Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14 апреля 2003 г. N 78-Г03-18 Суд обоснованно отказал в удовлетворении заявленных требований, поскольку существенных нарушений, не позволяющих с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей, не выявлено, а имевшие место нарушения не могли повлиять на результаты выборов

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ
от 14 апреля 2003 г. N 78-Г03-18


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 14 апреля 2003 года дело по заявлению Я. и Б. о признании недействительными протоколов участковых избирательных комиссий об итогах голосования и протокола Окружной избирательной комиссии N 38 о результатах выборов, об отмене решения Окружной избирательной комиссии о результатах выборов по избирательному округу N 38, признании результатов выборов депутата Законодательного Собрания Санкт-Петербурга третьего созыва по избирательному округу N 38 недействительными по кассационной жалобе представителей заявителей на решение Санкт-Петербургского городского суда от 30 января 2003 г., которым им в удовлетворении заявленных требований отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации С., объяснения представителей Б. и Я. - В. и К., представителя заинтересованного лица Т., выслушав мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации В., полагавшей решение суда обоснованным, Судебная коллегия установила:

8 декабря 2002 года состоялись выборы депутатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга третьего созыва, в том числе по избирательному округу N 38, в состав которого входят избирательные участки с N 1161 по N 1191. Избранным депутатом Законодательного Собрания признан кандидат С. (том 1 л.д.16).

Я. и Б., являвшиеся зарегистрированными кандидатами в депутаты по тому же избирательному округу, обратились в суд с заявлением об отмене решения Окружной избирательной комиссии о результатах выборов по избирательному округу N 38, ссылаясь на допущенные нарушения установленного порядка голосования и подсчета голосов, не позволяющие определить действительное волеизъявление избирателей.

Изменив основания заявления и дополнив его в ходе судебного разбирательства, заявителя просили признать недействительными протоколы участковых избирательных комиссий NN 1162, 1163, 1164, 1166, 1168, 1171, 1172, 1173, 1174, 1175, 1177, 1181, 1182, 1183, 1185, 1186, 1188, 1189, 1190, 1191 и протокол Окружной избирательной комиссии о результатах выборов в одномандатном избирательном округе N 38 от 9 декабря 2002 года, отменить решение ОИК N 38 о признании С. избранным депутатом Законодательного Собрания Санкт-Петербурга, признать результаты выборов депутатов ЗАКСа по избирательному округу N 38 недействительными, указывая, что при установлении итогов голосования допущены нарушения порядка подсчета голосов (включая воспрепятствование наблюдения за их проведением), определения результатов выборов, которые не позволяют выявить действительную волю избирателей.

Окружная избирательная комиссия N 38 против удовлетворения заявления возражала, считая, что нарушений избирательного законодательства, которые носили бы существенный характер и влияли на результаты выборов либо не позволяли выявить действительную волю избирателей, в ходе выборов допущено не было.

Санкт-Петербургская избирательная комиссия против удовлетворения указанных заявлений возражала, указывая, что признание недействительными ряда протоколов участковых комиссий не меняет результаты голосования и не может повлечь отмену решения ОИК о результатах выборов, т.к. действительная воля избирателей установлена и сомнений не вызывает.

Представитель заинтересованного лица С. против удовлетворения заявления возражал, указывая, что С. признан избранным со значительным перевесом голосов, нарушений, не позволяющих достоверно определить результаты волеизъявлений избирателей, допущено не было.

Решением Санкт-Петербургского городского суда от 30 января 2003 года в удовлетворении заявленных требований Я. и Б. отказано.

В кассационной жалобе представители заявителей просят отменить данное решение суда, утверждая, что выводы суда не соответствуют действительным обстоятельствам дела, что установленные в ходе судебного разбирательства нарушения со стороны участковых избирательных комиссий процедуры оформления протоколов оказали определенное влияние на итоги голосования и, как следствие, поставили под сомнение результаты волеизъявления избирателей в ходе состоявшихся выборов.

Проверив материалы дела, изучив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ находит вынесенное по данному делу решение подлежащим оставлению без изменения по следующим основаниям.

8 декабря 2002 года были проведены выборы в Законодательное Собрание Санкт-Петербурга.

Согласно протоколу ОИК N 38 о результатах выборов в одномандатном избирательном округе N 38 от 8 декабря 2002 года избранным депутатом признан С., набравший наибольшее число голосов избирателей, принявших участие в голосовании - 9786, на втором месте Б., за которого проголосовали 2884 избирателя, Я., набравший 182 голоса, на восьмом месте.

В силу п.3 ст.77 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" суд соответствующего уровня может отменить решение избирательной комиссии об итогах голосования, о результатах выборов на избирательном участке, территории, в избирательном округе в случае нарушения порядка голосования и подсчета голосов (включая воспрепятствование наблюдению за их проведением), определения результатов выборов, других нарушений избирательного законодательства, если эти нарушения не позволяют выявить действительную волю избирателей.

Таким образом, судом правильно отмечено, что основанием для отмены решения об итогах голосования, результатах выборов могут быть не любые нарушения избирательного законодательства, а только те из них, которые не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей.

Таких нарушений в ходе разбирательства по делу судом не установлено.

Имевшие место нарушения в основном являлись нарушениями процедурного характера, допущенными участковыми избирательными комиссиями, и не могут быть отнесены к нарушениям, которые исключили возможность достоверно определить волеизъявление избирателей.

Этот вывод судом мотивирован, с ним следует согласиться, так как он основан на установленных судом обстоятельствах и не противоречит закону.

В соответствии с п.8 ст.69 ФЗ если после подписания протокола об итогах голосования и (или) сводной таблицы об итогах голосования и направления их первых экземпляров в вышестоящую комиссию комиссия, направившая протокол и сводную таблицу, либо вышестоящая комиссия в ходе предварительной проверки выявила их неточность (описку, опечатку либо ошибку в сложении данных протоколов нижестоящих комиссий), комиссия, направившая протокол и сводную таблицу, вправе на своем заседании рассмотреть вопрос о внесении уточнений в протокол и (или) сводную таблицу. О принятом решении комиссия в обязательном порядке информирует своих членов с правом совещательного голоса, наблюдателей и других лиц, присутствовавших при составлении ранее утвержденного протокола, а также представителей средств массовой информации. В том случае комиссия составляет протокол об итогах голосования, на котором делается отметка: "Повторный". Указанный протокол незамедлительно направляется в вышестоящую комиссию. Нарушение указанного порядка составления повторного протокола является основанием для признания этого протокола недействительным.

Из материалов дела видно, что протоколы об итогах голосования по участкам NN 1162, 1164, 1166, 1168, 1172, 1181, 1182, 1183, 1185, 1186, 1189, 1190, 1191 являются повторными (том 2 л.д. 1-2, 5-6, 9-10, 11-12, 15-16, 19-20, 27-28, 29-30, 31-32, 33-34, 35-36, 39-40, 41-42, 43-44) и по ряду строк их данные действительно не совпадают с данными, содержащимися в копиях протоколов, выданных наблюдателям заявителей.

Следует согласиться с выводом суда, что этими участковыми комиссиями допущено нарушение порядка составления повторного протокола, предусмотренного п.8 ст.69 ФЗ, выразившееся в том, что решения комиссий о внесении уточнений в протокол об итогах голосования в письменной форме вопреки требованиям п.16 ст.28 ФЗ не оформлялись, заседаний комиссий по этому вопросу не проводилось, а соответственно, о них не были специально информированы члены комиссии с правом совещательного голоса.

Судебная коллегия полагает, что судом дана верная правовая оценка данному нарушению как процедурному и не влияющему на итоги голосования, т.е. на волеизъявление избирателей.

Правильным является и суждение суда о том, что вопрос о действительности протоколов участковых избирательных комиссий, если это связано с оспариванием результатов выборов после определения их окончательных результатов, не может иметь место отдельно от признания действительности самих результатов.

Следует согласиться и с тем, что сам по себе факт наличия расхождений является нарушением п.29 ст.68 ФЗ, но вместе с тем, не может служить основанием для признания протоколов недействительными, поскольку это не предусмотрено законом, и не свидетельствует о правильности сведений, содержащихся в копиях протоколов. Согласно п.2 ст.69 ФЗ итоги голосования устанавливаются соответствующей избирательной комиссией на основании первых экземпляров протоколов, поступивших непосредственно из нижестоящих комиссий, а не их копий. Каких-либо данных о том, что в содержание подлинных протоколов об итогах голосования вносились заведомо ложные сведения либо были изготовлены другие протоколы с ложным содержанием, не имеется.

Судом обоснованно отмечено, что касается самих расхождений, то разница между цифрами в протоколах и их копиях не является значительной, числовые данные расходятся на единицы, в подавляющем большинстве относятся к строкам протокола до 13-й и не затрагивают строк, в которых отражается число голосов избирателей, поданных за каждого из кандидатов (начиная со строки 13). Расхождений в количестве поданных голосов избирателей выявлено три: по участку N 1174 - 9 голосов по строке 25 (число голосов, поданных против всех кандидатов - том 1 л.д. 84, 152 и том 2 л.д.20), по участку N 1175 - 1 голос по строке 20 (число голосов, поданных за кандидата Л. - том 1 л.д. 88, 156 и том 2 л.д.22), по участку N 1185 - 6 голосов по строке 22 (число голосов, поданных за кандидата С. - том 1 л.д. 108, 176 и том 2 л.д.34). Это расхождение с учетом значительного отрыва в голосах, набранных С., никак не влияет на адекватность отражения итогов голосования в протоколах и на права заявителей.

Из объяснений участников процесса установлено, что в помещении ОИК, где производился прием протоколов нижестоящих комиссий, суммирование их данных и составление протокола ОИК, отсутствовала увеличенной формы сводная таблица по округу, что является нарушением требований п.2 ст.69 ФЗ. Однако, по своему характеру это нарушение не влечет изменение итогов голосования и позволяет определить волеизъявление избирателей.

Из протоколов об итогах голосования УИК NN 1165, 1166, 1182, 1180, 1186, 1189 видно, что в них сделаны записи о поступивших в день голосования и до окончания подсчета голосов заявлениях, актах о нарушениях закона либо об их отсутствии. Об этих заявлениях было известно окружной комиссии, что следует из решения ОИК N 38 от 9 декабря "О рассмотрении жалоб, заявлений, актов о нарушении избирательного законодательства" (том 1 л.д. 33-42). Указанные письменные доказательства опровергают довод заявителей о том, что к первым экземплярам протоколов участковых избирательных комиссий NN 1165, 1182 не были приобщены все поступившие в ходе голосования жалобы (заявления) и об их поступлении не указано в протоколах. Кроме того, то обстоятельство, приложены или нет к протоколу поступившие заявления, и указан ли в протоколе перечень приложенных документов, не влияет на определение итогов голосования.

Довод о том, что Окружной избирательной комиссией N 38 самовольно были внесены изменения в протоколы участковых комиссий NN 1164, 1168, 1174, 1182, 1183, 1189, 1191 (в строку 10), не нашел своего подтверждения в ходе судебного разбирательства. Доказательств этому не представлено. В действительности, 9 декабря 2002 года ОИК N 38 было принято решение N 24/3 о внесении уточненных данных строки 10 в сводную таблицу, составляемую окружной комиссией, а не в протоколы участковых комиссий (том 1 л.д. 28).

При таких обстоятельствах следует признать обоснованным и по существу данного спора правильным вывод суда о том, что существенных нарушений, не позволяющих с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей, не выявлено. Имевшие место нарушения не могли повлиять на результаты выборов. Принимая во внимание характер допущенных избирательными комиссиями нарушений, значительную разницу голосов между избранным кандидатом и иными кандидатами, суд обоснованно в удовлетворении заявленных требований отказал.

Вынесенное по делу решение следует признать законным, в связи с чем оно подлежит оставлению без изменения.

Следует отметить, что доводы кассационной жалобы являлись предметом судебного разбирательства и на них даны соответствующие ответы в решении суда.

С учетом изложенного, руководствуясь ст.374 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Санкт-Петербургского городского суда от 30 января 2003 года оставить без изменения, кассационную жалобу представителей Б. и Я. - без удовлетворения.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14 апреля 2003 г. N 78-Г03-18


Текст определения опубликован в "Вестнике Центральной избирательной комиссии Российской Федерации", 2003 г., N 9


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.