Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 15 июня 2005 г. N 78-Г05-24 О признании недействующими некоторых положений пункта 3 статьи 8 Закона Санкт-Петербурга от 18 октября 2000 г. N 552-64 "О мировых судьях Санкт-Петербурга"

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 15 июня 2005 г. N 78-Г05-24


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 15 июня 2005 года дело по кассационной жалобе Законодательного Собрания Санкт-Петербурга на решение Санкт-Петербургского городского суда от 11 февраля 2005 года, которым удовлетворено заявление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации о признании недействующими некоторых положений пункта 3 статьи 8 закона Санкт-Петербурга от 18 октября 2000 г. N 552-64 "О мировых судьях Санкт-Петербурга".

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Х., возражения против жалобы представителя Губернатора Санкт-Петербурга Л., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Г., полагавшей, что решение суда подлежит оставлению без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

В соответствии с пунктом 3 статьи 8 Закона Санкт-Петербурга от 18 октября 2000 года N 552-64 "О мировых судьях Санкт-Петербурга" мировой судья обладает правами юридического лица.

Заместитель Генерального прокурора Российской Федерации обратился в Санкт-Петербургский городской суд с заявлением, в котором просил признать приведенные положения противоречащими федеральному законодательству и недействующими.

Решением суда от 11 февраля 2005 года данное заявление удовлетворено.

В кассационной жалобе Законодательное Собрание Санкт-Петербурга просит об отмене решения, считая его незаконным и необоснованным.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований к отмене решения суда и считает его правильным.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 8 июня 2004 года N 230-О по запросу Санкт-Петербургского городского суда мировые судьи согласно статьям 3, 4 и 28 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" относятся к числу судов субъектов Российской Федерации, которые входят в единую судебную систему Российской Федерации, а потому их полномочия и порядок деятельности устанавливаются как федеральным законодательством, так и законодательством субъекта Российской Федерации.

Федеральный закон "О мировых судьях Российской Федерации", принятый в развитие положений названного Федерального конституционного закона и закрепляющий основные принципы организации и деятельности мировых судей, определяет пределы компетенции субъектов Российской Федерации в регулировании их деятельности.

В соответствии с пунктом "о" статьи 71 Конституции Российской Федерации, согласно которой судоустройство относится к ведению Российской Федерации, и, исходя из принципа единства судебной системы, федеральный законодатель вправе определить перечень действующих в Российской Федерации судов, их правовой статус и компетенцию.

Вместе с тем в пределах, предусмотренных федеральным законодательством, каждый субъект Российской Федерации самостоятельно устанавливает порядок организации и материально-технического обеспечения деятельности мировых судей.

В определении от 6 марта 2003 года N 103-О по запросам Государственного Собрания Республики Башкортостан и Государственного Совета Республики Татарстан о проверке конституционности части 1 статьи 27 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" Конституционный Суд Российской Федерации указал, что предоставление законами субъектов Российской Федерации судам субъектов Российской Федерации полномочий вне пределов, установленных федеральным законодательством, не противоречит Конституции Российской Федерации, если эти полномочия соответствуют их юридической природе и касаются вопросов, относящихся к ведению субъектов Российской Федерации в силу статьи 73 Конституции Российской Федерации.

В соответствии с пунктами 2, 4 статьи 4 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" и статьи 1 Федерального закона "О мировых судьях в Российской Федерации" мировые судьи в Российской Федерации являются судьями общей юрисдикции субъектов Российской Федерации и входят в единую судебную систему Российской Федерации.

Статья 3 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" устанавливает единство судебной системы Российской Федерации путем законодательного закрепления единства статуса судей. Указанный конституционный принцип реализован в статье 12 названного закона и статье 2 Федерального закона "О статусе судей в Российской Федерации", согласно которым все судьи в Российской Федерации обладают единым статусом.

Из анализа приведенных норм федерального законодательства суд сделал правильный вывод о том, что и на мировых судей, входящих в единую судебную систему Российской Федерации и обладающих единым с другими судьями статусом судей, распространяются нормы Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации".

Следовательно, юридическая природа мировых судей, относящихся к числу судов субъектов Российской Федерации, определяется положениями указанных выше законов.

Согласно положениям этих законов, судьями являются лица, наделенные в соответствии с Конституцией Российской Федерации и Федеральным конституционным законом "О судебной системе Российской Федерации" полномочиями осуществлять правосудие и исполняющие свои обязанности на профессиональной основе (статья 11 ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации"). Мировой судья в пределах своей компетенции рассматривает гражданские, административные и уголовные дела в качестве суда первой инстанции. Полномочия и порядок деятельности мирового судьи устанавливаются федеральным законом и законом субъекта Российской Федерации (статья 28 ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации").

Мировые судьи осуществляют правосудие именем Российской Федерации. Порядок осуществления правосудия мировыми судьями устанавливается федеральными законами.

Как следует из материалов дела, в развитие положений оспариваемого Закона Санкт-Петербурга распоряжением Комитета финансов Администрации Санкт-Петербурга от 24.08.2001 г. N 67-р утверждено Положение о порядке финансирования расходов, предусмотренных в бюджете Санкт-Петербурга на реализацию Закона Санкт-Петербурга "О мировых судьях Санкт-Петербурга".

В соответствии с названным Положением мировой судья является распорядителем бюджетных средств (пункт 1.2.).

При наделении мирового судьи правами юридического лица на него помимо осуществления им своих полномочий возложены и обязанности, в частности:

- ведение финансово-хозяйственной деятельности судебного участка, в том числе обеспечение финансовой дисциплины, совершение банковских операций, подписание финансовых документов и т.д.;

заключение государственных контрактов и договоров;

осуществление контроля за ходом проводимых капитальных ремонтов. При этом мировые судьи, не обладая специальными знаниями в области строительства, подписывают сметы и акты выполненных работ.

Распорядители - мировые судьи несут также и ответственность за:

а) правильность составления и достоверность представленных документов к оплате;

б) целевое использование бюджетных средств;

в) соблюдение нормативов финансовых затрат на предоставление услуг при утверждении смет доходов и расходов;

г) эффективное использование бюджетных средств;

д) достоверность и своевременность представления отчетов и других сведений, связанных с использованием бюджетных средств (пункт 6.2. Положения).

В случае выявления фактов нецелевого использования бюджетных средств к нарушителям бюджетного законодательства применяются меры, предусмотренные действующим законодательством (пункт 6.5. Положения).

Таким образом, субъект Российской Федерации наделил мировых судей не только правами, но возложил на них и обязанности юридических лиц, что не свойственно юридической природе мирового судьи.

Как установлено судом, в постановлении от 14 октября 2004 года "О порядке материально-технического обеспечения деятельности мировых судей Санкт-Петербурга" Совет судей Санкт-Петербурга признал недопустимым совмещение мировыми судьями Санкт-Петербурга функций по осуществлению правосудия и функций хозяйствующих субъектов, поддержав создание Управления по обеспечению деятельности мировых судей в Комитете по вопросам законности, правопорядка и безопасности Правительства Санкт-Петербурга.

Указанную позицию поддержал и Судебный департамент при Верховном Суде Российской Федерации.

Доводы представителя Законодательного Собрания Санкт-Петербурга о том, что оспариваемое положение Закона Санкт-Петербурга было установлено для обеспечения самостоятельности мирового судьи как судебного органа государственной власти Санкт-Петербурга, в связи с чем оно соответствует юридической природе мирового судьи, проверялись судом и правильно признаны им несостоятельными.

При этом суд обоснованно исходил из того, что согласно статье 10 Конституции Российской Федерации государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны.

Статьей 16 Устава Санкт-Петербурга определено, что мировые судьи входят в систему органов государственной власти Санкт-Петербурга.

Однако самостоятельность государственного органа власти должна заключаться в возможности самостоятельно принимать решения, предусмотренные законом в сфере законотворчества, принятии подзаконных актов, реализации законов, а так же в сфере отправления правосудия.

В рамках системы органов государственной власти органы законодательной, исполнительной и судебной власти и выполняют собственные функции

В Конституции Российской Федерации определено, что суд является единственным государственным органом, осуществляющим особую функцию государства - правосудие.

Судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного, уголовного и арбитражного судопроизводства.

Суть судебной юрисдикции - правоприменение. Самостоятельность - это неделимость судебных функций с каким-либо другим органом.

Деятельность мирового судьи Санкт-Петербурга, как судебного органа государственной власти Санкт-Петербурга, в первую очередь заключается в реализации его полномочий как судьи и должна быть связана исключительно с процессом отправления правосудия.

В связи с чем суд правильно посчитал, что при наделении мирового судьи статусом юридического лица он становится подведомственным соответствующему органу исполнительной власти как главному распорядителю указанных средств бюджета субъекта Российской Федерации. Однако мировой судья не может являться должностным лицом системы исполнительной власти, и, следовательно, не может занимать должности в учреждениях, подведомственных органам исполнительной власти, поскольку это противоречит указанному выше конституционному принципу разделения властей и принципу независимости судей.

При таких обстоятельствах решение суда об удовлетворении заявления прокурора и признании оспариваемых им положений закона Санкт-Петербурга недействующими следует признать правильным.

Доводы кассационной жалобы Законодательного Собрания Санкт-Петербурга направлены на иную оценку доказательств об обстоятельствах, установленных и исследованных судом в соответствии с правилами статей 12, 56 и 67 ГПК РФ, а потому не могут служить основанием к отмене законного и обоснованного решения суда.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 360 и 361 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Санкт-Петербургского городского суда от 11 февраля 2005 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Законодательного Собрания Санкт-Петербурга - без удовлетворения.


Заместитель Генерального прокурора РФ оспаривает закон субъекта РФ, в соответствии с которым мировому судье придан статус юридического лица.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, поддержав позицию нижестоящей инстанции, которая признала это положение противоречащим федеральному законодательству, указала следующее.

Анализ законодательства РФ, регулирующего вопросы судоустройства, позволяет сделать вывод о том, что и на мировых судей, входящих в единую судебную систему РФ и обладающих единым с другими судьями статусом судей, распространяются нормы Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации".

Суть судебной юрисдикции - правоприменение. Самостоятельность судебной власти как один из основных принципов ее осуществления -это неделимость судебных функций с каким-либо другим органом. Однако при наделении мирового судьи статусом юридического лица (в частности, возможность ведения хозяйственной деятельности, распоряжения бюджетными средствами) он становится подведомственным соответствующему органу исполнительной власти РФ, что является недопустимым в силу конституционных принципов разделения властей и независимости судей.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 15 июня 2005 г. N 78-Г05-24


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение