Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 8 февраля 2006 г. N 5-Г05-141 Суд оставил в силе решение квалификационной коллегии судей о прекращении полномочий судьи, поскольку приведенные в нем факты нашли свое подтверждение и свидетельствуют о наличии в действиях судьи дисциплинарного проступка

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ
от 8 февраля 2006 г. N 5-Г05-141


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 8 февраля 2006 г. дело по заявлению М.А.А. об отмене решения квалификационной коллегии судей г. Москвы от 15 июня 2005 г. о привлечении его к дисциплинарной ответственности в виде досрочного прекращения полномочий судьи Дорогомиловского межмуниципального (районного) суда ЗАО г. Москвы, по кассационным жалобам заявителя и его представителя на решение Московского городского суда от 29 сентября 2005 г., которым отказано в удовлетворении заявленного Меликовым А.А. требования.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации С.В.Н., объяснения М.А.А. и его представителя адвоката П.А.И., представителя квалификационной коллегии судей г. Москвы Х.Г.В., председателя коллегии С.Н.А., судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

М.А.А. являлся судьей Дорогомиловского межмуниципального (районного) суда ЗАО г. Москвы с сентября 1997 г.

Председатель Московского городского суда 22 сентября 2004 года и 3 декабря 2004 г. направил в квалификационную коллегию судей г. Москвы (далее ККС г. Москвы) представление и дополнение к представлению о привлечении судьи М.А.А. к дисциплинарной ответственности в связи с совершением им дисциплинарного проступка, выразившегося в грубом нарушении действующего законодательства и прав участников процесса, сознательном пренебрежении интересами правосудия, умалении авторитета судебной власти и подрыве доверия общества к судебной системе.

Решением квалификационной коллегии судей г. Москвы от 8 декабря 2005 года М.А.А. был привлечен к дисциплинарной ответственности с наложением дисциплинарного взыскания в виде досрочного прекращения полномочий судьи.

Решением Московского городского суда от 26 мая 2005 г. указанное решение квалификационной коллегии судей было отменено по жалобе М.А.А.

Основанием для отмены решения ККС г. Москвы от 8 декабря 2005 г. послужило нарушение квалификационной коллегией судей г. Москвы порядка рассмотрения представления о привлечении судьи М.А.А. к дисциплинарной ответственности.

Согласившись с выводами суда о нарушении порядка рассмотрения 8 декабря 2004 г. представления о привлечении судьи М.А.А. к дисциплинарной ответственности, а также, принимая во внимание, что представление о привлечении судьи М.А.А. к дисциплинарной ответственности лицом, его внесшим, не отозвано, квалификационная коллегия судей г. Москвы пришла к выводу об отмене решения от 8 декабря 2004 года в отношении М.А.А. и на своем заседании 15 июня 2005 г. вновь рассмотрела представление председателя Московского городского суда о привлечении судьи М.А.А. к дисциплинарной ответственности.

Решением квалификационной коллегии судей г. Москвы от 15 июня 2005 г. судья Дорогомиловского межмуниципального (районного) суда ЗАО г. Москвы привлечен к дисциплинарной ответственности и в соответствии с ч. 1 ст. 12-1 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации" к нему применено дисциплинарное взыскание в виде досрочного прекращения полномочий судьи с 15 июня 2005 г. с лишением 4-го квалификационного класса.

Считая данное решение незаконным и необоснованным, М.А.А. обратился в суд с жалобой об его отмене.

В судебном заседании М.А.А. поддержал изложенные в жалобе доводы.

Председатель квалификационной коллегии судей г. Москвы С.Н.А. просил отказать в удовлетворении требований, полагая их необоснованными.

Решением Московского городского суда от 29 сентября 2005 г. в удовлетворении жалобы М.А.А. отказано.

В кассационных жалобах М.А.А. и его представитель просят указанное решение суда отменить, и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новое решение об удовлетворении заявленных требований.

В обоснование жалоб приводятся утверждения о многочисленных процессуальных нарушениях, допущенных судом, и несоответствии сделанных им выводов установленным по делу обстоятельствам.

Проверив материалы дела, в том числе приобщенные материалы квалификационной коллегии судей г. Москвы, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит решение Московского городского суда, постановленное по данному делу, подлежащим оставлению без изменения по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 12.1 Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 года N 3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации" (в ред. Закона РФ от 14.04.1993 г. N 4791-1; Указа Президента РФ от 24.12.1993 г. N 2288; Федеральных законов от 21.06.1995 г. N 91-ФЗ, от 17.07.1999 г. N 169-ФЗ, от 20.06.2000 г. N 89-ФЗ, от 15.12.2001 г. N 169-ФЗ, от 22.08.2004 г. N 122-ФЗ, от 05.04.2005 г. N 33-ФЗ, с изм., внесенными Постановлением ВС РФ от 14.04.1993 г. N 4792-1) за совершение дисциплинарного проступка (нарушение норм настоящего Закона, а также положений кодекса судейской этики, утверждаемого Всероссийским съездом судей) на судью, за исключением судей Конституционного Суда Российской Федерации, может быть наложено дисциплинарное взыскание в виде: предупреждения и досрочного прекращения полномочий судьи.

Решение о наложении на судью дисциплинарного взыскания принимается квалификационной коллегией судей, к компетенции которой относится рассмотрение вопроса о прекращении полномочий этого судьи на момент принятия решения.

В соответствии со статьями 3, 14 Федерального закона от 14 марта 2002 года N 30-ФЗ "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" (в ред. Федеральных законов от 04.07.2003 г. N 96-ФЗ, от 14.08.2004 г. N 100-ФЗ, от 05.04.2005 г. N 33-ФЗ) квалификационные коллегии судей субъектов Российской Федерации являются одними из органов судейского сообщества в Российской Федерации, и их деятельность регулируется актами (регламентами, положениями), принимаемыми этими органами.

Квалификационные коллегии судей осуществляют свою деятельность в соответствии с положением о порядке работы квалификационных коллегий судей, утверждаемым Высшей квалификационной коллегией судей Российской Федерации.

Являясь органом судейского сообщества, в силу положений статьи 5 Федерального закона от 14 марта 2002 года N 30-ФЗ "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" квалификационные коллегии судей осуществляют свою деятельность коллегиально, гласно, при неукоснительном соблюдении принципов независимости судей и невмешательства в судебную деятельность.

Как установлено судом, решением квалификационной коллегии судей г. Москвы от 15 июня 2005 г. было отменено ранее состоявшееся решение коллегии от 8 декабря 2004 г. в отношении М.А.А.

Этим же решением М.А.А. - судья Дорогомиловского межмуниципального (районного) суда ЗАО г. Москвы был привлечен к дисциплинарной ответственности и к нему применено дисциплинарное взыскание в виде досрочного прекращения полномочий судьи с лишением четвертого квалификационного класса судьи.

Отказывая М.А.А. в удовлетворении его заявления об отмене данного решения квалификационной коллегии судей г. Москвы, суд указал, что при рассмотрении представления о привлечении М.А.А. к дисциплинарной ответственности коллегией были соблюдены все требования закона, регулирующего порядок рассмотрения представленных материалов и принятия по ним решения.

При этом квалификационная коллегия располагала сведениями, подтверждающими обстоятельства совершения проступка, и данных, характеризующих судью.

Удовлетворяя представление о прекращении полномочий судьи М.А.А., квалификационная коллегия пришла к выводу о том, что приведенные в нем факты нашли свое подтверждение и свидетельствуют о наличии в действиях судьи дисциплинарного проступка.

С выводом Московского городского суда о том, что решение квалификационной коллегии судей основано на исследованных в судебном заседании материалах дела и требованиях закона, следует согласиться по следующим основаниям.

Согласно статье 3 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации" судья обязан неукоснительно соблюдать Конституцию Российской Федерации и другие законы.

В соответствии со ст.ст. 2 и 4 Кодекса судейской этики, утвержденного VI Всероссийским съездом судей 2 декабря 2004 года, исполнение обязанностей по осуществлению правосудия является основной задачей судьи и имеет приоритетное значение в его деятельности.

Судья при исполнении своих обязанностей по осуществлению правосудия должен исходить из того, что защита прав и свобод человека и гражданина определяет смысл и содержание деятельности органов судебной власти.

Судья должен добросовестно исполнять свои профессиональные обязанности и принимать все необходимые меры для своевременного рассмотрения дел и материалов.

Как усматривается из представления председателя Московского городского суда, основанием для привлечения М.А.А. к дисциплинарной ответственности послужили систематические грубые нарушения требований закона, совершенные им за период работы в качестве судьи с момента наделения соответствующими полномочиями.

В качестве таких нарушений квалификационной коллегией признано следующее.

В производстве судьи М.А.А. находилось уголовное дело в отношении П.А.А., который обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ст. 264 ч. 3 УК РФ (нарушение П.А.А. как лицом, управляющим автомобилем, Правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть четырех человек).

Постановлениями от 12 мая и от 19 мая 2004 года судья М.А.А. прекратил уголовное преследование в части причинения П.А.А. по неосторожности смерти соответственно Н.О.Б. и Л.А.В. в связи с примирением сторон (ст. 25 УПК РФ). В остальной части судья М.А.А. постановил продолжить рассмотрение уголовного дела.

Статья 25 УПК РФ может быть применена судом только в том случае, если обвиняемый примирился с потерпевшим и загладил причиненный ему вред.

Принимая во внимание, что П.А.А. обвинялся в совершении преступления, следствием которого стало причинение смерти нескольким лицам, то они в силу ст. 42 УПК РФ являлись потерпевшими по настоящему уголовному делу.

В силу части 8 статьи 42 УПК РФ одному из близких родственников потерпевшего, которому причинена смерть в результате преступления, переходят права такого потерпевшего.

Судом в этой связи отмечено, что действительно ли подсудимый загладил вред, причиненный Н.Д.Б. и Л.Т.В. (родственникам погибших) и насколько выбранный подсудимым способ заглаживания причиненного им вреда соответствует целям уголовного судопроизводства, судья М.А.А. тщательно не проверял.

Правильно судом отмечено, что по смыслу статьи 25 УПК РФ при примирении сторон возможно прекращение уголовного дела только в целом, а не в какой-либо его части. В соответствии с ч. 2 ст. 27 УПК РФ уголовное преследование в отношении лица прекращается по основанию, предусмотренному статьей 25 УПК РФ, лишь в случае прекращения уголовного дела по этому основанию.

Постановив прекратить не собственно уголовное дело, а только уголовное преследование П.А.А., и не в целом, а лишь в части в отношении двух из четырех погибших человек, судья М.А.А. грубо нарушил требования уголовно-процессуального закона.

Оценивая приведенные выше обстоятельства рассмотрения данного дела судьей М.А.А., квалификационная коллегия обоснованно указала, что М.А.А. имеет значительный стаж работы судьей, в связи с чем он не мог не знать указанное выше положение. Несмотря на это, гибель потерпевших по данному уголовному делу судья проигнорировал, и вынес заведомо незаконные постановления о частичном прекращении уголовного преследования.

С указанными суждениями суда следует согласиться.

Судом принято во внимание, что с учетом указанных обстоятельств, кассационная инстанция 15 ноября 2004 г. отменила принятые судьей М.А.А. постановления и вынесла в его адрес два частных определения.

Проверив указанные обстоятельства, суд обоснованно согласился с выводом квалификационной коллегии о том, что М.А.А. либо сознательно нарушал нормы уголовно-процессуального законодательства, либо не изучал действующее законодательство и не применял его, что свидетельствует о недобросовестном исполнении своих профессиональных обязанностей и посягает на авторитет судебной власти.

Квалификационной коллегией также были установлены нарушения закона судьей М.А.А. при рассмотрении уголовного дела по обвинению М.А.С. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 213 УК РФ, что выразилось в фактическом нежелании судьей рассматривать данное дело по существу.

Рассматривая данное обстоятельство, суд согласился с указанной оценкой, отметив, что судья М.А.А. вместо отправления правосудия по этому уголовному делу и вынесения по нему законного и обоснованного приговора, назначил по делу предварительное слушание исключительно с целью его прекращения за примирением сторон, для чего, грубо нарушая закон, вынес постановление о принудительном доставлении потерпевших в предварительное судебное заседание, чем нарушил их права и законные интересы.

11 августа 2003 года судья М.А.А. разъяснил гр. С.С.Г. ее право на примирение с обвиняемым, однако, после того, как С.С.Г. заявила о том, что у нее нет доверенности на представление интересов ООО "Фирма БАРС" в суде, судья М.А.А. отложил предварительное слушание дела на 28 августа 2003 года.

После этого 13 августа 2003 года судья М.А.А. написал письмо в адрес генерального директора ООО "Фирма БАРС" с просьбой выдать соответствующую доверенность на имя С.С.Г.

Одновременно, 11 августа 2003 года судья М.А.А. вынес новое незаконное постановление о принудительном приводе потерпевшего К.С.А., не явившегося в данное заседание.

28 августа 2003 года после убедительного разъяснения судьей М.А.А. потерпевшим их права на примирение с подсудимым, от представителя ООО "Фирма БАРС" и К.С.А. поступили заявления, датированные тем же 28 августа 2003 года (то есть днем проведения предварительного слушания), о примирении, после чего судья М.А.А. без исследования всех значимых для прекращения дела обстоятельств вынес постановление о прекращении производства в отношении М.А.С. за примирением сторон.

Оценивая действия судьи при рассмотрении данного уголовного дела, квалификационная коллегия обоснованно указала в своем решении, что в процессе производства по этому уголовному делу судья М.А.А. фактически выступил на стороне защиты и на протяжении практически двух месяцев мирил потерпевших с подсудимым.

Следует согласиться и с выводом суда о том, что в силу ст. 15 УПК РФ уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон; функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга; суд не выступает на стороне обвинения или стороне защиты; стороны обвинения и защиты равноправны перед судом.

Квалификационной коллегией также обращено внимание на то, что на момент прекращения производства по делу М.А.С. имел неснятую и непогашенную судимость по статьям 103, 218 УК РСФСР.

Между тем, при наличии у подсудимого неснятой и непогашенной судимости прекращение производства по делу по такому основанию законом (ст. 25 УПК РФ, ст. 76 УК РФ) не допускается. Грубое нарушение судьей М.А.А. положений закона было устранено в кассационном порядке по представлению прокурора.

Доводы судьи М.А.А. о якобы имевшем место противоречии законодательства РФ по вопросу о возможности прекращения уголовного дела в отношении ранее судимого лица, изложенные как в заседании квалификационной коллегии, так и в судебном заседании, несостоятельны, поскольку статья 25 УПК РФ предусматривает возможность прекращения уголовного дела лишь в случае, установленном в статьей 76 УК РФ, предусматривающей возможность прекращения уголовного дела только в отношении лица, совершившего преступление впервые.

Указанные суждения, по мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, заслуживают соответствующего внимания и должной оценки.

По смыслу статей 46-52, 118, 120 и 123 Конституции Российской Федерации и корреспондирующих им статей 6 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, суд как орган правосудия призван обеспечивать в судебном разбирательстве соблюдение требований, необходимых для вынесения правосудного, т.е. законного, обоснованного и справедливого решения по делу, и принимать меры к устранению препятствующих этому обстоятельств.

Также судья М.А.А. проявил явную настойчивость в разъяснении права на примирение с обвиняемым другому потерпевшему А. В рамках предварительного слушания в заседании от 12 мая 2004 г. он стал разъяснять А. право на примирение несмотря на то, что еще в предыдущем судебном заседании от 28 апреля 2004 г. от примирения с обвиняемым А. отказался, заявив, что примиряться с обвиняемым он не желает, считает, что его следует судить и назначить наказание по закону.

Сходные грубые нарушения закона были допущены и по другому уголовному делу в отношении Б.С.В., которое также находилось в производстве судьи М.А.А.

5 сентября 2003 г. судья М.А.А. постановил прекратить производство по данному уголовному делу в связи с примирением сторон, сославшись на то, что в судебном заседании потерпевшая Ф.Ш.У. заявила ходатайство о прекращении уголовного дела за примирением сторон, поскольку материальный ущерб и моральный вред ей заглажен.

При этом, факт неполного возмещения потерпевшей причиненного вреда по состоянию на 5 сентября 2003 г. по существу признан и самим судьей М.А.А. в его собственном постановлении о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон.

В дальнейшем соответствующие денежные средства выплачивались Ф.Ш.У. не самим Б.С.В., а фирмой ЗАО "Мега-Транс" на основании мирового соглашения от 21 августа 2003 г., заключенного между фирмой ЗАО "Мега-Транс" и представителем Ф.Ш.У.

Судом правильно указано, что при таких данных и, принимая во внимание требования статьи 25 УПК РФ и ст. 76 УК РФ, законных оснований для прекращения производства по этому уголовному делу у судьи М.А.А. не имелось. Соответствующее постановление судьи отменено судом кассационной инстанции, в отношении судьи М.А.А. вынесено частное определение. В дальнейшем по делу был постановлен обвинительный приговор в отношении Б.С.В. и разрешен вопрос о гражданских исках.

Аналогичные нарушения были допущены им и по иным делам: по обвинению К.С.Ю., К.В.И., Г.Р.В., С.П.А., С.Д.В., Ф.В.А., а также С.И.И., С.Д.И., В.Ю.И.

Анализируя приведенные примеры, судом обоснованно отмечена правильная правовая оценка, данная им квалификационной коллегией в обжалуемом заявителем решении.

Объективно установлено, что М.А.А. требования уголовно-процессуального законодательства не соблюдал и свои обязанности добросовестно не исполнял, не принимал все необходимые меры для своевременного рассмотрения уголовных дел. Результатом его деятельности явилось нарушение прав и свобод граждан. Уголовные дела по существу рассмотрены не были, не были установлены объективные обстоятельства происшедшего. По ряду дел подсудимые на следствии виновными себя вообще не признавали. Так, по делу по обвинению С.И.И., С.Д.И., В.Ю.И. предъявленное обвинение не признавали все трое обвиняемых.

Квалификационная коллегия обоснованно отметила в решении, что целый ряд заявлений потерпевших о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) за примирением сторон по различным уголовным делам выполнены однотипно, с использованием одной манеры письма и фактически совпадающего текста; построены одинаково; носят по существу идентичный характер; различаясь только фамилиями подсудимых и потерпевших, а также наименованиями уголовных дел.

Указанные обстоятельства были выявлены квалификационной коллегией по уголовным делам по обвинению М.А.С. (заявление от потерпевшего К.С.А.); по обвинению Г.Р.В., С.П.А., С.Д.В., Ф.В.А. (заявление от потерпевшей П.О.А.); по обвинению К.В.И. (заявления от потерпевших К.Е.Н., Б.С.А., Б.П.Г., М.Г.Б.); по обвинению К.С.Ю. (заявления от потерпевших Ч.Р.А. и Б.А.В.); по обвинению Б.С.В. (заявление от потерпевшей Ф.Ш.У.) и подтверждаются материалами указанных уголовных дел, которые были предметом рассмотрения коллегии, а копии протоколов, судебных постановлений и других документов приобщены к материалам дела, находящегося в производстве коллегии по представлению председателя Московского городского суда в отношении М.А.А.

Проверялся судом и вывод квалификационной коллегии судей о том, что с грубыми и очевидными нарушениями требований закона (ст. 43 УК РФ) назначались М.А.А. наказания по ряду уголовных дел.

Так, приговором судьи М.А.А. был осужден гр. Х.Н.В. по ст. 105 ч. 1 УК РФ и ему назначено с применением ст. 64 УК РФ наказание в виде 4 лет лишения свободы. Между тем, Х.Н.В. ранее судим по ст.ст. 108 ч. 2, 145, 247 п. "а" УК РСФСР, судимость не погашена, а в его действиях сам суд усмотрел особо опасный рецидив.

Гр. Б.Л.А., ранее судимый по п.п. "а, б, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, осужден судьей М.А.А. по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 158 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы.

Гр. Щ.М.В. осужден по ч. 3 ст. 30, п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года несмотря на то, что ранее осуждался за аналогичные преступления.

Оценивая указанные выше действия судьи, квалификационная коллегия обоснованно указала в решении, что при назначении наказания суд обязан учитывать положения статьи 43 УК РФ, устанавливающей, что наказание есть мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда. Наказание применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и заключается в предусмотренных настоящим Кодексом лишении или ограничении прав и свобод этого лица (ч. 1); наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений (ч. 2 ст. 43 УК РФ). Данные требования закона при назначении наказания судьей не учитывались.

Вместе с тем, по мнению кассационной коллегии, в вину М.А.А. необоснованно было поставлено вынесение приговоров в отношении граждан ближнего зарубежья, предусматривающих условные наказания с испытательным сроком, по тем мотивам, что в случае их выезда по месту жительства они фактически наказания не понесли.

Оценивая профессиональную работу М.А.А., суд согласился с тем, что им допускались случаи грубых нарушений требований как материального, так и процессуального законодательства.

Им был вынесен приговор в отношении А.В.М. и Е.Л.Е. по обвинению их по п. "а" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы без конфискации имущества, что санкцией данной статьи не предусматривалось.

Так, из материалов дела ККС усматривается, что в производстве судьи М.А.А. находилось уголовное дело в отношении гр. А.К.М. Постановлением судьи от 8.08.2001 г. данное уголовное дело направлено по подсудности в Замоскворецкий межмуниципальный (районный) суд г. Москвы. Данное постановление судьи М.А.А. отменено 4.10.2001 г. в порядке надзора, в отношении судьи М.А.А. вынесено частное постановление.

Принимая решение о направлении дела по подсудности, судья М.А.А. грубо нарушил требования ст. 45 УПК РСФСР, продолжив спор о подсудности. Настоящее дело ранее уже рассматривалось Президиумом Московского городского суда, постановлением которого от 26.07.2001 г. оно было направлено в Дорогомиловский межмуниципальный (районный) суд г. Москвы для рассмотрения по существу. Между тем, судья М.А.А. указания Президиума Московского городского суда не выполнил, положения ст. 380 УПК РСФСР проигнорировал и принял вышеприведенное постановление в нарушение требований закона, в результате чего это уголовное дело на протяжении длительного периода времени оставалось нерассмотренным по вине судьи М.А.А.

Вместе с тем, признавая обоснованными приведенные судом выводы в отношении имевших место нарушений со стороны судьи М.А.А., кассационная инстанция полагает неверным суждение суда относительно дела по обвинению гр. З.Г.В.

Сам по себе факт отмены частного постановления президиума Московского городского суда в отношении судьи М.А.А. определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 16.08.2000 г. как не основанного на законе имеет непосредственное значение и это обстоятельство не могло не иметь правового значения для квалификационной коллегии, а также суда.

Ошибочными следует признать выводы квалификационной коллегии и суда, сделанные в отношении М.А.А. в связи с уголовным делом по обвинению гр. Р.С.М.

Нельзя согласиться и с утверждением суда о том, что "примирение подсудимого с родственниками человека, погибшего в результате нарушения этим подсудимым Правил дорожного движения, основанием для применения ст. 25 УПК РФ не является".

Вместе с тем, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что вывод суда об обоснованности привлечения судьи М.А.А. к дисциплинарной ответственности по решению квалификационной коллегии судей г. Москвы следует признать правильным.

В ходе судебного разбирательства нашло подтверждение то обстоятельство, что им допускались нарушения законодательства Российской Федерации с самого начала своей профессиональной деятельности в качестве судьи.

При таких обстоятельствах следует согласиться с мнением суда о том, что квалификационная коллегия судей г. Москвы с учетом характера и тяжести совершенных судьей М.А.А. проступков и причиненного им ущерба авторитету судебной власти обоснованно применила к судье М.А.А. дисциплинарное взыскание в виде досрочного прекращения полномочий судьи с лишением его четвертого квалификационного класса.

С учетом изложенного, постановленное по делу решение Московского городского суда является законным и обоснованным, в связи с чем подлежащим оставлению без изменения.

Доводы кассационных жалоб не могут быть признаны состоятельными по следующим основаниям.

Судом не установлено процессуальных нарушений проведения заседания квалификационной коллегии судей г. Москвы от 15 июня 2005 г. Являясь органом судейского сообщества, коллегия в своей работе не руководствуется процессуальными нормами гражданского или уголовного законодательства, так как эти вопросы решены нормами иного законодательства.

Судом правильно обращено внимание и на то обстоятельство, что относительно сроков привлечения судьи к дисциплинарной ответственности положения ст. 193 Трудового кодекса Российской Федерации не применимы.

Не нашла подтверждения и ссылка М.А.А. на то, что поводом к прекращению его полномочий явилось предвзятое отношение к нему председателя Московского городского суда, а также организационные преобразования судов "межмуниципальных" в районные суды г. Москвы.

Иные доводы кассационных жалоб не могут быть приняты во внимание как не имеющие правового значения по делу.

При таких обстоятельствах, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Московского городского суда от 29 сентября 2005 г. оставить без изменения, кассационные жалобы М.А.А. и его представителя адвоката П.А.И. - без удовлетворения.

Из мотивировочной части указанного решения суда исключить: суждения, касающиеся сделанных квалификационной коллегией судей г. Москвы выводов в связи с уголовными делами гр. З.Г.В. и гр. Р.С.М., а также вывод суда о том, что "примирение подсудимого с родственниками человека, погибшего в результате нарушения этим подсудимым Правил дорожного движения, основанием для применения ст. 25 УПК РФ не является".



Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 8 февраля 2006 г. N 5-Г05-141


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.