Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 23 мая 2003 г.  N 57-Г03-3 Количество сроков замещения должности главы администрации Белгородской области одним и тем же лицом должно определяться по правилам ФЗ РФ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ"

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 23 мая 2003 г. N 57-Г03-3


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 23 мая 2003 г. гражданское дело по заявлению Белгородского регионального отделения Коммунистической партии РФ к избирательной комиссии Белгородской области и зарегистрированному кандидату на должность губернатора Белгородской области С. об отмене регистрации кандидата на должность губернатора Белгородской области С. по кассационной жалобе заявителя на решение Белгородского областного суда от 7 мая 2003 г., которым постановлено: "Отказать в иске Белгородскому региональному отделению Коммунистической партии РФ к избирательной комиссии Белгородской области и зарегистрированному кандидату на должность губернатора Белгородской области С. об отмене регистрации кандидата на должность губернатора Белгородской области С.".

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации М., объяснения представителей Белгородского регионального отделения КПРФ С. и А., представителя Избирательной комиссии Белгородской области М., представителей С. - С., С. и З., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Г., полагавшей решение суда оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Белгородское региональное отделение Коммунистической партии РФ обратилось в суд с вышеназванным заявлением, ссылаясь на незаконность постановления избирательной комиссии Белгородской области от 24.04.2003 г. N 92/498, которым С. зарегистрирован кандидатом на должность губернатора Белгородской области. При этом, указывается на то, что указанное постановление принято избирательной комиссией Белгородской области в нарушение ч. 2 ст. 45 Устава Белгородской области (в редакции законов Белгородской области от 22.09.1995 г. N 28, от 10.03.1998 г. N 13, от 10.09.1998 г. N 30, от 31.10.2000 г. N 117), п. 5 ст. 18 ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ", запрещающих одному и тому же лицу избираться на должность высшего должностного лица субъекта РФ более 2 сроков подряд. Поскольку С. дважды (17.12.1995 г. и 30.05.1998 г.) избирался на должность Главы администрации Белгородской области, то он утратил пассивное избирательное право и указанное постановление избирательной комиссии от 24.04.2003 г. подлежит отмене.

По делу постановлено приведенное выше решение.

В кассационной жалобе указывается о несогласии с решением суда, ставится вопрос о его отмене и принятии нового решения без передачи дела в суд первой инстанции.

В обоснование жалобы указывается на то, что решение вынесено с грубым нарушением норм материального и процессуального права. В частности, указывается на то, что судом дана ошибочная оценка факту нарушения областной избирательной комиссией процедуры регистрации С., так как ее постановление о регистрации  С. не было официально опубликовано для всеобщего сведения в соответствии с нормой прямого действия, закрепленной в п. 3 ст. 15 Конституции Российской Федерации. Данная норма прямо говорит о том, что в этом случае любые нормативные правовые акты не могут применяться. Судом игнорировано требование Постановления N 8 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 года "О некоторых вопросах правосудия", согласно которому "суд, разрешая дело, применяет непосредственно Конституцию, в частности: а) когда закрепленные нормой Конституции положения, исходя из ее смысла, не требуют доказательной регламентации и не содержат указания на возможность ее применения при условии принятого федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и другие положения". В силу указанного  С. не является зарегистрированным кандидатом, а иное суждение суда в этой части является ошибочным. Определение судом оспариваемого постановления как не нормативного акта является неправильным, так как в таком случае и постановление избирательной комиссии о результатах выборов не будет порождать правовых оснований.

В жалобе отмечается также, что суд оставил без внимания то обстоятельство, что С. зарегистрирован кандидатом на должность Губернатора области, в то время, как такая должность не предусмотрена Уставом (Основным законом) области. Данное обстоятельство не соответствует п. 6 ст. 18 ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ". Закон области "О внесении изменения и дополнений в Устав Белгородской области" от 29 декабря 2001 г., предусматривающий введение должности губернатора области, в силу не вступил. Таким образом (с учетом Постановления Конституционного Суда РФ от 30 апреля 1997 г.), имеет место нарушение Конституции РФ и избирательного законодательства.

Указывается, что суд неверно истолковал требование п. 5 ст. 18 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" о невозможности высшего должностного лица субъекта РФ избираться на указанную должность более двух сроков подряд. Вывод суда о том, что механическое исключение указанной нормы из Устава области не противоречит базовому федеральному закону, является ошибочным поскольку это решение породило неопределенность, вводящую избирателей в заблуждение. В то же время, именно благодаря наличию определенности С. дважды в 1995 г. и 1999 г. избирался главой администрации Белгородской области. Более того, во время последних выборов 30 мая 1999 г. избиратели знали, что второй и последний раз избирают его на эту должность. Немаловажно, что лично  С. 20 мая 1995 г. промульгировал текст Устава области, содержащий названное ограничение, то есть публично признавал и соглашался с его правовым действием.

Кассатор ссылается также на то, что Конституционный Суд РФ в определении от 8 июня 2000 года "По запросу Правительства Республики Ингушетия о проверке конституционности части первой статьи 2, статей 5, 6, 7, 8, пункта 2 статьи 9, статьи 21 и пункта 4 статьи 23 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации указал, что "организация власти на уровне субъекта Российской Федерации в принципе должна соответствовать организации власти на уровне Российской Федерации". К тому же на уровне Конституции РФ действует конституционный принцип единства государственной власти в Российской Федерации.

Поскольку статья 81 часть 1 и 3 Конституции РФ обеспечивает сменяемость избираемого непосредственно народом главы государства, а также исходя из конституционного принципа единства и соответствия государственной власти, следует заключить, что правоприменение принципа сменяемости и его закрепление исключительно в двух сроках пребывания в должности является обязательным для всех субъектов Российской Федерации, включая Белгородскую область.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения.

При вынесении решения суд первой инстанции исходил из того, что принятый 20.04.1995 года Устав Белгородской области в порядке опережающего регулирования одного из предметов совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации ввел запрет на избрание одного и того же лица на должность главы администрации области более двух сроков подряд. Действующий глава администрации впервые был избран на эту должность 17.12.1995 года, повторно 30.05.1999 года.

В 2001 году с учетом положения пункта 5 статьи 18 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ (далее Федеральный закон) и дополнения в виде статьи 30.1 в Федеральный закон, внесенного Федеральным законом от 8 февраля 2001 г. N 3-ФЗ, Белгородская область отказалась от ранее осуществленного ею собственного регулирования вопроса о количестве возможных сроков замещения этой должности одним и тем же лицом (Закон Белгородской области N 6 от 27.11.2001 г.).

Такой отказ надлежащим образом оформлен в областном нормативном акте высшей юридической силы - Уставе Белгородской области и имеет следствием прекращение правоотношений, основанных на прежде действовавшей норме, и, соответственно, возникновение новых правоотношений, урегулированных нормами Федерального закона. Отсюда вытекает, что количество сроков замещения должности главы администрации Белгородской области одним и тем же лицом должно определяться уже по правилам Федерального закона. Указанное подтверждается и толкованием п. 3 ст. 1 Закона Белгородской области от 27.11.2001 г. N 6 "О внесении изменений и дополнений в Устав (Основной закон) Белгородской области", данным Белгородской областной Думой 17.04.2003 г.

Согласно абзацу седьмому Толкования принятием закона Белгородской области от 27.11.2001 г. N 6 "О внесении изменений и дополнений в Устав (Основной закон) Белгородской области", Белгородская областная Дума реализовала право определить порядок исчисления сроков полномочий главы администрации Белгородской области и установила тем самым, что исчисление указанных сроков осуществляется в порядке, предусмотренном статьей 30.1 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", то есть без учета сроков полномочий, начавшихся до 19 октября 1999 года.

Приведенные доводы и обстоятельства соответствуют правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в его постановлении от 9 июля 2002 г. N 12-П (п. 2.5 мотивировочной части) и заключающейся в том, что в случае если в субъекте Российской Федерации будет принят закон, в соответствии с которым ранее действовавшие нормативные положения утрачивают силу, то к лицу, на день вступления в силу Федерального закона замещавшему должность высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации), положение пункта 5 статьи 18 применяется без учета начавшегося до вступления в силу Федерального закона срока, то есть до 19 октября 1999 года.

При таких обстоятельствах доводы заявителя об утрате пассивного избирательного права зарегистрированным кандидатом на должность губернатора Белгородской области С., не основаны на законе.

Ссылка на отсутствие официальной публикации решения избирательной комиссии о регистрации  С. не убедительны, поскольку указанное решение не является нормативным актом.

Решения комиссий, непосредственно связанные с подготовкой и проведением выборов, референдума, публикуются в государственных или муниципальных периодических печатных изданиях либо доводятся до сведения избирателей иным путем, а также передаются в иные средства массовой информации в объеме и в сроки, которые установлены законом - статья 30, пункт 2 ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", избирательная комиссия доводит до сведения избирателей о кандидатах, представленные при их выдвижении, в объеме, установленном организующей выборы избирательной комиссией - статья 33, пункт 7.

С. зарегистрирован на должность губернатора Белгородской области 24 апреля 2003 г. избирательной комиссией области. В газете Белгородские известия за 26 апреля 2003 г. имеется соответствующая информация. Следовательно нарушений закона в указанной части не имеется.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит данное суждение суда первой инстанции правильным, так как оно основано на фактических установленных судом обстоятельствах и соответствует действующему избирательному законодательству при его правильном толковании, которое в решении суда приведено.

Доводы кассационной жалобы не могут служить основанием считать решение по делу ошибочным. Они являются аналогичными приводимым заявителем при обращении в суд и в судебном заседании мотивам. Им дана оценка и, как отмечено выше, последняя является правильной. Приведенные в кассационной жалобе основания несогласия с решением суда не соответствуют положениям действующего законодательства либо не правильно толкуются заявителем. Ссылку в жалобе на то, что действиями самого С. подтверждается возможность только двухкратного избрания на высшую должность субъекта РФ и предстоящие выборы предусматривают название должности, которой не существует, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит несостоятельной.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Белгородского областного суда от 7 мая 2003 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу Белгородского регионального отделения КПРФ - без удовлетворения.



Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 23 мая 2003 г. N 57-Г03-3


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение