Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 26 января 2005 г. N 71-Г04-25 Об отказе в признании недействующими глав 2 и 3 Закона Калининградской области от 12 февраля 1999 г. N 110 "О собраниях (сходах) граждан в Калининградской области", так как данный закон устанавливает порядок осуществления гражданами РФ своего права на местное самоуправление в форме прямого волеизъявления

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 26 января 2005 г. N 71-Г04-25


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 26 января 2005 г. дело по заявлению Л. о признании недействующими и не подлежащими применению глав 2 и 3 Закона Калининградской области N 110 от 12 февраля 1999 г. "О собраниях (сходах) граждан в Калининградской области" по кассационной жалобе заявителя на решение Калининградского областного суда от 21 октября 2004 г., которым ему в удовлетворении заявленного требования отказано.

Заслушав доклад по делу судьи Верховного Суда Российской Федерации С., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации В., полагавшей решение суда обоснованным, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Л. обратился в суд с заявлением о признании недействующими глав 2 и 3 Закона Калининградской области N 110 от 12 февраля 1999 г. "О собраниях (сходах) граждан в Калининградской области", ссылаясь на то, что в соответствии с законом субъекта собрание граждан допускается только после получения соответствующего разрешения от представительного органа местного самоуправления. Между тем, согласно Федеральному Закону N 54-ФЗ от 19 июня 2004 г. "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" процедура созыва собрания носит уведомительный характер.

Также в соответствии с федеральным законом организатором собрания могут быть один или несколько граждан Российской Федерации, политические партии и другие общественные объединения, а в соответствии с местным законом организация собрания граждан (подготовка, проведение и подведение итогов собрания) лежит на комиссии по проведению собрания, члены которой назначаются представительным органом местного самоуправления. По мнению заявителя, Закон Калининградской области противоречит Федеральному закон) РФ и не направлен на обеспечение реализации установленного Конституцией РФ права граждан России собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги, демонстрации.

В судебном заседании Л. свои требования поддержал и уточнил, что оспариваемые им положения Закона Калининградской области нарушают его права, как гражданина РФ.

Представители Калининградской областной Думы и администрации Калининградской области с требованиями Л. не согласились, пояснили суду, что Закон Калининградской области N 110 не противоречит Федеральному Закону N 54-ФЗ "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях", так как имеет другой предмет регулирования.

Решением Калининградского областного суда от 21 октября 2004 г. в удовлетворении заявленного Л. требования отказано.

В кассационной жалобе заявитель просит отменить указанное решение суда, утверждая, что оно основано на выводах суда на соответствующих действительным обстоятельствам дела и на неправильном понимании судом законодательства, регулирующего вопросы проведения собраний, митингов, демонстраций и шествий.

Проверив материалы дела, изучив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ полагает возможным оставить вынесенное судом решение без изменения по следующим основаниям.

В силу ФЗ N 154-ФЗ от 28 августа 1995 г. "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" и Закона Калининградской области N 31 от 18 января 1996 г. "Об основах местного самоуправления в Калининградской области" граждане РФ вправе осуществлять свое право на местное самоуправление путем прямого волеизъявления в отношении вопросов местного значения, к коим относятся вопросы непосредственного обеспечения жизнедеятельности населения муниципального образования.

В этой связи судом правильно обращено внимание на то, что одной из форм прямого волеизъявления является собрание (сход) граждан (ст. 24 ФЗ N 154-ФЗ и ст. 29 Закона Калининградской области N 31). При этом, Федеральным Законом N 154-ФЗ правовое регулирование вопросов порядка созыва и проведения собраний граждан отнесено к компетенции субъекта Российской Федерации.

В тоже время, как усматривается из преамбулы Закона Калининградской области "О собраниях (сходах) граждан в Калининградской области", данный Закон регулирует порядок проведения собрания (схода) граждан, проживающих на территории муниципального образования, с целью решения вопросов местного значения, при этом согласно ст. 1 данного Закона под собранием (сходом) понимается форма прямого волеизъявления граждан, проживающих на территории муниципального образования, связанная с решением вопросов местного значения.

Анализируя содержание и предмет правового регулирования оспариваемого заявителем закона в сравнении с положением федерального законодательства, суд правильно отметил принципиальное различие в характере регулируемых правоотношений.

Действительно, Федеральный Закон "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании" направлен на обеспечение реализации установленного Конституцией РФ права граждан РФ собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги, демонстрации, шествия и пикетирования. В соответствии с положениями названного Федерального Закона (ст. 2) под собранием граждан (как публичным мероприятием) понимается совместное присутствие граждан в специально отведенном или приспособленном для этого месте для коллективного обсуждения каких-либо общественно значимых вопросов; при этом, участники публичного мероприятия вправе принимать и направлять резолюции, требования и другие обращения в органы государственной власти и органы местного самоуправления, общественные и религиозные объединения, международные и иные органы и организации.

В этой связи следует признать правильным вывод суда о том, что хотя в оспариваемых заявителем положениях Закона Калининградской области и Федеральном законе N 54-ФЗ регулируется порядок проведения собраний граждан, Л. ошибочно полагает, что этот порядок должен быть единым для всех случаев проведения собрания, независимо от правовых оснований их созыва.

Между тем, ФЗ N 54-ФЗ регулирует порядок созыва и проведения собрания граждан, как публичного мероприятия, а Закон Калининградской области устанавливает порядок осуществления гражданами Российской Федерации своего права на местное самоуправление в форме прямого волеизъявления. При этом, понятия "собрания" в приведенных законах имеют различный правовой характер, как собственно и правовые последствия принятых на этих собраниях решений.

При таких обстоятельствах суд обоснованно сделал вывод об отсутствии оснований для удовлетворения заявленного Л. требования и в этом ему отказал.

Поскольку выводы суда полностью соответствуют установленным обстоятельствам дела, основаны на правильном понимании и применении положений законодательства, регулирующих спорные правоотношения, то вынесенное Калининградским областным законом решение является законным, в связи с чем подлежащим оставлению без изменения.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Следует читать "Калининградским областным судом"


Кассационная жалоба заявителя не может быть признана состоятельной, так как не содержит доводов, имеющих правовое значение.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Калининградского областного суда от 21 октября 2004 г. - оставить без изменения, кассационную жалобу Л. без удовлетворения.



Лицо обратилось с требованием о признании недействующими некоторых положений закона субъекта РФ, регулирующего правоотношения, связанные с проведением собрания (схода) граждан. По мнению заявителя, установленный порядок проведения собрания не соответствует правилам проведения собраний, установленным Законом РФ "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях".

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ пояснила, что анализ содержания и предмета правового регулирования оспариваемого закона в сравнении с положениями Федерального закона позволяет сделать вывод о принципиальном различии в характере регулируемых правоотношений.

Несмотря на то, что в оспариваемых положениях закона субъекта РФ и Федеральном законе регулируется порядок проведения собраний граждан, этот порядок не должен быть единым для всех случаев проведения собраний.

Федеральный закон регулирует порядок созыва и проведения собрания граждан как публичного мероприятия, а закон субъекта РФ устанавливает порядок осуществления гражданами РФ своего права на местное самоуправление в форме прямого волеизъявления.

Понятие "собрания" в приведенных законах имеет различный правовой характер, как и правовые последствия принятых на этих собраниях решений.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 26 января 2005 г. N 71-Г04-25


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.