Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 мая 2005 г. N 72-Г05-3 О признании недействующей статьи 25 Закона Читинской области от 17 декабря 1997 г. N 109-ЗЧО "О статусе депутата представительного органа местного самоуправления в Читинской области"

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 мая 2005 г. N 72-Г05-3


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 25 мая 2005 г. гражданское дело по кассационным жалобам Администрации Читинской области и Читинской областной Думы на решение Читинского областного суда от 10 февраля 2005 г., которым удовлетворено заявление прокурора Читинской области о признании противоречащей федеральному законодательству и недействующей ст. 25 Закона Читинской области от 17 декабря 1997 г. "О статусе депутата представительного органа местного самоуправления в Читинской области" в части требования о согласовании с прокурором области действий по задержанию депутата представительного органа местного самоуправления.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гончаровой Н.Ю., полагавшей решение суда оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

И.о. прокурора Читинской области обратился в суд с вышеназванным заявлением, ссылаясь на то, что статьей 25 Закона Читинской области "О статусе депутата представительного органа местного самоуправления в Читинской области" N 109-ЗЧО от 17 декабря 1997 года предусмотрена следующая норма "Депутат обладает неприкосновенностью в течение всего срока полномочий. На территории муниципального образования депутат не может быть задержан (за исключением случаев задержания на месте преступления), подвергнут обыску по месту жительства или работы, арестован или привлечен к уголовной ответственности без согласия прокурора области.

Прокурор считает противоречащим федеральному законодательству содержащееся в ней положение о том, что задержание депутата представительного органа местного самоуправления (за исключением случаев задержания на месте преступления) возможно лишь с согласия прокурора области.

В обоснование своих доводов прокурор сослался на то, что "задержание" является одним из уголовно-процессуальных действий. Вопросы уголовно-процессуального законодательства находятся в ведении Российской Федерации и регулируются нормами Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Уголовно-процессуальный кодекс РФ не содержит особого порядка задержания для депутатов представительных органов местного самоуправления, в связи с чем действует общий порядок задержания граждан, который не предполагает согласования данных действий с прокурором области.

Решением Читинского областного суда от 10 февраля 2005 г. заявление прокурора удовлетворено.

В кассационных жалобах Администрации Читинской области и Читинской областной Думы поставлен вопрос об отмене решения суда в связи с нарушением норм материального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия оснований для отмены решения суда не находит.

Как видно из материалов дела и установлено судом 17 декабря 1997 г. Читинской областной Думой был принят Закон Читинской области "О статусе депутата представительного органа местного самоуправления в Читинской области" N 109-ЗЧО, Закон опубликован в газете "Забайкальский Рабочий". В Закон вносились изменения, также официально опубликованные.

В главе III Закона "Основные гарантии депутатской деятельности" содержится ст. 25 "Неприкосновенность депутата", согласно которой "Депутат обладает неприкосновенностью в течение всего срока полномочий. На территории муниципального образования депутат не может быть задержан (за исключением случаев задержания на месте преступления), подвергнут обыску по месту жительства или работы, арестован, привлечен к уголовной ответственности без согласия прокурора области".

Прокурор оспаривает часть данной статьи, которая содержит положение о том, что задержание депутата представительно органа местного самоуправления (за исключением случаев задержания на месте преступления) возможно лишь с согласия прокурора области.

В соответствии с п. "о" ст. 71 Конституции Российской Федерации уголовно-процессуальное законодательство находится в ведении Российской Федераций. По предметам ведения Российской Федерации принимаются федеральные законы, имеющие прямое действие на всей территории Российской Федерации. В связи с этим в силу п. 5 ст. 76 Конституции РФ законы и иные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым по предметам ведения Российской Федерации.

18 декабря 2001 г. Федеральным Законом ФЗ-174 принята новая редакция Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, главой 52 которого установлен особый порядок производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц, перечисленных в ч. 1 ст. 447 УПК РФ.

Согласно ст. 447 УПК РФ в перечень лиц, для которых установлен особый порядок совершения отдельных уголовно-процессуальных действий, включены, в т.ч. и депутаты, а также члены и выборные должностные лица органа местного самоуправления.

Последующие статьи главы 52 УПК РФ определяют особенности производства отдельных уголовно-процессуальных действий в отношении всех либо части лиц, указанных в статье 447 УПК РФ.

Статья 449 УПК РФ определяет особенности при задержании отдельных лиц; ею установлены ограничения для возможности задержания. Перечень лиц, для которых установлены ограничения в задержании (фактически запрет на дальнейшее задержание после выяснения личности) значительно уже перечня по ст. 447 УПК РФ; в него не входят в т.ч. депутаты представительных органов местного самоуправления. Таким образом, как правильно указал суд, никаких ограничений для депутатов представительных органов местного самоуправления ст. 449 УПК РФ не предусматривает.

В целом глава 52 УПК РФ также не содержит каких-либо ограничений, запретов либо особого порядка задержания депутатов представительных органов местного самоуправления. В связи с этим суд правильно исходил из того, что задержание названной категории лиц производится в общем порядке.

Главой 52 УПК РФ, как и главой 12 УПК РФ (общие нормы) не предусмотрено согласование задержания депутата органа местного самоуправления с прокурором субъекта.

Полномочия прокурора закреплены и ст. 37 УПК РФ. Данная статья также не содержит полномочии о согласовании (т.е. получении санкции - по смыслу п. 39 ст. 5 УПК РФ) с прокурором области задержания депутатов органа местного самоуправления.

Таким образом, является обоснованным вывод суда о том, что Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации не содержит требований о согласовании с прокурором области действий по задержанию депутатов органов местного самоуправления.

Согласно ст. 4 ФЗ от 18 декабря 2001 г. N 177-ФЗ "О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" действующие на территории РФ федеральные законы и иные нормативные акты, связанные с УПК, подлежат приведению в соответствие с УПК РФ и до этого применяются в части, не противоречащей ему.

Оспариваемая норма Закона Читинской области регулирует отношения о порядке производства уголовно-процессуальных действий - порядок задержания, в связи с чем, как правильно указал суд, не должна противоречить УПК РФ.

Закрепив иной порядок задержания для отдельных групп лиц, не отвечающий требованиям УПК РФ, оспариваемая норма вступила в противоречие с УПК РФ и должна была быть приведена в соответствие с ним.

Доводы о соответствии оспариваемой прокурором нормы другому Федеральному закону, а именно п. 7 ст. 18 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" от 28 августа 2005 г., в связи с чем до внесения в нее изменений, оспариваемая норма не может быть признана незаконной, правильно расценены судом как несостоятельные, поскольку норма Закона субъектов РФ противоречит УПК РФ, введенному в действие после принятия названного Федерального закона.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Дату Федерального закона следует читать как 28 августа 1995 г.


Оспариваемая прокурором норма воспроизводит норму, изложенную в этом Федеральном законе, п. 7 ст. 18 которого не был приведен в соответствие с УПК РФ согласно ст. 4 Федерального закона "О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" от 18 декабря 2001 г., а потому этот пункт не может применяться.

Что касается Федерального закона от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", то он как и УПК РФ не содержит требований о согласовании задержания депутата органа местного самоуправления с прокурором субъекта, как это было закреплено в Федеральном законе от 28 августа 1995 г. (ФЗ-154).

С учетом указанных обстоятельств, суд пришел к обоснованному выводу о противоречии оспариваемой нормы Федеральному закону (УПК РФ).

Вывод суда основан на анализе действующего законодательства, мотивирован, соответствует требованиям закона и оснований считать его неправильным у Судебной коллегии не имеется.

Доводы кассационных жалоб по существу сводятся к нарушению судом норм материального права, с чем нельзя согласиться по указанным выше основаниям.

Нарушений судом норм материального права, которые бы привели или могли привести к неправильному рассмотрению дела, в том числе и тех, на которые имеется ссылка в кассационных жалобах, судом не допущено.

Руководствуясь ст.ст. 361, 362, 366 ГПК РФ, Судебная коллегия определила:

решение Читинского областного суда от 10 февраля 2005 г. оставить без изменения, а кассационные жалобы Администрации Читинской области и Читинской областной Думы - без удовлетворения.


Суть спора заключается в том, могут ли депутаты представительного органа местного самоуправления иметь гарантии при их задержании, связанные с обязательностью наличия согласия прокурора субъекта РФ на соответствующее процессуальное действие. По мнению прокурора, положение Закона субъекта РФ, устанавливающее эту гарантию, противоречит федеральному законодательству.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ согласилась с прокурором, отметив следующее.

Несмотря на то, что в соответствии со ст. 447 УПК РФ в перечень лиц, для которых установлен особый порядок совершения отдельных уголовно-процессуальных действий, включены в т.ч. и депутаты представительного органа власти местного самоуправления, в соответствии со ст. 449 УПК РФ, определяющей особенности при задержании отдельных лиц, перечень лиц, для которых установлены ограничения в задержании, значительно уже перечня по ст. 447 УПК РФ. В него не входят депутаты представительных органов местного самоуправления. Таким образом, никаких ограничений для депутатов представительных органов местного самоуправления ст. 449 УПК РФ не предусматривает.

Кроме того, в целом гл. 52 УПК РФ также не содержит каких-либо ограничений, запретов либо особого порядка задержания депутатов представительных органов местного самоуправления. В связи с этим задержание названной категории лиц производится в общем порядке.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 мая 2005 г. N 72-Г05-3


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.