Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 12 июля 2002 г. N 30-Г02-3 Основанием к отмене протоколов участковых избирательных комиссий послужил тот факт, что на избирательных участках, а также в окружной избирательной комиссии были допущены существенные нарушения избирательного законодательства, которые в своей совокупности являются основанием для признания выборов недействительными

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 12 июля 2002 г. N 30-Г02-3


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 12 июля 2002 г. гражданское дело по жалобам С., Т., Л., А. о признании незаконными и отмене протоколов участковых избирательных комиссий N 139-144, протокола окружной избирательной комиссии, постановления Избирательной комиссии Карачаево-Черкесской Республики от 15 марта 2002 г. о результатах дополнительных выборов депутата Народного Собрания КЧР, состоявшихся 10 марта 2002 г. и о признании недействительными данных выборов по кассационным жалобам К. и Избирательной комиссии Карачаево-Черкесской Республики на решение Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 7 мая 2002 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Х., объяснения председателя Избирательной комиссии КЧР Г., представителей К. - К., К., представителя Избирательной комиссии КЧР - Б., представителей Л. - С., С. - Г., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

С., Т., Л., А. обратились в суд с указанным выше требованием.

В обоснование предъявленных требований сослались на то, что при проведении досрочного голосования, голосования на участках в день выборов, а также при подведении итогов в день выборов имелись существенные нарушения избирательного законодательства, которые не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей.

Решением Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 7 мая 2002 г. жалоба заявителей удовлетворена.

В кассационной жалобе К. и Избирательной комиссии Карачаево-Черкесской Республики ставится вопрос об отмене решения суда по мотиву его незаконности.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия оснований к отмене решения суда не находит.

Постановлением Избирательной комиссии Карачаево-Черкесской Республики от 15 марта 2002 г. признаны состоявшимися и действительными дополнительные выборы депутата Народного Собрания (Парламента) КЧР по 43 избирательному округу.

В результате голосования депутатом Народного Собрания КЧР избран К.

В судебном заседании было установлено, что нарушения, на которые ссылались заявители, в действительности не имели место, не нашли своего подтверждения в ходе судебного заседания, часть нарушений имели место, однако они не могли повлиять и не повлияли на волеизъявление избирателей. В тоже время в ходе досрочного голосования на избирательных участках и в окружной избирательной комиссии были допущены и такие нарушения избирательного законодательства, которые не позволяют с достоверностью установить волеизъявление избирателей в связи с тем, что за К. проголосовало всего на 62 избирателя больше, чем за А.

Суд правильно исходил из того, что на избирательных участках NN 139-144, а также в окружной избирательной комиссии были допущены существенные нарушения избирательного законодательства, которые в своей совокупности являются основанием для признания выборов недействительными.

Так суд установил следующие нарушения избирательного законодательства.

В частности, при проведении выборов были нарушены нормы избирательного законодательства устанавливающие, что избирателем является гражданин России, достигший 18 лет. Однако на избирательных участках N 139, 140, 142 и 144 в голосовании принимали участие лица, не достигшие возраста 18 лет (6 человек).

Кроме того, незаконно были включены в списки избирателей 19 человек, проживающих вне территории избирательного округа. Имели место случаи, когда трое избирателей проголосовали дважды. В окружной избирательной комиссии при досрочном голосовании имели место два таких случая. После чего данные о повторном голосовании были вычеркнуты из списков и внесены ложные сведения о голосовании Д. (вымышленное лицо) с номером паспорта избирателя Л. (141 участок) и Х. с паспортными данными К. (141 участок).

Суд также установил, что в заявлениях избирателей, проголосовавших на дому по 141 избирательному участку, в 6 случаях отсутствует подпись как под самим заявлением о голосовании вне помещения, так и подпись удостоверяющая факт получения избирательного бюллетеня. В 9 случаях в списке досрочно голосовавших на 144 избирательном участке отсутствует подпись избирателя о получении избирательного бюллетеня, по 143 избирательному участку отсутствуют подписи двух избирателей. В 3-х случаях подписи избирателей явно не соответствуют их фамилиям, указанным в списках. Данные о том, что при этом избирателю оказывалась помощь другим лицом не представлено суду. Три избирательных бюллетеня по 144 избирательному участку без достаточных оснований были признаны недействительными. Так, такими основаниями участковая избирательная комиссия посчитала отсутствие подписи или печати на конверте с избирательным бюллетенем досрочно проголосовавшего избирателя. Как правильно указано в решении суда, данные подписи не удостоверяют действительность бюллетеня, они служат удостоверению факта опечатывания, сохранения тайны голосования избирателя. В 42-х случаях данные о голосовании избирателей без соответствующих оговорок были исключены из списков избирателей и не учтены при подсчете голосов. Без указания оснований признания недействительными и без включения этих данных в протоколы, окружная избирательная комиссия признала недействительными 4 бюллетеня.

В 64 случаях имел место учет голосов избирателей в отсутствии их подписей о получении избирательного бюллетеня. В частности, в окружной избирательной комиссии по данным протоколов, по количеству избирательных бюллетеней проголосовало досрочно 777 избирателей. Однако в списках избирательной комиссии имеется запись о голосовании только 713 избирателей. То есть, не установлен источник появления 64 бюллетеней, учтенных при голосовании.

При проведении выборов на 140, 141 избирательных участках имели место случаи (по объяснениям председателя участковой избирательной комиссии N 40 Б. до 15, по показаниям свидетеля А. на 141 участке до 5), когда избирателям оказывалась помощь посторонними лицами без предусмотренного в таком случае п. 9 ст. 52 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" указания в списке избирателей фамилии, имени, отчества, серии и номера паспорта лица, оказывающего помощь.

Суд правильно исходил также из того, что списки избирателей по 144 избирательному округу были составлены по неточным сведениям о границах участка, образование избирательного участка было проведено с неточностями. В результате чего оказалось невозможным установить право граждан на участие в выборах.

Обоснованно принял во внимание суд и плохую организацию работы 141 участковой избирательной комиссии, в результате чего голосование было задержано на несколько часов и 5 установленных судом избирателей (семья Х. и Э.) не смогли реализовать свое право на участие в выборах.

Вышеперечисленные нарушения суд обоснованно посчитал существенными, не позволяющими в связи с незначительной разницей голосов избирателей, поданных за кандидатов в депутаты К. и А., достоверно установить волеизъявление избирателей.

Доводы кассационных жалоб о том, что вывод суда не соответствует фактическим обстоятельствам дела, является несостоятельным.

Вывод суда основан на анализе имеющихся в материалах дела избирательных документов, показаниях свидетелей, объяснениях заинтересованных лиц, которым дана правильная правовая оценка в соответствии с требованиями ст. 56 ГПК РСФСР. Данный вывод мотивирован и соответствует положениям действующего избирательного законодательства.

То обстоятельство, что суд отменил протоколы всех участковых избирательных комиссий (N 139-144), само по себе не свидетельствует о том, что у суда не было оснований для признания незаконным и отмене протокола окружной избирательной комиссии, постановления Избирательной комиссии Карачаево-Черкесской Республики и признания недействительными дополнительных выборов депутата Народного Собрания Карачаево-Черкесской Республики по 43 избирательному округу, поскольку суд исходил при этом из совокупности допущенных на этих избирательных участках нарушений.

Нарушения судом норм материального и процессуального права, в том числе и тех, на которые имеются ссылки в кассационных жалобах и, которые могли бы послужить основанием к отмене решения, судом не допущено.

Руководствуясь ст.ст. 305, 311 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 7 мая 2002 г. оставить без изменения, а кассационные жалобы К. и избирательной комиссии Карачаево-Черкесской Республики - без удовлетворения.


Председательствующий
Судьи




Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 12 июля 2002 г. N 30-Г02-3


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.