Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 16 марта 2005 г. N 14-Г05-10 Отказывая в удовлетворении заявления об отмене решения окружной избирательной комиссии, суд исходил из того, что областным законом предусматривается в качестве основания для отказа в регистрации кандидата недостаточное количество представленных действительных подписей избирателей, собранных в поддержку выдвижения кандидата, или выявление двадцати пяти и более процентов недействительных подписей избирателей от общего количества подписей, подвергшихся проверке

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 16 марта 2005 г. N 14-Г05-10


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по заявлению К. об оспаривании решения окружной избирательной комиссии избирательного округа N 14 по выборам депутатов Воронежской областной Думы четвертого созыва, по кассационной жалобе К. на решение Воронежского областного суда от 21 февраля 2005 года, которым постановлено: отказать К. в удовлетворении заявления об отмене решения окружной избирательной комиссии избирательного округа N 14 по выборам депутатов Воронежской областной Думы четвертого созыва от 11 февраля 2005 года N 16.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Е., объяснения К., поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителя окружной избирательной комиссии избирательного округа N 14 по выборам депутатов Воронежской областной Думы четвертого созыва по доверенности М., возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации З., полагавшей решение оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Постановлением Воронежской областной Думы от 25 декабря 2004 года на 20 марта 2005 года назначены выборы в Воронежскую областную Думу нового созыва.

Решением окружной избирательной комиссии избирательного округа N 14 по выборам депутатов Воронежской областной Думы четвертого созыва от 11 февраля 2005 года К. отказано в регистрации кандидатом в депутаты в связи с недостаточностью для регистрации достоверных подписей избирателей, собранных в поддержку выдвижения кандидата.

К. обратился в Воронежский областной суд с заявлением об оспаривании указанного решения окружной избирательной комиссии, полагая, что был нарушен порядок проверки подписей.

В судебном заседании К. заявленные требования поддержал, просил отменить оспариваемое решение и обязать комиссию зарегистрировать его в качестве кандидата в депутаты Воронежской областной Думы четверного созыва.

Представители окружной избирательной комиссии избирательного округа N 14 по выборам депутатов Воронежской областной Думы четвертого созыва С. и З. заявленные требования не признали.

По делу постановлено указанное выше решение.

К. подал кассационную жалобу, в которой просит решение отменить и принять новое, которым удовлетворить заявленное требование.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит решение подлежащим оставлению без изменения.

Разрешая заявленное требование, суд исходил из того, что порядок проведения выборов депутатов Воронежской областной Думы на территории Воронежской области урегулирован Законом Воронежской области "Кодекс о выборах, референдуме и отзыве выборных лиц" от 22 июля 2003 года, а установленная этим законом процедура проверки достоверности сведений, содержащихся в подписных листах, соответствует Федеральному Закону "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" от 12 июня 2002 года.

Согласно решению окружной избирательной комиссии избирательного округа N 14 по выборам депутатов Воронежской областной Думы четвертого созыва от 29 декабря 2004 г. N 3, в поддержку кандидата в депутаты Воронежской областной Думы должно быть собрано 589 подписей избирателей, обладающих активным избирательным правом на территории данного избирательного округа.

Из дела видно, что 1 февраля 2005 года окружная избирательная комиссия N 14 приняла две папки с 44 подписными листами, в которые была внесена 861 подпись избирателей, собранных в поддержку выдвижения кандидатуры К. в депутаты Воронежской области, а 11 февраля 2005 года решением окружной избирательной комиссии избирательного округа N 14 по выборам депутатов Воронежской областной Думы четвертого созыва от N 16 К. отказано в регистрации кандидатом в депутаты.

Из объяснений представителей избирательной комиссии в суде усматривается, что в основу решения был положен подпункт "д" пункта 9 статьи 53 Кодекса о выборах, предусматривающий в качестве основания для отказа в регистрации кандидата недостаточное количество представленных действительных подписей избирателей, собранных в поддержку выдвижения кандидата, или выявление 25 и более процентов недействительных подписей избирателей от общего количества подписей, подвергшихся проверке, а при проверке достоверности сведений, содержащихся в подписных листах, представленных заявителем, комиссия установила, что суммарное количество выявленных недействительных подписей составило более 25%.

Довод заявителя о том, что оно было принято в нарушение п. 9 ст. 52 Кодекса о выборах, в соответствии с которым подписи признаются недостоверными на основании письменного заключения эксперта, а никак не справки, представленной начальником ЭКЦ при ГУВД суд правильно признал несостоятельными, поскольку обозначенный в пункте 9 статьи 52 Кодекса о выборах порядок проверки подписей предусмотрен для случаев признания подписей недостоверными.

В данном случае избирательная комиссия признала часть представленных подписей избирателей недействительными, а порядок проверки и установления недействительности подписей предусмотрен пунктом 10 статьи 52 Кодекса о выборах.

Так, согласно подпункту "д" пункта 10 статьи 52 Кодекса о выборах, недействительными являются подписи избирателей с исправлением в дате ее внесения в подписной лист, если это исправление специально не оговорено избирателем, а также подписи избирателей, даты, внесения которых проставлены избирателями не собственноручно и признание подписей недействительными в этом случае является компетенцией избирательной комиссии и ее рабочего органа - рабочей группы. Экспертное заключение в данном случае законом не требуется.

Из протокола от 9 февраля 2005 года видно, что рабочая группа комиссии выявила в подписных листах 278 подписей избирателей, даты внесения которых не были проставлены избирателями собственноручно, а внесены каким-то одним лицом, и имели исправления в датах внесения

Суд также правильно исходил из того, что действия избирательной комиссии по дополнительной проверке подписных листов путем привлечения специалистов ЭКЦ ГУВД соответствуют положениям части 3 статьи 52 Кодекса о выборах.

Подписи избирателей, указавших в подписном листе сведения, не соответствующие действительности признаются недействительными при наличии официальной справки органа внутренних дел Российской Федерации либо заключения эксперта, привлеченного к работе по проверке достоверности подписей в соответствии с пунктом 4 и подпунктом "б" пункта 10 статьи 52 Кодекса о выборах.

Утверждение заявителя о том, что в нарушение приведенной нормы закона, для признания подписей недействительными отсутствует необходимое заключение эксперта не нашло своего подтверждения, поскольку из представленных избирательной комиссией документов следует, что при проверке соответствия действительности сведений об избирателях, указанных в подписных листах, комиссия учитывала справку паспортно-визовой службы отдела внутренних дел Нижнедевицкого района Воронежской области от 7 февраля 2005 года, из которой видно, что в отношении пятнадцати избирателей сведения в подписных листах указаны неверно; паспортные данные четырех избирателей не соответствуют действительности; восемь подписавших листы избирателей не зарегистрированы по обозначенным в листах адресам.

Поскольку справки органа внутренних дел в таком случае достаточно для признания подписей избирателей недействительными, сведения, изложенные в справке паспортно-визовой службы РОВД, заявитель не оспаривает, суд правильно пришел к выводу о том, что его доводы о необходимости экспертного заключения в этом случае не основаны на законе.

Суд установил, что избирательная комиссия в ходе проверки подписных листов выявила 324 недействительных подписи, собранных в поддержку кандидата К., что подтверждено материалами проверки: ведомостями проверки подписей и протоколом рабочей группы, справкой Экспертно-криминалистического центра ГУВД Воронежской области N 522 от 08 февраля 2005 года, справкой ПВС Нижнедевицкого РОВД.

При этом 278 подписей комиссия отнесла к числу недействительных из-за того, что даты внесения подписей проставлены одним лицом и имеют место исправления в датах внесения; в девяти случаях сведения, указанные избирателем, не соответствуют действительности; в шести случаях имеют место не оговоренные исправления в сведениях об избирателях; в пяти случаях паспорта избирателей являются недействительными; 20 подписей недействительны из-за того, что подписной лист не заверен собственноручной подписью кандидата; шесть подписей признаны недействительными по другим причинам, установленным Кодексом о выборах.

Количество представленных достоверных и действительных подписей избирателей, собранных в поддержку выдвижения кандидата К., составило 537, что недостаточно для регистрации в качестве кандидата в депутаты, а суммарное количество выявленных комиссией недействительных подписей (324) от количества подписей, необходимых для регистрации (689), составляет более 25%.

Учитывая изложенное, суд правильно пришел к выводу о том, что решение комиссии соответствует требованиям закона.

Утверждение заявителя в жалобе о том, что для признания подписей недействительными отсутствует необходимое заключение эксперта не нашло своего подтверждения и не может послужить основанием к отмене постановленного по делу решения, поскольку признание подписей недействительными относится к компетенции избирательной комиссии и созданного ею рабочего органа - рабочей группы по проверке подписных листов, которая установила, что в отдельных случаях даты внесения избирателями своих подписей проставлены не собственноручно и в этом случае, комиссия, в силу п. 3 ст. 53 Кодекса о выборах, имеет право на обращение к эксперту из числа специалистов внутренних дел, что ею и было сделано.

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Воронежского областного суда от 21 февраля 2005 года оставить без изменения, а кассационную жалобу К. - без удовлетворения.



Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 16 марта 2005 г. N 14-Г05-10


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.