Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 сентября 2002 г. N 32-Г02-10 Суд, отказывая в удовлетворении кассационной жалобы, указал на то, что заявителем не представлено убедительных доказательств того, что даты внесения подписей избирателей в ряде подписных листов выполнены не самими избирателями, а проставлены одной рукой (одним лицом), что многие листы заполнены рукой сборщика, но данные о сборщике и его подпись выполнены другой рукой, то есть другим лицом

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 сентября 2002 г. N 32-Г02-10


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 6 сентября 2002 г. гражданское дело по жалобе С. на решение окружной избирательной комиссии по Вольскому одномандатному избирательному округу N 12 о регистрации К. в качестве кандидата в депутаты Саратовской областной Думы по кассационной жалобе заявителя на решение Саратовского областного суда от 29 августа 2002 г., которым постановлено: "Жалобу С. оставить без удовлетворения".

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации М., Судебная коллегия установила:

в связи с проведением 8 сентября 2002 г. выборов депутатов Саратовской областной Думы К. решением окружной избирательной комиссии одномандатного избирательного округа N 12 от 9 августа 2002 г. зарегистрирован в качестве кандидата в депутаты по данному избирательному округу.

Член указанной окружной избирательной комиссии - С. обратился с заявлением в Саратовский областной суд об отмене решения о регистрации в качестве кандидата в депутаты К. по тем основаниям, что подписные листы с подписями избирателей в поддержку кандидатуры К. оформлены с грубым нарушением требований пунктов 3 и 6 статьи 28, пунктов 5 и 6 статьи 29 Закона Саратовской области "О выборах депутатов Саратовской областной Думы от 17 апреля 2002 г., пунктов 1 и 8 статьи 31, пунктов 3 и 4 статьи 32 Федерального закона РФ N 55-ФЗ от 30 марта 1999 г. "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".

Указал, что К. представлены подписные листы, в которых среди проверенных имеется более 10% недостоверных подписей. К ним относятся подписи, где даты внесения подписей выполнены не самими избирателями, а проставлены одной рукой. Многие листы заполнены рукой сборщика, но данные о сборщике и его подпись выполнены другой рукой (другим почерком). Указанные нарушения содержатся в подписных листах 226, 249, 97, 33, 22, 60, 50, 99, 215, 4, 208, 89, 219, 70, 112, 45. 34, 38. Данные нарушения являются существенными и в связи с этим 75 подписей должны быть признаны недостоверными. От проверенных 219 подписей их количество превышает 10%. Несмотря на это окружная избирательная комиссия зарегистрировала этого кандидата, нарушив указанные выше нормы избирательного законодательства.

В судебном заседании С. свое заявление поддержал, но пояснил, что он отказывается от проведения почерковедческой экспертизы, поскольку, с его точки зрения, разница в написании текста в подписных листах настолько очевидна, что не требует каких-либо доказательств. Указал, что в подписных листах 45, 97, 60, 50, 99, 215, 34, 57, 93, 96, 41, 33 и 89 почерк, которым заполнены сведения об избирателях отличается от почерка сборщика подписных листов в силу чего подписи избирателей в указанных подписных листах должны быть признаны недостоверными, что влечет отмену решения окружной избирательной комиссии о регистрации К. в качестве кандидата в депутаты. Указал также, что недостоверных подписей в данных подписных листах вполне достаточно для отмены регистрации и поэтому не настаивает на признании недостоверными тех подписей, где, с его точки зрения, дата их внесения проставлена другим почерком и не относится к почерку избирателя (подписные листы 226, 249, 22, 60, 208, 70, 112), но заявления в этой части об отказе от требования суду не представил.

По делу постановлено приведенное выше решение.

В кассационной жалобе С. указывает о своем несогласии с решением суда и ставит вопрос о его отмене, ссылаясь на то, что суд в обоснование своего решения приводит в мотивировочной части решения два взаимоисключающих довода. С одной стороны, основанием для отказа в удовлетворении жалобы суд признал отказ заявителя от проведения почерковедческой экспертизы для установления разницы в написании различных частей текста в подписных листах (абз. 3 с. 2 решения суда), а с другой стороны, считает исполнение записей в различных частях подписных листов разным почерком обстоятельством, которое не может быть принято во внимание (абз. 6 с. 3 Решения). Кроме того, суждение в части отказа проведения экспертизы сделано без учета того, что позиция по этому вопросу была изложена в особом мнении, поданным в окружную комиссию и приобщенном к материалам дела, а следовательно, обязанность привлечения к участию в работе комиссии эксперта лежала в соответствии с абз. "а" п. 7 ст. 29 Закона Саратовской области "О выборах депутатов Саратовской областной Думы" на окружной избирательной комиссии, которая в соответствии со ст. 50 ГПК РСФСР и должна была нести бремя доказывания обстоятельств, на которые ссылается, то есть обеспечить назначение и проведение почерковедческой экспертизы, подтверждающей доводы представителя комиссии в суде о том, что "разница в написании данных об избирателях с данными о сборщике подписей... объясняется тем, что сборщик старался более разборчиво написать текст подписного листа в части указания данных об избирателях" (абз. 1 с. 3 Решения). Представитель ОИК признавал факт различия почерков, исполнивших разные части подписных листов, но дал им объяснение, не подтвержденное доказательствами и отказался от проведения почерковедческой экспертизы по делу, ничем не мотивировав свой отказ. Таким образом, не соответствует требованиям закона возложение обязанности доказывания факта различия почерков в исполнении различных частей подписных листов на заявителя, а не на представителя окружной избирательной комиссии или кандидата в депутаты К.

С. в жалобе отмечает также то, что суд необоснованно пришел к выводу о том, что "основания для отмены регистрации... не указаны в названной норме Закона области" (имея в виду ст. 32 Федерального Закона и ст. 29 Закона Саратовской области - абз. 6 с. 4 Решения), так как основанием для отмены регистрации кандидата в депутаты, в соответствии с п. 1 ст. 58 Закона Саратовской области является нарушение правил выдвижения и регистрации кандидатов. Кандидат в депутаты К., представивший в окружную избирательную комиссию более 10% недостоверных подписей из числа проверенных, допустил нарушение правил выдвижения, предусмотренные п. 6 ст. 28 и п. 6 ст. 29 Закона Саратовской области, а избирательная комиссия нарушила правила регистрации кандидата, представившего вызывающие сомнение подписные листы, без предусмотренной абз. "а" п. 7 ст. 29 наличия заключения эксперта - почерковеда. Суд не дал правильной оценки не соответствующему действительности и противоречащему закону утверждению представителя окружной избирательной комиссии И. о том. что комиссией "достоверными признаны 1252 подписи в поддержку кандидата в депутаты К." (абз. 4 с. 2 Решения), поскольку проверке подверглись путем случайной выборки только 219 подписей, а не все из 1260 представленных. Указанные заявителем основания для отмены регистрации кандидата, нашедшие подтверждение в судебном заседании, отвергнуты судом без должной мотивировки с ссылками на действующее законодательство.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы судебная коллегия не находит оснований для ее удовлетворения.

При вынесении решения суд считал установленным и исходил из того, что в соответствии с п. 6 ст. 28 Закона области избиратель ставит подпись в подписном листе, где указывает свою фамилию, имя, отчество, год рождения (в возрасте 18 лет - дополнительно день и месяц рождения), адрес места жительства, серию и номер паспорта или заменяющего его документа и дату его выдачи, а также дату внесения подписи. Данные об избирателях, ставящих свою подпись в поддержку кандидата, могут вноситься в подписной лист лицом, собирающим подписи в поддержку кандидата. Указанные данные вносятся не иначе как рукописным текстом. Заявителем не представлено убедительных доказательств в подтверждение доводов жалобы о том, что даты внесения подписей избирателей в ряде подписных листов выполнены не самими избирателями, а проставлены одной рукой (одним лицом), многие листы заполнены рукой сборщика, но данные о сборщике и его подпись выполнены другой рукой, т.е. другим лицом. Утверждение С. об очевидности этих обстоятельств в силу простого визуального осмотра подписных листов не могут быть приняты во внимание.

В соответствии со ст. 50 ГПК РСФСР каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений, а согласно ст. 55 этого же кодекса ввиду очевидности освобождаются от доказывания только общеизвестные факты. Доводы заявителя о заполнении подписных листов разными лицами основаны на предположениях и в силу этого не могут быть положены в основу решения. Удовлетворение требований на основе предположений заявителя явилось бы нарушением пассивного избирательного права кандидата.

Согласно п. 1 ст. 64 Федерального закона от 19 сентября 1997 г. N 124-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (с последующими изменениями) и п/п "а" п. 1 ст. 58 Закона Саратовской области "О выборах депутатов Саратовской областной Думы" регистрация кандидатов (списка кандидатов) может быть отменена (аннулирована) соответственно не позднее чем в день, предшествующий дню голосования, и по предусмотренным в этих статьях основаниям.

Сославшись на ст. 32 вышеназванных федерального закона и ст. 29 областного закона, суд признал, что те основания, по которым заявитель фактически ставит вопрос о недостоверности подписей избирателей и, как следствие, отмене регистрации в качестве кандидата в депутаты Саратовской областной Думы К., не указаны в названной выше норме Закона области. Исходя из пределов заявленных требований и с учетом представленных доказательств, а также заявления С. об отсутствии необходимости в проведении почерковедческой экспертизы и, что у него нет других доказательств в подтверждение жалобы, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения последней. В действиях окружной избирательной комиссии Вольского одномандатного округа N 12 нарушений, дающих основание удовлетворить требование С. об отмене решения о регистрации кандидатом в депутаты Саратовской областной Думы К. не установлено.

Судебная коллегия находит такое суждение суда правильным, так как оно соответствует установленным по делу обстоятельствам и требованиям действующего законодательства.

Из дела видно, что первоначально (при обращении в суд) С. с целью подтверждения своих доводов ставил вопрос о проведении по делу почерковедческой экспертизы, но в ходе разбирательства дела отказался от этой позиции. Из протоколов заседаний ОИК и из содержания заявления (особого мнения) С. также следует, что о проверке как своего утверждения, так и возражений других членов комиссии о допущенных нарушениях в подписных листах он вопроса не ставил.

При таких обстоятельствах у суда имелись основания считать, что утверждение С. в этой части основано лишь на предположении и доказательствами оно не подтверждено. Ссылка последнего в кассационной жалобе на то, что с учетом его позиции сама ОИК должна была принять меры к проверке подписных листов, не указывает на ошибочность решения суда, так как согласно названных выше законов сделать представление о проверке достоверности сведений в соответствующие органы является правом, а не обязанностью комиссии и по результатам голосования среди членов ОИК заявление С. поддержки не нашло. В силу указанных обстоятельств ссылка заявителя на требования ст. 50 ГПК РСФСР является несостоятельной.

Изучение материалов дела не дает оснований согласиться также и с доводом жалобы С. о необходимости проведения по делу экспертизы по мотиву того, что представителем ОИК признавался факт различия почерков в подписных листах. Содержание протоколов ОИК и судебного заседания не позволяет признать, что указанная в них смысловая нагрузка является аналогичной приведенной заявителем.

При непризнании ОИК и судом в подписных листах указываемых заявителем нарушений нельзя признать состоятельным довод кассационной жалобы о том, что нарушение правил выдвижения и регистрации кандидата имело место, но суд необоснованно пришел к выводу об отсутствии основания для отмены регистрации.

Указание в жалобе о неправомерности суждения суда о числе достоверных подписей в поддержку кандидата в депутаты К. не основано на правильном толковании положений избирательного законодательства, в частности, ст. 32 ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".

На основании изложенного, руководствуясь ст. 305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия определила:

решение Саратовского областного суда от 29 августа 2002 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу С. - без удовлетворения.


Председательствующий
Судьи




Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 сентября 2002 г. N 32-Г02-10


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.