Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 3 сентября 2002 г. N 47-Г02-21 Суд, отправляя дело на новое рассмотрение, указал на то, что бесплатная раздача продуктов питания и обещание подарить телевизор военнослужащим при условии голосования за кандидата не может быть расценена как благотворительная деятельность

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 3 сентября 2002 г. N 47-Г02-21


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 3 сентября 2002 г. гражданское дело по жалобам А., В., Д., Л. об отмене решения окружной избирательной комиссии от 25 марта 2002 г. об итогах голосования и результатах выборов по одномандатному избирательному округу N 6 по выборам депутата Законодательного Собрания Оренбургской области третьего созыва по кассационной жалобе А. на решение Оренбургского областного суда от 6 мая 2002 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Х., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, установила:

24 марта 2002 года проведены выборы депутатов Законодательного Собрания Оренбургской области третьего созыва.

Согласно протоколу от 25 марта 2002 года окружной избирательной комиссии по одномандатному избирательному округу N 6 (г. Бузулук) об итогах голосования, за кандидата в депутаты С. было подано 2312 голосов избирателей, за кандидатов в депутаты А., В., Д., Д., Л., П. подано соответственно 1479, 1046, 1089, 437, 1082, 1098 голосов избирателей. Окружная избирательная комиссия приняла решение о признании С. избранным депутатом Законодательного Собрания Оренбургской области по одномандатному избирательному округу N 6.

А., В., Д., Л. обратились в суд с жалобами на указанное решение окружной избирательной комиссии, ссылаясь на то, что С. и его уполномоченными лицами в ходе подготовки и проведения выборов были допущены многочисленные нарушения положений закона о предвыборной агитации, но окружная комиссия признала его избранным депутатом.

В обоснование своих доводов указали на следующие обстоятельства.

22 марта 2002 года доверенное лицо С. А. с целью подкупа избирателей бесплатно угощал спиртными напитками и едой офицеров воинской части N 22267 в кафе-баре "Аркас" и обещал привезти продукты питания, если офицеры и рядовой состав проголосуют на выборах за кандидата в депутаты С.

Пенсионеры, проживающие на территории, входящей в избирательный округ N 6, с целью подкупа, получали от представителей С. пакеты с продовольственными товарами.

22 марта 2002 года при выступлении в прямом телеэфире по каналу ИТЦ "Партнер" г. Бузулук в нарушение правил агитации С. пообещал семье К. оказать материальную помощь на лечение их дочери-инвалида.

В это же время был показан видеоролик выступления члена Совета Федерации Российской Федерации Н., который агитировал избирателей голосовать за С. с использованием своего служебного положения.

23 марта 2002 года доверенные лица С. А. и П. с целью подкупа избирателей привезли на нескольких машинах в воинскую часть N 22267 лимонад, мороженое, сигареты, которые были розданы военнослужащим, они агитировали в этот день военнослужащих голосовать за С.

23 марта 2002 года П. и А. при агитации избирателей-военнослужащих голосовать за С., обещали подарить им новый телевизор.

23 марта 2002 года неизвестными гражданскими лицами производилась бесплатная раздача продуктов (мороженое и лимонад) в целях агитации и подкупа избирателей-военнослужащих воинской части N 31601 в пользу кандидата в депутаты С.

23 марта 2002 года на вещевом рынке г. Бузулука проводилась агитация за С. путем раздачи агитационных печатных листовок с его портретом и программой.

24 марта 2002 года по г. Бузулуку передвигались три легковых автомобиля, на которых имелись агитационные плакаты с надписями "Передвижной штаб кандидата в депутаты С.", "Голосуйте за С.". Эти автомобили были поставлены на пути избирателей у входа на избирательные участки N 377, N 380 и N 385. Услуги по использованию данного транспорта не были оплачены из избирательного фонда С.

24 марта 2002 года доверенное лицо С. М. проводила агитацию среди избирателей, идущих на избирательный участок N 380.

24 марта 2002 года член участковой избирательной комиссии с правом совещательного голоса Д. проводил агитацию за С. и против А. на избирательном участке N 379.

24 марта 2002 года лицами, участвующими в предвыборной агитации за С., разносились конверты по ул. Оренбургской в г. Бузулуке в которых находились агитационные листовки С., а также деньги в сумме 10 рублей.

Просили отменить решение окружной избирательной комиссии по избирательному округу N 6 итогах голосования в отношении С., признав их недействительными.

В судебном заседании А. и его представители С., М., а также В., Д., Л. поддержали заявленные требования.

Представитель окружной избирательной комиссии по избирательному округу N 6 В., представители избирательной комиссии Оренбургской области Ц. и З., С. и его представители Х. и П. с доводами жалоб не согласились, полагая, что основания для отмены решения комиссии об итогах голосования и результатах выборов депутата по избирательному округу N 6 отсутствуют.

Решением Оренбургского областного суда от 6 мая 2002 г. в удовлетворении жалоб отказано.

В кассационной жалобе А. ставится вопрос об отмене решения суда по мотиву его незаконности.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

Согласно пункта 2 статьи 64 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", (в редакции на момент рассмотрения дела), суд может отменить решение избирательной комиссии об итогах голосования, о результатах выборов в случае, если после установления соответствующей избирательной комиссией итогов голосования или определения результатов выборов установит, что нарушения, перечисленные в пункте 1 названной статьи, имели место и не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей.

К нарушениям, которые могут являться основанием для отмены решения избирательной комиссии об итогах голосования, о результатах выборов относятся, в частности, нарушения правил ведения предвыборной агитации и финансирования избирательной компании, установление фактов подкупа избирателей кандидатами, избирательными объединениями, избирательными блоками, иными организациями, действующими в целях избрания определенных кандидатов. Аналогичные положения содержатся в Законе Оренбургской области "О выборах депутатов Законодательного Собрания Оренбургской области" (ст. 80).

Отказывая заявителям в удовлетворении жалоб суд исходил из того, что ряд нарушений, на которые они ссылались, не нашли своего подтверждения в судебном заседании. Некоторые нарушения избирательного законодательства действительно имели место, однако, по мнению суда, они не повлияли на общие итоги выборов.

Согласно пункта 5 статьи 43 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (в прежней редакции) агитационные печатные материалы могут вывешиваться в помещениях, на зданиях, сооружениях и иных объектах с согласия собственников или владельцев указанных объектов. Запрещается вывешивание агитационных материалов на памятниках, обелисках и зданиях, имеющих историческую, культурную или архитектурную ценность, а также в помещениях избирательных комиссий, у входа в них и в помещениях для голосования. Такие же положения содержатся в п. 3 ст. 46 Закона Оренбургской области "О выборах депутатов Законодательного Собрания Оренбургской области".

Пунктом 4 ст. 38 этого же Федерального закона и п. 9 ст. 43 названного Закона Оренбургской области установлено, что агитационные материалы, ранее размещенные вне зданий и помещений избирательных комиссий в установленном федеральными законами и законами области порядке, могут сохраняться в день голосования на прежних местах.

Суд не усмотрел нарушений правил ведения предвыборной агитации и финансирования выборов в использовании С. в день выборов трех легковых автомобилей, оборудованных под передвижные штабы с размещенными на них агитационными материалами, на которых Ш., В. и И., будучи назначенными С. наблюдателями, соответственно на 377, 385 и 376 избирательные участки, приезжали на данных автомобилях на эти участки, а также на свои избирательные участки для голосования.

При этом суд исходил из того, что размещение агитационных печатных материалов на транспортных средствах не противоречит требованиям закона и эти материалы могут сохраняться в день голосования на прежних местах.

Как указал суд в решении, поскольку действующее законодательство не содержит запрета на передвижение транспортных средств в день выборов с ранее размещенными на них агитационными печатными материалами, следовательно, взъезд наблюдателей С. на таких автомобилях на территорию, прилегающую к зданиям, в которых находились избирательные комиссии, не может быть признано нарушением установленных законом правил предвыборной агитации.

Между тем, в нарушение требований ст. 197 ГПК РСФСР, суд не дал в решении оценки показаниям свидетелей С., Х., О., С., К., К., К., С. о том, что автомобили, обклеенные печатными материалами, носящими агитационный характер - в поддержку кандидата С., находились в день выборов у входа в помещения избирательных комиссий, что прямо запрещено указанным выше Федеральным законом и п. 3 ст. 46 Закона Оренбургской области "О выборах депутатов Законодательного Собрания Оренбургской области".

Положения п. 4 ст. 38 данного Федерального закона и п. 9 ст. 43 Закона Оренбургской области в таком случае не могут быть применены к названным автомобилям.

Проверяя доводы заявителей о подкупе избирателей (военнослужащих в/ч 22267 и прикомандированных к ней военнослужащих в/ч 31601) путем бесплатной раздачи продуктов питания под условием голосования за С., а также о подкупе их путем обещания предоставить телевизор, суд исходил из того, что имели место факт нарушения предвыборной агитации и незаконная благотворительная деятельность, а также, поскольку агитация проводилась менее чем за сутки до выборов, были нарушены также требования п. 1 ст. 38 указанного выше Федерального закона.

Между тем, с выводом суда о том, что бесплатная раздача продуктов питания и обещание подарить телевизор ряду военнослужащих под условием голосования за С., не являются подкупом, а являлись благотворительной деятельностью, согласиться нельзя.

В соответствии с п. 3 ст. 45 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (в прежней редакции) под подкупом избирателей понимается вручение им денежных средств, подарков и иных материальных ценностей, проведение льготной распродажи товаров и т.д. под условием голосования за или против конкретного кандидата.

Согласно ст. 1 Федерального закона "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях" (в редакции на момент проведения избирательной компании) под благотворительной деятельностью понимается добровольная деятельность граждан и юридических лиц по бескорыстной (безвозмездной или на льготных условиях) передаче гражданам или юридическим лицам имущества, в том числе денежных средств, бескорыстному выполнению работ, предоставлению услуг, оказанию иной поддержки. В ст. 2 этого же Закона определены цели благотворительной деятельности.

Таким образом, бесплатная раздача продуктов питания и обещание подарить телевизор военнослужащим под условием голосования за С. необоснованно в силу указанных положений федерального законодательства расценены как благотворительная деятельность.

Указав в решении на то, что Н. - член Совета Федерации во время агитации не находился при исполнении своих должностных, служебных обязанностей и не использовал при этом каких-либо преимуществ своего должностного, служебного положения, суд не сослался на доказательства, которые свидетельствуют о том, что в период агитации он не находился при исполнении своих должностных, служебных обязанностей (выходные и праздничные дни, дни отпуска и т.д.).

Таким образом, при рассмотрении дела судом было допущено нарушение норм материального и процессуального права.

Нарушение или неправильное применение норм материального и процессуального права, является в силу ст. 306 ГПК РСФСР основанием к отмене решения суда в кассационном порядке.

С учетом изложенного, руководствуясь ст.ст. 305, 311 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Оренбургского областного суда от 6 мая 2002 г. отменить; дело направить на новое рассмотрение в тот же суд.


Председательствующий
Судьи




Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 3 сентября 2002 г. N 47-Г02-21


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.