Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 27 октября 2004 г. N 17ПВ04 "Положения нормативного правового акта субъекта Российской Федерации, регулирующие процесс отбора кандидатов на должность мирового судьи, признаны соответствующими федеральному законодательству" (извлечение)

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 27 октября 2004 г. N 17ПВ04
"Положения нормативного правового акта субъекта Российской Федерации, регулирующие процесс отбора кандидатов на должность мирового судьи, признаны соответствующими федеральному законодательству"
(извлечение)


Прокурор Республики Коми обратился в суд с заявлением о признании недействующими и не подлежащими применению положений абз. 2 п. 5, пп. 6, 7 ст. 7, п. 1 ст. 8; второго предложения абз. 2 п. 2 ст. 17 Закона Республики Коми от 8 июня 2000 г. N 34-РЗ "О мировых судьях в Республике Коми" (в ред. от 16 июля 2002 г.), указав, что они противоречат федеральному законодательству.

Решением Верховного Суда Республики Коми от 26 декабря 2003 г. заявление прокурора Республики Коми удовлетворено частично: признаны противоречащими федеральному законодательству, недействующими, не подлежащими применению положения абз. 2 п. 5 ст. 7; второе предложение абз. 2 п. 2 ст. 17 Закона Республики Коми "О мировых судьях в Республике Коми", в удовлетворении заявления прокурора в остальной части отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 31 марта 2004 г. решение суда в этой части отменила и приняла новое решение, которым положения пп. 6, 7 ст. 7 и п. 1 ст. 8 Закона Республики Коми "О мировых судьях в Республике Коми" признала противоречащими федеральному законодательству и недействующими со дня вступления решения в законную силу, в остальной части решение оставила без изменения.

В представлении заместителя Председателя Верховного Суда РФ, внесенном в Президиум Верховного Суда РФ в порядке, предусмотренном ст. 389 ГПК РФ, в целях обеспечения единства судебной практики и законности, был поставлен вопрос об отмене определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 31 марта 2004 г. в части признания противоречащими федеральному законодательству и недействующими положений пп. 6, 7 ст. 7 и п. 1 ст. 8 названного Закона Республики Коми.

Президиум Верховного Суда РФ 27 октября 2004 г. представление удовлетворил, указав следующее.

В соответствии с п. 6 ст. 7 названного Закона Республики Коми решение квалификационной коллегии судей о рекомендации гражданина на должность мирового судьи направляется Председателю Верховного Суда Республики Коми. В случае несогласия с указанным решением Председатель Верховного Суда Республики Коми возвращает его для повторного рассмотрения в квалификационную коллегию судей. При повторном положительном решении квалификационной коллегии судей Председатель Верховного Суда Республики Коми вносит в Государственный Совет Республики Коми представление о назначении рекомендуемого лица на должность мирового судьи в порядке, определенном этим Законом.

Пунктом 7 ст. 7 Закона Республики Коми установлено, что лица, имеющие стаж работы в должности судьи федерального суда не менее пяти лет, вправе обратиться к Председателю Верховного Суда Республики Коми с заявлением о представлении их на должность мирового судьи в соответствии с федеральным законодательством.

Согласно п. 1 ст. 8 Закона Республики Коми мировые судьи назначаются на должность Государственным Советом Республики Коми с учетом мнения Главы Республики Коми и мнения выборного или иного должностного лица местного самоуправления, предусмотренного уставом соответствующего муниципального образования, по представлению Председателя Верховного Суда Республики Коми.

Кассационной инстанцией признан неправильным вывод суда о том, что эти нормы не противоречат федеральному законодательству, регулирующему данные правоотношения, и согласуются с положениями ст.ст. 3, 12, 13 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" (в ред. от 4 июля 2003 г.), ст.ст. 2, 5, 6 Закона Российской Федерации от 26 июля 1992 г. N 3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации" (в последующих редакциях) о единстве судебной системы Российской Федерации и едином статусе всех судей в Российской Федерации.

При этом Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ указала следующее. Полномочия председателей федеральных судов исчерпывающим образом определены ст. 6.2 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" и ст. 37 Закона РСФСР от 8 июля 1981 г. "О судоустройстве РСФСР" (в последующей редакции). Этими правовыми актами председатели федеральных судов не наделены полномочиями по представлению кандидатов на должность мирового судьи, а поэтому не могут принимать участия в процессе назначения мировых судей. Субъекты Российской Федерации не вправе устанавливать дополнительные, не предусмотренные федеральным законом, полномочия председателей федеральных судов. Доводы суда о единстве судебной системы и единстве статуса судей в Российской Федерации, ссылки на Положение о квалификационных коллегиях судей коллегия сочла не имеющими правового значения.

Данные выводы кассационной инстанции ошибочны, так как основаны на неправильном толковании норм материального права.

В силу п. "л" ч. 1 ст. 72 Конституции Российской Федерации кадры судебных органов находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Субъекты Российской Федерации в своих законах на основании федерального законодательства определяют порядок назначения на должность мировых судей, и это служит подтверждением действия приведенной нормы Конституции Российской Федерации.

Согласно ст. 76 Конституции Российской Федерации законы субъекта Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым в сфере совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

В соответствии с пп. 2, 4 ст. 4 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" и ст. 1 Федерального закона от 17 декабря 1998 г. "О мировых судьях в Российской Федерации" мировые судьи в Российской Федерации являются судьями общей юрисдикции субъектов Российской Федерации и входят в единую судебную систему Российской Федерации.

Статья 3 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" устанавливает единство судебной системы Российской Федерации путем законодательного закрепления единства статуса судей. Этот конституционный принцип реализован в ст. 12 названного Закона и ст. 2 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации", согласно которым все судьи в Российской Федерации обладают единым статусом.

Анализ вышеприведенных норм федерального законодательства позволяет сделать вывод, что и на мировых судей, входящих в единую судебную систему Российской Федерации и обладающих единым с другими судьями статусом судей, распространяются нормы Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации".

Статьей 5 данного Закона урегулирован процесс отбора кандидатов на должность судьи. Согласно п. 9 этой статьи решение квалификационной коллегии судей о рекомендации гражданина на должность судьи направляется председателю соответствующего суда, который в случае согласия с указанным решением вносит в установленном порядке представление о назначении рекомендуемого лица на должность судьи. В случае несогласия с названным решением председатель суда возвращает его для повторного рассмотрения в ту же квалификационную коллегию судей. Если при повторном рассмотрении квалификационная коллегия судей двумя третями голосов членов коллегии подтверждает первоначальное решение, то председатель суда обязан внести представление о назначении рекомендуемого лица на должность судьи.

Следовательно, федеральное законодательство предусматривает право (а при повторном положительном заключении квалификационной коллегии судей - и обязанность) председателя соответствующего суда внести представление о назначении рекомендуемого лица на должность судьи. Поскольку мировой судья входит в единую судебную систему Российской Федерации, обладает единым статусом с другими судьями, это представление председателем соответствующего суда вносится и в отношении лица, рекомендуемого на должность мирового судьи.

Такое право Председателя Верховного Суда Республики Коми, установленное федеральным законодательством, и предусмотрено в пп. 6, 7 ст. 7, п. 1 ст. 8 Закона Республики Коми, и в данном случае не имеет правового значения, что оно законодательством Республики Коми закреплено в норме, регулирующей порядок назначения на названную должность.

Поэтому нельзя признать правильным вывод кассационной инстанции о том, что упомянутыми нормами Закона Республики Коми Председатель Верховного Суда Республики Коми наделен дополнительными, не предусмотренными федеральным законодательством, полномочиями на участие в процессе назначения на должность мирового судьи.

Неправилен вывод кассационной инстанции о том, что перечень полномочий председателей судов, указанный в ст. 6.2 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" и ст. 37 Закона РСФСР "О судоустройстве РСФСР", является исчерпывающим, поскольку эти нормы отсылочные.

Кроме предусмотренных в них конкретных полномочий, председатель соответствующего суда вправе осуществлять другие полномочия, предоставленные ему законодательством (п. 11 ст. 37 Закона РСФСР "О судоустройстве РСФСР"), осуществлять полномочия судьи соответствующего суда, а также процессуальные полномочия, установленные для председателя суда федеральными конституционными законами и федеральными законами (п. 1 ст. 6.2 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации").

К таким процессуальным полномочиям относятся установленные в п. 9 ст. 5 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации".

Положения пп. 6, 7 ст. 7, ч. 1 ст. 8 Закона Республики Коми "О мировых судьях в Республике Коми" согласуются с приведенными выше положениями п. 9 ст. 5 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации", не противоречат им, а поэтому суд первой инстанции правильно отказал прокурору в удовлетворении заявления в этой части.

В то же время суд первой инстанции в нарушение требований п. 2 ст. 253 ГПК РФ, признав незаконными положения абз. 2 п. 5 ст. 7, второго предложения абз. 2 п. 2 ст. 17 Закона Республики Коми "О мировых судьях в Республике Коми", не указал в своем решении, с какого времени названные нормы признаются недействующими. Кассационной инстанцией это нарушение норм процессуального права устранено не было.

Президиум Верховного Суда РФ отменил определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ в части признания противоречащими федеральному законодательству и недействующими пп. 6, 7 ст. 7 и п. 1 ст. 8 Закона Республики Коми от 8 июня 2000 г. N 34-РЗ "О мировых судьях в Республике Коми" (в ред. от 16 июля 2002 г.), оставил в силе решение Верховного Суда Республики Коми, дополнив его резолютивную часть указанием о признании недействующими положений абз. 2 п. 5 ст. 7, второго предложения абз. 2 п. 2 ст. 17 этого Закона с момента вступления решения в законную силу.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 27 октября 2004 г. N 17ПВ04 "Положения нормативного правового акта субъекта Российской Федерации, регулирующие процесс отбора кандидатов на должность мирового судьи, признаны соответствующими федеральному законодательству" (извлечение)


Текст постановления опубликован в извлечениях в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, май 2005 г., N 5


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение