Определение Конституционного Суда РФ от 2 февраля 2006 г. N 20-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Половцева Игоря Николаевича на нарушение его конституционных прав положениями статей 50 и 79 Устава Санкт-Петербурга, статей 15, 18, 20, 29, 30 и 37 Закона Санкт-Петербурга "Об Уставном суде Санкт-Петербурга", а также отдельными положениями Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации", Федерального закона "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" и Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации"

Определение Конституционного Суда РФ от 2 февраля 2006 г. N 20-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Половцева Игоря Николаевича на нарушение его конституционных прав положениями статей 50 и 79 Устава Санкт-Петербурга, статей 15, 18, 20, 29, 30 и 37 Закона Санкт-Петербурга "Об Уставном суде Санкт-Петербурга", а также отдельными положениями Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации", Федерального закона "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" и Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации"


Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи О.С. Хохряковой, проводившей на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалоб гражданина И.Н. Половцева, установил:

1. Гражданин И.Н. Половцев направил в Конституционный Суд Российской Федерации ряд жалоб, в которых оспаривает конституционность положений статей 50 и 79 Устава Санкт-Петербурга (в редакции Закона Санкт-Петербурга от 12 июля 2005 года), устанавливающих компетенцию Уставного суда Санкт-Петербурга, срок полномочий и предельный возраст пребывания в должности его судей, аналогичных им по содержанию и некоторых иных положений статей 15, 18, 20, 29, 30 и 37 Закона Санкт-Петербурга от 27 мая 2005 года, а также отдельных положений Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации", Федерального закона "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" и Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации".

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Закон Санкт-Петербурга от 27 мая 2005 г. следует читать как "Закон Санкт-Петербурга от 5 июня 2000 г. N 241-21 (в ред. от 27 мая 2005 г.)"

Заявитель утверждает, что абзац третий пункта 5 статьи 50 Устава Санкт-Петербурга, пункт 3 статьи 30 и подпункт 5 пункта 1 статьи 37 Закона Санкт-Петербурга "Об Уставном суде Санкт-Петербурга" - в той части, в какой они устанавливают, что граждане вправе оспаривать в Уставном суде Санкт-Петербурга соответствие Уставу Санкт-Петербурга только законов Санкт-Петербурга, примененных или подлежащих применению в конкретном деле, и что Уставный суд Санкт-Петербурга не рассматривает дела и не принимает решения, от которых зависит личная судьба судей Уставного суда Санкт-Петербурга, а также не регулирует порядок формирования Уставного суда Санкт-Петербурга, процедурные вопросы его деятельности, - не соответствуют статьям 19 (часть 2), 33, 46, 47 (часть 1) и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации, поскольку они не включают граждан в число субъектов, имеющих право на обращение в Уставный суд Санкт-Петербурга по вопросам толкования Устава Санкт-Петербурга, проверки соответствия Уставу Санкт-Петербурга иных помимо законов нормативных правовых актов, а также лишают граждан возможности оспаривать соответствие Уставу Санкт-Петербурга норм, регулирующих порядок формирования, деятельности и полномочия Уставного суда Санкт-Петербурга, его судей. Тем самым, полагает заявитель, оспариваемые законоположения препятствуют реализации им конституционного права на обращение лично в государственные органы, в том числе в компетентный суд, ставят его в неравное положение по сравнению с другими субъектами, имеющими право на обращение в Уставный суд Санкт-Петербурга, а именно с Губернатором Санкт-Петербурга, Законодательным Собранием Санкт-Петербурга, группой депутатов Законодательного Собрания, представительными органами местного самоуправления.

По мнению И.Н. Половцева, пункт 3, абзац пятый пункта 4 статьи 50, статья 79 Устава Санкт-Петербурга, пункт 5 статьи 15, пункт 4 статьи 18, пункт 4 статьи 20 и пункт 2 статьи 29 Закона Санкт-Петербурга "Об Уставном суде Санкт-Петербурга" в той части, в какой они устанавливают срок полномочий и предельный возраст пребывания в должности судьи для действующих судей Уставного суда Санкт-Петербурга, а также закрепляют возможность принятия решения о прекращении полномочий судьи Уставного суда Санкт-Петербурга Законодательным Собранием Санкт-Петербурга, а не Квалификационной коллегией судей Санкт-Петербурга, противоречат принципу разделения властей (статья 10 Конституции Российской Федерации) и нарушают его права, гарантированные статьями 19 (часть 1), 45 (часть 1) и 46 (часть 2) Конституции Российской Федерации.

Кроме того, И.Н. Половцев утверждает, что положения статьи 12, части 4 статьи 13, части 2 статьи 17, частей 1 и 3 статьи 27 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 года "О судебной системе Российской Федерации", пункта 1 статьи 19 Федерального закона от 14 марта 2002 года "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" и статьи 5, пункта 6 статьи 6, пункта 10 статьи 6.1, пунктов 1 и 4 статьи 11 Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 года "О статусе судей в Российской Федерации" не соответствуют статьям 17 (часть 1), 19 (части 1 и 2), 32 (часть 5), 37 (часть 1), 39 (части 1 и 2), 45, 46 (части 1 и 2), 47 (часть 1), 55 (часть 2), а также статьям 10, 15, 71, 118, 119, 120 и 121 Конституции Российской Федерации. По мнению заявителя, эти законоположения позволяют субъекту Российской Федерации определять срок полномочий судей конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации и предельный возраст их пребывания в должности без учета гарантий, связанных с уходом судьи в отставку; определять срок полномочий и предельный возраст судей конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации в зависимости от срока вступления в должность или так называемого созыва (состава); определять порядок внутренней деятельности, включая регламент, конституционного (уставного) суда в акте законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации; исключать квалификационные коллегии судей из участия в процедуре назначения и (или) прекращения (приостановления) полномочий судьи конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации; вводить новые по сравнению с действующим федеральным законодательством требования к кандидату в судьи конституционного (уставного) суда, основания наложения взысканий и прекращения (приостановления) полномочий судей конституционного (уставного) суда; сужать предмет ведения конституционного (уставного) суда по сравнению с установленным федеральным законодательством и тем самым ограничивать право граждан оспаривать соответствие конституции (уставу) субъекта Российской Федерации нормативных правовых актов субъекта Российской Федерации.

2. Согласно статье 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пункту 3 части первой статьи 3, статьям 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" жалоба гражданина на нарушение законом его конституционных прав и свобод допустима и может быть принята к рассмотрению Конституционным Судом Российской Федерации, если закон затрагивает конституционные права и свободы граждан и применен или подлежит применению в конкретном деле заявителя, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, применяющем закон.

По смыслу названных законоположений, конкретным является дело, в связи с которым судом или иным правоприменительным органом в рамках юрисдикционной или иной процедуры и на основе норм соответствующего закона разрешается вопрос, затрагивающий права и свободы заявителя, а также устанавливаются и (или) исследуются фактические обстоятельства (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 19 февраля 2004 года N 33-О по жалобе гражданина Ш.С. Мефтахутдинова).

Обращаясь в Конституционный Суд Российской Федерации, заявитель обязан приложить к жалобе копию официального документа, подтверждающего применение либо возможность применения оспариваемого закона при разрешении его конкретного дела, как того требует часть вторая статьи 96 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации". В случаях, если обращение в соответствии с требованиями данного Федерального конституционного закона не является допустимым или если по предмету обращения Конституционным Судом Российской Федерации ранее было вынесено решение, сохраняющее свою силу, Конституционный Суд Российской Федерации принимает решение об отказе в принятии обращения к рассмотрению (пункты 2 и 3 части первой статьи 43).

2.1. Как следует из представленных материалов, И.Н. Половцев в июне 2005 года обратился в Санкт-Петербургский городской суд с заявлением о признании Закона Санкт-Петербурга от 27 мая 2005 года "О внесении изменений и дополнений в Закон Санкт-Петербурга "Об Уставном суде Санкт-Петербурга" недействующим в целом по порядку принятия, а также о признании его отдельных положений не соответствующими федеральному законодательству. В заявлении он указывал, что введенная этим Законом новая редакция статей 14, 15, 17, 18, 20, 24, 29, 30 и 37 Закона Санкт-Петербурга "Об Уставном суде Санкт-Петербурга" нарушает предписания статей 1, 2, 3, 5, 6, 7, 8, 9, 11, 12, 13, 15, 27 и 29 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации", статей 1, 2, 4, 5, 6, 6.2, 9, 11, 12, 12.1, 13 и 14 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации", статей 1, 18, 19 и 22 Федерального закона "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации", а также статей 1, 3, 5, 7 и 18 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации".

Санкт-Петербургский городской суд, придя к выводу о том, что подлежащие применению при разрешении данного дела положения статьи 12 и части 4 статьи 13 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации", пункта 1 статьи 2, пункта 4 статьи 11 и статьи 14 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации", а также пункта 1 статьи 19 Федерального закона "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" - в той части, в какой они предусматривают возможность регулирования законами субъектов Российской Федерации вопросов, касающихся статуса судей конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации, - противоречат установленному Конституцией Российской Федерации разграничению полномочий между Российской Федерации и субъектами Российской Федерации в сфере организации судебной власти, а также принципу единства статуса судей и потому не соответствуют статьям 46, 71 (пункт "о"), 118, 120 и 121 Конституции Российской Федерации, приостановил производство по делу и направил в Конституционный Суд Российской Федерации запрос о проверке конституционности названных законоположений.

Конституционный Суд Российской Федерации, констатировав отсутствие в данном случае неопределенности в вопросе о соответствии оспариваемых норм Конституции Российской Федерации, а следовательно, и отсутствие оснований для вынесения предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" итогового решения в виде постановления, в Определении от 27 декабря 2005 года N 491-О указал, что положения статьи 12, части 4 статьи 13 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" и статьи 14 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации", позволяющие субъекту Российской Федерации вводить особые, дополнительные основания прекращения полномочий судьи конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации, а также порядок наделения полномочиями судей этого суда, отличающиеся от установленных Законом Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации", равно как и положения пункта 1 статьи 19 Федерального закона "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации", допускающие, что при установлении субъектом Российской Федерации особенностей порядка и оснований прекращения полномочий судьи конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации не предусматривается участие в данном процессе квалификационной коллегии судей субъекта Российской Федерации, не могут рассматриваться как противоречащие статьям 71 (пункт "о"), 118 (часть 3), 120 (часть 1) и 121 (часть 2) Конституции Российской Федерации, поскольку возможность установления субъектами Российской Федерации такого регулирования обусловлена особенностями правовой природы конституционных (уставных) судов как органов государственной власти субъектов Российской Федерации, функционирующих в системе органов государственной власти субъектов Российской Федерации на основе принципа разделения властей и самостоятельно осуществляющих конституционный (уставный) контроль, и не исключает обязанность субъектов Российской Федерации обеспечить при осуществлении законодательного регулирования в данной сфере соблюдение конституционных принципов разделения властей, самостоятельности и независимости судебной власти.

Конституционный Суд Российской Федерации также отметил, что не могут расцениваться как нарушающие предписания статей 71 (пункт "о"), 118 (часть 3) и 120 (часть 1) Конституции Российской Федерации и положения пункта 4 статьи 11 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации", допускающие установление законами субъектов Российской Федерации срока полномочий и предельного возраста пребывания в должности судьи для судей конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации, отличающихся от установленных для судей федеральных судов, поскольку право субъекта Российской Федерации самостоятельно решать эти вопросы, также обусловленное особенностями правовой природы конституционных (уставных) судов, предполагает одновременно и обязанность субъекта Российской Федерации вводить такой срок полномочий и предельный возраст пребывания в должности судьи, которые гарантировали бы эффективное осуществление правосудия, соблюдение конституционных принципов независимости и несменяемости судей, а также обеспечивать надлежащие условия материального (социального) обеспечения судей при уходе в отставку.

Поскольку данное решение Конституционного Суда Российской Федерации и выраженные в нем правовые позиции сохраняют свою силу, жалоба И.Н. Половцева в части, касающейся проверки конституционности положений статьи 12, части 4 статьи 13 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации", пункта 1 статьи 19 Федерального закона "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" и пункта 4 статьи 11 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации", не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

2.2. Что касается иных оспариваемых положений названных федеральных законов, а также положений пункта 5 статьи 15, пункта 4 статьи 18, пункта 4 статьи 20 и пункта 2 статьи 29 Закона Санкт-Петербурга "Об Уставном суде Санкт-Петербурга", то определения Санкт-Петербургского городского суда о принятии заявления И.Н. Половцева к производству и о приостановлении производства по делу в связи с направлением запроса в Конституционный Суд Российской Федерации сами по себе не могут служить достаточным подтверждением возможности применения этих положений в его деле. Из текста определений Санкт-Петербургского городского суда не ясно, какие из оспариваемых законоположений и как именно будут применены судом в деле заявителя и может ли такое применение привести к нарушению его конституционных прав.

Кроме того, как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях, жалоба гражданина не может быть принята им к рассмотрению, если производство по его делу в суде общей юрисдикции или арбитражном суде не завершено, - при таких условиях рассмотрение жалобы Конституционным Судом Российской Федерации предрешало бы выводы суда; Конституция Российской Федерации (статьи 118, 125 и 126) не допускает подмены судопроизводства по гражданским, административным или уголовным делам конституционным судопроизводством, в том числе при решении вопроса о том, какой закон и каким образом должен быть применен в конкретном деле (определения от 1 июля 1998 года N 113-О по жалобе гражданина М.П. Горбунова на нарушение его конституционных прав статьей 12 Федерального закона "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации", от 11 марта 1999 года N 10-О по делу о проверке конституционности статьи 21 Закона Российской Федерации "О государственной тайне").

Среди представленных заявителем материалов отсутствуют документы, подтверждающие применение либо возможность применения в его деле положений пункта 3, абзаца пятого пункта 4 статьи 50, статьи 79 Устава Санкт-Петербурга, регламентирующих срок полномочий судей Уставного суда Санкт-Петербурга, предельный возраст пребывания в должности и порядок прекращения полномочий судьи Уставного суда Санкт-Петербурга. Представленными документами не подтверждается также, что названными положениями Устава Санкт-Петербурга и Закона Санкт-Петербурга "Об Уставном суде Санкт-Петербурга", равно как и оспариваемыми положениями Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации", Федерального закона "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации") и Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" затрагиваются конституционные права и свободы заявителя.

Следовательно, жалоба И.Н. Половцева в части, касающейся проверки конституционности части 2 статьи 17, частей 1 и 3 статьи 27 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации") и статьи 5, пункта 6 статьи 6, пункта 10 статьи 6.1, пункта 1 статьи 11 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации", а также пункта 3, абзаца пятого пункта 4 статьи 50, статьи 79 Устава Санкт-Петербурга, пункта 5 статьи 15, пункта 4 статьи 18, пункта 4 статьи 20 Закона Санкт-Петербурга "Об Уставном суде Санкт-Петербурга", не может быть признана допустимой и принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

2.3. Оспаривая конституционность абзаца третьего пункта 5 статьи 50 Устава Санкт-Петербурга, пункта 3 статьи 30 и подпункта 5 пункта 1 статьи 37 Закона Санкт-Петербурга "Об Уставном суде Санкт-Петербурга", И.Н. Половцев указывает, что Уставный суд Санкт-Петербурга прекратил производство по делам по его жалобам о проверке соответствия Уставу Санкт-Петербурга положений пункта 7 постановления Правительства Санкт-Петербурга от 18 ноября 2003 года N 41 "О формировании исполнительных органов государственной власти Санкт-Петербурга" и пунктов 1.2, 1.3 и 4.1 Положения об администрации района Санкт-Петербурга, утвержденного постановлением Правительства Санкт-Петербурга от 23 декабря 2003 года N 128 "Об администрациях районов Санкт-Петербурга" (определение от 13 июля 2005 года N 133-2), положений постановления Правительства Санкт-Петербурга от 25 декабря 1998 года N 40 "О границах административных районов Санкт-Петербурга" и распоряжения Губернатора Санкт-Петербурга от 21 июня 1999 года N 584-р "Об уточнении границ административных районов Санкт-Петербурга, не имеющих общих границ с Ленинградской областью" (определение от 13 июля 2005 года N 134-2), а также приказа комитета по транспорту Администрации Санкт-Петербурга от 29 июня 1998 года N 233 "Об утверждении Правил пользования Петербургским метрополитеном" (определение от 13 июля 2005 года N 137-3). Мотивируя свои решения, Уставный суд Санкт-Петербурга сослался на положения абзацев второго и третьего пункта 5 статьи 50 Устава Санкт-Петербурга (в редакции Закона Санкт-Петербурга от 12 июля 2005 года), в силу которых проверка соответствия Уставу Санкт-Петербурга иных, помимо законов Санкт-Петербурга, нормативных правовых актов органов государственной власти Санкт-Петербурга и нормативных правовых актов органов местного самоуправления в Санкт-Петербурге может осуществляться только по обращениям Губернатора Санкт-Петербурга, Законодательного Собрания Санкт-Петербурга, групп депутатов Законодательного Собрания численностью не менее пяти человек, представительных органов местного самоуправления в Санкт-Петербурге.

Между тем, вопреки утверждению заявителя, нет оснований полагать, что установленное оспариваемыми нормами регулирование создает непреодолимые препятствия для реализации им права на обращение в государственные органы, в том числе в компетентный суд, а также права на судебную защиту и противоречит требованиям статей 19 (части 1 и 2), 33, 46, 47 и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации.

Переход в связи с изменением конституции (устава) субъекта Российской Федерации от законодательной модели, включающей полномочие конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации осуществлять по жалобам граждан проверку соответствия нормативных правовых актов субъекта Российской Федерации его конституции (уставу) в порядке так называемого абстрактного нормоконтроля, к законодательной модели конкретного нормоконтроля, при котором конституционный (уставный) суд субъекта Российской Федерации по обращениям граждан рассматривает дела о соответствии конституции (уставу) субъекта Российской Федерации лишь законов субъекта Российской Федерации, примененных или подлежащих применению в конкретном деле, является конституционно допустимым. Как следует из статей 4, 17 и 27 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации", конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации входят в судебную систему Российской Федерации как суды субъектов Российской Федерации; они могут создаваться субъектами Российской Федерации для рассмотрения вопросов соответствия законов субъекта Российской Федерации, нормативных правовых актов органов государственной власти субъекта Российской Федерации, органов местного самоуправления субъекта Российской Федерации конституции (уставу) субъекта Российской Федерации, а также для толкования конституции (устава) субъекта Российской Федерации; решение вопроса о необходимости создания такого суда является прерогативой субъекта Российской Федерации, и субъекты Российской Федерации самостоятельно определяют порядок организации и деятельности данных судов, в том числе их компетенцию, с учетом федерального регулирования и правовой природы этого судебного института.

Изменение компетенции Уставного суда Санкт-Петербурга само по себе не может рассматриваться как лишающее граждан, в том числе заявителя, права на доступ к правосудию или препятствующее его реализации, поскольку в условиях действующего нормативно-правового регулирования гражданам гарантированы иные механизмы судебной защиты их прав.

Так, если гражданин считает, что нормами закона или иного нормативного правового акта субъекта Российской Федерации нарушаются его права, он вправе обратиться за защитой нарушенных прав в суд общей юрисдикции или арбитражный суд (при соблюдении правил о подсудности и подведомственности). Выявление и устранение фактов нарушений конституций (уставов) и законов субъектов Российской Федерации может быть осуществлено этими судами, которые не только вправе отменять незаконные правоприменительные решения, нарушающие права граждан, но и признавать недействующими нормативно-правовые предписания, противоречащие федеральному закону, основным учредительным актам и законодательству субъектов Российской Федерации, если это не отнесено к компетенции конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 30 апреля 1997 года N 7-П по делу о проверке конституционности Указа Президента Российской Федерации от 2 марта 1996 года N 315 "О порядке переноса срока выборов в законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Российской Федерации", Закона Пермской области "О проведении выборов депутатов Законодательного Собрания Пермской области" и части 2 статьи 5 Закона Вологодской области "О порядке ротации состава депутатов Законодательного Собрания Вологодской области"). Гражданин, считающий, что законом субъекта Российской Федерации нарушаются его конституционные права, вправе обратиться за защитой нарушенного права в Конституционный Суд Российской Федерации при условии, что этот закон применен либо подлежит применению при разрешении конкретного дела заявителя.

Следовательно, при отсутствии в компетенции конституционного (уставного) суда того или иного полномочия пробел в механизме судебной защиты прав и свобод граждан не возникает. Право на судебную защиту обеспечивается всеми судами в соответствии с их компетенцией, устанавливаемой Конституцией Российской Федерации и законодательством.

Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях неоднократно указывал, что из статьи 46 Конституции Российской Федерации, закрепляющей право каждого на судебную защиту его прав и свобод, в том числе на судебное обжалование решений и действий (или бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц, не следует возможность выбора гражданином по своему усмотрению любых способов и процедур судебной защиты. Конституция Российской Федерации непосредственно не устанавливает какой-либо определенный порядок судебной проверки нормативных правовых актов по заявлениям заинтересованных лиц. Конституционное право на судебную защиту, в частности, не означает возможность обжаловать в судебном порядке акты нормативного характера, не подлежащие применению в конкретном деле заявителя. Гражданин может защитить свои права не путем оспаривания нормативных правовых актов определенной юридической силы, а обжалуя основанные на них иные решения и действия (бездействие) органов власти и должностных лиц, и для федеральных судов при разрешении конкретного дела не имеется препятствий для непосредственного применения норм конституции (устава) соответствующего субъекта Российской Федерации.

Таким образом, положения абзаца третьего пункта 5 статьи 50 Устава Санкт-Петербурга, пункта 3 статьи 30 и подпункта 5 пункта 1 статьи 37 Закона Санкт-Петербурга "Об Уставном суде Санкт-Петербурга" не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя, гарантированные статьями 19 (части 1 и 2), 33, 46, 47 (часть 1) и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации, а потому его жалоба в этой части также не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктами 2 и 3 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Половцева Игоря Николаевича, поскольку они не отвечают требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба признается допустимой, а также поскольку по предмету обращения Конституционным Судом Российской Федерации вынесено решение, сохраняющее свою силу.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данным жалобам окончательно и обжалованию не подлежит.



Председатель Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин


Судья-секретарь Конституционного Суда
Российской Федерации

Ю.М. Данилов



Определение Конституционного Суда РФ от 2 февраля 2006 г. N 20-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Половцева Игоря Николаевича на нарушение его конституционных прав положениями статей 50 и 79 Устава Санкт-Петербурга, статей 15, 18, 20, 29, 30 и 37 Закона Санкт-Петербурга "Об Уставном суде Санкт-Петербурга", а также отдельными положениями Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации", Федерального закона "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" и Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации"


Текст Определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.