Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 22 февраля 2002 г. N 67-Г02-8 Избирательная комиссия, преследуя цель единообразного применения окружными избирательными комиссиями положений закона при приеме и проверке подписных листов от кандидатов, вправе была утвердить оспариваемую инструкцию

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 22 февраля 2002 г. N 67-Г02-8


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:


председательствующего                                        В.П. Кнышева
судей                                                   Д.П. Александрова
                                                           А.В. Харланова

рассмотрела в открытом судебном заседании от 22 февраля 2002 г. гражданское дело по кассационному протесту прокурора на решение Новосибирского областного суда от 27 декабря 2001 г. по заявлению прокурора Новосибирской области о признании недействительным решения избирательной комиссии Новосибирской области от 23 августа 2001 г. N 20/78 "О порядке проверки достоверности подписей избирателей в подписных листах, а также правильности оформления подписных листов".

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Александрова Д.П., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гермашевой М.М., полагавшей решение суда оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

прокурор Новосибирской области обратился в суд с заявлением о признании недействительным решения избирательной комиссии Новосибирской области от 23.08.01 г. N 20/78 об утверждении Инструкции "О порядке проверки достоверности подписей избирателей в подписных листах, а также правильности оформления подписных листов". При этом ссылался на то, что избирательная комиссия утвердила документ, содержащий правовые нормы и регулирующий определенные правоотношения, чем превысила полномочия, установленные федеральным законом и законами области.

В судебном заседании прокурор Боярская В.А. поддержала заявление прокурора области и дополнила указанием на противоречие положения пункта 4 статьи 38 Закона области "О выборах депутатов Новосибирского областного Совета депутатов" о том, что порядок проведения проверки достоверности подписей определяется избирательной комиссией Новосибирской области, п. 4 ст. 32 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", согласно которому процедура проверки достоверности подписей должна предусматриваться только законом.

Представитель избирательной комиссии Новосибирской области Деев В.Г. не согласился с заявлением прокурора и просил отказать в его удовлетворении, указав на то, что избирательная комиссия Новосибирской области вправе издавать инструкции по вопросам обеспечения единообразного применения закона о выборах для всех избирательных комиссий, осуществляющих подготовку и проведение выборов депутатов Новосибирского областного Совета. Оспариваемая Инструкция носит рекомендательный характер и полностью соответствует Федеральному закону "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и Закону области "О выборах депутатов Новосибирского областного Совета депутатов".

Решением Новосибирского областного суда от 27 декабря 2001 г. заявление прокурора удовлетворено в части признания недействительным пункта 5 оспариваемой Инструкции, в остальной части в удовлетворении заявления отказано.

В кассационном протесте прокурора, участвовавшего в рассмотрении дела, ставится вопрос об отмене решения суда в части отказа прокурору в удовлетворении заявления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного протеста прокурора, Судебная коллегия оснований к отмене решения суда не находит.

Согласно п. 7 ст. 21 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" полномочия и порядок деятельности избирательных комиссий при подготовке и проведении выборов в органы государственной власти субъектов Российской Федерации определяются настоящим Федеральным законом, конституциями, уставами, законами субъектов Российской Федерации.

П. 1 ст. 17 Закона Новосибирской области "О выборах депутатов Новосибирского областного Совета депутатов" определено полномочие избирательной комиссии Новосибирской области при подготовке и проведении выборов осуществлять контроль за соблюдением избирательных прав граждан, законности при подготовке и проведении выборов, обеспечивать единообразное применение соответствующих законов Новосибирской области, давать разъяснения, издавать инструкции по всем вопросам обеспечения единообразного их исполнения.

Согласно п. 4 ст. 38 этого же Закона области, порядок проведения проверки достоверности подписей определяется избирательной комиссией Новосибирской области.

Проанализировав положения Федерального закона и Закона субъекта Российской Федерации суд пришел к правильному выводу о том, что избирательная комиссия Новосибирской области, преследуя цель единообразного применения окружными избирательными комиссиями положений закона при приеме и проверке подписных листов от кандидатов вправе была утвердить оспариваемую Инструкцию.

Как пояснил в судебном заседании представитель избирательной комиссии Новосибирской области Деев В.Г., решение избирательной комиссией принято в пределах полномочий и в полном соответствии с действующим законодательством о выборах. Необходимость в принятии такой Инструкции имелась, так как при проверке подписных листов у членов окружных избирательных комиссий всегда возникает много вопросов. Признал, что п. 5 Инструкции, где указано, что не допускаются какие-либо исправления в графах подписного листа, должен быть уточнен указанием на "неоговоренные исправления".

Эти объяснения представителя Облизбиркома прокурором и материалами дела, как правильно указал суд в решении, не опровергнуты.

Судом также правильно установлено, что положения Инструкции текстуально соответствуют положениям Закона области "О выборах депутатов Новосибирского областного Совета депутатов", поэтому нет оснований для признания Инструкции незаконной.

Довод прокурора о том, что Облизбирком утвердил Инструкцию, содержащую правовые нормы, регулирующие избирательные правоотношения, чем превысил свои полномочия, правильно признан необоснованным. Как правильно указано в решении суда, Инструкция не создает норм избирательного права, а воспроизводит нормы, содержащиеся в Федеральном законе и Законе области.

В судебном заседании прокурором признано, что п. 1 Инструкции воспроизводит положение п.п. "а" п. 4 ст. 38 Закона области "О выборах депутатов Новосибирского областного Совета депутатов", п. 2 - положение п.п. "б" п. 4 ст. 38:

п. 3 - положения п.п. "в" п. 4 ст. 38, п. 6 ст. 37, п. 7 ст. 37;

п. 4 - положения п. 7 ст. 37;

п. 6 - положение п. 3 ст. 37;

п. 7 - положение п. 6 ст. 37;

п. 8 - положение п. 6 ст. 37;

п. 9 - положение п. 5 ст. 37;

п. 10 - положение п.п. "г" п. 4 ст. 38.

Таким образом, только п. 5 Инструкции, где определено, что не допускаются какие-либо исправления в графах подписного листа, как правильно указал суд в решении, не основан на Федеральном законе и Законе области.

Правильно суд не согласился с доводом прокурора о том, что положение п. 4 ст. 38 Закона области "О выборах депутатов Новосибирского областного Совета депутатов" противоречит п. 4 ст. 32 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", указав при этом, что Закон Новосибирской области устанавливает общие правила проверки достоверности подписей избирателей в подписных листах, а в Инструкции они лишь воспроизведены, сгруппированы, а также на то, что полномочия издавать инструкции по вопросам обеспечения единообразного исполнения закона о выборах у Облизбиркома имеются (ст. 17 Закона области).

Судебная коллегия учитывает и то обстоятельство, что в п. 7 ст. 21 названного выше Федерального закона прямо указано, что полномочия избирательных комиссий определяются не только Федеральным законом, но и законами субъектов РФ, что в данном случае и имело место.

Более того, сам прокурор в протесте ссылается на то, что в оспариваемой Инструкции порядок проверки достоверности подписей избирателей не определен, что также, как считает Судебная коллегия, свидетельствует о законности решения суда.

Доводы кассационного протеста прокурора по существу сводятся к неправильному применению судом норм материального права, с чем согласиться нельзя по указанным выше основаниям.

Руководствуясь ст.ст. 305, 311 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Новосибирского областного суда от 27 декабря 2001 г. оставить без изменения, а кассационный протест прокурора - без удовлетворения.


Председательствующий

В.П. Кнышев


Судьи

Д.П. Александров
А.В. Харланов


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 22 февраля 2002 г. N 67-Г02-8


Текст определения опубликован в сборнике "Избирательные права и право на участие в референдуме граждан Российской Федерации в решениях Верховного Суда Российской Федерации. 2002" - М.: Центральная избирательная комиссия Российской Федерации, 2003 г.


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение