Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 29 июня 2005 г. N 78-Г05-28 Судом установлено, что при рассмотрении вопроса о принятии к производству искового заявления, а также при рассмотрении заявлений об обеспечении иска судьей допущены грубейшие нарушения требований закона, что послужило основанием к привлечению к дисциплинарной ответственности в виде прекращения полномочий

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 29 июня 2005 г. N 78-Г05-28


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 29 июня 2005 г. дело по жалобе Б. на решение Квалификационной коллегии судей Санкт-Петербурга от 8 октября 2004 г. о досрочном прекращении полномочий судьи с освобождением об обязанностей председателя Зеленогорского районного суда Санкт-Петербурга по ее кассационной жалобе на решение Санкт-Петербургского городского суда от 6 апреля 2005 г., которым в удовлетворении жалобы Б. отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации С., объяснения представителей заявительницы М. и адвоката П., судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

решением Квалификационной коллегии судей Санкт-Петербурга от 08.10.2004 г., вынесенным в результате рассмотрения представления исполняющей обязанности председателя Санкт-Петербургского городского суда Е. от 18.06.2004 г. на Б. наложено дисциплинарное взыскание в виде досрочного, с 08.10.2004 г., прекращения полномочий судьи с освобождением ее от обязанностей председателя Зеленогорского районного суда Санкт-Петербурга. Одновременно тем же решением Б. лишена первого квалификационного класса судьи.

Указанное взыскание наложено на Б. за совершение дисциплинарного проступка, выразившегося в грубых нарушениях процессуального законодательства при принятии к производству суда и применении обеспечительных мер по гражданскому делу N 2-196/2004 по иску П. к ООО КБ "Содбизнесбанк" о защите прав потребителя, что, в соответствии с выводами квалификационной коллегии, повлекло причинение ущерба публичным интересам и воспрепятствование Центральному Банку Российской Федерации в осуществлении своих полномочий, причинило существенный ущерб авторитету судебной власти.

Не соглашаясь с этим, Б. обратилась с жалобой в суд на данное решение Квалификационной коллегии, в которой высказала просьбу об отмене этого решения и восстановлении ее в прежней должности судьи и председателя Зеленогорского суда Курортного района Санкт-Петербурга.

Указанная жалоба мотивирована тем, что оспариваемое ею решение Квалификационной коллегии вынесено с нарушением установленной законом процедуры и принадлежащего ей права на защиту, нарушает принцип независимости судей, возлагая на нее ответственность за высказанное ею при осуществлении правосудия мнение, ее полномочия в качестве судьи и председателя суда прекращены по основанию, не предусмотренному законом; выводы Квалификационной коллегии судей Санкт-Петербурга, связанные с оценкой действия заявительницы как дисциплинарного проступка, являются необоснованными не соответствуют нормам действующего законодательства, коллегией не учтены данные, характеризующие заявительницу.

Представитель заявительницы М. поддержала предъявленные требования, в ходе судебного разбирательства уточнила, что заявительницей оспаривается лишь решение Квалификационной коллегии судей Санкт-Петербурга от 08.10.2004 г., а не изданный на основании этого решения приказ Управления Судебного департамента при Верховном Суде РФ в Санкт-Петербурге от 27.10.2004 г. об увольнении Б.

Представитель Квалификационной коллегии судей Санкт-Петербурга Л., действующий на основании решение коллегии от 17.12.2004 г., жалобу Б. полагал необоснованной, просил отказать в ее удовлетворении.

Решением Санкт-Петербургского городского суда от 06.04.2005 г. в удовлетворении заявленных Б. требований отказано.

В кассационной жалобе Б. просит отменить данное решение суда, утверждая, что вынесено оно в нарушение требования о законности и обоснованности, без учета установленных обстоятельств, в том числе допущенных Квалификационной коллегией судей Санкт-Петербурга нарушений процессуального характера, а также норм Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации" и "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации".

Проверив материалы дела, изучив доводы кассационной жалобы Б., судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ находит постановленное по данному делу решение суда подлежащим оставлению без изменения по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 12.1 Закона РФ N 3132-1 от 26.06.1992 г. "О статусе судей в Российской Федерации" под дисциплинарным проступком судьи понимается нарушение норм данного Закона, а также положений кодекса судейской этики, утвержденного Всероссийским съездом судей.

Судом правильно обращено внимание на то, что согласно п.п. 1 и 2 статьи 3 этого же Закона, судья обязан неукоснительно соблюдать Конституцию Российской Федерации и другие законы; при исполнении своих полномочий, а также во внеслужебных отношениях должен избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, достоинство судьи или вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности, нарушение судьей указанных требований, в том числе грубое нарушение норм процессуального права, влекущее или могущее повлечь умаление авторитета судебной власти, может признаваться дисциплинарным проступком, тяжесть которого значительно увеличивается в том случае, если незаконные действия судьи затрагивают публичные интересы, оказываются в центре внимания общественных кругов и средств массовой информации.

Как видно из материалов дела, приказом Центрального банка РФ N ОД-337 от 12.05.2004 г. у ООО КБ "Содбизнесбанк" с 13.05.2004 г. была отозвана лицензия на осуществление банковских операций, а приказом ЦБ РФ N ОД-339 от той же даты была назначена временная администрация по управлению ООО КБ "Содбизнесбанк" в связи с отзывом у него лицензии (т. 2. л.д. 224-225, 226-228).

17.05.2004 г. Б. в качестве судьи Зеленогорского суда было вынесено определение о принятии к производству суда искового заявления П. "о защите прав потребителей", в котором в качестве ответчика значилось ООО КБ "Содбизнесбанк", в качестве третьего лица - Центральный банк РФ, и были изложены требования о восстановлении прав потребителя, принадлежащих П. на основании договора банковского вклада за N Д-ДВ-532/04 от 05.05.2004 г., заключенного ею с ООО КБ "Содбизнесбанк", путем признания недействительными приказов Центрального Банка РФ от 12.05.2004 г. N ОД-337 и N ОД-339, признания незаконным назначения и деятельности временной администрации под руководством Т., обязания ответчика (ООО КБ "Содбизнесбанк") надлежащим образом исполнить условия договора банковского вклада от 05.05.2004 г., начислить в соответствии с условиями договора проценты за пользование денежными средствами и выдать истице требуемую сумму, а также о компенсации морального вреда (т. 2, л.д. 213, 217-219).

Определением судьи от той же даты было удовлетворено приложенное к исковому заявлению П. ходатайство последней об обеспечении предъявленного иска: приостановлено действие приказов Центрального Банка РФ от 12.05.2004 г. за N ОД-337 об отзыве лицензии ООО КБ "Содбизнесбанк" и N ОД-339 о назначении временной администрации; запрещено исполнительным органам ООО КБ "Содбизнесбанк" не осуществлять деятельность банка в полном объеме, предусмотренном лицензией на осуществление банковских операций от 25.10.1991 г., включая исполнение банковских договоров, осуществление платежей, как наличными денежными средствами, так и через корреспондентские счета; запрещено Центральному Банку РФ, его органам и должностным лицам, включая временную администрацию под руководством Т. и уполномоченных членами администрации лиц, а также иным лицам чинить препятствия исполнительным органам ООО КБ "Содбизнесбанк" в исполнении ими своих обязанностей, препятствовать исполнительным органам ООО КБ "Содбизнесбанк" в осуществлении ими банковской деятельности (т. 2, л.д. 215, 233).

21.05.2004 г. по заявлению П. от той же даты Зеленогорским судом в составе судьи Б. было вынесено определение об отмене мер по обеспечению иска, примененных по определению судьи от 17.05.2004 г., и о замене этих мер наложением ареста на лицевой счет по вкладу "до востребования" на имя П. в ООО КБ "Содбизнесбанк" (т. 2., л.д. 234, 237).

Проверяя конкретные обстоятельства дела, суд согласился с выводами Квалификационной коллегии судей Санкт-Петербурга о том, что Б. при принятии к производству гражданского дела по иску П. к ООО КБ "Содбизнесбанк" о защите прав потребителя совершила грубые нарушения процессуального законодательства: заявленные П. требования о признании недействительными приказов Центрального Банка РФ от 12.05.2004 г. NN ОД-337 и ОД-339, а также о признании незаконным назначения и деятельности временной администрации ООО КБ "Содбизнесбанк" не были подведомственны суду общей юрисдикции, однако были приняты Б. к производству,, по ним определением судьи от 17.05.2004 г. были применены меры обеспечения иска, фактически подменявшие собой решение об удовлетворении части требований П. и противоречившие положениям ст. 25 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" и ст. 20 Федерального закона "О банках и банковской деятельности". Дальнейшие процессуальные действия судьи Б., связанные с вынесением 21.05.2004 г. определения о замене мер обеспечения иска, также не соответствовали ряду норм процессуального права.

Правильно судом отмечено, что указанные выводы Квалификационной коллегии объективно совпадают с разъяснениями Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 24.11.2004 г. (дело N 27пвО4), которым, отменены определение судьи Зеленогорского суда Курортного района Санкт-Петербурга Б. от 17.05.2004 г. о принятии искового заявления П. к производству суда в части ее требований о признании недействительными приказов Центрального Банка РФ от 12.05.2004 г. N ОД-337 и N ОД-339, о признании незаконным назначения и деятельности временной администрации ООО КБ "Содбизнесбанк", а также определения от 17.05.2004 г. и 21.05.2004 г. об обеспечении иска; производство по делу в этой части прекращено (т. 1, л.д. 83-88).

Как установлено указанным судебным актом, при рассмотрении вопроса о принятии к производству Зеленогорского суда искового заявления П. в указанной части, а также при рассмотрении заявлений П. об обеспечении иска допущены грубейшие нарушения требований закона: дело было принято к производству в нарушение п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, поскольку оспариваемые П. решения и действия Центрального банка РФ были совершены в отношении кредитной организации ООО КБ "Содбизнесбанк", требования П. в этой части были предъявлены, по существу, в интересах указанной организации, а ст. 21 ФЗ "О банках и банковской деятельности" и ст. 25 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" предусмотрено обжалование кредитной организацией решений Банка России об отзыве лицензии на осуществление банковских операций и о назначении временной администрации в арбитражный суд; примененные судом меры обеспечения иска противоречили целям и условиям их применения, указанным в ст.ст. 139 и 140 ГПК РФ, поскольку не подлежали рассмотрению судом общей юрисдикции, а федеральное законодательство запрещает принятие такого рода судебных актов в отношении решений Банка России об отзыве лицензии на осуществление банковских операций и о назначении временной администрации по управлению кредитной организацией.

Следует согласиться с суждениями суда о том, что же послужило основанием к привлечению Б. к дисциплинарной ответственности в виде прекращения ее полномочий.

Правильно судом отмечено, что поскольку последней вменено принятие к производству суда искового заявления П. и вынесение определений об обеспечении данного иска, то выводы квалификационной коллегии по оценке указанных действий возможны лишь при условии проверки этих судебных постановлений в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством, и признания их незаконными.

Однако к настоящему времени такая проверка состоялась, а процессуальные решения судьи Б. признаны незаконными постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 24.11.2004 г. N 27пвО4.

При этом, как видно из содержания указанного постановления, по существу объем нарушений процессуального законодательства, допущенных Б. и отвечающих признакам дисциплинарного проступка, установлен Квалификационной коллегией судей Санкт-Петербурга правильно.

Положение пункта 2 ст. 16 Закона РФ "О статусе судей", в соответствии с которым судья не может быть привлечен к какой-либо ответственности за выраженное им при осуществлении правосудия мнение и принятое судом решение, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность судьи в преступном злоупотреблении либо вынесении заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта, не препятствует применению к судье мер дисциплинарной ответственности в случаях допущения им грубых нарушений процессуального закона. Такие нарушения могут быть допущены не только умышленно, но и в силу грубой небрежности, что, с учетом особой ответственности, возлагаемой на судей в силу закона, не снижает тяжести соответствующего проступка судьи, последствия которого в обоих случаях одинаковы.

Указанное суждение суда следует признать правильным.

Особое внимание судом уделено обоснованности доводов заявительницы о наличии у нее убежденности в законности процессуальных действий по делу П.

Следует согласиться с высказанным судом недоверием этому, так как противоречие этих действий закону, а также то обстоятельство, что основные требования П. были направлены исключительно на защиту интересов ООО КБ "Содбизнесбанк", очевидно для высококвалифицированного юриста, каким является Б. Не влияют на эту оценку и выводы, содержащиеся в постановлениях прокуратуры Курортного района Санкт-Петербурга об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Б.

ООО КБ "Содбизнесбанк" не могло являться ответчиком по исковым требованиям П., касающимся признания недействительными приказов Центрального Банка РФ от 12.05.2004 г. N ОД-337 и N ОД-339, а также признания незаконным назначения и деятельности временной администрации под руководством Т. Напротив, указанные требования фактически были направлены на защиту интересов ООО КБ "Содбизнесбанк", а оспариваемый заявительницей решения исходили от Центрального банка РФ, с которым у П. не было и не могло быть отношений, урегулированных нормами Закона РФ "О защите прав потребителей".

В свою очередь, содержание обеспечительных мер, принятых судьей Б. 17.05.2004 г. по ходатайству истицы П., действительно свидетельствует о том, что они были направлены только на воспрепятствование деятельности временной администрации ООО КБ "Содбизнесбанк", назначенной приказом ЦБ РФ N ОД-339 от 12.05.2004 г., и на создание условий для осуществления управления банком его прежними исполнительными органами.

Примененные судьей 17.05.2004 г. обеспечительные меры не налагали на ответчика каких-либо ограничений, а напротив, создавали условия для его дальнейшей деятельности. Так, наложенный судом согласно пункту 2 определения от 17.05.2004 г. "запрет" исполнительным органам ООО КБ "Содбизнесбанк" не осуществлять деятельность банка в полном объеме по существу представлял собой предписание в адрес ответчика осуществлять эту деятельность, с указанием конкретных видов деятельности, право осуществлять которые предоставлено ответчику этим определением.

Более того, при отсутствии в исковом заявлении П. сведений о наличии денежных средств на ее счете в ООО КБ "Содбизнесбанк" у судьи не имелось оснований для вывода о том, что применяемые меры обеспечения иска соответствуют целям, установленным ст. 139 ГПК РФ, в соответствии с которой обеспечение иска соответствует целям, установленным ст. 139 ГПК РФ, в соответствии с которой обеспечение иска допускается, если непринятие мер по обеспечению иска может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда.

В этой связи обоснованным и по существу правильным является вывод суда о том, что посредством вынесенного судьей Б. определения от 17.05.2004 г. об обеспечении иска были достигнуты результаты, никак не связанные с существом этого иска и явно выходящие за пределы отношений по оказанию истице банковских услуг, регулируемых Законом РФ "О защите прав потребителей", на нормы которого П. ссылалась, обращаясь в суд по месту своего жительства.

Такая же оценка последствий незаконных действий судьи Б. дана и в постановлении Президиума Верховного Суда РФ от 24.11.2004 г. N 27пвО4, где признано, что вынесенные Б. незаконные определения об обеспечении иска П. наносят ущерб публичным интересам, создают правовые возможности осуществлять операции с активами в ущерб банку, удовлетворять требования одних кредиторов в ущерб другим, препятствуют в обеспечении управления и надзора за банком, у которого отозвана лицензия на осуществление банковских операций и сохранности его активов.

С учетом изложенного обоснованным является вывод Квалификационной коллегии судей Санкт-Петербурга о том, что допущенные судьей Б. процессуальные нарушения являются грубыми и не могли не быть очевидными для судьи.

Представляется правильной и оценка данная судом последствиям принятия судьей Б. обеспечительных мер по иску П.

Как видно по материалам дела они стали предметом внимания общественности и средств массовой информации, что в свою очередь, по мнению суда, могло рассматриваться как одно из свидетельств коррумпированности судебной власти, т.е. непосредственно умаляло ее авторитет.

Таким образом, объем нарушений процессуального законодательства, допущенных Б. и отвечающих признакам дисциплинарного проступка, установлен Квалификационной коллегией судей Санкт-Петербурга правильно, в этой связи правильным является и вывод коллегии о том, что последствия этих нарушений наносят ущерб авторитету судебной власти и существенно нарушают публичные интересы, связанные с осуществлением государством контроля за деятельностью кредитных организаций, а также, опосредованно, и общественные интересы, на защиту которых направлен этот контроль.

При таких обстоятельствах вывод суда о том, что примененное Квалификационной коллегией судей Санкт-Петербурга дисциплинарное взыскание в виде прекращения полномочий Б. в качестве судьи соответствует тяжести совершенного дисциплинарного проступка является обоснованным и по существу дела правильным.

В этой связи несостоятельно утверждение Б. о том, что ее полномочия в качестве судьи и председателя суда прекращены по основанию, не предусмотренному законом.

Прекращение полномочий Б. произведено Квалификационной коллегией судей Санкт-Петербурга в порядке наложения на нее дисциплинарного взыскания, по основанию, предусмотренному п. 1 ст. 12.1 Закона РФ "О статусе судей", и то обстоятельство, что ст. 14 того же Закона, содержащая перечень оснований прекращения полномочий судьи, не упоминает в их числе прекращение полномочий в порядке дисциплинарного взыскания, не свидетельствует о незаконности решения квалификационной коллегии.

Доводы Б. о том, что положениями Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации" не предусмотрена такая мера дисциплинарной ответственности судьи, как освобождение от обязанностей председателя суда, также не может повлиять на оценку законности обжалуемого решения квалификационной коллегии.

По смыслу положений п. 11 ст. 6.1 и п. 1 ст. 12.1 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации", прекращение полномочий председателя суда в случае прекращения полномочий Б. в качестве судьи ее полномочия в качестве председателя суда также подлежат безусловному прекращению в силу прямого указания, содержащегося в абзаце четвертом п. 11 ст. 6.1 названного Закона.

Судом также достаточно тщательно проверены и другие доводы жалобы Б.

В том числе о том, что она являлась больной и не могла участвовать в заседании Квалификационной коллегии.

Между тем, как следует из объяснений представителя заявительницы в судебном заседании, а также из протокола заседания Квалификационной коллегии судей Санкт-Петербурга от 08.10.2005 г., Б. на заседании коллегии не заявляла ходатайства о переносе рассмотрения ее вопроса на другой день, а лишь пояснила, что волнуется, поскольку решается ее судьба, и в связи с этим просила разрешить ей огласить свои письменные объяснения.

Это же относится и к доводу заявительницы о том, что при рассмотрении ее дела квалификационной коллегией она была лишена возможности пользоваться помощью представителя, в нарушение права, предоставленного ей в соответствии с абзацем восьмым ст. 3 Положения о квалификационных коллегиях судей.

При рассмотрении дела представитель заявительницы не оспаривала того обстоятельства, что в ходе заседания Квалификационной коллегии судей Санкт-Петербурга Б. не заявляла ходатайства о предоставлении ей возможности пользоваться помощью представителя.

Таким образом, доводы Б. о том, что решение Квалификационной коллегии судей Санкт-Петербурга от 08.10.2004 г. принято с нарушением установленной законом процедуры и принадлежащего ей права на защиту, не нашли своего подтверждения, а само решение следует признать обоснованным.

С учетом изложенного судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает, что вывод Санкт-Петербургского городского суда о правомерности и обоснованности решения Квалификационной коллегии судей Санкт-Петербурга в отношении досрочного прекращения полномочий Б. в качестве судьи и председателя районного суда соответствует установленным обстоятельства по делу и требования закона.

Доводы кассационной жалобы не могут быть признаны состоятельными, так как касаются обстоятельств, которые судом исследовались и им была дана надлежащая правовая оценка.

В этой связи постановленное по делу решение Санкт-Петербургского городского суда является законным и обоснованным, в связи с чем подлежащим оставлению без изменения.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Санкт-Петербургского городского суда от 6 апреля 2005 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Б. - без удовлетворения.


Судья, чьи полномочия были прекращены досрочно, оспаривает соответствующее решение квалификационной коллегии судей.

Как указала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, при рассмотрении вопроса о принятии к производству искового заявления о восстановлении прав потребителя, принадлежащих лицу на основании договора банковского вклада, а также при рассмотрении заявлений об обеспечении иска судьей были допущены грубейшие нарушения требований закона. Дело было принято к производству в нарушение п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, поскольку вопросы, связанные с оспариванием решений и действий ЦБР (отзыв лицензии у банка и назначение временной администрации по его управлению) в силу ст. 21 ФЗ "О банках и банковской деятельности" и ст. 25 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" подлежат рассмотрению в арбитражном суде. Примененные судом обеспечительные меры (приостановление действия приказов ЦБР об отзыве лицензии и о назначении временной администрации) противоречили целям и условиям их применения, указанным в ст.ст. 139 и 140 ГПК РФ, поскольку не подлежали рассмотрению судом общей юрисдикции, а федеральное законодательство запрещает принятие такого рода судебных актов в отношении решений Банка России об отзыве лицензии на осуществление банковских операций и о назначении временной администрации по управлению кредитной организацией.

Фактически же содержание обеспечительных мер, принятых судьей, свидетельствует о том, что они были направлены только на воспрепятствование деятельности временной администрации банка и на создание условий для осуществления управления банком его прежними исполнительными органами.

Судебная коллегия согласилась с оценкой последствий действий судьи, данной нижестоящей инстанцией. Отмечается, что действия судьи стали предметом внимания общественности и средств массовой информации, что в свою очередь могло рассматриваться как одно из свидетельств коррумпированности судебной власти, т.е. непосредственно умаляло ее авторитет.

Таким образом, последствия этих нарушений наносят ущерб авторитету судебной власти и существенно нарушают публичные интересы, связанные с осуществлением государством контроля за деятельностью кредитных организаций, а также и общественные интересы, на защиту которых направлен этот контроль.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 29 июня 2005 г. N 78-Г05-28


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.