95).

Мы не находим в этом перечне самого проекта Конституции. И это не случайно. 3 октября 1977 г. состоялся пленум ЦК КПСС. Он принял постановление "О проекте Конституции (Основного Закона) Союза Советских Социалистических Республик и итогах его всенародного обсуждения". В нем не только одобряется в основном представленный Конституционной комиссией проект, но и говорится: "Внести проект Конституции на рассмотрение внеочередной седьмой сессии Верховного Совета СССР девятого созыва"*(96). Это дает основание утверждать, что официально проект Конституции СССР был внесен на рассмотрение Верховного Совета СССР Центральным Комитетом КПСС.

Внеочередная седьмая сессия Верховного Совета СССР девятого созыва открылась в Москве 4 октября 1977 г. Верховный Совет образовал Редакционную комиссию по подготовке окончательного проекта Конституции. С докладом о проекте Конституции и итогах его всенародного обсуждения выступил Л.И.Брежнев. Состоялось широкое обсуждение проекта на сессии, в котором выступили 92 депутата Верховного Совета СССР. Было решено внести поправки в 8 статей проекта, добавить одну новую статью. В целом изменения и дополнения коснулись 118 статей Конституции, по некоторым подсчетам, в проект внесено всего 323 коррективы, если считать и редакционные поправки.

7 октября 1977 г. состоялось голосование по проекту Конституции СССР. Оно было проведено в следующем порядке: голосование по преамбуле, затем по каждому разделу в отдельности и в заключение по проекту Конституции в целом. Депутаты Совета Союза и Совета Национальностей голосовали раздельно, по принципу "за", "против" или "воздержался". Конституция СССР была принята 7 октября единогласно*(97).

Кроме того, Верховный Совет СССР также раздельным голосованием по палатам единогласно принял 7 октября: Декларацию Верховного Совета СССР о принятии и объявлении Конституции (Основного Закона) СССР*(98);

Закон СССР об объявлении дня принятия Конституции (Основного Закона) СССР всенародным праздником*(99) и Закон СССР о порядке введения в действие Конституции (Основного Закона) СССР*(100).

Конституция СССР 1977 г. готовилась на началах, с одной стороны, преемственности по отношению к предшествующим основным законам, с другой стороны - новизны по сравнению с ними. Такова была официальная ее оценка, в частности, майским (1977 г.) пленумом ЦК КПСС, рассмотревшим проект Конституции и давшим решающий толчок ее обсуждению и принятию.

Возможно, официальное руководство страны и не могло иначе говорить о Конституции. Однако обращение к ее тексту говорит о том, что начала "преемственности" весьма скромны в данной Конституции, зачастую выражаются в словесной "шелухе" по поводу укрепления социализма, о его новом этапе. Новеллы Конституции дают представление все же о сравнительно ином облике строя, общества, власти, статуса личности. Наверное, и свой опыт, и события в других социалистических государствах (с их попытками объявить демократический социализм) не прошли даром.

Даже в структурном плане это был все-таки новый Основной Закон. В Конституции СССР 1977 г. - 174 статьи, в Конституции СССР 1936 г. - 146. Имеется преамбула, которой не было у Основного Закона 1936 г. и которая имеет принципиальное значение, поскольку именно в ней дается сжатая характеристика общества развитого социализма и общенародного государства. Структурно новая Конституция делится на разделы и главы, а Конституция 1936 г. - только на главы. В Конституции 1977 г. 8 новых глав, 75 абсолютно новых статей; 99 статей касаются тех же вопросов, что и Конституция 1936 г., но из них лишь 17 перешли в новую Конституцию без изменений.

Конституция СССР 1977 г. опирается на предшествовавшее ей обновление и совершенствование законодательства, учитывает принятые законодательные акты, которые, как отмечалось на майском пленуме ЦК 1977 г., "стали как бы кирпичиками, из которых складываются многие статьи новой Конституции".

Основной Закон СССР 1977 г. имеет следующую структуру: Преамбула; I. Основы общественного строя и политики СССР (гл. 1-5: Политическая система; Экономическая система; Социальное развитие и культура; Внешняя политика; Защита социалистического Отечества); II. Государство и личность (гл. 6-7: Гражданство СССР. Равноправие граждан; Основные права, свободы и обязанности граждан СССР); III. Национально-государственное устройство СССР (гл. 8-11: СССР - союзное государство; Союзная Советская Социалистическая Республика; Автономная Советская Социалистическая Республика; Автономная область и автономный округ); IV. Советы народных депутатов и порядок их избрания (гл. 12-14: Система и принципы деятельности Советов народных депутатов; Избирательная система; Народный депутат); V. Высшие органы государственной власти и управления СССР (гл. 15-16: Верховный Совет СССР; Совет Министров СССР); VI. Основы построения органов государственной власти и управления в союзных республиках (гл. 17-19: Высшие органы государственной власти и управления союзной республики; Высшие органы государственной власти и управления автономной республики; Местные органы государственной власти и управления); VII. Правосудие, арбитраж и прокурорский надзор (гл. 20-21: Суд и арбитраж; Прокуратура); VIII. Герб, флаг, гимн и столица СССР; IX. Действие Конституции СССР и порядок ее изменения.

Остановимся на важнейших особенностях новой Конституции. Как уже подчеркивалось ранее, одним из главных вопросов для принятия этой Конституции был вопрос о "портрете" общества. Поэтому не случайно примечательной чертой Основного Закона является более широкое, чем в предшествующих конституциях, регулирование основ общественного строя страны. Не надо видеть в этом попытку заурегулировать общественное развитие; наоборот, именно стремление определить его характер и перспективы побудили перенести соответствующие положения из партийных документов КПСС в Конституцию, т.е. придать им (помимо политического) еще и всеобъемлющий юридический характер. Новая Конституция не только фиксирует построение в СССР зрелого социализма. В преамбуле, как уже говорилось, дается подробная характеристика развитого социалистического общества.

Исходя из консолидации различных слоев общества, Конституция СССР ввела понятие "социальная основа СССР" - ее составлял "нерушимый союз рабочих, крестьян и интеллигенции" (ст. 19). Конституция провозгласила крупномасштабную программу социально-культурной политики, учитывающую потребности различных слоев общества (глава 3 - "Социальное развитие и культура").

Конституция вместо понятия "экономическая основа СССР" говорит об "основе экономической системы СССР" - ее составляет социалистическая собственность на средства производства в форме государственной (общенародной) и колхозно-кооперативной собственности. Вместе с тем формой социалистической собственности названо имущество профсоюзных и иных общественных организаций, необходимое им для осуществления уставных задач (ст. 10). Конституция исходит из приоритета общественно-полезного труда. Он и его результаты определяют положение человека в обществе (ст. 14). Конституция говорит о том, что руководство экономикой осуществляется на основе принципа государственного планирования, вместе с тем предполагает сочетание централизованного управления с хозяйственной самостоятельностью и инициативой предприятий, использование хозяйственного расчета, прибыли, себестоимости, других экономических рычагов и стимулов (ст. 16). Возможно, чисто формально, но тем не менее допускается индивидуальная трудовая деятельность в сфере кустарно-ремесленных промыслов, сельского хозяйства, бытового обслуживания населения и др., основанная исключительно на личном труде граждан и членов их семей (ст. 17).

Особенностью Конституции 1977 г. надо считать и отражение в ней категории полновластия народа. Продолжая в этом плане традицию советского варианта конституционного регулирования - громко говорить об участии народа в управлении страной, независимо от реальности - все-таки Конституция содержит очень важные политические постулаты. Предшествующие основные законы говорили о принадлежности власти "всему рабочему населению страны" (ст. 10 Конституции РСФСР 1918 г.), "трудящимся города и деревни" (ст. 3 Конституции СССР 1936 г.). Конституция 1977 г. впервые записала в ст. 2, что "вся власть в СССР принадлежит народу". Кроме того, Конституция фиксировала как государственные, так и общественные формы народовластия. Она говорила не только об осуществлении народом принадлежащей ему государственной власти через Советы (ст. 2), но также предусмотрела участие в управлении государственными и общественными делами общественных организаций и трудовых коллективов (ст. 7-8). Конституция сказала (ст. 5) о возможности вынесения наиболее важных вопросов государственной жизни на всенародное обсуждение, а также постановки их на всенародное голосование (референдум). За гражданами закреплялось право участвовать в управлении государственными и общественными делами, обсуждении и принятии законов и решений общегосударственного и местного значения (ст. 48).

Конституция СССР закрепила всю политическую систему советского общества как совокупность государственных и негосударственных организаций (государство, КПСС, общественные организации, трудовые коллективы), через которые реализуется полновластие народа. Глава "Политическая система" вводилась в Конституцию впервые.

Причем в отношении трудовых коллективов вопрос решался непросто. Сначала в проекте Конституции статья о них находилась в главе второй - "Экономическая система". Т.е. трудовым коллективам тем самым как бы отводилась роль лишь первичной производственной ячейки. Однако в конце концов данная статья была перемещена в главу первую. Этим подчеркивалась возможность трудовых коллективов более действенно участвовать в политической жизни страны. Однако, конечно, предполагалось участие трудового коллектива как единого целого в делах города, области, республики, Союза ССР. Вряд ли предполагалось превращение самих трудовых коллективов в арену внутренних политических страстей. И хотя включением статьи о трудовых коллективах в главу о политической системе такое объективно не исключалось, но на момент принятия Конституции об этом не думали даже отвлеченно. Ведь в каждом коллективе если и была ячейка политического характера, то лишь единственной правящей партии (да примыкающего к ней комсомола). Это позже, когда стали возникать различные партии, создание их первичных ячеек в трудовых коллективах неизбежно заставило думать о возможном превращении цехов, ферм и лабораторий в место политических баталий, и президентским указом трудовым коллективам было предложено заниматься основным делом, а политическая жизнь перемещалась за пределы заводских проходных.

Новая Конституция СССР закрепила положение КПСС как руководящей и направляющей силы советского общества, ядра его политической системы. Впервые ст. 6 Конституции отразила основные направления осуществления руководящей роли Коммунистической партии.

Как и предыдущие конституции. Основной Закон 1977 г. содержит характеристику государства, его сущности и задач. Нововведения состояли в том, что в ст. 1 отражена природа СССР как общенародного государства, выражающего волю и интересы рабочих, крестьян и интеллигенции, трудящихся всех наций и народностей страны. В преамбуле Конституции перечислены главные задачи общенародного государства, а в главах 2-5 - его хозяйственно-организаторские, социально-культурные, внешнеполитические и оборонные функции.

Конституция СССР 1977 г. содержит много норм, которые (по крайней мере, в словесном выражении направлены на дальнейшее расширение и углубление демократии. Впервые в ст. 9 специально зафиксировано, что основным направлением развития политической системы советского общества является дальнейшее развертывание социалистической демократии" и указаны пути ее развития. Конституция предусмотрела широкое переплетение государственных и общественных начал в демократии, активное участие граждан в решении задач общества и государства как лично, так и через общественные организации, трудовые коллективы, органы общественной самодеятельности населения (ст. 7, 8, 48, 51).

Довольно обстоятельно в новой Конституции отражена возрастающая роль представительных органов государственной власти. Отражая факт изменения (упрочения) социальной базы государства, Конституция дает им теперь новое наименование - Советы народных депутатов. Кроме того, ст. 2 формулируется так, что из нее сразу видна роль Советов как главной формы осуществления власти народа; в ней зафиксировано также, что все другие государственные органы подконтрольны и подотчетны Советам.

Особая роль Советов обусловила включение и Конституцию специального четвертого раздела - "Советы народных депутатов и порядок их избрания", не имеющего аналога в предшествующих конституциях. В нем закреплена вся система Советов, увеличен с четырех до пяти лет срок полномочий Верховных и с 2 до 2,5 лет - местных Советов, предусмотрено руководство Советов непосредственно и через создаваемые ими органы всеми отраслями государственного, хозяйственного и социально-культурного строительства, принятие ими решений, обеспечение их исполнения, осуществление контроля за проведением решений в жизнь, закреплены принципы деятельности Советов.

Конституция 1977 г. закрепляет уже известные принципы всеобщего, равного, прямого избирательного права при тайном голосовании. Но она содержит и ряд новых моментов: снижение возраста пассивного избирательного права во все Советы до 18 лет (ранее для Верховных Советов республик - 21 год), в Верховный Совет СССР - до 21 года (до этого - 23 года); право граждан и общественных организаций активно участвовать в подготовке и проведении выборов; возможность избрания гражданина, как правило, не более чем в два Совета; отнесение расходов по выборам на счет государства; включение в Конституцию по итогам всенародного обсуждения статьи о наказах избирателей.

Новшеством явилось включение в Конституцию специальной главы о народном депутате; основой для ее создания явился Закон СССР 1972 года о статусе народных депутатов в СССР.

Еще одна особенность содержания Конституции 1977 г. - более широкое, чем раньше, регулирование статуса личности. Наглядно даже простое сравнение объема: гл. Х Конституции СССР 1936 г. ("Основные права и обязанности граждан") состояла из 16 статей - раздел II "Государство и личность" Конституции 1977 г. имеет 37 статей, кроме того, гражданину, личности посвящен ряд положений преамбулы, гл. 2 (Экономическая система), гл. 3 (Социальное развитие и культура) и других глав Основного Закона.

Не менее существенны концептуальные решения. В частности, понятием "личность" Конституция подчеркивала высокий приоритет интересов индивида, свое стремление всеобъемлющего учета различных проявлений человека в обществе и государстве. Применением связки понятий "Государство и личность" отнюдь не хотели показать зависимое положение человека, приоритет по отношению к нему государства (кое-кто сегодня склонен именно к такой трактовке). Думается, речь шла о другом - об обеспечении достойного положения личности в государстве, заботе государства о личности, праве личности требовать от государства определенного отношения к себе, но вместе с тем и о праве государства требовать от гражданина учета своих интересов и правомерного поведения.

Не менее важно и то, что раздел "Государство и личность" был поставлен вторым в Конституции 1977 г. (в Конституции 1936 г. глава о правах и обязанностях располагалась ближе к концу текста). Новый Основной Закон тем самым подчеркивал, что статус личности обусловлен общественным строем, вытекает из политической и экономической систем, обусловлен функциями государства, его политикой в области социального развития и культуры; а сам статус, в свою очередь, подлежит учету при решении вопросов национально-государственного строительства и в деятельности государственных органов.

Конституция закрепила широкий круг прав, свобод и обязанностей граждан СССР. Многие из них и ранее были в Конституции, но теперь содержание этих прав и их гарантии настолько расширялись, что можно говорить об определенном качественном изменении. Вместе с тем на конституционном уровне провозглашались и новые права граждан: на охрану здоровья, жилище, пользование достижениями культуры, свобода научного, технического и художественного творчества, право вносить в государственные органы и общественные организации предложения об улучшении их деятельности, критиковать недостатки в работе и т.д. Конституция одновременно расширила содержание ряда обязанностей граждан СССР, ввела также категорию "долг граждан".

Многие нормы Конституции 1977 г. были направлены на обеспечение законности в стране. Впервые принцип законности зафиксирован (ст. 4) как один из принципов политической системы общества. Появилась ст. 57, говорящая о том, что "уважение личности, охрана прав и свобод граждан - обязанность всех государственных органов, общественных организаций и должностных лиц".

Конституция СССР 1977 г. исходила из принципа преемственности в регулировании вопросов национально-государственного устройства СССР. В этом плане упомянутый майский пленум ЦК КПСС 1977 г. дал такой ориентир: "Опыт показал, что основные черты федеративного устройства СССР полностью оправдали себя. Поэтому нет нужды вносить какие-либо принципиальные изменения в формы советской социалистической федерации"*(101).

Однако, хотя формы и остались прежними, в союзном конституционном регулировании было уделено гораздо большее внимание их отражению. Достаточно сказать, что, если в Конституции 1936 г. была одна краткая глава "Государственное устройство", в Конституции 1977 г. раздел III "Национально-государственное устройство" более широк, состоит из 4 глав: одна посвящена Союзу ССР, другие - соответственно союзной республике, автономной республике, автономным областям и автономным округам (это понятие пришло в данной Конституции на смену понятию "национальные округа", тем самым поставив точку в споре, являются ли округа административно-территориальными единицами или автономными образованиями, в пользу последнего положения).

Учтены многие новые моменты в национально-государственном развитии. В частности, к существующим гарантиям прав союзных республик добавлялись: право участвовать в решении союзными органами вопросов, отнесенных к ведению СССР; право координировать и контролировать экономическое и социальное развитие своих территорий; право законодательной инициативы в Верховном Совете СССР. Вместе с тем разработчики Конституции нашли, что имеет место прогрессирующее сближение наций и народностей СССР, а отсюда необходимо усилить союзные начала государства. Это отразилось прежде всего в самом определении Союза ССР (ст. 70) как единого союзного многонационального государства, образованного на основе принципа социалистического федерализма. Укрепление союзных начал отражено в ряде статей Конституции: ст. 16 (экономика СССР составляет единый народнохозяйственный комплекс), ст. 73 (к компетенции СССР отнесено обеспечение единства законодательного регулирования на всей территории СССР, проведение единой социально-экономической политики, руководство единой денежной и кредитной системой и т.д.), ст. 89 (Советы - единая система органов государственной власти) и др.

Конституция СССР уделила много внимания государственным органам, содержит немало новых норм об их полномочиях, порядке деятельности (например, о законодательном процессе в Верховном Совете СССР, круге субъектов права законодательной инициативы и др.), хотя в целом система органов не претерпела существенных изменений.

Наконец, отметим и такую особенность этой Конституции как наличие специальной главы (гл. 4) об основах внешней политики государства. Следует подчеркнуть, что закрепляя принципы отношений с другими государствами, Конституция учитывает не только внутренние традиции, но и международные документы. Она почти текстуально воспроизводит многие положения Заключительного акта состоявшегося перед этим Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (Хельсинки, 1975 г.).

Таковые главные черты и особенности Конституции СССР 1977 г. Как уже было сказано ранее, в 1978 г. были приняты новые Конституции всех союзных и автономных республик. РСФСР не составила исключения. Ее Конституция была принята 12 апреля 1978 г. на внеочередной седьмой сессии Верховного Совета РСФСР девятого созыва. Достаточно подробный анализ Конституции СССР освобождает от рассмотрения причин появления и основных особенностей Конституции РСФСР - ведь все было аналогичным.

Безусловно, с одной стороны сработало воздействие руководства Коммунистической партии и Союза ССР. Копирование союзных актов, тем более Конституции, "шаблонное" регулирование были признаком того времени. С другой стороны, не следует забывать и о том, что речь шла все-таки о государствах (СССР и республики) одного типа. Суверенитет союзных республик официально не только признавался союзной властью, но и находил закрепление в Конституции СССР (ст. 76). Однако суверенитет виделся отнюдь не в том, чтобы принять конституции, коренным образом отличающиеся от Конституции СССР. Общность этих видов конституций была объективно обусловлена. Следует к тому же иметь в виду, что Конституция СССР являлась плодом коллективных усилий, в Конституционную комиссию входили представители всех слоев общества, государств и национально-государственных образований. Участвуя в обсуждении положений союзной Конституции, народы республик, депутаты их Верховных Советов, представители республик в Верховном Совете СССР, конечно, не забывали об учете интересов субъектов Федерации, в значительной мере предопределяли содержание будущих своих конституций.

Итак, конституции республик, в том числе и Конституция РСФСР 1978 г., по своей структуре и содержанию соответствовали Конституции СССР. Имело место принципиальное единство в закреплении основ общественного строя и политики, статуса личности, национально-государственного устройства, системы, принципов организации и деятельности государственных органов, символов республик.

Конституции республик, в том числе и Конституция РСФСР, содержали и ряд особенностей при сопоставлении с Конституцией СССР. Рассмотрим их на примере Конституции РСФСР.

Так, в ней не воспроизведена полностью преамбула союзной Конституции; более сжато говорится о пути, пройденном за годы советской власти, но отмечена роль РСФСР в развитии ее народов и всего Союза; не даются положения, характеризующие высшую цель и главные задачи общенародного государства, сущность развитого социалистического общества. Но это и понятно: соответствующие положения, единые для всех республик, содержались в Конституции СССР. Преамбула отражала неразрывную связь республики с другими республиками и Союзом ССР. В заключительной части преамбулы подчеркивалось, что народ РСФСР принимает и провозглашает Конституцию, сознавая себя неотъемлемой частью всего советского народа и в соответствии с Конституцией (Основным Законом) Союза ССР.

Разделы первый и второй Конституции РСФСР в целом соответствуют тем же разделам Конституции СССР, однако ряд норм сформулирован с учетом специфики республики и ее места в СССР. Например, в ст. 4 Конституции РСФСР на государственные и общественные организации, должностных лиц в рамках республики возлагается обязанность соблюдать не только Конституцию СССР, но и Конституцию республики, а также "советские законы" (т.е. как союзные, так и республиканские). В ст. 16 вводилось понятие "экономика РСФСР" как составной части единого народнохозяйственного комплекса, охватывающего все звенья общественного производства, распределения и обмена на территории СССР.

Вместо двух глав "Внешняя политика" и "Защита социалистического Отечества" в Конституции РСФСР одна глава "Внешнеполитическая деятельность и защита социалистического Отечества". Объем этой деятельности у союзной республики был меньше, чем у Союза ССР, соответственно и глава Конституции короче. И не случайно говорилось о "внешнеполитической деятельности", а не о "внешней политике": у республики не было какой-то обособленной внешней политики, она участвовала в осуществлении внешней политики СССР. Поэтому большинство положений ст. 28-30 Конституции СССР о сущности, направлениях и принципах внешней политики Союза ССР не воспроизводится в республиканских конституциях.

Немало своеобразия в третьем разделе республиканской Конституции, который назван "Национально-государственное и административно-территориальное устройство РСФСР", Здесь подробно определена компетенция республики, ее суверенные права. Поскольку в состав РСФСР входили 16 автономных республик, 5 автономных областей и 10 автономных округов, в Конституцию были включены, помимо главы о самой РСФСР, две главы о статусе соответственно АССР и автономных областей, автономных округов.

В регламентации деятельности государственных органов Конституция РСФСР во многом следовала союзной Конституции, однако и здесь имелись свои особенности. Например, был установлен твердый численный состав Верховного Совета РСФСР - 975 депутатов. Довольно полно определена компетенция Верховного Совета, Президиума Верховного Совета и Совета Министров республики. В Конституции СССР - одна глава о местных органах государственной власти и управления, в республиканской Конституции - две главы: "Местные Советы народных депутатов" и "Исполнительные комитеты местных Советов народных депутатов".

Конституция РСФСР включала раздел о государственном плане и государственном бюджете, состоявший из двух глав. Подобного раздела в Конституции СССР нет (в Конституции РСФСР 1937 г. была глава IX о бюджете РСФСР).

Конституция РСФСР стала основой совершенствования республиканского законодательства. В соответствии с нею были разработаны и приняты в 1978 г. также конституции автономных республик, входивших в РСФСР.


2.6. Конституционные реформы 1988-1992 гг.


2.6.1. Немного о предпосылках


Конституция СССР 1977 г., конституции союзных и автономных республик сыграли свою роль - во многом положительную и конструктивную - в социально-экономическом и политическом движении страны. Однако не следует предаваться иллюзиям: даже отражая благие намерения, наши конституции отнюдь не становились главным определяющим фактором развития общества и государства. К тому же объективные неувязки в создании концепций переплетались с субъективными моментами в методах руководства.

В итоге страна вместо всеобщего благоденствия - на основе новых конституций - пришла к кризису. Данная книга - не место, где удастся подробно рассмотреть все его проявления. Но хотелось бы обратить внимание читателя на ряд моментов.

В частности, вряд ли была удачной концепция развитого социалистического общества. Характеристика социализма как "зрелого" не нашла понимания ни у населения, ни в гуманитарных науках, поскольку не отражала ни новых качественных характеристик строя, ни принципиальных отличий от предшествующих этапов, ведь формы собственности, методы хозяйствования и политического руководства оставались прежними. Безусловно, изменилась политическая обстановка, режим стал гораздо мягче, но все же основывался на однолинейном директивном правлении.

Государственная плановая экономика, помогая развивать тяжелую промышленность и крепить военную мощь страны, не обеспечивала удовлетворения житейских запросов населения ни по объему, ни по качеству товаров. А поскольку поездки в другие страны стали уже довольно массовыми, граждане СССР могли видеть успехи рыночной экономики, особенно ее ориентацию на спрос населения.

Приобретал остроту вопрос о развитии демократии, обеспечении политических прав граждан, в том числе в плане критических оценок существующей в стране системы. Попытки властей искоренять инакомыслие посредством высылки из страны диссидентов, их уголовного или административного наказания за так называемую антисоветскую деятельность, а то и помещения в психиатрические лечебницы не нашли понимания у населения (впрочем, преимущественно молчавшего, как это уж повелось в нашей стране), а за рубежом вызвали резкое осуждение.

Казалось бы, действительно имевшее место единство в развитии национально-государственного строительства стало явственнее обнаруживать свою оборотную сторону - централизацию решения любых, иногда даже мелких вопросов на союзном уровне, ограничение свободы и самостоятельности союзных республик, автономных и административно-территориальных единиц.

К сожалению, на то же время приходятся крупные просчеты и непопулярные действия СССР внешнеполитического свойства. Мировое сообщество не могло забыть ввода войск в Чехословакию в 1968 г. Казалось бы, сделав выводы, подписав Заключительный акт Совещания в Хельсинки в 1975 г., СССР отказался от силовых методов сохранения социалистического лагеря и укрепления своего авторитета и господствующего положения. Но в 1980 г. вводятся советские войска в Афганистан, что обернулось для страны и строя крупной трагедией.

Немаловажным фактором, без учета которого трудно понять ряд последующих событий, явился и кризис самой Коммунистической партии. Члены Политбюро ЦК КПСС, многие другие ответственные функционеры достигли преклонного возраста и то ли не хотели, то ли уже не могли принимать радикальные решения, изменить стиль руководства. К тому же внутри КПСС сформировалась партийная элита, которая оторвалась от рядовых членов, малоэффективно руководила делами, но зато не забывала о собственном материальном благополучии.

Именно на фоне всего сказанного к руководству партией и страной пришли относительно молодые и энергичные руководители во главе с М.С.Горбачевым. Они хотели изменить страну, отказаться от командно-административной системы, как была ими охарактеризована предшествующая организация руководства государством и обществом, повернуть страну к демократии, провести крупные политические, социальные и экономические реформы. Начался тот этап развития страны, который получил во всем мире название "перестройка", причем в русском звучании слова, без перевода на другие языки.

Характерно, что реформаторы не отказались от социалистической идеи и на первых шагах перестройки речь шла о строительстве в СССР настоящего, демократического социализма, так сказать, "социализма с человеческим лицом". Однако, во-первых, сами руководители не имели четкой концепции, каким должен быть истинный социализм, и скорее лучше представляли лишь негативные моменты прошлых этапов, от которых надо избавляться; во-вторых, довольно скоро руководство стало терять нити управления процессами, и в этой ситуации у существовавших и быстро возникавших новых сил - и политических, и региональных - начали возникать диссонирующие с официальными оценки предшествовавших этапов, иные идеи и предложения о путях развития страны. Причем смелость оценок приходила по мере развертывания перестройки: начиная с совершенствования социализма, многие затем пришли к его отрицанию и предпочтению других социально-политических формаций.

Эту эволюцию взглядов можно выразить в следующих позициях:

- сначала говорилось, что мы строили не тот социализм, что настоящий социализм Сталин подменил удобной для себя моделью; потом - вначале робко, но постепенно и более смело стали высказываться утверждения, что у нас вообще никакого социализма и в помине не было, а 70 лет развития стали трагической исторической ошибкой;

- появились высказывания - сначала в прессе, а затем и официозные - что все это время наши общество и государство являлись тоталитарными, а истинной демократии мы никогда и не знали;

- в части статуса личности от критики отдельных моментов довольно быстро пришли к утверждению, что в стране до сих пор не было свободы личности, настоящих политических свобод и прежде всего свободы печати и слова; отсюда начался, образно говоря, полный "разгул свободы" СМИ, а сами они стали претендовать на то, чтобы считаться "четвертой властью" в обществе и государстве;

- сначала появились осторожные высказывания о том, что нет необходимости партийного проникновения в любой производственный коллектив, общественное объединение; но постепенно стал явственнее звучать рефрен о том, что Коммунистическая партия узурпировала всю власть, превратилась в государственную (или надгосударственную) организацию, командовавшую всем в стране, опираясь на ст. 6 Конституции, в отношении которой все явственнее становились призывы к ее исключению из Основного Закона;

- появился тезис о том, что развитие плановой государственной экономики привело страну к хозяйственному краху, выход и спасение - в рыночной экономике;

- как в столице, так и особенно в республиках стали звучать высказывания: наше государство, именуясь союзным и федеративным, на самом деле являлось гиперцентрализованным, не уважающим права наций; выход отсюда - в новой национальной политике и новой федерации (подспудно люди в некоторых республиках думали, вероятно, и об отделении, но в высказываниях на этот счет были весьма осторожными до определенного момента);

- наконец, появился такой тезис: страна не имела настоящих парламентаризма и представительных органов власти народа, Советы были придатком КПСС, создававшим лишь видимость власти и парламентской демократии; задачей становится, следовательно, преобразование Советов в подлинно представительные учреждения.

Все эти оценки, конечно, не сложились в одночасье. Поэтому как изменения в обществе, так и конституционные реформы отражают ту гамму воззрений, которая имела место на момент принятия соответствующих решений.

Переходя непосредственно к конституционным реформам, подчеркнем, что порой исследователи склоняются к тому, чтобы говорить только о происходившем в России. Методологически это абсолютно неверно. Нельзя писать о периоде 1989-91 гг., т.е. условиях существования СССР, таким образом, как будто РСФСР была сама по себе, не упоминая о реформах Конституции СССР. Это невольно дает превратное представление о конституционных реформах в России, ведь в то время они были либо под влиянием союзных шагов, либо в пику им. Поэтому мы, останавливаясь в большей мере на российском материале, не будем обходить изменений и дополнений Конституции СССР.


2.6.2. Реформы 1988-1989 гг.


Первая союзная конституционная реформа приходится на 1 декабря 1988 г., она выразилась в принятии Закона об изменениях и дополнениях Конституции СССР и Закона о выборах народных депутатов СССР*(102). Если говорить обобщенно, основные новые решения - как мы увидим позже, они оказали прямое влияние и на первую российскую конституционную реформу - состояли в следующем.

1) В качестве высших органов государственной власти СССР вместо одного Верховного Совета СССР учреждалась "связка" двух органов - Съезд народных депутатов СССР и Верховный Совет СССР. Съезд являлся по Конституции высшим органом государственной власти и был правомочен принять к своему рассмотрению и решить любой вопрос, отнесенный к ведению Союза ССР (ст. 108). Верховный Совет СССР определялся как постоянно действующий законодательный и контрольный орган государственной власти СССР, избираемый Съездом из числа народных депутатов СССР и ему подотчетный (ст. 111).

Обращение к съездовской системе было не столько взглядом в прошлое (аналогичная система - съезд Советов СССР и ЦИК СССР - существовала в 20-30-е годы), сколько стратегическим решением для нового времени. Следующие факторы были при этом определяющими.

Во-первых, в ходе перестройки и демократизации общества возникла потребность в энергичных людях, готовых решать новые задачи. К тому же политические и организаторские таланты многих как раз в это время и раскрылись. Довольно большой по численности Съезд, формировавшийся по нескольким каналам, как раз и позволял привлечь большую когорту новых деятелей к осуществлению актуальных функций власти.

Во-вторых, остро встала необходимость иметь постоянно действующий представительный орган государственной власти в более узком составе, т.е. заложить начала советского парламентаризма. Этой цели и должен был служить создаваемый Съездом из своей среды Верховный Совет СССР.

В-третьих, не следовало сбрасывать со счетов и то, что, умело пропустив депутатов через "сито" отбора и сформировав из наиболее "достойных" Верховный Совет как постоянно функционирующий орган, в меньшей мере ориентируясь на Съезд, заседающий, по Конституции, один раз в год, руководство правящей партии смогло бы решить двуединую задачу - показать свое расположение к демократическим реформам и иметь "управляемый" парламент.

Съезд народных депутатов СССР состоял из 2250 депутатов (ст. 109); 750 избиралось от территориальных избирательных округов; 750 - от национально-территориальных избирательных округов (от каждых: союзной республики - 32, АССР - 11, автономной области - 5, автономного округа - 1); 750 - от общесоюзных общественных организаций (избирались их высшими руководящими органами).

Верховный Совет СССР состоял из двух палат - Совета Союза и Совета Национальностей, равных по численному составу и по правам (ст. 111). Совет Национальностей избирался из числа депутатов от национально-территориальных округов и от общественных организаций по нормам: 11 - от каждой союзной республики, 4 - от АССР, 2 - от автономной области и 1 - от автономного округа. Получалось, таким образом, что в эту палату входил 271 депутат, столько же, следовательно, и в Совет Союза (т.е. всего 542). Кроме того, избирались Председатель Верховного Совета СССР и Первый заместитель Председателя. Итак, Верховный Совет СССР состоял из 544 депутатов (прежний Верховный Совет СССР имел 1500 депутатов).

2) Создание регулярно работающего Верховного Совета СССР позволяло реализовать посредством конституционной реформы еще одну весьма существенную цель - произвести перераспределение в его пользу полномочий на высшем государственном уровне. Верховному Совету были переданы многие вопросы, которые до этого находились в ведении Президиума Верховного Совета СССР и Совета Министров СССР. Таким образом, делался важный шаг в сторону повышения роли депутатского корпуса в управлении государством.

Причем и организационно они уже могли это делать. Согласно Конституции, Верховный Совет СССР ежегодно созывался на очередные - весеннюю и осеннюю - сессии продолжительностью, как правило, три-четыре месяца каждая (ст. 112). Для сравнения: ранее сессии Верховного Совета созывались два раза в год и фактически длились не более 3-4 дней, и даже если к этому приплюсовать проходившие накануне заседания постоянных комиссий - все занимало максимум 3-4 недели.

Правда, скрытые надежды руководства - иметь управляемый депутатский корпус и обеспечить запланированную модель взаимоотношений Съезда и Верховного Совета - отнюдь не разделяли многие депутаты. Поэтому реальность вносила свои коррективы. В частности, уже на первом Съезде народных депутатов СССР и на его первом заседании академик А.Д.Сахаров изложил мнение ряда московских депутатов, что Съезду не может быть уготована роль выборщика (т.е. формирование Верховного Совета), он "не может отдать законодательную власть одной пятой своего состава"*(103). Добиться того, чтобы Съезд взял на себя всю полноту власти, депутаты не смогли. Да это было бы и невозможно - что за постоянно действующий парламент при 2250 депутатах. Но все-таки каждый Съезд становился событием в жизни страны, да и проводились они чаще, чем один раз в год, как это было запрограммировано Конституцией (позже, 14 марта 1990 г., в ст. 110 было указано, что его очередные заседания проводятся не один раз в год, а "не реже одного раза в год").

3) Были предприняты важные шаги по реформе избирательной системы. Впервые выборы становились состязательными, с выдвижением нескольких кандидатов в депутаты на один мандат. Ранее, при допускавшейся законодательством такой возможности, фактически выдвигался один кандидат в депутаты по округу. Теперь же в ст. 100 Конституции специально было сказано, что число кандидатов в депутаты не ограничивается, в избирательные бюллетени может быть включено любое число кандидатов. При разработке Закона о выборах народных депутатов СССР были даже предложения об обязательности выдвижения нескольких кандидатов, а также о том, что, если по округу выдвинут один кандидат, в бюллетене обязательно должны стоять слова "за" и "против" - чтобы избирателя все равно заставить сделать выбор. Но к такому радикализму представители руководства страны еще не были готовы. Правда, на состоявшихся весной 1989 г. союзных выборах состязательность все-таки получилась - на 1500 мест по территориальным и национально-территориальным избирательным округам был выдвинут 7531 кандидат, т.е. в среднем 5 на один мандат. И хотя в 384 округах было по одному кандидату, общей тенденции это не изменило.

Вводилось правило о несовместимости депутатского мандата и должности: лица, входившие в состав исполнительных органов (кроме их председателей), руководители отраслевых органов управления, судьи и государственные арбитры не могли избираться депутатами Совета, которым они назначались или избирались на должность (ст. 96 Конституции). Таким путем предполагалось освободить представительные органы власти от опеки государственной бюрократии и усилить контроль Советов в отношении аппарата.

Конституционные новеллы и союзное законодательство предусмотрели в качестве общего правила избрание части депутатов общественными организациями. По выборам в избирательных округах, как и ранее, правом выдвижения кандидатов в депутаты прежде всего пользовались трудовые коллективы, правда, теперь - не менее определенной численности, установленной законом. Но активнее стали использовать право на выдвижение общественные объединения (а это как раз было время их интенсивного создания). И специально предусматривалось выдвижение кандидатов на собраниях избирателей по месту их жительства, что ранее юридически допускалось лишь при избрании депутатов сельских Советов и почти совсем не практиковалось.

Закон прямо предусмотрел обязательность обеспечения тайны голосования заходом избирателей в кабины. В совокупности все новеллы позволили сделать выборы демократическими, а победу одержали многие по-новому мыслящие политики.

4) Еще одним важным моментом того времени стало провозглашение приверженности идеям и принципам правового государства, их определенное отражение в шагах первой союзной конституционной реформы. Особенно важны следующие меры: учреждение Комитета конституционного надзора СССР; увеличение срока полномочий судей с пяти до десяти лет, возложение на вышестоящие по уровню Советы полномочий по их избранию на должность, тем самым освобождение судопроизводства от местных влияния и зависимости от так называемого "телефонного права".

Несмотря на то, что многие моменты первой союзной конституционной реформы были прямо сориентированы на ее продолжение в союзных республиках, тем не менее шаги последних были не очень скорыми. В марте 1989 г. проводились выборы народных депутатов СССР, избирательная кампания требовала времени и больших усилий, а после этого, конечно, следовало посмотреть, как поведут себя новые союзные органы власти.

Надо прямо сказать и о том, что не все нововведения союзной конституционной реформы однозначно воспринимались в союзных республиках. Например, союзная Конституция предусматривала съездовскую систему на уровне как СССР, так и союзных и автономных республик. Но они негативно отнеслись к учреждению Съезда, и (кроме РСФСР, а из АССР - кроме Дагестана) везде был оставлен лишь один Верховный Совет в качестве высшего органа государственной власти. Большинство не поддержало избрание части депутатов от общественных организаций, полагая, что это ведет к неравенству избирательных прав - часть граждан получает не один голос на выборах, а два, три и т.д., в зависимости от того, в скольких руководящих органах общественных организаций состоит. И только две республики - Казахстан и Белоруссия - в ограниченном объеме ввели у себя выборы от общественных организаций.

Первая конституционная реформа РСФСР состоялась 27 октября 1989 г. (приняты Законы об изменениях и дополнениях Конституции РСФСР*(104), о выборах народных депутатов РСФСР *(105)). В значительной степени российские новшества стали отражением аналогичных союзных.

Как уже сказано, Россия оказалась единственной союзной республикой, которая учредила Съезд народных депутатов. Правда, критика в адрес выборов от общественных организаций здесь была принята во внимание, и Конституция их не предусматривает.

Съезд состоял из 1068 депутатов, из которых 900 избирались от территориальных избирательных округов, а 168 - от национально-территориальных. Причем 84 из них образовывались в автономных образованиях (в автономной республике - 4, автономной области - 2, автономном округе - 1), а другие 84 приходились на края, области, города Москву и Ленинград. Съезд являлся высшим органом государственной власти РСФСР, мог принять к своему рассмотрению и решить любой вопрос, отнесенный к ведению РСФСР.

Важным новшеством российской конституционной реформы стало придание второму органу - Верховному Совету РСФСР - черт, характерных для парламента федеративного государства. Напомним, что все предшествующее время высший орган государственной власти РСФСР был однопалатным. И только при реформе 27 октября 1989 г. было предусмотрено, что Верховный Совет будет состоять из двух палат - Совета Республики и Совета Национальностей. Согласно Конституции, палаты были равны по численности своего состава и равноправны.

Совет Национальностей формировался из депутатов, избранных от национально-территориальных округов (правда, позже - 1 ноября 1991 г. - из-за недостаточного числа депутатов предусмотрели частичное его пополнение также из числа депутатов, избранных в соответствующем регионе от территориального округа). 63 депутата представляли автономные единицы (от каждой автономной республики - 3, от каждых автономной области и автономного округа - по 1), другие 63 - края, области, города Москву и Ленинград. Таким образом, в Совет Национальностей входило 126 депутатов. Следовательно, и в Совете Республики было 126 депутатов. Имелись также Председатель Верховного Совета, его первый заместитель и заместитель (по реформе 31 мая 1990 г. - 3 заместителя). Были и народные депутаты РСФСР, не входившие в состав палат, однако перешедшие в Верховный Совет на постоянную работу. Всего на постоянной основе выполняли функции около 460 депутатов.

В российской Конституции с учетом проблем взаимоотношений двух союзных органов более четко обозначены отношения Съезда и Верховного Совета. Согласно ст. 107, Верховный Совет - орган Съезда, подотчетный ему, постоянно действующий законодательный, распорядительный и контрольный орган государственной власти РСФСР. Конституция наделила Съезд и Верховный Совет важными полномочиями по руководству делами государства. Если судить по последующим годам, работали оба органа в довольно тесном контакте и взаимопонимании (возможно, еще и потому, что в обострившихся вскоре отношениях их с Президентом РФ они должны были сообща отстаивать позиции, которые считали соответствующими Конституции).

В остальном новеллы российской Конституции были официальным включением в ее текст положений, о которых уже говорилось применительно к союзной Конституции: в РСФСР вводились аналогичные правила избирательной системы; учреждался Комитет конституционного надзора РСФСР; устанавливался 10-летний срок полномочий судей и т.п.


2.6.3. Реформы 1989-1990 гг.


На весну 1990 г. назначаются выборы народных депутатов РСФСР и местных Советов. И это событие становится для РСФСР главным на всю первую половину 1990 г. А на союзном уровне продолжается принятие важных законодательных актов, отражающих изменения в обществе. Это нельзя не учитывать, если мы хотим понять последующие шаги самой РСФСР. Сначала - о двух союзных конституционных реформах. Одна приходится на декабрь 1989 г. II Съезд народных депутатов СССР принимает Законы от 20 декабря "Об уточнении некоторых положений Конституции (Основного Закона) СССР по вопросам порядка деятельности Съезда народных депутатов СССР, Верховного Совета СССР и их органов"*(106), "Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) СССР по вопросам избирательной системы"*(107) и от 23 декабря "Об изменениях и дополнениях статьи 125 Конституции (Основного Закона) СССР"*(108).

Вопрос о соотношении позиций Съезда и Верховного Совета продолжает быть актуальным. В Конституции появляется уточнение, о котором мы уже упомянули: очередные заседания Съезда проводятся не "один раз в год", а "не реже одного раза в год" (ст. 110). Тем самым Съезд резервирует за собой возможность собираться чаще и непосредственно обсуждать проблемы нового государственного строительства. Но и позиции Верховного Совета не ослабляются - в частности, закрепляется его право выразить недоверие Правительству СССР (ст. 130).

На лето и осень 1989 г. пришлись конституционные реформы в республиках. Как уже было сказано, пожалуй, впервые они показали "строптивость" и не захотели повторить у себя ряд союзных норм по системе представительных органов и избирательному праву. Союзные депутаты проявили благоразумие и в свою очередь уточнили положения Конституции СССР. В частности, вместо прежнего императивного указания о съездах народных депутатов республик теперь их учреждение было оставлено на усмотрение самих республик. В редакции ст. 137, утвержденной 20 декабря 1989 г., говорилось, что высшими органами государственной власти союзных республик являются Верховные Советы союзных республик, а в тех союзных республиках, где предусматривается создание Съездов, - Съезды народных депутатов. Соответственно в ст. 143 создание Съездов народных депутатов автономных республик тоже было оставлено на их усмотрение. Исключены из Конституции нормы об избрании народных депутатов СССР от общественных организаций (ч. 2 ст. 97, ч. 2 ст. 98).

На II Съезде (23 декабря 1989 г.) получила новую редакцию статья 125 Конституции - о Комитете конституционного надзора СССР, - и был принят Закон о конституционном надзоре в СССР*(109). Как на норме Конституции, так и на тексте Закона сказалась борьба "за" и "против" расширения роли ККН в отношении союзных органов и законодательства республик.

В частности, ранее в ст. 125 предусматривалось, что с принятием заключения ККН, констатирующего нарушение Конституции или закона СССР, приостанавливается исполнение соответствующего акта или его отдельных положений. Теперь сказано о "приостановлении действия", однако из круга актов, которых это касается, исключены законы СССР, принятые Съездом, и конституции союзных республик.

Возможности ККН в отношении актов союзных республик вообще можно считать существенно ослабленными этой реформой. По прежней редакции предусматривалось, что ККН "осуществляет наблюдение" за соответствием Конституции и законам СССР конституций и законов союзных республик, постановлений и распоряжений советов министров союзных республик, т.е. он как бы делал это по своей инициативе. Теперь слова "о наблюдении" исключены из Конституции, а в этом пункте статьи 125 говорится о том, что ККН "по поручению" Съезда народных депутатов СССР или "по предложениям" ряда органов оценивает конституции и законы союзных республик (об актах правительства вообще нет упоминания). По новой редакции статьи ККН по своей инициативе мог давать заключения о конституционности лишь союзных актов. Закон о конституционном надзоре в СССР в ст. 11 ("Рассмотрение разногласий") предусмотрел, что ККН рассматривает разногласия по поводу конституционности актов между Союзом ССР и союзными республиками, между союзными республиками и национально-государственными, национально-территориальными образованиями. Однако постановление II Съезда от 23 декабря 1989 г. о порядке введения в действие Закона*(110) предусмотрело, что его положения в части надзора за конституциями и законами союзных республик вступают в силу одновременно с изменениями и дополнениями раздела Конституции о национально-государственном устройстве СССР. Но таких изменений так и не было внесено, поскольку начался затяжной и окончившийся безрезультатно процесс разработки нового Союзного договора.

Конституция расширила силу действия заключений ККН. Установлено, что "акт или его отдельные положения, которые по заключению Комитета нарушают права и свободы граждан, теряют силу с момента принятия такого заключения". В постановлении о введении в действие Закона было специально сказано о том, что сделанное исключение - в отношении актов республик - не распространяется на осуществление ККН надзора за нормативными правовыми актами, касающимися основных прав и свобод граждан (т.е. такими делами надо было ему заниматься неотложно). Следовательно, в этой части действовали как сам Закон, так и новая редакция ст. 125 Конституции. Однако на практике Комитету так ничего и не удалось сделать в данном направлении.

Мы останавливаемся на этих особенностях в силу того, что, как и ранее, решения, принятые на союзном уровне, так или иначе затем отражались на республиканских конституционных реформах.

Весьма знаменательной в данном плане является следующая союзная конституционная реформа - 14 марта 1990 г.*(111). Она содержала три блока крупных решений.

Во-первых, после бурных дебатов из преамбулы и ст. 6 Конституции СССР исключались положения о руководящей и направляющей роли КПСС. Сторонникам радикального реформирования этих норм не удалось добиться полного исключения упоминания о КПСС из Конституции. Ст. 6 гласила: "Коммунистическая партия Советского Союза, другие политические партии, а также профсоюзные, молодежные, иные общественные организации и массовые движения через своих представителей, избранных в Советы народных депутатов, и в других формах участвуют в выработке политики Советского государства, в управлении государственными и общественными делами". Однако в целом все же однопартийности как конституционному принципу был положен конец, плюрализм и многопартийность поднимались на конституционный уровень. Тем более, что ст. 51 Конституции, посвященная праву на объединение, 14 марта 1990 г. получила новую редакцию. В ее ч. 1 говорилось, что граждане СССР имеют право объединяться в политические партии, общественные организации, участвовать в массовых движениях, которые способствуют развитию политической активности и самодеятельности, удовлетворению их многообразных интересов.

Во-вторых, существенные изменения коснулись социально-экономической жизни страны и собственности. Напомним, что 9 октября 1989 г. был принят Закон СССР о порядке разрешения коллективных трудовых споров (конфликтов), отразивший принципиально новые аспекты отношений трудовых коллективов и администрации предприятий, включая право на забастовку как крайнюю меру разрешения трудового спора (конфликта), к которой прибегает коллектив (ст. 6, 7 и др.)*(112). 6 марта 1990 г. Верховным Советом СССР принимается Закон "О собственности в СССР"*(113), в котором на первое место ставится собственность граждан (с серьезным расширением ее объектов, включением в их круг средств производства - ст. 7), на второе - коллективная собственность и лишь на третье - государственная собственность.

Все это означало, что пришло время совсем новых приоритетов. И это отразилось на конституционном уровне. Из Конституции СССР исключается положение о том, что основу экономической системы СССР составляет социалистическая собственность в форме государственной (общенародной) и колхозно-кооперативной собственности. Теперь говорится о том, что экономическая система СССР развивается на основе собственности советских граждан, коллективной и государственной собственности. Государство создает условия для развития разнообразных форм собственности и обеспечивает им равную защиту (ст. 10). Гражданину предоставляется возможность иметь в собственности любое имущество потребительского и производственного назначения, самостоятельно вести хозяйственную и иную не запрещенную законом деятельность (ст. 11).

В-третьих, учреждается пост Президента СССР. Он определен в ст. 127 как глава Советского государства. Президентом мог быть избран гражданин СССР не моложе 35 и не старше 65 лет. Срок его полномочий - 5 лет. Одно и то же лицо не могло быть Президентом СССР более двух сроков. Предусматривались всеобщие выборы Президента, однако устанавливалось, что первый Президент СССР избирается Съездом народных депутатов СССР.

Президент СССР - гарант соблюдения прав и свобод граждан, Конституции и законов СССР. Он принимает меры по охране суверенитета СССР и союзных республик, безопасности и территориальной целостности страны, по реализации принципов национально-государственного устройства. Президент обеспечивает взаимодействие высших органов государственной власти и управления СССР. По этой реформе Президент не назначал руководителей Правительства и других союзных органов, однако представлял их кандидатуры сначала Верховному Совету СССР для назначения, а затем для утверждения - Съезду народных депутатов СССР. Членов Правительства СССР он назначал и освобождал от должности по согласованию с Председателем Совета Министров с последующим представлением на утверждение Верховного Совета.

Президент обладал правом законодательной инициативы; он имел право "вето", которое могло быть преодолено Верховным Советом СССР большинством в две трети голосов в каждой из палат. При разногласиях между Советом Союза и Советом Национальностей Верховного Совета СССР Президент мог подключиться к поиску приемлемого решения; если же согласие не достигается и создается угроза нормальной деятельности высших органов СССР, он мог предложить Съезду избрать Верховный Совет в новом составе.

На Президента возлагались функции Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами СССР; он координировал деятельность государственных органов по обеспечению обороны страны. Президент мог объявлять общую и частичную мобилизацию, состояние войны, военное положение, чрезвычайное положение, президентское правление.

С учреждением поста Президента в Конституции СССР предусматривалось создание ряда органов под его руководством. Это Совет Федерации, состоящий из высших государственных должностных лиц союзных республик; Президентский совет, задача которого - выработка мер по реализации основных направлений внутренней и внешней политики СССР, обеспечению безопасности страны. Вносились соответствующие коррективы в полномочия других государственных органов - например, предусматривалась возможность обращения Президента в ККН СССР, в том числе и для оценки актов союзных республик, и в свою очередь право Комитета давать оценку актов Президента СССР.

Весной 1990 г. многие республики настоятельно заявляют о необходимости расширения своих прав, усиления самостоятельности. Это приводит к появлению ряда союзных законов и отражается на их содержании. Поскольку для будущих конституционных решений республик, включая РСФСР, эти акты имели значение, напомним о важнейших из них. 28 февраля 1990 г. Верховный Совет СССР принимает Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о земле*(114). Одна из принципиальных норм акта - о возможности предоставления земли гражданам в пожизненное наследуемое владение. При мартовской реформе Конституции СССР это положение включается в ст. 11. Развитию новых принципов хозяйствования способствует Закон от 4 июня 1990 г. "О предприятиях в СССР"*(115). В частности, он предусматривает индивидуальное и семейное предприятия, как основанные на собственности граждан; разнообразные предприятия на базе коллективной собственности (в форме акционерного общества, товарищества и т.д.). Принимается ряд законов по вопросам налоговой системы.

В это время в республиках идут процессы борьбы за свою самостоятельность. Возникают общественные движения - народные фронты. Были среди них и откровенно националистические, настроенные против СССР, они в данное время скрывали свои взгляды, но позже стали во главе действий по выходу республик из СССР. 2 апреля 1990 г. Верховный Совет СССР принимает Закон "Об усилении ответственности за посягательства на национальное равноправие граждан и насильственное нарушение единства территории Союза ССР"*(116). Соответствующая деятельность любых объединений граждан является, по акту, противозаконной и подлежит запрету. Устанавливаются меры уголовной и административной ответственности за подобные публичные призывы и деяния.

3 апреля 1990 г. принимается Закон СССР "О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР"*(117). Он предусматривает необходимость референдума республики по вопросу о выходе и (при утвердительном исходе референдума) установление Съездом народных депутатов СССР переходного периода, не более 5 лет, для разрешения всех вопросов, связанных с выходом.

10 апреля 1990 г. Верховный Совет СССР принимает Закон "Об основах экономических отношений Союза ССР, союзных и автономных республик"*(118). Акт имеет конституционное значение. Определяя компетенцию СССР в экономической области, он относит к его ведению установление законодательных основ хозяйственной деятельности СССР и функционирования общесоюзного рынка, определение стратегии социально-экономического развития, обеспечение налогового и финансово-кредитного единства. К ведению СССР отнесено теперь управление только общесоюзными транспортными, энергетическими, коммуникационными и информационными системами, другие объекты союзной собственности должны определяться законодательством СССР и его соглашениями с союзными республиками. Резко расширялись экономическая самостоятельность, права республик, автономий и территориальных единиц в экономической сфере. Союзные и автономные республики могли обращаться к Президенту СССР с ходатайством о приостановлении актов Правительства СССР, противоречащих экономическим интересам республик, а их высшие органы управления могли опротестовывать в Совет Министров СССР акты подведомственных ему органов и приостанавливать действие опротестовываемых актов на время их рассмотрения.

Надо отметить и еще один важный момент. Как раз в период, когда появляется Закон, не только союзные республики объявляют о своих претензиях на самостоятельность. Многие автономные республики заявляют свое несогласие с тем, что они являются республиками как бы "второго сорта", настаивают на уравнении своих прав с союзными республиками. Союзное руководство вынуждено с этим считаться. К тому же, идя навстречу пожеланиям автономных республик, оно получало в них союзников при урегулировании своих отношений с союзными республиками. И в Законе от 10 апреля 1990 г. все полномочия и гарантии по обеспечению экономической самостоятельности закрепляются для союзных и автономных республик одинаково и в одних и тех же статьях Закона, различий между ними не проводится.

26 апреля 1990 г. Верховный Совет СССР принимает Закон СССР "О разграничении полномочий между Союзом ССР и субъектами федерации"*(119). В акте союзные республики определяются как суверенные государства, добровольно объединившиеся в СССР. Вместе с тем уже четко обозначено то, к чему была создана предпосылка в Законе от 10 апреля: по новому акту автономные республики - государства, "являющиеся субъектами федерации - Союза ССР" (ст. 1). Правда, тут же сказано, что автономные республики входят в состав союзных республик. Эта конструкция "двойного статуса" породила позже много вопросов, споров и недоразумений. Согласно Закону от 26 апреля, в области экономического и социально-культурного строительства автономная республика имеет те же права, что и союзная республика, за исключением тех, которые по соглашению между ними относятся к ведению союзной республики.

В Законе от 26 апреля подчеркивалась обязательность исполнения актов СССР на всей территории СССР. В случае противоречия конституции или иного акта союзной, автономной республики Конституции или акту СССР соответственно действовали союзные акты. Однако закреплялось также, что законы и другие акты органов СССР издаются лишь в пределах полномочий Союза ССР и не должны нарушать права союзных, автономных республик. Республика могла опротестовать акт Правительства СССР, нарушающий права республики, в Верховный Совет СССР, а также приостановить действие на своей территории актов союзных министерств и ведомств при нарушении ими законодательства СССР или данной республики до разрешения спора в Верховном Совете СССР или Совете Министров СССР.

Более подробное освещение всего спектра союзных актов данного периода выходит за рамки данной работы. Однако и приведенная информация свидетельствует о сложности времени, когда начинали работать новые высшие органы государственной власти РСФСР. Как уже было сказано, весной 1990 г. в РСФСР состоялись выборы, а первый Съезд народных депутатов РСФСР заседал 16 мая - 22 июня 1990 г.

Первое изменение Конституции РСФСР принято им 31 мая 1990 г., но оно незначительно: в пункте 9 части 3 статьи 104, где ранее предусматривалось избрание Первого заместителя и (одного) заместителя Председателя Верховного Совета РСФСР, число последних было увеличено до трех человек*(120).

12 июня 1990 г. Съезд принимает "Декларацию о государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики"*(121). Вне сомнения, это акт конституционного значения, хотя сам он ни в Конституцию включен не был, ни формальных ее изменений - в момент появления - не вызвал. Но не случайно этот день - 12 июня 1990 г. - позже был объявлен государственным праздником России. А сама "Декларация" завершается словами о том, что она является основой для разработки новой Конституции РСФСР, заключения Союзного договора и совершенствования республиканского законодательства (п. 15).

В "Декларации" РСФСР провозглашается суверенным государством, признается вхождение ее в состав обновленного Союза ССР. Вместе с тем объявляется полнота власти РСФСР при решении всех вопросов государственной жизни, за исключением тех, которые ею добровольно передаются в ведение Союза ССР. Устанавливается верховенство Конституции и законов РСФСР на всей территории РСФСР; действие законов СССР, вступающих в противоречие с суверенными правами РСФСР, приостанавливается республикой на своей территории. Провозглашается право народа на владение, пользование и распоряжение национальными богатствами России.

Подчеркивая суверенные права РСФСР, "Декларация" говорит о полномочном представительстве РСФСР в других союзных республиках и зарубежных странах; о территориальном верховенстве РСФСР, невозможности изменения ее территории без референдума народа; объявляется об установлении на всей территории РСФСР республиканского гражданства РСФСР с сохранением гражданства СССР, обеспечением гражданам РСФСР защиты и покровительства РСФСР за ее пределами.

В качестве важных приоритетов внутреннего развития "Декларация" называет необходимость существенного расширения прав автономий и территориальных единиц в РСФСР; гарантированность гражданам и лицам без гражданства, проживающим в России, всех прав и свобод, предусмотренных Конституцией и общепризнанными нормами международного права; равные возможности участвовать в управлении государственными и общественными делами для всех граждан, политических партий, общественных организаций, массовых движений и религиозных организаций. "Декларация" также устанавливает, что разделение законодательной, исполнительной и судебной властей является важнейшим принципом функционирования РСФСР как правового государства.

Наконец, в "Декларации" РСФСР заявляла о своей приверженности общепризнанным принципам международного права и готовности жить со всеми странами в мире и согласии, принимать все меры к недопущению конфронтации в международных, межреспубликанских и межнациональных отношениях, отстаивая при этом интересы народов России.

Нельзя не констатировать, что "Декларация" (хотя и говорит о развитии РСФСР в обновленном Союзе ССР) в целом выдержана как документ государства, ориентирующегося на свою независимость и самостоятельность. Несколько факторов надо при этом иметь в виду: довольно распространенное на то время мнение новых российских политиков о том, что РСФСР не занимала должного места в СССР; что, будучи государством, она не имела многих элементарных признаков государственности; что новый, обновленный СССР надо понимать как союз с ограниченным числом полномочий, откуда следует резкий рост возможностей самих республик - и в целом, и по предотвращению неправомерного пренебрежения их интересами со стороны Союза.

Не последним было и то обстоятельство, что каждая из союзных республик уже мало надеялась на Союз и искала свои пути обеспечения будущего. Наверное, не случайно (всего через два дня после появления "Декларации") 14 июня 1990 г. Верховный Совет СССР принял обращение "К высшим органам государственной власти союзных и автономных республик", в котором призвал: "Сегодня мы должны преодолеть едва ли не самый драматический рубеж в истории нашего государства, когда реальной угрозой самому его существованию может стать соблазн поиска выхода из кризиса в одиночку, без учета интересов друг друга, а следовательно, и страны в целом"*(122).

Своеобразной реакцией на это обращение можно считать постановление I Съезда народных депутатов РСФСР от 22 июня 1990 г. "О разграничении функций управления организациями на территории РСФСР (Основа нового Союзного договора)"*(123). Съезд полагал, что функции непосредственного управления организациями, предприятиями и учреждениями на территории РСФСР должны осуществлять лишь несколько союзных ведомств: Министерство обороны СССР, КГБ СССР, Министерства гражданской авиации, путей сообщения, морского флота, связи, энергетики и электрификации, атомной энергетики и промышленности, оборонные отрасли промышленности и космонавтики в части заказов МО и союзных программ. В эти министерства назначаются представители РСФСР в ранге министров РСФСР. Остальные отрасли должны быть переданы в ведение РСФСР, причем с ориентацией на создание не республиканских министерств, а иных современных форм организации и деятельности самостоятельных предприятий. Российский республиканский банк реорганизовывался в Госбанк РСФСР, образовывался Внешнеэкономический банк РСФСР. Следовало рассмотреть вопрос о создании таможенной службы РСФСР, отрегулировать проблемы взаимодействия с КГБ, в том числе создание КГБ РСФСР и передачу ему всех организаций системы, находящихся на территории РСФСР. Намечалось также, чтобы Совет Министров РСФСР заключил ряд договоров с Советом Министров СССР, касающихся: осуществления функций союзных ведомств на территории РСФСР финансовых операций, (включая перечисление РСФСР сумм в союзный бюджет), осуществления ряда валютных операций республикой; передачи ряда функций МИД СССР в республиканский МИД. Таким образом, с самого начала был взят курс на усиление позиций РСФСР в рамках СССР.

16 июня 1990 г. I Съездом народных депутатов РСФСР принимается Закон "Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) РСФСР"*(124), который имеет кардинальное значение. Так же, как и в марте 1990 г. из союзного Основного Закона, из Конституции РСФСР исключаются положения о руководящей роли КПСС. Внешне новая ст. 6 Конституции РСФСР вроде бы полностью повторяет ст. 6 Конституции СССР, однако в российской Конституции эта статья начинается словами "Политические партии...", т.е. нет никакого упоминания о КПСС. На то время принятие подобного решения было делом непростым, тем не менее российские депутаты (в своем большинстве на тот момент официально еще члены КПСС) не оставляют в Конституции даже косвенного намека на привилегированное положение Коммунистической партии и ставят все партии в равное положение перед законом.

Нельзя в связи с этим не отметить примечательное положение еще одного документа, принятого I Съездом, - постановления от 20 июня 1990 г. "О механизме народовластия в РСФСР"*(125). Говоря о том, что государственная власть в РСФСР осуществляется народом непосредственно или через представительные органы власти в центре и на местах, постановление далее (п. 2) гласит: "В РСФСР не допускается совмещение должности руководителя государственного органа власти или управления с любой другой должностью, в том числе в политических или общественно-политических организациях".

Конечно, эта норма также была направлена против Компартии и содержала правило конституционного значения. А дело вот в чем. В ходе перестройки встал вопрос о резком повышении роли непосредственно местных Советов, т.е. депутатского корпуса, выведении их из-под опеки исполнительных комитетов, которые, хотя и являлись формально подотчетными Советам органами, на самом деле их "задавили". Возникла идея ограничить избрание депутатами заместителей председателей исполкомов, начальников их управлений и заведующих отделами. А возглавлять Советы должны председатели Советов. Так вот председателями Советов, по мнению М.С.Горбачева (публично высказанному), и должны быть избраны первые секретари райкомов и горкомов, обкомов и крайкомов. Тем самым как бы сочетаются самостоятельность депутатов от исполкомов и влияние на них партии. К этому надо добавить, что председатели и другие ответственные работники исполкомов зачастую были членами соответствующих партийных органов. И указанное постановление Съезда как раз и было одним из первых шагов по разделению функций и деятельности государственных и партийных органов, оно вызвало затем серию других документов*(126).

I Съезд народных депутатов РСФСР постановлением от 16 июня 1990 г. образует Конституционную комиссию в количестве 102 народных депутатов РСФСР*(127). Также 16 июня он принимает постановление "О подготовке предложений об изменениях Конституции (Основного Закона) РСФСР"*(128), которым поручает Конституционной комиссии с учетом поступивших от депутатов предложений "подготовить и внести на рассмотрение Съезда народных депутатов РСФСР проект Закона РСФСР об изменениях Конституции (Основного Закона) РСФСР". Таким образом, у Конституционной комиссии было как бы две стратегические задачи: согласно "Декларации" разрабатывать новую Конституцию и одновременно готовить текущие изменения действующего Основного Закона.

Очередная российская конституционная реформа имела место 15 декабря 1990 г. - Съезд народных депутатов принимает Закон "Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) РСФСР"*(129). Реформа была весьма радикальной как по характеру решений, так и их направленности - российские законодатели делают первые шаги по исключению из конституционной материи понятийного аппарата и лексикона социалистической ориентации. Рассмотрим основные положения этой реформы.

1) Резко сокращена преамбула Конституции, в которой, как мы помним, давался обзор пути, пройденного Россией при советской власти. Теперь текст преамбулы звучит лаконично: Съезд народных депутатов, сознавая историческую ответственность за судьбу России, свидетельствуя уважение к правам всех народов, входящих в СССР, выражая волю народов РСФСР, подтверждает государственный суверенитет РСФСР на всей ее территории и заявляет о решимости создать демократическое правовое государство в составе обновленного СССР.

2) Изменена характеристика РСФСР и власти в РСФСР. Согласно новой редакции ст. 1 РСФСР "есть суверенное государство, созданное исторически объединившимися в нем народами". Напомним, что по прежней редакции это было социалистическое общенародное государство, выражающее волю и интересы рабочих, крестьян и интеллигенции, трудящихся всех наций и народностей республики. Таким образом, характеристики государства как "советского" и "социалистического" остались лишь в его названии РСФСР.

В ст. 2 подтверждена принадлежность власти народу - с добавлением слова "многонациональному". Существующий текст, говорящий о том, что народ осуществляет государственную власть через Советы народных депутатов, составляющие политическую основу РСФСР, был дополнен словами "и непосредственно". Таким образом, многократно высказывавшаяся ранее - и при обсуждении проекта Конституции СССР 1977 г., и даже при подготовке проекта Конституции СССР 1936 г. - идея прямого народовластия народа (а не только через государственные органы) наконец-то нашла конституционное воплощение.

3) Претерпели существенные изменения нормы Конституции, посвященные экономической системе и собственности. Так же, как и в Конституции СССР (при реформе в марте 1990 г.), исключено упоминание о социалистической собственности как основе экономической системы. Сказано о том, что право собственности в РСФСР признается и охраняется государством. Государство создает условия, необходимые для развития разнообразных форм собственности, и обеспечивает равную защиту всем формам собственности (ст. 10). Вместо личной собственности Конституция говорит просто о "собственности граждан", предусматривая ее создание и приумножение различными законными путями.

В российской Конституции не воспроизводится норма, включенная в союзную Конституцию при реформе в марте 1990 г., отдающая приоритет собственности граждан и ставящая ее на первое место. Вместе с тем РСФСР по этой реформе отказывается от того, чтобы ориентировать гражданина на общественное производство. В Конституцию включается положение о том, что "гражданину принадлежит исключительное право распоряжаться своими способностями к производительному и творческому труду" (ст. 14). Но при этом в Основной Закон также включается положение: РСФСР создает условия и поощряет хозяйственную инициативу, направленную на динамичное развитие производства, рост производительности труда и повышение благосостояния общества и каждого труженика. Впервые на конституционном уровне появляется и норма о том, что государство регулирует хозяйственную деятельность, обеспечивает развитие рыночного механизма, не допускает монополизма, защищает интересы трудящихся (ст. 17).

4) Не только в статьях о социально-экономической системе, но также и в ряде статей об основных правах и свободах граждан сняты так называемые идеологизмы", т.е. указания на служение этих прав и свобод "интересам народа", целям "укрепления и развития социалистического строя", "коммунистического строительства" (ст. 37, 45, 48, 49). Ст. 57 - об обязанности граждан соблюдать Конституцию и законы - скорректирована: на первом месте поставлена Конституция РСФСР (ранее, конечно, СССР), добавлено указание на конституции и законы республик в составе РСФСР. Вместе с тем исключены из круга норм, которые гражданин обязан соблюдать, "правила социалистического общежития", а также положение о том, что он должен "с достоинством нести высокое звание советского гражданина". Из Конституции исключена обязанность граждан "беречь и укреплять социалистическую собственность" (ст. 59).

Получила новую редакцию ст. 50 Конституции - о свободе совести и вероисповеданий. Прежняя статья делала упор на право отправлять религиозные культы или вести атеистическую пропаганду. Теперь о последней нет даже упоминания, и, наоборот, закрепляется право каждого человека "свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения".

5) В Конституцию включен ряд важных новелл в области национально-государственного устройства.

В развитие "Декларации" о государственном суверенитете от 12 июня 1990 г. теперь уже и в Конституцию (ст. 76) включено положение о том, что "действие актов Союза ССР на территории РСФСР, ущемляющих суверенные права РСФСР, приостанавливается РСФСР".

Надо сказать, что такому решению предшествовало острое противостояние союзного и российского законодателей, исходивших из разного понимания соотношения актов Федерации и ее субъекта. Примечательно, что в один и тот же день (24 октября 1990 г.) Верховный Совет СССР принимает Закон СССР "Об обеспечении действия законов и иных актов законодательства Союза ССР"*(130), а Верховный Совет РСФСР - Закон РСФСР "О действии актов органов Союза ССР на территории РСФСР"*(131).

Верховный Совет СССР констатировал в преамбуле Закона, что законотворческая деятельность высших органов государственной власти союзных республик на основе принятых Деклараций о государственном суверенитете укрепляет политическую и экономическую самостоятельность республик, наполняет реальным содержанием их суверенитет. Вместе с тем он констатировал, как негативный факт, что "участились случаи отказа государственных органов союзных республик от реализации общесоюзных законов и иных актов высших органов государственной власти и управления Союза ССР, изданных в пределах их компетенции. Делаются попытки закрепления предварительных условий действия этих актов на территории соответствующих союзных республик - ратификации или утверждения общесоюзных актов высшими органами республик. Вопреки Закону СССР от 26 апреля 1990 года "О разграничении полномочий между Союзом ССР и субъектами федерации", некоторые союзные республики заявили о возможности приостановления на своей территории действия общесоюзных законов и постановлений Правительства СССР, если, по их мнению, эти акты нарушают права и интересы данной республики или региона. Тем самым наносится ущерб суверенитету СССР, верховенству законов СССР на территории всей страны...". Соответственно в ст. 1 Закона говорилось, что законы СССР, указы Президента СССР, другие акты высших органов государственной власти и управления СССР, изданные в пределах их полномочий, обязательны для исполнения всеми государственными и общественными органами, должностными лицами и гражданами на территории СССР. Если Закон республики расходится с законом СССР, то впредь до заключения нового Союзного договора "действует закон СССР". Республика могла предложить Съезду, Верховному Совету СССР пересмотреть законодательные акты СССР; обратиться в ККН СССР; опротестовать акты Правительства СССР в Верховный Совет СССР. Однако обязательная сила законов СССР не могла быть предметом договоренностей между органами Союза и отдельных республик, а республики не вправе устанавливать предварительных условий, каких бы то ни было прямых или косвенных ограничений действия законов СССР и иных актов высших органов государственной власти и управления СССР, что есть незаконная попытка ущемления суверенитета СССР.

Согласно ст. 1 российского Закона от 24 октября 1990 г., акты союзных органов, принятые в пределах полномочий, переданных Союзу от РСФСР, действуют на территории РСФСР непосредственно. Верховный Совет РСФСР или соответственно Совет Министров РСФСР вправе приостановить действие таких союзных актов, "если они нарушают суверенитет Российской Федерации". В случаях же, не предусмотренных ст. 1 указанного Закона, законы и иные акты высших органов власти СССР, акты Президента СССР вступали в действие на территории РСФСР после их ратификации Верховным Советом РСФСР; акты Правительства СССР - после их подтверждения Советом Министров РСФСР; акты министерств и ведомств СССР - после их подтверждения государственным органом РСФСР, уполномоченным на то соответственно Верховным Советом или Правительством РСФСР. Решения, договоры и иные сделки, принятые или совершенные на основе актов органов СССР, не ратифицированных, не подтвержденных или приостановленных в соответствии с данным Законом, являлись недействительными. Таким образом, в Конституции при реформе 15 декабря 1990 г. как раз и было отражено российское видение соотношения актов Союза ССР и РСФСР.

Другим шагом данной реформы в сфере государственного устройства РСФСР укрепляет свою самостоятельность в делах государственного управления и наносит весьма ощутимый удар по системе управления, являвшейся характерной для Союза ССР как федеративного государства. Напомним, что на уровне СССР создавалось два вида министерств и ведомств - общесоюзные и союзно-республиканские. Вторая группа органов имела в качестве звена системы аналогичные министерства в союзных республиках, через которые управляла отраслью. Соответственно каждая республика, в том числе и РСФСР, включала в свою Конституцию статью об этих министерствах, где говорилось, что они в республике руководят своей отраслью, подчиняясь как Совету Министров республики, так и соответствующему министерству СССР. При реформе 15 декабря 1990 г. упраздняется категория союзно-республиканских министерств и госкомитетов РСФСР. Таким образом, все министерства и госкомитеты становятся в РСФСР исключительно республиканскими органами, даже если над ними и "нависают" аналогичные органы СССР. Согласно новой редакции ст. 129, министерства и госкомитеты РСФСР руководят порученными им отраслями, "подчиняясь Совету Министров РСФСР".

До этой конституционной реформы состоявшие в РСФСР автономные области входили в края, а автономные округа - в края или области. Теперь исключается из ст. 82 указание о вхождении автономной области в край, таким образом, она теперь напрямую входит в РСФСР. Что касается автономного округа, появляется причудливая формула - он "находится в составе РСФСР и может входить в край или область" (ст. 83); в итоге и по сей день нет ясности о статусе того округа, который входит в состав края, области.

6) Так и не созданный в РСФСР Комитет конституционного надзора упраздняется, вместо него учреждается Конституционный Суд.

7) Вводится должность Генерального прокурора РСФСР, при этом наносится еще один удар по существующей федеративной организации СССР. Напомним, что ранее прокурор союзной республики назначался Генеральным прокурором СССР - и даже не требовалось официального согласования кандидатуры с республикой, так же назначались прокуроры автономных республик, краев, областей; лишь прокуроры автономных округов, районов и городов назначались прокурором РСФСР и утверждались Генеральным прокурором СССР. Теперь Конституция РСФСР (ст. 177) предусмотрела, что Генеральный прокурор РСФСР назначается Верховным Советом РСФСР, утверждается Съездом народных депутатов РСФСР и им подотчетен. Прокуроры республик, входящих в РСФСР, назначаются по согласованию с высшими органами власти республик Генеральным прокурором РСФСР; иные прокуроры на территории РСФСР назначаются Генеральным прокурором РСФСР (хотя имелись в виду прокуроры территориальных единиц, туманное слово "иные" давало повод для расширительного толкования).

Через две недели, 26 декабря 1990 г., грядет очередная реформа Конституции СССР. IV Съезд народных депутатов СССР принимает Закон "Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) СССР в связи с совершенствованием системы государственного управления"*(132). Ее основной мотив - усиление власти Президента СССР. Предусматривается, что он возглавляет систему органов государственного управления и обеспечивает их взаимодействие с высшими органами государственной власти СССР (п. 4 ст. 127). Правительство СССР - Совет Министров СССР переименовывается в Кабинет Министров СССР; согласно ст. 128, он является исполнительным и распорядительным органом Союза ССР и подчиняется Президенту СССР. Таким образом, это теперь не только фактически, но и юридически орган при Президенте СССР. Соответственно расширяются права последнего по формированию Кабинета: раньше Верховному Совету СССР представлялись для назначения кандидатуры Председателя и членов Правительства СССР, теперь - только Премьер-министра (так стал именоваться Председатель), по остальным же появилась туманная формула "по согласованию". До этого Президент СССР мог лишь приостанавливать действие актов Совета Министров СССР; теперь - отменять акты как Кабинета министров СССР, так и министерств СССР, других подведомственных ему органов, а кроме того, получил право приостанавливать акты правительств республик, нарушающие Конституцию и законы СССР.

Что касается Кабинета министров СССР, его позиции можно считать существенно ослабленными. Многие полномочия он должен был осуществлять "совместно с республиками" - проводить единую финансовую, кредитную и денежную политику, управлять единой топливно-энергетической и транспортной системами страны, осуществлять общесоюзные социальные программы, меры по охране общественного порядка, собственности и др. (ст. 132). Слова "совместно с республиками" приходится понимать буквально, ведь по той же реформе из Конституции СССР исключается прежняя редакция ст. 135 - об общесоюзных и союзно-республиканских министерствах и госкомитетах; в новой редакции ст. 135 предусмотрено, что для согласованного решения вопросов управления в союзных министерствах и ведомствах создаются коллегии, в состав которых входят по должности руководители соответствующих органов республик.

В порядке укрепления начал союзного руководства, но одновременно и с учетом усиления роли Президента конституционная реформа содержит еще ряд решений. Создается Совет Безопасности СССР, с ликвидацией Президентского совета. Члены СБ назначаются Президентом СССР, учреждается пост Вице-президента СССР. В интересах объединения усилий республик выделяются в отдельную главу и расширяются нормы о Совете Федерации, возглавляемом Президентом СССР и призванном теперь координировать деятельность высших органов управления Союза и республик, следить за соблюдением Союзного договора (так и не принятого!), определять меры по проведению в жизнь национальной политики государства, принимать рекомендации по конфликтным ситуациям и т.п.

Мы не случайно говорим об этих новеллах достаточно подробно. Ведь на март 1991 г. намечались союзный референдум по вопросу о сохранении Союза ССР и референдум РСФСР об учреждении поста Президента Российской Федерации. Поэтому все союзные модели так или иначе влияли на результаты решений, принимавшихся в республиках.


2.6.4. Реформы 1991 г.


Очередная конституционная реформа в РСФСР приходится на май 1991 г., она касается президентства и еще ряда вопросов государственного строительства. Чуть позже мы остановимся на этом подробнее. Сейчас обратим внимание на ряд российских законов социально-экономической направленности, имевших немаловажное значение для формирования основ нового конституционного строя в РСФСР.

Прежде всего это принятый Верховным Советом республики Закон от 24 декабря 1990 г. "О собственности в РСФСР"*(133). Он регулирует по-новому многие вопросы. Согласно ст. 2, имущество может находиться в частной, государственной, муниципальной собственности, а также в собственности общественных объединений (организации). В Законе имеется целый раздел (II) "Право частной собственности". В нем наряду с известными объектами собственности гражданина (жилые дома, предметы домашнего хозяйства и личного потребления и т.п.) называются такие новые как земельные участки, акции, облигации и другие ценные бумаги, средства массовой информации, предприятия, имущественные комплексы в сфере производства товаров и др. (ст. 10).

25 декабря 1990 г. Верховным Советом РСФСР принимается Закон "О предприятиях и предпринимательской деятельности"*(134). Акт сориентирован на поддержку и создание основ инициативной деятельности граждан и их объединений, направленной на получение прибыли. В Законе определяется статус различных видов предприятий и организационных форм предпринимательства, включая семейные предприятия, товарищества, акционерные общества и др. На тот же период приходится комплекс актов, направленных на изменение социально-экономических отношений в деревне, включая развитие там частного хозяйства и поддержку сельских тружеников - Законы от 22 ноября 1990 г. "О крестьянском (фермерском) хозяйстве"*(135), от 21 декабря 1990 г. "О социальном развитии села"*(136) и от 23 декабря 1990 г. "О земельной реформе"*(137).

17 марта 1991 г. состоялись референдумы СССР и РСФСР. На первом подавляющее большинство голосов отдано за сохранение Союза ССР. На российском референдуме, который проводился в соответствии с Законом от 16 декабря 1990 г. "О референдуме РСФСР"*(138), вопрос был поставлен в следующей формулировке: "Считаете ли Вы необходимым введение поста Президента РСФСР, избираемого всенародным голосованием?". В голосовании приняло участие 75,42% зарегистрированных избирателей, из них сказали "да" 69,85%*(139).

С учетом итогов референдума 24 апреля 1991 г. Верховный Совет РСФСР принимает Закон о Президенте РСФСР*(140). А 24 мая 1991 г. III Съезд народных депутатов РСФСР принимает Законы "Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) РСФСР" и "Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) РСФСР в связи с реформой местного самоуправления"*(141). Основные позиции данной конституционной реформы состоят в следующем.

1) Конституция дополняется главой 13-1 "Президент РСФСР". В ст. 121-1 определено, что Президент является высшим должностным лицом РСФСР и главой исполнительной власти в РСФСР. Возраст - не моложе 35 и не старше 65 лет. Срок полномочий - 5 лет; одно и то же лицо не может быть Президентом РСФСР более двух сроков подряд.

Полномочия Президента, согласно конституционным новеллам, многообразны. Он обладает правом законодательной инициативы, подписывает и обнародует законы РСФСР, налагает на них "вето"; представляет не реже одного раза в год Съезду народных депутатов доклады о выполнении принятых Съездом и Верховным Советом социально-экономических и иных программ, о положении в РСФСР; обращается с посланиями к народу, Съезду и Верховному Совету.

Президент руководит Советом Министров - Правительством РСФСР, назначает его Председателя с согласия Верховного Совета, а членов Правительства назначает и освобождает от должности по представлению Председателя Правительства, принимает отставку Правительства с согласия Верховного Совета. Президент отвечает за обеспечение государственной и общественной безопасности, возглавляет Совет Безопасности, объявляет чрезвычайное положение. Президент может вести переговоры и подписывать от имени РСФСР договоры.

Кроме того, Президент РСФСР обладал традиционными для этого поста полномочиями - награждение орденами и медалями, вопросы гражданства, помилования и т.д.

В общем, Президент получил достаточно широкие права. Вместе с тем Съезд и Верховный Совет имели определенные возможности влияния на него. Например, Съезд мог потребовать внеочередного доклада от Президента (ст. 121-5 п. 3), отменить его акты (ст. 104 п. 14 ч. 3), отрешить Президента от должности в случае нарушения Конституции РСФСР, законов РСФСР, а также данной им присяги (ст. 121-8).

2) Был учрежден на конституционном уровне пост вице-президента РСФСР, призванного осуществлять по поручению Президента отдельные его полномочия и замещать Президента в случае его отсутствия (ст. 121-7).

3) Конституция определила Совет Министров - Правительство РСФСР - как орган исполнительной власти, подотчетный Президенту РСФСР.

4) Ряд важных решений принимается в области национально-государственного устройства. Ранее уже говорилось о том, что автономные республики добились признания их субъектами Союза ССР. Поэтому сохранение их в составе РСФСР и далее в качестве "автономных республик" могло повлечь лишние осложнения внутренних отношений в России. Поэтому производятся (как это сказано в Законе от 24 мая 1991 г.) "терминологические изменения в тексте Конституции РСФСР": слова "автономная республика" заменяются на слова "республика в составе РСФСР". Речь, конечно, шла о существенном повышении статуса республик.

5) Постепенно в СССР в интересах повышения роли населения и местных выборных органов в управлении территориями и местной жизнью популярность приобретает идея местного самоуправления. 9 апреля 1990 г. Верховный Совет СССР принимает Закон СССР "Об общих началах местного самоуправления и местного хозяйства"*(142). По союзному Закону местное самоуправление рассматривается как форма самоорганизации граждан и включает в свою систему местные Советы, органы территориального общественного самоуправления, местные институты непосредственной демократии. Однако природа местных Советов как местных органов государственной власти при этом не затрагивается.

При российской конституционной реформе 24 мая 1991 г. принимается принципиально иное решение. Ст. 137 Конституции, посвящавшаяся местным органам государственной власти, получает новую редакцию, согласно которой органами государственной власти в краях, областях, автономных областях, автономных округах являются "соответствующие Советы народных депутатов". Поскольку в прежней редакции говорилось также "в районах, городах, районах в городах, поселках, сельских населенных пунктах и других административно-территориальных единицах", а теперь эти слова исключены, это можно было толковать так: районные, городские, районные в городах, поселковые и сельские Советы уже не относятся к числу органов государственной власти. И это наглядно подтверждалось новой редакцией ст. 138 Конституции, гласившей, что местное самоуправление в районах, городах, поселках, сельских населенных пунктах осуществляется населением через соответствующие местные Советы народных депутатов как главное звено системы местного самоуправления населения, а также местные референдумы, собрания, сходы граждан, иные формы непосредственной демократии. Правда, приведенные положения диссонировали со ст. 85 Конституции, которая пока оставалась без изменений, а согласно ей, все Советы (включая районные, городские, районные в городах, поселковые и сельские) составляли "единую систему представительных органов государственной власти РСФСР".

Еще одно важное решение коснулось исполнительных органов на местах. До этого они именовались исполнительными комитетами и являлись органами соответствующих местных Советов. Глава 18 Конституции - об исполкомах - получает название "Местная администрация". Теперь местная администрация не является органом Совета, хотя и подотчетна ему (ст. 146), и акты главы администрации Совет может отменять (ст. 149). Как формировать администрацию - должен определить закон (ст. 147). Глава администрации сам назначает руководителей структурных подразделений, а закон должен назвать тех из них, которых утверждает Совет (ст. 148). В принципе очевидно ослабление позиций местных представительных органов по данной реформе.

6) Конституция подчеркивает единство судебных органов РСФСР. Гл. 21 "Суд и арбитраж" получает название "Судебная система РСФСР". Первым в числе органов, составляющих судебную систему, назван Конституционный Суд РСФСР. Он определен в ст. 165 Конституции как высший судебный орган конституционного контроля, осуществляющий судебную власть в форме конституционного судопроизводства. Кроме Верховного Суда РСФСР в этой же статье дается характеристика Высшего Арбитражного Суда РСФСР, который является высшим экономическим судебным органом РСФСР и осуществляет надзор за судебной деятельностью арбитражных судов РСФСР.

7) Конституция предусматривает, что должен быть специальный закон, определяющий статус столицы РСФСР, структуру и компетенцию органов власти и управления г. Москвы.

На лето и осень 1991 г. приходятся важные события в истории России и СССР. 12 июня 1991 г. избирается Президент РСФСР, 10 июля 1991 г. он вступает в должность. Предпринимаются первые шаги по созданию Администрации Президента, вводятся новые и пока еще малопонятные должности Государственного секретаря РСФСР, Государственных советников РСФСР, советников Президента РСФСР, формируется Президентом новое Правительство.

Законами от 3 июля 1991 г. четыре из пяти имевшихся в РСФСР автономных областей (Адыгейская, Горно-Алтайская, Карачаево-Черкесская, Хакасская) преобразуются в республики в составе РСФСР*(143).

М.С.Горбачев и другие руководители СССР пытаются не только сохранить, но и укрепить СССР, несмотря на откровенно сепаратистские шаги ряда республик. Идет интенсивная работа над Союзным договором. Но с каждым последующим его вариантом Союз выглядит все слабее и слабее, и скорее как конфедеративное, т.е. международно-правовое, нежели федеративное, т.е. государственно-правовое, объединение. 19 августа 1991 г., в период пребывания Президента СССР на отдыхе в Крыму, группа лиц из союзного руководства, включая Вице-президента СССР, Премьер-министра, председателя КГБ, министра обороны и ряд других высших лиц, объявляет о создании Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП) и пытается взять под контроль ситуацию, предотвратить распад СССР.

Руководство России выступает против действий ГКЧП. Попытка последнего кончается крахом. Президент СССР возвращается к исполнению функций. Однако по существу союзное руководство парализовано. Президент РСФСР и Верховный Совет РСФСР предпринимают ряд шагов по укреплению власти в Российской Федерации. При этом Президент, если считает необходимым, берет на себя управление отраслями, на данный момент находившимися в союзном ведении. Назвать это конституционным процессом было бы, конечно, большим преувеличением. Но и не стоило бы отрицать роль таких шагов в формировании новых решений конституционного значения в России.

Например, в самый разгар событий, 20 августа 1991 г. Президент издает Указ "Об обеспечении экономической основы суверенитета РСФСР"*(144). Совету Министров РСФСР предписывается до 1 января 1992 г. обеспечить передачу и принятие в ведение органов государственного управления России и республик в составе РСФСР предприятий и учреждений союзного подчинения, за исключением тех, управление которыми передано, согласно законодательству РСФСР, соответствующим органам СССР. Указом определено, что предприятия и организации, расположенные либо осуществляющие свою деятельность на территории РСФСР (в том числе союзного подчинения), руководствуются законодательством РСФСР, а союзные акты применяют в порядке, установленном Законом РСФСР "О действии актов органов Союза ССР на территории РСФСР". Президент предложил Совету Министров совместно с Центральным банком РСФСР до 1 октября представить ему предложения: по определению золотого запаса, алмазного и валютного фондов РСФСР; по определению доли РСФСР, подлежащей направлению на погашение внешнего долга СССР, а также доли, подлежащей получению при разделении долгов зарубежных стран Союзу ССР.

20 августа 1991 г. Президент РСФСР принимает на себя командование Вооруженными Силами СССР на территории РСФСР - до восстановления в полном объеме деятельности конституционных органов и институтов государственной власти и управления Союза ССР*(145). С той же целью назначается Министр, обороны РСФСР*(146). Хотя данные меры считаются временными, в принципе с этого времени Президент РФ считает себя компетентным участвовать в решении любых военных вопросов.

Указом от 24 августа 1991 г. "Об обеспечении правительственной связью органов государственной власти и управления РСФСР"*(147) в ведение КГБ РСФСР передавались все виды правительственной связи (телефонной и документально шифрованной), действующей на территории РСФСР; в ведение Министерства связи РСФСР - предприятия связи союзного подчинения, находившиеся на территории РСФСР, в том числе в г. Москве. Фактически это означало передачу под контроль РСФСР всех нитей связи в стране, которые, конечно же, проходили по территории РСФСР или управлялись отсюда.

Постановлением Верховного Совета РСФСР от 15 ноября 1991 г. "Об образовании единой системы органов прокуратуры РСФСР"*(148), как это ясно уже из названия акта, образовывалась единая система данных органов, подчиненная Генеральному прокурору РСФСР. Ему предписывалось принять в свое ведение расположенные на территории РСФСР органы прокуратуры, а также находившиеся в ведении Прокуратуры СССР предприятия, учреждения и организации. Причем речь шла не только о территориальных, но и специализированных прокуратурах, о научных и учебных заведениях, объектах социально-бытового назначения. О вхождении российской прокуратуры в систему прокуратуры Союза ССР - даже не организационном, а хотя бы символическом - не было и речи.

Президиум Верховного Совета РСФСР постановлением от 18 ноября 1991 г. "О совершенствовании деятельности органов государственной статистики на территории РСФСР"*(149) поручает Государственному комитету РСФСР по статистике принять в ведение всю материально-техническую базу Государственного комитета СССР по статистике. Всю работу российского Госкомитета следовало перестроить с учетом переориентации потоков информации с союзного на республиканский уровень.

Мы привели лишь отдельные примеры. Однако в целом ситуация очевидна - все больше и больше вопросов переходит в ведение РСФСР. А внутри системы российских органов происходит существенное усиление роли Президента РСФСР, причем как на общегосударственном уровне, так и в управлении территориями. В частности, постановлением Верховного Совета РСФСР от 21 августа 1991 г. "О дополнительных полномочиях Президента РСФСР по обеспечению деятельности Советов народных депутатов в условиях ликвидации последствий государственного переворота в СССР"*(150) в краях, областях, автономных областях, автономных округах вводилась должность главы администрации, который стал правопреемником исполнительного комитета. Право назначать и освобождать этих должностных лиц было предоставлено Президенту РСФСР.

Нельзя не вспомнить и ряд решений того периода, важных для развития политических отношений и статуса личности. Несмотря на конституционную отмену руководящей роли Коммунистической партии, она остается влиятельной силой в стране. Немаловажное значение имеет то, что партия по-прежнему имеет первичные организации в государственных органах, на предприятиях и в учреждениях; они продолжают быть ощутимым фактором влияния на их работу, тем более что руководители в большинстве еще остаются членами КПСС. Поэтому Президент РСФСР издает Указ от 20 июля 1991 г. "О прекращении деятельности организационных структур политических партий и массовых общественных движений в государственных органах, учреждениях и организациях РСФСР"*(151). Акт по существу привел к организационному развалу КПСС, абсолютно не приспособленной к тому, чтобы действовать через территориальные первичные структуры.

Августовские события 1991 г. дали повод Президенту считать, что создание ГКЧП есть попытка вернуть прежнюю власть не только государственным руководителям СССР, но и руководству КПСС. Президентом издаются Указы "О приостановлении деятельности Коммунистической партии РСФСР" от 23 августа 1991 г.*(152), "Об имуществе КПСС и Коммунистической партии РСФСР" от 25 августа 1991 г.*(153), "О деятельности КПСС и КП РСФСР" от 6 ноября 1991 г.*(154).

Что касается личности, отметим два важных документа. 22 ноября 1991 г. Верховным Советом РСФСР принимается "Декларация прав и свобод человека и гражданина"*(155). Она отражает новое видение конституционного статуса личности, не совпадающее с официально продолжавшими действовать нормами Конституции РСФСР - в апреле 1992 г. положения "Декларации" включаются в Основной Закон. Другой акт - Закон о гражданстве, практически регулирующий все вопросы так, как это должно быть в независимом государстве. Хотя официальная дата его принятия - 28 ноября 1991 г., фактически он дорабатывался с учетом факта ликвидации СССР в декабре 1991 г. и опубликован лишь в феврале 1992 г.*(156).

Очередные изменения в Конституцию РСФСР вносятся 1 ноября 1991 г. V Съездом народных депутатов РСФСР. Они незначительны и лишь частично напоминают о происходящих в России процессах. В связи с "эпидемией" повсеместного учреждения в республиках в составе РСФСР поста президента в Конституцию включается глава 15-1 "Глава исполнительной власти (Президент) республики в составе РСФСР", в которой говорится, что он является высшим должностным лицом и главой исполнительной власти республики, входит в единую систему исполнительной власти РСФСР. Ст. 121-8 ч. 2 дополнена положением: Президент РСФСР вправе приостанавливать действие актов этого должностного лица.

Сокращается число категорий лиц, не участвующих в выборах. По прежней редакции ст. 92 Конституции это право не имели лица, содержащиеся по решению суда либо с санкции прокурора в местах лишения свободы. Иначе говоря, это касалось не только отбывающих наказание, но и подследственных. Теперь в ст. 92 оставлена лишь первая группа - не участвуют в выборах лица, отбывающие наказание в местах лишения свободы по приговору суда. Была ранее и такая категория не участвовавших в выборах как лица, "находящиеся по решению суда в местах принудительного лечения". Ее исключили из Конституции - лечение, даже принудительное, нельзя считать мерой наказания, к тому же лечебно-трудовые профилактории для страдающих хроническим алкоголизмом с этого времени начинают ликвидировать.

Несколько важных идей в области судопроизводства отражаются в Конституции: институт присяжных заседателей; возможность коллегиального рассмотрения дел тремя судьями по первой инстанции; допустимость рассмотрения дела одним судьей. Ст. 166 гласила: рассмотрение гражданских и уголовных дел в суде первой инстанции осуществляется с участием присяжных заседателей, народных заседателей, либо коллегией из трех профессиональных судей или единолично судьей.

Наконец, именно при этой реформе на смену красному цвету Государственного флага РСФСР пришел нынешний трехцветный - бело-лазорево-алый (ст. 181). А в ст. 182 было записано, что Государственный гимн РСФСР утверждается Верховным Советом РСФСР (а не его Президиумом, как предусматривалось ранее).

Для политического, да и конституционно-правового развития, пожалуй, большее значение имело принятое в тот же день V Съездом постановление "О правовом обеспечении экономической реформы"*(157). Президент попросил у Съезда особых полномочий на период проведения экономической реформы с целью стабилизации и улучшения положения в стране. И он получил эти возможности. Постановление давало право Президенту РСФСР регулировать своими указами практически все вопросы хозяйственной деятельности (валютно-финансовой, налогообложения, собственности и т.д.). Проекты таких указов Президент должен был представлять Верховному Совету; если в течение семи дней Верховный Совет, а между сессиями - его Президиум не отклоняли проект, указ вступал в силу. А в случае отклонения полагалось считать проект указа законопроектом и рассмотреть его Верховному Совету в 10-дневный срок. Тем же постановлением предусматривалось, что законодательные акты Союза ССР, "препятствующие проведению экономической реформы", могут быть приостановлены Верховным Советом РСФСР или Президентом РСФСР (нельзя не обратить внимание на то, что приведенная формулировка позволяла органам РСФСР абсолютно не считаться с союзным законодательством).

На практике Президент стал широко пользоваться правовым регулированием экономических отношений и далеко не всегда представлял проекты указов Верховному Совету, что довольно быстро стало одним из поводов к обострению отношений между ними. Усиливая свои позиции, Президент Указом от 6 ноября 1991 г. формирует Правительство РСФСР "под непосредственным руководством Президента РСФСР"*(158).


2.6.5. Реформы 1992 г.


В декабре 1991 г. соглашением Президентов РСФСР, Украины и Председателя Верховного Совета Белоруссии, ратифицированным Верховными Советами всех трех республик, СССР ликвидируется. Создается Содружество Независимых Государств (СНГ). С этого времени РСФСР уже официально самостоятельное суверенное государство, субъект международного права, да еще и правопреемник СССР. Под юрисдикцию России полностью переходят многие сферы экономики, оборона и безопасность, внешние дела и др.

Конечно, сразу встают вопросы о том, как развиваться новому государству и в международном аспекте, и в рамках СНГ, и внутри. Принимаются документы, предпринимаются шаги, имеющие конституционное значение, прежде чем проводится очередная конституционная реформа.

Законом от 25 декабря 1991 г. Верховный Совет объявляет новое наименование РСФСР: Российская Федерация - Россия*(159).

Очень остро стоит вопрос о внутреннем устройстве страны. Не ясно, что есть Россия как федеративное государство, кто ее субъекты, каковы их права и соотношение друг с другом. В итоге в стране, где всегда отдавалось предпочтение национальному признаку в строительстве федерации, рождается идея строить ее на сочетании национального и территориального начал. 31 марта 1992 г. подписываются три Федеративных договора о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти РФ и органами власти соответственно республик в составе РФ, автономной области и автономных округов, краев, областей, городов Москвы и Санкт-Петербурга. Причем по настоянию республик в касающемся их Федеративном договоре они названы суверенными республиками.

Интенсивно идет разработка новой Конституции РФ. В апреле 1992 г. созывается VI Съезд народных депутатов. Постановлением от 10 апреля 1992 г. "О Федеративном договоре" он одобряет этот договор и постановляет: "Включить содержание Федеративного договора как составную часть в Конституцию Российской Федерации"*(160). К принятию новой Конституции не готовы ни страна в целом, ни депутаты. Они одобряют в основном проект, подготовленный Конституционной комиссией, и считают необходимым продолжить работу по подготовке Конституции*(161).

Одновременно 21 апреля 1992 г. в действующую Конституцию РФ вносятся крупные изменения, связанные с фактом распада СССР и существования РФ как самостоятельного государства, с новым типом федерации в России*(162). Остановимся на них подробнее.

1) Конституция отражает новое наименование государства, ряд новшеств в характеристике конституционного строя и власти.

По всему тексту Конституции вместо РСФСР введено новое название государства "Российская Федерация - Россия". Причем в ст. 1 Конституции подчеркнуто, что "наименования государства Российская Федерация и Россия равнозначны". Таким образом, характеристика страны как советской и социалистической, и до этого чисто символически остававшаяся в названии государства, теперь исключена полностью. Хотя кое-где в тексте Конституции эти слова еще встречаются (например, "Советское государство" - ст. 4, "социалистическая демократия" - ст. 9), но уже скорее как анахронизмы, которые исчезнут вместе с принятием новой Конституции.

В ч. 1 ст. 1 добавлено, что РФ есть суверенное "федеративное" государство. В ст. 1 включена ч. 2: "Незыблемыми основами конституционного строя России являются народовластие, федерализм, республиканская форма правления, разделение властей".

Ст. 3 ранее посвящалась демократическому централизму как принципу организации и деятельности государства. Теперь ст. 3 закрепила, во-первых, принцип разделения властей, причем в двух аспектах - между органами законодательной, исполнительной и судебной властей и между уровнями - РФ, ее субъекты, местное самоуправление; во-вторых, принцип подотчетности государственных органов и должностных лиц народу.

2) Раздел II "Государство и личность" сохранил лишь свое название, содержание же его было полностью заменено. Глава 5 с названием "Права и свободы человека и гражданина" имеет в своей основе упоминавшуюся ранее "Декларацию" от 22 ноября 1991 г. Глава 6 стала называться "Обязанности граждан Российской Федерации".

3) Конечно, ряд изменений относился к государственному устройству РФ. Из Конституции исключены нормы, касавшиеся нахождения РФ в составе СССР. Глава 7, называвшаяся "РСФСР - союзная республика в составе СССР", теперь получила наименование "Российская Федерация - суверенное государство". Соответствующая статья Конституции (68) гласила, что РФ суверенна. Она самостоятельно осуществляет всю полноту власти на своей территории. Носителем суверенитета и источником власти в РФ является ее многонациональный народ. "Глухим" откликом на существование СНГ можно считать ч. 3 ст. 68 - РФ вправе вступать в союз с другими государствами и передавать органам союза осуществление части своих полномочий.

В Конституции отражается субъектный состав РФ на момент внесения изменений, в том числе и новые названия ряда субъектов. При этом провозглашается, что изменение конституционно-правового статуса субъектов, а также их разделение и объединение могут быть осуществлены только на основе волеизъявления большинства избирателей в них с утверждением Съездом народных депутатов РФ.

В связи с подписанием Федеративного договора в Конституции была более полно сформулирована статья о предметах ведения органов государственной власти РФ и включены в нее специальные статьи о вопросах совместного ведения РФ и соответственно республики, автономной области и автономного округа, края, области, городов Москвы и Санкт-Петербурга. Одновременно появилась формулировка "приложить к Конституции (Основному Закону) Российской Федерации - России" и далее назывались все три Федеративных договора, о которых мы упоминали ранее.

Существенно расширялись имевшиеся главы о республике, об автономной области и автономном округе. И с учетом того, что субъектами РФ объявлены территориальные образования, в Конституцию включена отдельная глава о них (9-1 "Край, область в составе Российской Федерации"; в декабре 1992 г. появилось добавление "город федерального значения"). Соответственно к имевшемуся в Конституции разделу VI о высших органах государственной власти и управления республики в составе РФ добавился раздел VI.1 об органах государственной власти и управления других субъектов, состоявший из двух глав, - о Советах народных депутатов края, области, автономной области, автономного округа и об администрации этих субъектов (16.1 и 16.2).

При этой реформе права субъектов были существенно расширены. В частности, предусматривалось, что они являются самостоятельными участниками международных и внешнеэкономических связей. В сфере совместного ведения на уровне РФ предусматривалось издание Основ законодательства, законов и кодексов, но далее в соответствии с ними субъекты могли осуществлять собственное правовое регулирование; федеральные законопроекты по вопросам совместного ведения подлежали направлению субъектам РФ. Территорию субъекта нельзя было изменить без его согласия, причем для этих целей надо было выявлять волю населения путем проведения местного референдума. Вместе с тем права различных субъектов по отношению друг к другу были не совсем равными, республики имели ряд преимуществ - например, право иметь конституцию, принимать законы (другие субъекты получили право осуществлять регулирование ряда общественных отношений, но не могли именовать акты законами) и др. Российскую Федерацию из-за неравенства статуса субъектов ученые называли в то время "асимметричной федерацией".

Одновременно в Конституцию включен ряд норм, усиливающих вертикальные связи в рамках Федерации. В частности, объявляя края, области, автономную область, автономные округа субъектами РФ, Конституция одновременно давала право Верховному Совету РФ, на основании заключения Конституционного Суда РФ, досрочно прекратить полномочия их Советов в случае неоднократного нарушения ими законодательства РФ (ст. 86.1). То же мог сделать каждый вышестоящий Совет в отношении нижестоящего.

4) Ряд конституционных новелл коснулся органов законодательной и исполнительной власти, а также органов местного самоуправления. Причем регулирование достаточно противоречиво и отражает борьбу взглядов на тот момент относительно позиций различных органов.

В частности, в Конституцию включен ряд норм, подчеркивающих приоритет представительных органов. Например, в ст. 87 вносятся дополнения, подчеркивающие, что "важнейшие вопросы" уровня РФ, ее субъектов, местного значения решаются на заседаниях соответствующих Советов. Они же могут вынести решение важнейших вопросов на референдум. К ведению Съезда народных депутатов РФ отнесены ратификация и денонсация международных договоров, влекущих изменения и дополнения Конституции РФ, утверждение республиканских программ военного строительства РФ.

Однако одновременно усиливаются и позиции Президента РФ. Так, при учреждении поста Президента РФ, согласно ст. 121.8 (в редакции от 24 мая 1991 г.), он издавал указы и распоряжения "на основе и во исполнение" Конституции и законов РФ, решений Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ. Теперь появляется формулировка - издает свои акты "по вопросам, отнесенным к его ведению". Это позволяло Президенту расширительно толковать свои возможности, в том числе не дожидаться закона, на основе и во исполнение которого мог появиться его указ, распоряжение, а то и восполнять своим актом отсутствие закона. Как известно, Президент стал широко применять данный метод правового регулирования общественных отношений. Правда, в Конституции сохранилось положение о том, что "указы" (распоряжения почему-то выпали с самого начала) не могут противоречить Конституции и законам РФ. И к этому при реформе 21 апреля 1992 г. еще добавлено: в случае противоречия "акта" (т.е., значит, и распоряжения) Президента Конституции, закону РФ "действует норма" последних.

Продолжается "отсечение" от государственной власти местного самоуправления. В Конституции еще остается общая норма о том, что представительные органы РФ и субъектов РФ составляют систему представительных органов государственной власти в РФ (ст. 85). Но раньше в общем перечне были в этой статье названы также районные, городские, районные в городах, поселковые и сельские Советы. Теперь - в развитие предшествующей реформы (от 24 мая 1991 г.) - из системы представительных органов как органов государственной власти указанные Советы исключаются. Называя их по-прежнему местными Советами народных депутатов, Конституция в ч. 2 ст. 85 определяет, что они "входят в систему местного самоуправления".

Противоречивость регулирования проявилась в том, что в новой редакции ст. 138, специально посвященной местному самоуправлению, названные местные Советы определяются как "представительные органы власти", однако из статьи исключено указание на Советы как на "главное звено системы местного самоуправления". Одновременно в перечень элементов структуры местного самоуправления включены "соответствующие органы управления - местная администрация". Таким образом, здесь скорее можно увидеть тенденцию к ослаблению, нежели к усилению местных представительных органов.

5) Крупные изменения при реформе 21 апреля 1992 г. коснулись Конституционного Суда РФ. Они направлены на возвышение его роли в государстве. В ч. 1 ст. 165 уточняется характеристика этого органа. Ранее говорилось, что он является высшим судебным органом конституционного контроля в РФ, осуществляющим судебную власть в форме конституционного судопроизводства. Теперь читаем: КС РФ - высший орган судебной власти по защите конституционного строя. Конечно, здесь обозначена более сильная роль КС. В Конституцию включена дополнительная ст. 165-1, перечисляющая полномочия КС, которые при этом расширяются. В частности, КС имел право решать дела о конституционности актов не только федерального уровня, но и всех видов субъектов РФ; не только международных, но и внутригосударственных договоров; он мог разрешать споры о компетенции между органами федерального уровня, ими и органами субъектов РФ, между органами отдельных субъектов РФ (влияние новой федеративной структуры государства). КС, согласно ст. 165.1, мог рассматривать дела о конституционности политических партий и иных общественных объединений, правоприменительной практики. Он давал заключения в связи с возможным прекращением полномочий высших должностных лиц в силу их стойкой нетрудоспособности либо отрешением от должности.

6) Нельзя не обратить внимания еще на одно новшество при реформе 21 апреля 1992 г. - оно касается действия Конституции РФ. Согласно ст. 185 в новой редакции, изменение и "дополнение" (ранее не было этого слова) Конституции производит Съезд народных депутатов РФ "законом" (до этого - "решением" Съезда), принятым большинством не менее двух третей от общего числа "избранных" народных депутатов РФ. Было также предусмотрено "временное приостановление действия отдельных статей Конституции" - в таком же порядке. Квалифицированное большинство требовалось Съезду при делегировании своих полномочий Верховному Совету РФ. И что также важно: новая федеративная структура РФ выразилась во включении в ст. 185 части 2, указывающей, что изменения и дополнения Конституции РФ, касающиеся федеративного устройства РФ, не могут быть осуществлены в одностороннем порядке и производятся по согласованию с субъектами РФ в лице их Советов народных депутатов.

Как известно, 1992 г. был первым годом экономических реформ в стране, особенно выразившихся в либерализации цен. Отпущенные "на свободу", они взметнулись вверх, быстро обозначив довольно нищенское состояние большей части населения, у которой была низкой заработная плата и к тому же пропали все сбережения в Сбербанке. Между Съездом народных депутатов и Верховным Советом, с одной стороны, и Президентом и руководимым им Правительством, с другой, начались серьезные разногласия, и от месяца к месяцу противостояние между ними обострялось. Собравшийся в декабре 1992 г. VII Съезд народных депутатов отказал Президенту в продлении его особых полномочий на период экономической реформы, данных год назад V Съездом, т.е. прежде всего права регулировать общественные отношения в отклонение от имеющихся законов.

Возможность принятия новой Конституции РФ вновь становится иллюзорной. И VII Съезд принимает Закон от 9 декабря 1992 г. - "Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) Российской Федерации - России"*(163). Хотя они отражают многие экономические и политические события, одним из важнейших моментов данной конституционной реформы стало усиление позиций Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ по отношению к Президенту и Правительству. Однако рассмотрим последовательно все основные новеллы.

1) Из преамбулы Конституции было исключено всякое упоминание об СССР.

2) В ст. 7, где говорилось о том, что общественные объединения действуют в рамках Конституции и законов РФ, республик в составе РФ, было добавлено указание и на акты иных субъектов РФ, с которыми теперь они тоже должны считаться. Но более существенно дополнение части 2 ст. 7: не допускалось создание общественных объединений (т.е. партий, общественных организаций, движений), имевших целью не только насильственное свержение конституционного строя, но и "создание не предусмотренных Конституцией и законами Российской Федерации структур власти, незаконных вооруженных формирований"

3) Изменения были внесены в статьи, посвященные собственности в РФ. Именно при этой реформе в Конституции РФ впервые закрепляется наличие частной собственности, хотя впервые она нашла отражение в Законе о собственности от 24 декабря 1990 г. Согласно ст. 10, в РФ признаются и защищаются следующие формы собственности: частная (юридических лиц и граждан), коллективная (общая совместная, общая долевая), государственная, муниципальная и собственность общественных объединений.

Решен и очень острый вопрос о природных ресурсах: теперь допускается их нахождение в государственной, муниципальной, частной и коллективной формах собственности. Что касается земли, то на конституционном уровне сделан очередной шаг в отношении болезненной проблемы купли-продажи земельных участков: сняты многие прежние ограничения на нее (ст. 12).

4) Восполнены упущения предшествующих реформ и везде, где речь идет о субъектах РФ, названы города Москва и Санкт-Петербург; при этом в Конституцию введено понятие "города федерального значения"

5) Как уже было сказано ранее, многие важные изменения коснулись соотношения прав законодательной и исполнительной властей в РФ. Народные депутаты сочли, что возможности Президента слишком широки и это не позволяет осуществлять должный контроль за его деятельностью, тоже и в отношении Правительства. Отсюда и ряд новелл.

Многие депутаты хотели бы, чтобы как можно большее число членов Правительства (а не только его Председатель) назначалось Президентом с согласия Верховного Совета. В конце концов сошлись (и Президент заявил о своем согласии) на том, что свое "добро" Верховный Совет дает еще на четырех министров - иностранных дел, обороны, безопасности, внутренних дел (п. 3 ст. 109). В Конституции также было определено, что председателя Центрального банка РФ назначает Верховный Совет РФ.

Для усиления своего влияния на исполнительную власть депутаты включили в ст. 121-5 пункт 6-1, согласно которому Президент представляет Верховному Совету РФ предложения об организации, реорганизации и упразднении министерств, государственных комитетов и ведомств РФ. Это должно было означать, что не Президент, а именно Верховный Совет определяет всю структуру исполнительной власти (чего, кстати говоря, депутаты так и не смогли добиться).

При учреждении поста Президента в Конституции 24 мая 1991 г. было записано, что Правительство - это орган исполнительной власти, подотчетный Президенту. Теперь же в ст. 122 сказано: подотчетный Съезду народных депутатов, Верховному Совету и Президенту РФ.

На момент проведения VII Съезда многие депутаты - и федеральные, и региональные - переходили на работу в исполнительный аппарат. Но при этом они сохраняли свои депутатские мандаты, поскольку занимаемые ими должности не предполагали депутатской несовместимости. Однако при решении вопросов в представительных органах такие депутаты уже были внушительным по численности лобби исполнительной власти, которое при принятии важных решений, особенно требовавших квалифицированного большинства, трудно было преодолеть. Поэтому при реформе 9 декабря 1992 г. в Конституции (ст. 92) были названы в числе лиц, которые не могут быть депутатами на соответствующем уровне, не только руководители исполнительных органов (министры, начальники управлений местной администрации и т.п.), но и "их заместители".

Ранее Верховный Совет имел право отменять указы Президента на основании заключения Конституционного Суда РФ (ст. 109 п. 19). Теперь данное положение было расширено - "указы и распоряжения". Но было также добавлено, что Верховный Совет вправе приостанавливать действие указов и распоряжений Президента до разрешения дел об их конституционности в случае соответствующего обращения Верховного Совета в КС РФ.

И еще одно существенное положение: при включении в Конституцию 24 мая 1991 г. главы о Президенте в ст. 121-6 было записано, что полномочия Президента не могут быть использованы для изменения национально-государственного устройства РФ, роспуска либо приостановления деятельности любых законно избранных органов государственной власти. VII Съезд добавил сюда несколько слов - "в противном случае они прекращаются немедленно". Эта формулировка, конечно, юридически не является четкой (например, неясно, имеет место автоматически или по решению какого-то органа). Но она оказалась пророческой и как будто бы предугадывала события, которые произойдут в следующем 1993 году.

Одновременно в Конституции были усилены позиции Верховного Совета РФ как постоянно действующего федерального органа. В частности, в Конституции было обозначено, что он принимает Основы законодательства и федеральные законы по предметам совместного ведения РФ и ее субъектов; устанавливает порядок организации и деятельности федеральных органов законодательной, исполнительной и судебной власти; устанавливает общие принципы организации системы органов представительной и исполнительной власти на территории РФ. Конституция усилила позиции Верховного Совета как центра системы представительных органов в республике: согласно п. 11 ст. 109, он направляет деятельность Советов народных депутатов (т.е. всех, поскольку прежнее указание - "местных" - из Конституции исключено).

Последней новеллой в реформировании норм Конституции стал Закон от 10 декабря 1992 г. "О внесении изменений в статью 71 Конституции (Основного Закона) Российской Федерации - России"*(164). Принятым Верховным Советом РФ Законом от 4 июля 1992 г. была образована Ингушская Республика в составе РФ*(165). Законом от 10 декабря Съезд преобразовал Чечено-Ингушскую Республику в Ингушскую и Чеченскую Республики и отразил их наименования в Конституции РФ.


2.6.6. Некоторые выводы и обобщения


Таковы основные шаги конституционных реформ в РФ в годы, предшествовавшие принятию новой ее Конституции. И прежде чем перейти к вопросам, связанным с ее созданием и принятием, попытаемся сделать основные выводы о характере конституционных реформ в РФ в названное время.

Как можно было видеть из изложенного выше, по существу посредством внесения изменений и дополнений в Конституцию 1978 г. в России был оформлен совершенно новый общественный строй. Благодаря обновленной конституционной основе он стал уже и новым конституционным строем страны. Это выражается в следующих главных моментах.

1) Из Конституции последовательно были исключены характеристики общества, государства как советского и социалистического. Т.е. ярко выраженная идеологическая "начинка" была заменена определениями, которые, конечно, тоже несли идеологическую нагрузку, но не имели окраски, свидетельствующей о приверженности одному общественно-политическому учению, и более ориентировались на распространенные в мире идеологически нейтральные и "вечные" положения о власти народа.

Поднятый на конституционный уровень принцип однопартийности уступил место также возведенному в конституционное положение принципу многопартийности и политического плюрализма.

Наконец, система власти, построенная на верховенстве одной группы органов - Советов - и подотчетности им всех остальных органов государства, была заменена принципом разделения властей, при котором все три ветви власти - законодательная, исполнительная и судебная - юридически равноправны и обладают средствами взаимного влияния друг на друга.

2) Кардинально изменились экономические и социальные параметры системы, закрепленные в конституционных новеллах. Прежде всего, это разрушение примата государственной собственности, выдвижение на первый план собственности индивида, предоставление ему права владеть средствами производства, наконец, закрепление в Конституции частной собственности.

Это на конституционном уровне отказ от принципа плановой экономики, поворот к рынку и провозглашение свободы экономической деятельности и добросовестной конкуренции.

Была изменена система общественно-социальных приоритетов. Если по прежним конституционным положениям труд на благо общества был критерием положения человека в обществе и едва ли не святой обязанностью, теперь в Конституции провозглашалось, что гражданин сам и по своему усмотрению распоряжается своими способностями к труду.

В связи с этим был взят курс на отказ от так называемой патерналистской роли государства, т.е. от возложения на государство завышенного объема социальных задач, чуть ли не развращающих простого человека, превращающих его в потребителя, о котором обязано заботиться государство, - вместо того, чтобы самому широко использовать себе на благо возможности эффективного труда, создаваемые новой системой.

3) С учетом сказанного на конституционном уровне закрепляются новые основы статуса личности. Они строятся исходя из международно признанной и распространенной категории "прав и свобод человека и гражданина". При этом на первый план выдвигаются нормы, обеспечивающие индивидуальную свободу человека.

4) Еще одна часть конституционных новелл фиксирует прекращение существования СССР, превращение России в самостоятельное государство - суверенный субъект международного права.

Конституционно оформляется новое федеративное устройство РФ, при котором ее субъектами провозглашаются как республики в составе РФ (т.е. государства), так и национально-государственные (национально-территориальные) образования - автономные области, автономные округа, а также территориальные образования - края, области, города федерального значения.

5) Учреждается принципиально новая по кругу, принципам формирования и организации функционирования система федеральных государственных органов, что в основных чертах повторяется и на региональном уровне.

Сначала предпринимаются шаги по созданию основ российского парламентаризма в виде постоянно функционирующего Верховного Совета РФ, отказу от императивного мандата депутата в пользу свободного мандата. Одновременно вводятся свободные выборы, принцип состязательности, выдвижения нескольких кандидатов на депутатское место и выборную должность.

Далее в России учреждается институт Президента как главы исполнительной власти и высшего должностного лица государства. Вместе с тем на смену принципу верховенства Советов приходит принцип разделения властей. Правительство становится органом, подотчетным Президенту, который им руководит. Парламентский контроль в отношении Президента и Правительства сохраняется, но в строго очерченных пределах. Еще при существовании СССР министерства и ведомства РСФСР полностью переходят под российскую юрисдикцию, ликвидируется их подчинение союзным органам.

Несколько ранее учреждается, но чуть позже реально создается система конституционного контроля. На федеральном уровне она представлена Конституционным Судом РФ (в некоторых республиках в составе РФ тоже создаются конституционные суды).

6) В интересах развития активности населения и его управления делами местных территорий, в рамках которых оно проживает, вводится институт местного самоуправления, который получает и конституционную основу.

7) На конституционном уровне делаются важные шаги по реформе судебной системы, обеспечению защиты личности. В частности, отменяется подотчетность судов Советам; сначала продлеваются до десяти лет, затем делаются бессрочными полномочия судей; вводится суд присяжных; в круге прав личности обозначается отдельная группа - права по защите других прав, осуществляемые прежде всего в сфере судопроизводства и деятельности административных органов государства.


Актуальный текст документа