Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 21 декабря 2005 г. N 71-Г05-19 Грубое и явное неисполнение требований гражданско-процессуального законодательства при принятии исковых заявлений и принятии по ним обеспечительных мер свидетельствует о нарушении судьей положений Кодекса судейской этики, что давало основания квалификационной коллегии признать указанные выше действия как позорящие честь и достоинство судьи, умаляющие авторитет судебной власти

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 21 декабря 2005 г. N 71-Г05-19


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по заявлению Г. об отмене решения Квалификационной коллегии судей Калининградской области от 24 июня 2005 г. по кассационной жалобе Г. на решение Калининградского областного суда от 11 августа 2005 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Е., объяснения Г., поддержавшей доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

решением квалификационной коллегии судей Калининградской области от 24 июня 2005 г. на Г. наложено дисциплинарное взыскание в виде досрочного прекращения полномочий судьи с лишением третьего квалификационного класса в связи с совершением поступков, позорящих честь и достоинство судьи, умаляющих авторитет судебной власти.

Г. обратилась в Калининградский областной суд с заявлением об отмене указанного решения квалификационной коллегии судей Калининградской области, указав, что нарушения процессуального законодательства, допущенные ею по конкретным делам, хотя и имели место, однако, они не носят грубого характера, свидетельствующего о совершении ею проступка, позорящего честь и достоинство судьи, умаляющего авторитет судебной власти.

В представлении председателя Калининградского областного суда не содержится указаний на то, какие нормы Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации" и Кодекса судейской этики были Г. нарушены.

В соответствии с п. 2 ст. 16 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации" судья не может быть привлечен к какой-либо ответственности за выраженное им при осуществлении правосудия мнение и принятое решение, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность судьи в преступном злоупотреблении либо вынесении заведомо неправосудного решения или иного судебного акта.

Поскольку в ее действиях виновность в преступном злоупотреблении не установлена, а также отсутствует преднамеренное нарушение норм ГПК РФ, следовательно, нет и оснований для прекращения полномочий судьи по такому мотиву. При вынесении квалификационной коллегией оспариваемого ею решения не были учтены характеризующие ее данные, то обстоятельство, что ранее к дисциплинарной ответственности она не привлекалась, утраченное ею здоровье.

Решением Калининградского областного суда от 11 августа 2005 г. в удовлетворении заявленных требований Г. отказано.

В кассационной жалобе Г. просит указанное решение Калининградского областного суда отменить в связи с нарушением судом норм материального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований к отмене обжалуемого решения суда.

В соответствии со ст. 12.1 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации за нарушение дисциплинарного проступка (нарушение норм настоящего Закона, а также положений Кодекса судейской этики) на судью может быть наложено дисциплинарное взыскание в виде предупреждения, а также досрочного прекращения полномочий судьи.

Решение о наложение на судью дисциплинарного взыскания принимается квалификационной коллегий судей, к компетенции которой относится рассмотрение вопроса о прекращении полномочий этого судьи на момент принятия решения. При этом в соответствии со ст. 22 Федерального закона "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации", представление председателя соответствующего суда о наложении дисциплинарного взыскания на судью в связи с совершением им дисциплинарного проступка рассматривается квалификационной коллегией при наличии в представленных материалах сведений, подтверждающих обстоятельства совершения проступка, и данных, характеризующих судью.

Из материалов дела видно, что Г. назначена судьей Правдинского районного суда Калининградской области Указом Президента Российской Федерации от 23 июля 1998 г., а Указом Президента Российской Федерации от 5 декабря 2001 г. она была назначена судей этого суда без ограничения срока полномочий.

В адрес квалификационной коллегии судей Калининградской области поступило представление председателя Калининградского областного суда от 6 июня 2004 г. о наложении на Г. дисциплинарного взыскания в виде досрочного прекращения полномочий судьи.

Решением квалификационной коллегии от 24 июня 2005 г. за совершение проступка, позорящего честь и достоинство судьи, умалившего авторитет судебной власти, на Г. наложено дисциплинарное взыскание в виде досрочного прекращения полномочий судьи с лишением третьего квалификационного класса.

Основанием для внесения в квалификационную коллегию судей представления послужили нарушения процессуального законодательства, допущенные Г. по конкретным делам, находившимся у нее в производстве: по иску Б. к К. о понуждении к исполнению обязательств по заключенному предварительному договору купли-продажи акций и по иску З. к Г. о понуждении к исполнению обязательства по договору.

Суд проверил обстоятельства, изложенные в представлении, и пришел к выводу о том, что при решении Г. вопроса о принятии вышеуказанных исковых заявлений были допущены существенные нарушения норм процессуального права.

Так, заявленный истцами спор носил имущественный характер, в связи с чем исковые заявления должны были быть оплачены государственной пошлиной, исчисленной исходя из размера исковых требований, квитанция об уплате которой, согласно ст. 132 ГПК РФ, должна быть приложена к исковому заявлению. Однако в исковых заявлениях отсутствовала информация о цене иска, исковые заявления были оплачены государственной пошлиной в размере только 10 рублей.

При таком положении в силу требований ст. 136 ГПК РФ исковые заявления Б. и З., как не отвечающие требованиям, установленным ст. 131 ГПК РФ, подлежали оставлению без движения, поскольку судья не вправе принимать к производству суда исковое заявление, не отвечающее требованиям ст. 131 ГПК РФ, и, соответственно, решать вопрос об обеспечительных мерах.

Между тем, несмотря на недостатки заявления, Г. было рассмотрено это заявление истца Б. о применении мер по обеспечению иска и в день обращения заявителя были вынесены два определения, в соответствии с которыми было запрещено Региональному отделению Федеральной комиссии ценных бумаг России в Центральном округе г. Москва и ФКЦБ России производить государственную регистрацию решения о выпуске и отчета об итогах выпуска дополнительных акций ОАО "Щербинский лифтостроительный завод", а также запрещено ОАО "Щербинский лифтостроительный завод", ОАО "Регистратор НИКойл" осуществлять размещение посредством открытой или закрытой подписки дополнительных акций ОАО "Щербинский лифтостроительный завод" до вступления решения суда по данному делу в законную силу, запрещено Межрайонной инспекции МНС РФ N 5 по Московской области принимать решения и вносить записи в Единый государственный реестр юридических лиц в отношении ОАО "Щербинский лифтостроительный завод", о реорганизации ОАО "Щербинский лифтостроительный завод", об изменениях, вносимых в учредительные документы данного акционерного общества, об изменениях, касающихся сведений ОАО "Щербинский лифтостроительный завод", но не связанных с внесением изменений в учредительные документы до рассмотрения дела по существу. Эти определения были обращены к немедленному исполнению.

Определением судьи от 11 июня 2004 г., т.е. в день поступления искового заявления Зельдовича, также были приняты обеспечительные меры, а именно: наложены запреты Региональному отделению Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг России в Центральном округе производить государственную регистрацию решения о выпуске и отчет об итогах выпуска дополнительных акций ЗАО "Асфальт-Сервис"; реестродержателю ЗАО "Асфальт-Сервис" - ОАО "Реестр" осуществлять размещение посредством открытой или закрытой подписки дополнительных акций ЗАО "Асфальт-Сервис"; учреждению юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним на территории г. Москвы производить государственную регистрацию прав собственников и обладателей иных подлежащих государственной регистрации прав, а также запретить осуществлять государственную регистрацию сделок и любого иного рода регистрационных действий в отношении части здания в г. Москве; ЗАО "Асфальт-Сервис" и иным уполномоченным им лицам совершать любые сделки и действия, связанные с отчуждением или обременением вышеуказанного объекта недвижимости.

Данное определение также было обращено к немедленному исполнению.

Оба дела по существу не рассмотрены, производства по ним прекращены 9 и 31 августа 2004 г. в связи с отказом истцов от исковых требований.

При разрешении вопросов о принятии обеспечительных мер по указанным делам, судьей Г. были допущены грубейшие нарушения норм процессуального права.

Так, не были соблюдены требования ст.ст. 139 и 140 ГПК РФ, согласно которым меры обеспечения иска применяются в том случае, если их непринятие может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда, при этом, принимаемые меры должны быть соразмерны заявленному истцом требованию.

Как установлено судом, предметом спора дел по искам Б. и З. являлось невыполнение ответчиками взятых на себя обязательств по заключению с истцами основных договоров купли-продажи акций ОАО "Щербинский лифтостроительный завод" и ЗАО "Асфальт-Сервис" и свое право истцы просили восстановить путем понуждения ответчиков такой договор заключить. Иных требований, в том числе связанных с деятельностью акционерных обществ, истцами не предъявлялось, в связи с чем, правовых оснований к применению названных выше мер не имелось.

При подаче исковых заявлений истцами не были представлены какие-либо доказательства, подтверждающие, что ответчики владеют акциями указанных предприятий, а З. также не представлены правоустанавливающие документы на недвижимое имущество, расположенное в г. Москве.

В описательной части определения от 1 июня 2004 г. о наложении запрета Межрайонной инспекции МНС РФ N 5 по Московской области принимать решения и вносить записи в ЕГРЮЛ в отношении ОАО "Щербинский лифтостроительный завод" судья указала на наличие ходатайства истца о принятии именно таких мер, однако ходатайства о принятии обеспечительных мер такого характера в материалах дела не имелось.

Запретив ОАО "Щербинский лифтостроительный завод" и ЗАО "Асфальт-Сервис", не привлеченным к участию в деле, а также их независимым регистраторам осуществлять размещение дополнительных акций предприятия и отражать итоги такого размещения в реестре акционеров, а регистрационным органам - производить государственную регистрацию решения о выпуске и отчета об итогах выпуска дополнительных акций обществ, а также принимать решения и вносить записи в ЕГРЮЛ в отношении ОАО "Щербинский лифтостроительный завод"; а также учреждению юстиции по осуществлению регистрационных действий в отношении части здания в г. Москве, а ЗАО "Асфальт-Сервис" совершать любые сделки в отношении указанного недвижимого имущества, суд фактически вмешался в вопросы деятельности акционерных обществ, хотя в рамках данных споров суд на это законных оснований не имел.

Суд также правильно указал в решении, что согласно Кодексу чести судьи проступком, позорящим честь и достоинство судьи, признается такое действие или бездействие, которое хотя и не является преступным, но по своему характеру несовместимо с высоким званием судьи.

В ст. 3 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации" и в ст. 3 действующего Кодекса судейской этики закреплены положения, согласно которым судья должен при исполнении своих полномочий избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, достоинство судьи или вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности.

С учетом изложенного суд правильно пришел к выводу, что утверждение квалификационной коллегии судей о том, что принятые судьей судебные акты не соответствуют требованиям Гражданского процессуального кодекса РФ, противоречат целям и задачам осуществления правосудия, а ее действия позорят честь и достоинство судьи, умаляют авторитет судебной власти суд первой инстанции, является обоснованным.

Указанные обстоятельства нашли свое подтверждение в ходе судебного рассмотрения дела и не отрицаются самой Г.

Утверждение Г. о том, что она по существу была привлечена к ответственности за принятое решение, не нашло своего подтверждения.

Г. привлечена к дисциплинарной ответственности не за выраженное при осуществлении правосудия мнение или принятое решение, а в связи с грубым нарушением предусмотренной ГПК Российской Федерации процедуры осуществления правосудия.

Грубое и явное неисполнение требований гражданско-процессуального законодательства при принятии исковых заявлений Б. и З. и принятия по ним обеспечительных мер, свидетельствует о нарушении судьей положений Кодекса судейской этики, что давало основания квалификационной коллегии признать указанные выше действия, как позорящие честь и достоинство судьи, умаляющие авторитет судебной власти.

Принимая во внимание, что решение квалификационной коллегии судей принято на основании исследованных обстоятельств в их совокупности, в пределах полномочий квалификационной коллегии судей, с соблюдением требований порядка и процедуры принятия таких решений, оснований для признания оспариваемого решения квалификационной коллегией судей не соответствующим требованиям закона у суда не имелось.

Довод кассационной жалобы о том, что Г. не имела опыта рассмотрения дел данной категории, поэтому оценка, данная квалификационной коллегией судей о допущенных ею нарушений, а также то, что наказание вынесено без учета ее личной характеристики и отношением к исполнению обязанностей судьи, нельзя признать состоятельным и он не может повлечь отмену обжалуемого решения суда.

В силу Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" и Положения о квалификационных коллегиях судей только квалификационной коллегии судей, как выборному коллегиальному органу, предоставлено право оценить в совокупности обстоятельства проступка, его тяжесть и давность совершения, а также данные, характеризующие личность лица, привлекаемого к дисциплинарной ответственности.

Поскольку оценку обстоятельств проступка и данных о личности осуществляет квалификационная коллегия, суд вправе проверить наличие в представленных материалах доказательств, подтверждающих совершение судьей дисциплинарного проступка.

Довод о том, что полномочия судьи Г. были прекращены с нарушением требований трудового законодательства также нельзя признать состоятельным, поскольку вопросы назначения судей и отстранения их от должности разрешаются в соответствии с законом "О статусе судей в Российской Федерации", а не трудовым законодательством.

Иные доводы кассационной жалобы были предметом исследования в Калининградском областном суде и не нашли подтверждения.

Руководствуясь ст.ст. 360, 361, 366 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Калининградского областного суда от 11 августа 2005 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу Г. - без удовлетворения.



Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 21 декабря 2005 г. N 71-Г05-19


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.