Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 5 ноября 2002 г. N 11-Г02-25 Суд правомерно признал постановление недействующим и не влекущим правовых последствий со дня издания, поскольку оспариваемое постановление издано при отсутствии соответствующих полномочий

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 5 ноября 2002 г. N 11-Г02-25


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:


     председательствующего                                  Кнышева В.П.,
     судей                                                Харланова А.В.,
                                                           Потапенко С.В.

рассмотрела в судебном заседании от 5 ноября 2002 г. дело по заявлению прокурора Республики Татарстан о признании противоречащим федеральному законодательству постановления Кабинета Министров Республики Татарстан от 28 августа 1998 г. N 477 "Об утверждении Правил по обеспечению технической укрепленности и оборудованию сигнализацией объектов в Республике Татарстан" (далее - Правила) по кассационной жалобе представителя Кабинета Министров Татарстан на решение Верховного суда Республики Татарстан от 4 сентября 2002 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Потапенко С.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей решение оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Прокурор Республики Татарстан обратился в Верховный суд Республики Татарстан с заявлением о признании противоречащим федеральному законодательству постановления Кабинета Министров Республики Татарстан от 28 августа 1998 г. N 477 "Об утверждении Правил по обеспечению технической укрепленности и оборудованию сигнализацией объектов в Республике Татарстан", ссылаясь на то, что регулирование вопросов по обеспечению технической укрепленности и оборудования сигнализацией объектов согласно пункту "м" ст. 71 Конституции Российской Федерации и ст. 210 ГК РФ осуществляется на федеральном уровне.

Представитель Кабинета Министров Республики Татарстан возражал против удовлетворения требований прокурора, ссылаясь на то, что данное постановление Кабинета Министров Республики Татарстан требованиям федерального законодательства не противоречит. Оно издано в соответствии с едиными требованиями по технической укрепленности и оборудованию сигнализацией охраняемых объектов, утвержденных Заместителем Министра внутренних дел Российской Федерации. Данное постановление не имеет обязательного характера для предприятий, учреждений и организаций, расположенных на территории Республики Татарстан, а носит для них лишь рекомендательный характер.

Решением Верховного суда Республики Татарстан от 4 сентября 2002 г. заявление прокурора Республики Татарстан удовлетворено. Суд признал недействующим и не влекущим правовых последствий со дня издания постановление Кабинета Министров Республики Татарстан от 28 августа 1998 г. N 477 "Об утверждении Правил по обеспечению технической укрепленности и оборудованию сигнализацией объектов в Республике Татарстан".

В кассационной жалобе, по данной представителем Кабинета Министров Республики Татарстан, поставлен вопрос об отмене решения и о направлении дела на новое рассмотрение по тем основаниям, что судом неправильно применен и истолкован материальный закон: оспариваемое постановление не является нормативным правовым актом, так как не является обязательным для неопределенного круга лиц.

Проверив материалы дела в пределах доводов кассационной жалобы, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения.

Как видно из материалов дела, оспариваемым постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан материальные ценности, сохранность которых должна быть обеспечена, делятся на две группы: группу А (пункт 5.1) и группу Б (пункт 5.2).

Суд в решении правильно отметил, что вопросы хранения материальных ценностей группы А регулируются федеральным законодательством, постановлениями Правительства Российской Федерации и инструкциями Центрального Банка Российской Федерации. Поэтому эти вопросы не могли быть предметом правового регулирования на уровне субъекта Российской Федерации.

Что же касается материальных ценностей, отнесенных оспариваемыми Правилами к группе Б, то федеральным законом специальных правил их хранения не предусмотрено. Однако это обстоятельство само по себе не означает, что субъект Российской Федерации вправе осуществить правовое регулирование вопросов хранения материальных ценностей группы Б, поскольку в силу статьи 210 ГК РФ бремя содержания принадлежащего имущества, в отношении которого федеральным законодательством не установлены специальные правила его хранения, несет собственник.

На этом основании суд сделал правильный вывод, что собственник вправе сам определять, какими мерами безопасности он воспользуется для обеспечения сохранности своего имущества.

Поскольку оспариваемое прокурором постановление Кабинетом Министров Республики Татарстан издано при отсутствии соответствующих полномочий, оно правомерно признано судом первой инстанции недействующим и не влекущим правовых последствий со дня издания.

Оспариваемое постановление и Правила являются нормативными правовыми актами, поскольку рассчитаны на неопределенный круг лиц и носят для них обязательный, а не рекомендательный характер. На этот счет в п. 1 Правил записано, что они устанавливают порядок и способы оснащения средствами механической защиты и охранной сигнализации объектов с целью противодействия преступным посягательствам на них. В п. 2 Правил отмечается, что они распространяются на все объекты предприятий, учреждений и организаций, расположенные на территории Республики Татарстан, независимо от ведомственной принадлежности и форм собственности.

Выводы суда первой инстанции мотивированы, соответствуют собранным по делу доказательствам и оснований для признания их неправильными не установлено. Учитывая требования закона и установленные судом обстоятельства, суд правильно разрешил возникший спор, а доводы, изложенные в кассационной жалобе, являются необоснованными.

На основании изложенного и руководствуясь п. 1 ст. 305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Верховного суда Республики Татарстан от 4 сентября 2002 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу представителя Кабинета Министров Республики Татарстан - без удовлетворения.



Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 5 ноября 2002 г. N 11-Г02-25


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.