Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 30 марта 2005 г. N 54-Г05-5 О признании недействующими ст. 39, п. 41.5 ст. 41 Закона Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа от 27 июня 2000 г. N 13-ОкЗ "О статусе депутата Думы Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа"

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 30 марта 2005 г. N 54-Г05-5


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по заявлению прокурора Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа о признании недействующим в части Закона Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа "О статусе депутата Думы Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа" в редакции от 27.06.2000 г. по кассационному представлению, прокурора, участвовавшего в деле, на решение Суда Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа от 17 декабря 2004 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации М., заключение помощника Генерального прокурора Российской Федерации Г., полагавшей решение суда подлежащим отмене, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Закон Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа от 27.06.2000 г. N 13-ОкЗ "О статусе депутата Думы Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа" с изменениями и дополнениями от 13.12.2000 г. N 22-ОкЗ;, от 01.03.2002 г. N 70-ОкЗ; от 09.12.2002 г. N 148-ОкЗ; от 02.07.2003 г. N 203-ОкЗ; от 11.11.2003 г. N 225-ОкЗ, от 29.12.2003 г. N 248-ОкЗ опубликован в газете "Таймыр" 07.09.2000 года.

Статьей 39 Закона предусмотрено, что жизнь и здоровье депутата подлежат государственному страхованию за счет окружного бюджета на сумму годового должностного вознаграждения соответствующего депутата. Органы государственного страхования выплачивают страховые суммы в случаях: а) гибели (смерти депутата, если гибель (смерть) наступила в следствии телесных повреждений или иного повреждения его здоровья; б) причинения депутату увечья или иного повреждения здоровья как не повлекших стойкой утраты трудоспособности, так и повлекших стойкую утрату трудоспособности.

Пунктом 41.5 статьи 41 Закона предусмотрено, что депутату, имеющему трудовой стаж, равный требуемому для назначения полной пенсии по старости (включая пенсию на льготных условиях), полномочия которого прекращаются в связи с роспуском Думы, с его согласия государственная пенсия назначается досрочно, но не ранее чем за два года до установленного законодательством Российской Федерации пенсионного возраста.

Прокурор обратился в суд Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа с заявлением о признании противоречащими федеральному законодательству названных статей Закона, ссылаясь на то, что возможность обязательного государственного страхования депутатов законодательных органов государственной власти субъектов Российской Федерации, назначение пенсии по старости до достижения пенсионного возраста противоречит закону, так как названные вопросы подлежат регулированию нормами федерального законодательства.

Решением Суда Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа от 17 декабря 2004 года постановлено об отказе в удовлетворении заявления прокурора.

В кассационном представлении ставится вопрос об отмене решения суда, как незаконного ввиду того, что суд неправильно применил материальный закон, дал неправильную оценку доводам заявления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к следующему.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд сослался на то, что ввиду отсутствия специального федерального закона, регулирующего вопросы, связанные со статусом депутата законодательного органа государственной власти субъекта РФ, субъект РФ вправе осуществлять собственное правовое регулирование в данной сфере отношений, исходя из природы совместной компетенции РФ и субъектов РФ.

Таким образом, судом сделан вывод, что субъект РФ вправе установить для депутата законодательного органа любые гарантии, в том числе, и такие, которые оспаривает прокурор.

Однако суд первой инстанции неправильно применил нормы материального права, поскольку расширительное толкование правовых норм ст. 13 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" не должно применяться при регулировании названных правоотношений.

В соответствии с п. "н" статьи 72 Конституции РФ субъект РФ вправе устанавливать социальные и иные гарантии деятельности депутатов законодательных органов государственной власти субъектов РФ.

Вместе с тем, установление гарантий деятельности депутатов законодательных органов субъекта РФ должно применяться в совокупности и системным толкованием с положениями федеральных законов, регулирующих общественные отношения, относящиеся к исключительной компетенции РФ.

Согласно ч. 1 ст. 969 ГК РФ в целях обеспечения социальных интересов граждан и интересов государства законом может быть установлено обязательное государственное страхование жизни, здоровья и имущества государственных служащих определенных категорий. Обязательное государственное страхование осуществляется за счет средств, выделяемых на эти цели из соответствующего бюджета министерствами и иными федеральными органами исполнительной власти (страхователями).

Гражданское законодательство в силу п. 2 ст. 3 ГК РФ состоит из Гражданского кодекса РФ и принятых в соответствии с ним иных федеральных законов (законов), регулирующих гражданские правоотношения.

С учетом изложенного, осуществление обязательного государственного страхования возможно в отношении отдельных категорий государственных служащих и может быть установлено только федеральными законами.

Нормами Федерального закона от 06.10.1999 г. N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" возможность установления законом субъекта РФ обязательного государственного страхования депутатов законодательных органов власти субъектов РФ не предусмотрена.

Таким образом, установление законом субъекта РФ возможности обязательного государственного страхования депутатов законодательных органов государственной власти субъектов РФ противоречит вышеназванному федеральному законодательству.

В соответствии со ст. 1 Федерального закона от 17.12.2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" (с последующими изменениями и дополнениями) трудовые пенсии устанавливаются и выплачиваются в соответствии с настоящим Федеральным законом.

Изменение условий и норм установления, а также порядка выплаты трудовых пенсий осуществляется не иначе как путем внесения изменений и дополнений в настоящий Федеральный закон.

Согласно ст. 7 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" данного закона установлены условия назначения трудовой пенсии по старости, которые связаны с достижением определенного возраста (мужчины, достигшие возраста 60 лет, женщины, достигшие возраста 55 лет) и наличием не менее пяти лет страхового стажа.

Нормами ст.ст. 27 и 28 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" определены случаи назначения трудовой пенсии ранее достижения необходимого возраста для назначения пенсии. Однако возможность установления правовыми актами субъекта РФ назначения пенсии по старости депутатам законодательных органов государственной власти субъекта РФ ранее достижения ими пенсионного возраста не предусмотрена.

В статье 41 Закона округа не предусмотрено, что пенсия по старости или на льготных условиях выплачивается за счет средств окружного бюджета, в связи с чем применение п. 5 статьи 1 Федерального#

Судебная коллегия считает, что нормы, предусмотренные п. 5 ст. 1 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ", в соответствии с которыми отношения, связанные с пенсионным обеспечением граждан за счет средств бюджетов субъектов Российской Федерации, средств местных бюджетов и средств организаций, регулируются нормативными правовыми актами органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления и актами организаций, не подлежат применению к правоотношениям регулируемым ст. 41 Закона округа, так как последняя не предусматривает выплат пенсии по старости или на льготных условиях за счет средств окружного бюджета.

Таким образом, установление в Законе округа нормы, предусматривающей возможность назначения пенсии по старости до достижения пенсионного возраста, противоречит федеральному законодательству.

При таких обстоятельствах решение суда нельзя признать законным и оно подлежит отмене.

Возражения Думы и Администрации Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа на кассационное представление по существу не содержат правовых доводов относительно установленных фактов и правоотношений.

Исходя из изложенного и учитывая, что обстоятельства, имеющие значение для дела установлены, судебная коллегия находит возможным, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новое решение, которым удовлетворить требования прокурора.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Суда Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа от 17 декабря 2004 года отменить.

Вынести новое решение, которым признать недействующими ст. 39, п. 41.5 ст. 41 Закона Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа "О статусе депутата Думы Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа" со дня вступления настоящего решения в законную силу.



Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 30 марта 2005 г. N 54-Г05-5


Текст определения опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, ноябрь 2005 г., N 11 (в извлечении)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение